Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия: �гра вне съёмок
Форум проектов Fantasy Fanart & Magic World > Творчество > Фанфики > Real People Fanfiction
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5
Viole2xta
Название: �гра вне съёмок
Автор: Viole2xta
Email: Viole2xta@gmail.com
Бета: Klodia
Рейтинг: NC-17
Направленность: Слэш
Пейринг: основной - Дэниэл Джейкоб Редклифф/ Томас Эндрю Фелтон, Роберт Паттисон/ Томас Эндрю Фелтон, Дэниэл Алан Редклифф/Роберт Паттисон. Второстепенный – большинство возможных пейрингов из Гарри Поттера.
Размер: Макси
Жанр: Произведение о реальных людях (real people fiction)? RPS
Статус: В процессе
Описание: актёры фильма о Гарри Потере на досуге попивают пиво, отдыхают от работы, и читают написанные фанатами фики, ставя небольшие сценки в дружеской обстановке. Во что это всё выплевывается, читайте дальше.
Viole2xta
Глава 1

Дэниэл Джейкоб Редклифф – Гарри Поттер
Эмма Шарлотта Дуэрре Уотсон – Гермиона Грейнджер
Руперт Майкл Гринт – Рональд Уизли
Томас Эндрю Фелтон – Драко Малфой
Шон Биггерстаф – Оливер Вуд
Роберт Паттисон – Седрик Диггори
Клеменс Поззи – Флер Делакур
Станислав Яневский – Виктор Крам
Джеймс Фелпс – Фред Уизли


Вечеринка была в самом разгаре: море пива, горячая пицца и группа актёров-подростков, собравшихся дома у Дэна, чтобы как следует оттянуться. Они развлекались в гостевой комнате парня, где он обычно принимал журналистов и симпатичных фанатов. На низких полукруглых креслах красного цвета полусидели-полулежали шесть знаменитостей.
- Скоро там Эмма? – лениво поинтересовался Шон, поигрывая пустой бутылкой от пива в руках. - Ещё парочка литров этого божественного напитка, и она может вообще не приходить, смысла не будет.
- Не заводись, - нахмурилась Клеменс. - Когда была твоя очередь, мы ждали ещё дольше.
Шон посмотрел на блондинку пьяными глазами, отметил про себя красивое утончённое лицо, высокую грудь, длинные стройные ноги и выставленные на всеобщее обозрение голые коленки.
«Лягушатница», - в который раз за вечер подумал он, откидывая тёмноволосую на мягкую спинку кресла, - «Ну её, всё равно не даст. Сначала будет строить глазки, потом выкачивать деньги, а когда наступит самый важный момент, просто обломает, как Фелпса…»
- Ребята, сколько можно ссориться? – раздраженно спросил Яневский, рукой открывая бутылку с Гиннесом.
- Боже, Стэн, - закатил глаза Руперт, - как ты можешь быть таким… я даже не знаю, как сказать… взрослым! Меня твои «ребята» бесят ещё со съёмок. Ты настолько вжился в роль взрослого героя, что на нас уже смотришь как на надоедливых детишек?
- Если бы я считал общение с вами ниже своего достоинства, то не сидел бы сейчас на этом удобном кресле. К тому же, забавы у вас совсем не детские… помню, когда я в первый раз при этом присутствовал, краснел как томат и мечтал от стыда провалиться сквозь землю, а ещё лучше, оказаться в каком-нибудь милом детском саду, где никто ничем похожим не занимается. - Медленно, тщательно подбирая слова, оправдывался Станислав. - � ещё, раз пятьдесят просил тебя не звать меня Стэном. Сколько раз надо повторить, что между моим именем и этим нет ничего общего?
- Может, хватит? �ли быстро разбежимся по норам, чтобы не ругаться друг с другом? – Дэн подошёл к музыкальному центру и стал выбирать диск повеселее, депрессивность песен Evanescence начинала действовать на нервы больше, чем постоянные размолвки между Шоном и француженкой.
- Нет, - надула губки Клеменс, обиженно смотря на Редклиффа, - я хочу поиграть… В прошлый раз мне пришлось изображать влюблённую в Грейнджер лесбиянку, так что на этот я хочу отыграться.
- Тогда хватит цепляться к Шону, - пожал плечами Дэн, вставляя в дисковод компакт с Avril Lavigne, - и прикрой колени, наконец, а то я не выдержу и проведу тебе личный досмотр прямо тут. Неужели нельзя было одеть что-нибудь менее вызывающее?
- Брось, Дэнни, детка выглядит просто супер, я вполне понимаю, почему Шон постоянно с ней конфликтует… Вот только на его месте я бы не стал с ней церемониться, и уже давно затащил в укромный уголок и провёл интимную беседу, - улыбнулся Роберт Паттисон, вытаскивая из коробки кусок пиццы.
- Актёры извращенцы, что может быть страшнее? – засмеялась Клеменс, проводя тонким пальчиком по шее молчащего Шона, - хочешь меня?
- Отвали, - отмахнулся от неё парень, - знаю я твои штучки. Повиляешь хвостом, а потом скажешь, что хочешь остаться друзьями… Спасибо, обойдусь как-нибудь.
- Придурок, - почти выплюнула Клем, и отсела от неприветливого актёра.
- �диотка, - не остался в долгу Шон, с явной неприязнью уставился на девушку.
- Спокойно, только без драки, - торопливо сказал Руперт, пытаясь сообразить, как предотвратить назревающий скандал.
Положение спасло появление Эммы с несколько неожиданным гостем.
- Всё лаетесь? – весело спросила она у друзей, одаривая всех озорной улыбкой.
- Принесла? – нетерпеливо спросил Руперт, подходя к девушке и легко целуя её в губы. В этом жесте не было ничего сексуального, они уже больше семи лет были друзьями, и этот факт сильно мешал им интересоваться друг другом, как противоположным полом.
- Фелтон, не стой как бык на заклании, присаживайся, - дружелюбно сказал Паттисон, с удовольствием оглядывая стройную фигуру блондина, - Эмма, а меня поцеловать?
- Обойдёшься, - усмехнулась она, доставая из спортивной сумки гору бумаги, с распечатанным на ней текстом, - в прошлый раз твой невинный поцелуй вылился мне большим засосом на шее. Мне пришлось почти неделю носить глупый шарфик с надписью «Гарри Поттер и Кубок Огня».

Дэн с удивлением смотрел на Тома. Фелтон раньше никогда не приходил на их встречи, как сильно его туда не звали. Весёлый и общительный во время работы, он предпочитал не впускать в свою личную жизнь коллег.
- Не ожидал тебя тут увидеть, - безразлично сказал он Тому, пытаясь не смотреть на его изящное тело и сводящие с ума серые глаза, - раньше ты нас не очень жаловал.
- Не смог удержаться, - скромно улыбнулся Фелтон, - Эмма почти два часа рассказывала мне о ваших вечеринках, каким-то чудом умудряясь не сообщить самого главного: что же в них такого необычного и поучительного.
- Тебе понравится, - уверенно протянул Станислав, освобождая круглый стеклянный стол от коробок с пиццей.
- Точно? – спросил Том, почему-то глядя на Дэна, а не на Яневского.
- Гарантирую, - немного хрипло ответил ему Редклифф, жестом приглашая его сесть рядом.
Вместо того, чтобы опуститься на соседнее кресло, Фелтон удобно устроился на полу, облокотившись спиной на сидение Дэна.
- У меня спина болит после съёмок в рекламе спортивного снаряжения, - объяснил он всем, когда большинство присутствующих уставились на него, кто с непониманием, кто с удивлением, а кто и с ехидной ухмылкой.
- Слишком много работаешь, - укоряюще сказала ему Эмма, вываливая на стол принёсённые страницы с текстом.
- У меня гонорары поменьше ваших, - справедливо заметил Том.
- Не будем об этом, - нетерпеливо протянула Клеменс, - Сама выбирала, или как в прошлый раз, наугад распечатала?
- Четыре часа просидела в сети, чтобы нарыть всё это, - Эмма показала рукой на внушительную стопку, - выбирала самые популярные, и естественно с самым высоким рейтингом.
- Это G то высокий? – усмехнулся Шон, чуть приподнимаясь на кресле, что разглядеть первую страницу, - Признайся, опять попросила кого-нибудь из своих самых одержимых фанатов.
- Да ладно тебе, - Эмма дала ему шутливый подзатыльник, - не было у меня времени, я Тома уговаривала к нам присоединиться.
- Это тебя оправдывает, - серьёзно сказал Паттисон, не скрывая своего жадного взгляда, которым он постоянно окидывал новичка в их компании.
- Не пугай его раньше времени, - звонко засмеялась Клеменс, принимая наиболее сексуальную позу, чтобы привлечь к себе внимание красавчика, - иначе он решит, что мы сборище неудовлетворённых подростков и улетит отсюда сломя голову.
- Так что мы будем делать? – всё ещё ничего не понимая поинтересовался Фелтон, чуть покраснев из-за странных взглядов Паттисона.
- Читать, - ответил ему Редклифф, протягивая открытую бутылку пива.
- Что? – изумился Том, уже жалея о том, что пришёл. Он любил почитать на досуге, в коротких перерывах между работой и школой, но заниматься этим в компании других людей, большая часть которых уже опрокинула в себя по паре бутылок алкоголя…
- Ты когда-нибудь слышал про фанфикшен? – ехидно спросил Руперт. Ему никогда не нравился исполнитель роли главного Хогвартского мерзавца. В его присутствии он всегда чувствовал себя ущербным рыжим мальчишкой, которого по чистой случайности пригласили на светский раут. Фелтон никогда не смеялся над его шутками, хотя и разговаривал с ним вполне вежливо, но не более того.
- Вы собираетесь читать фанфики? – ещё больше удивился Том, оглядывая всех, - Я, конечно, читал несколько, по совету знакомых, но мне и так весь мир Поттера уже нервы испортил. Не хватало ещё в свободное время загружать себя лишней информацией, которая иногда оказывается вообще каким-то абсурдом.
- Тебе понравится, - ещё раз сказал Дэн, несильно похлопывая Фелтона по плечу, - я обещаю…
Viole2xta
Глава 2

- О, слушайте! – Эмма замахала руками, чтобы привлечь к себе внимание. Когда взгляды всех присутствующих сфокусировались на ней, она, для солидности откашлявшись, зачитала вслух:

- Он медленно провёл рукой по нежной щеке, пытаясь собрать этим ласковым движением горькие слёзы. Хотелось поцеловать каждую клеточку любимого лица, погладить каждый волосок на голове, прошептать на ухо слова успокоения. Но нельзя... Всегда будет нельзя, потому что этот самый дорогой человек никогда не узнает о его любви, никогда не услышит о бессонных ночах, проведённых в пустых мечтаниях, никогда не поймёт того, что только любовь придавала ему силы вставать рано утром, одеваться, идти на ненужный завтрак, жить дальше…

Клеменс демонстративно зевнула, и с невинным видом уставилась на читающую Эмму:
- Романтические слюни, написанные в момент крайнего одиночества, - констатировала она, накручивая на пальчик руки светлый локон волос.
- Замолчи, - грубо оборвал её Шон. - Сама бы ты никогда так не написала.
Эмма засмеялась, и с улыбкой протянула Шону лист с фанфиком:
- Знал бы ты, про кого говорит герой, не стал бы бросаться на защиту автора.
Биггерстаф быстро пробежался по тексту, и едва слышно застонав, откинулся в кресле, предварительно скомкав рассказ.
- Сексуальные маньяки…, - тихо прошептал он, заливаясь приветливым красным румянцем.
- �нтересно, - усмехнулся Дэниэл, и поднял помятую бумагу с пола.
- Вот это да… - протянул он, прочитав несколько отрывков. - Дальше читать будем? А, Яневский?
- А я-то тут причём? – нахмурился парень, но тут же понял, что имел в виду Редклифф. - Нет, не будем, я категорически против слеша с моим участием.
Патиссон засмеялся в голос:
- Против он! А не ты ли с удовольствием смотрел на то, как мы с Дэном разыгрывали трогательную сцену прощания перед последним испытанием? Дай-ка напомню: с началом наших вполне невинных объятий у тебя появились проблемы с дыханием, а после финального страстного поцелуя ты тихо извинился и вышел из комнаты минут на двадцать.
- Если ты намекаешь на то, что я гей, то лучше забери свои слова обратно, - голосом, не обещающим ничего хорошего, предупредил Станислав, чуть приподнявшись в кресле.
- Ты мне угрожаешь? – не менее серьёзно поинтересовался Патиссон, сжимая кулаки и в два шага оказываясь рядом с Яневским.
- Предупреждаю… - многообещающе ответил Стэн, приближая своё лицо к Роберту.
Патиссон изобразил панический страх, неожиданно подмигнул Станиславу, и шутливо лизнул того в кончик носа.
- Ты… Ты…, - ошеломлённый такой наглостью, он даже начал заикаться.
- Я знаю, что ты без ума от меня, - смущённо улыбнулся Паттисон, но не выдержал важности момента и, громко рассмеявшись, упал на кресло. – Прости. Не знаю, что на меня нашло…
- Зато я знаю! – злобно прогремел Яневский. - Не били тебя никогда? �ли наоборот, били слишком часто, навсегда лишив возможности думать?
- Хватит! – негромко, но твёрдо сказал Редклифф, вовремя вспомнив, что он хозяин этой вечеринки. - Хотите драться - выходите на улицу.
- Да я вообще против решения проблем посредством кулаков, - легко пошёл навстречу Паттисон и, пытаясь сгладить сложившуюся ситуацию, добавил. - Ещё раз прости, я ничего не имею против гомосексуалистов.
- Урод, - бросил в него Станислав и, окинув всю компанию гневным взглядом, выбежал из комнаты.
- Думаю, он уже не вернётся, - заметил Гринт, по привычке почёсывая рыжую шевелюру, - по крайней мере сегодня.
- Ну и пусть, - пожал плечами Паттисон. - Не слишком большая потеря. Кто-то со мной не согласен?
Несмотря на то, что справедливость была на стороне Станислава, никто из актёров не захотел вернуть Яневского.
- Он слишком взрослый для нас, - мотивировала общее решение Эмма и, не делая паузы, начала читать следующий отрывок, привлёкший её внимание:

- Она с наслаждением зарыла руки в непослушные чёрные волосы, насильно притянула к себе робкого парня и впилась в его губы глубоким, долгожданным для них обоих, поцелуем. Гарри несмело обнял её за талию, но спустя секунду, плюнув на приличия, грубо обхватил её, запрокинул голову и начал жадно целовать белоснежную шею, оставляя на нежной коже следы от безжалостных засосов…

- А кто она? – перебила Клеменс девушку, пожирая Редклиффа глазами. Если бы одним усилием воли можно было раздеть, то несчастный актёр сейчас сидел бы в своем стильном красном кресле совсем без одежды.

- А какая разница? – округлила Эмма глаза, прикидываясь дурочкой.
- Отдай, - сказала она, капризно надув губки, и, не дождавшись ответа, выхватила листок из руг Уотсон.
Эмма усмехнулась из-за несдержанности подруги, но не высказала своего мнения по этому поводу.

- Девушка чуть слышно застонала, давая Гарри понять, что его ласки приятны. Не находя никаких причин для отступления, парень начал торопливо расстёгивать бежевую кофточку, при этом не переставая покрывать лицо и другие доступные части тела своими жаркими поцелуями, - Клеменс продолжала выразительно читать, автоматически (так ли это?) поглаживая себя по щеке, и сопровождая чтение соответствующим выражением лица.
– Я хочу тебя, - возбуждённо прошептал Гарри, и в ту же секунду почувствовал, как тоненькие пальчики быстро пробежались по его спине, задев чувствительные точки на позвоночнике, потом переместились на грудь, чтобы начать медленно, как будто дразня, расстёгивать белую рубашку. Джинни посмотрела на него влюблёнными глазами, и
… Джинни? – возмутилась блондинка. – Она ведь ещё совсем мелкая!

- Ну, не такая уж она и мелкая, - заступился за свою киношную сестру Гринт и, улыбнувшись, добавил. – Прежде чем выхватывать что-то из рук, надо спросить разрешения.
- С каких это пор ты стал таким правильным, а, Руп? – немного пьяным голосом поинтересовался Дэниэл, даже не смотря на друга. Редклифф почти лежал в кресле и, запрокинув голову вверх, лениво изучал белый потолок.
Руперт проворчал что-то в ответ, но никто из присутствующих не смог разобрать что-то целесообразное, и поэтому инцидент, так и не возникнув, был исчерпан.
- Моя очередь, - подал голос Паттисон и, отбросив со лба несколько светлых прядей, прочитал: - Он почти бежал по коридору, пытаясь как можно скорее добраться до нужной комнаты. Комнаты, где вновь будут исполняться его самые заветные желания, где его опять будет обнимать и ласкать самый красивый человек на свете, где он будет в экстазе повторять ставшее родным имя…Северус… Ну как?

- Слабовато, - высказался Руп, за что немедленно был наказан несильным подзатыльником от Эммы.
- Продолжай, - попросила она у Паттисона, удобнее устраиваясь в кресле.
- Без проблем, - тут же отреагировал незлопамятный Роберт. – Дверь в спальню была приветливо распахнута, и парень уверенно прошёл сквозь пустующую гостиную, чтобы оказаться в огромной комнате цвета зелёной листвы.
- Ты опоздал, - спокойным, но лишённым эмоций голосом заметил Снейп, откладывая в сторону древний фолиант по Зельям.
- Я не хотел, меня задержала профессор МакГонагалл… я отрабатывал несданный зачёт по Трансфигурации, - принялся оправдываться студент.
- Прибереги свои извинения для кого-нибудь другого, мне совершенно не обязательно это знать, - передёрнул плечами Снейп и подошёл к большим песочным часам, стоявшим на тумбочке, чтобы перевернуть их и начать обратный отсчёт. Ровно час… вот, сколько времени было у нашего героя, для претворения в жизнь своих мечтаний и страстей.


Парень был уверен, что навсегда запомнит чуткие руки, нежно раздевающие его, холодные губы, оставляющие свои отметки на каждом сантиметре кожи… мягкая кровать с шёлковым бельём, которое придавало всему происходящему совершенно новое ощущение… � рот, мучительно медленно вбирающий в себя головку члена, чтобы через мгновение, показавшееся столетием, вобрать его в себя целиком…
- Надеюсь, не стоит напоминать, что это была наша последняя встреча? - тихо спросил Северус, неторопливо одеваясь.
- Да, я помню… вы мне больше ничего не должны… - боль, раздирающая сердце на маленькие части, которые уже никогда нельзя будет собрать воедино… отчаяние, которое пройдёт только в одном случае: если опять представится возможность заключить договор. Но нет, этого уже определённо не случится, он слишком долго играл с огнём и ходил по краю бездонной пропасти… Северус больше не оставит его у себя в классе после урока, чтобы предложить немыслимую, на первый взгляд, сделку.
- Я прошу тебя выполнить одно маленькое поручение, а когда всё получится именно так, как я хочу, ты в ответ сможешь попросить меня о чём угодно. В разумных пределах, разумеется… Я не могу и не хочу делать тебя властелином мира или влюблять в тебя всё женское население Хогвартса, - эти слова до сих пор вертелись в голове у парня, всплывая в самые волнительные моменты в жизни…Он сделал всё так, как просил его учитель. Сделал, совершенно не задумываясь о том, что, возможно, ломает кому-то жизнь. Ему было абсолютно наплевать на чужие чувства… Парня волновала только его собственная выгода. � он её получил… Было до невозможности страшно произнести три слова, которые он каждый день мысленно повторял на уроке Зельеварения, бессмысленно смешивая в котле ненужные никому зелья от бородавок или чрезмерной сонливости…
- Я люблю вас, - эта необыкновенная фраза прозвучала в тишине подземелья, как гром в пустынном зале. Никакой реакции, только холодный каменный голос:
- Твоё время закончилось, больше ни тебе, ни мне, ничего не надо друг от друга… - Приклонить голову, жалобно ссутулиться, и, уже ни на что не надеясь, выбросить:
- Но я всё равно люблю!
- А мне какая разница? Мы оба получили то, что хотели. � наше соглашение на этом заканчивается. 20 ночей… я заплатил за свою просьбу слишком высокую цену, но никогда не попрекнул тебя этим. Оцени моё благородство и убирайся отсюда, - эта фраза, сказанная с такой брезгливой интонацией, убила всё. Не замечая того, что плачет, гриффиндорец выбежал из спальни.


Паттисон перевёл дыхание и, вопросительно уставился на Руперта.
- На этот раз тебе понравилось? – спросил он, чуть заметно ухмыляясь.
- Неплохо, - пожал плечами рыжий. – Однако, всё могло бы быть намного интереснее. Пейринг Гарри и Снейпа слишком часто повторяется в фанфиках. До такой степени часто, что мне уже откровенно хочется спать.
- А кто сказал, что это про Гарри и Снейпа? – засмеялся Паттисон.
- Ну, ты ведь сам сказал… гриффиндорец… - замялся Гринт.
- Нет, дорогой, - Роберт плотоядно усмехнулся. – Это тебя, красавчик, Снейп выставил из своих апартаментов, предварительно как следует поимев!
- Шутишь? – присвистнул Руп и взял в руки услужливо протянутый лист бумаги.
- Ну, как, убедился? – спросил Паттисон, с удовольствием наблюдая, как воплощение Рона с досадой морщит лоб.
- Глупости какие-то, - пробормотал Гринт и дочитал рассказ до конца:
- Он встретил его в коридоре. Было странно видеть лучшего друга, идущего с улыбкой на лице по направлению к кабинету Снейпа. То, что Поттер направлялся именно туда, не вызывало никаких сомнений – Рон всегда видел несколько необычное отношение Гарри к пресловутому (уже пресловутому!) Снейпу, но только после того, как Уизли собственноручно, в течение недели, подливал другу в сок какое-то зелье, понял в чём было дело. � что за зелье это было тоже понял… Зелье раскрепощения, заставляющее признаться во всех своих желаниях, секретах, страхах…
- Опять меня приплели, - сонно протянул Редклифф, пребывая в изумительном полупьяном состоянии.
- Куда уж без тебя, - засмеялся до сих пор молчавший Том и потянулся за пивом. – Я смотрю, ты у писателей на хорошем счету.
- Ага, - согласился Дэн. – Причём каждый из них считает своим долгом меня с кем-нибудь совокупить. �нтересно, а с кем я ещё НЕ спал?
- С Филчем, - подсказал Паттисон, задорно улыбаясь.
- � с ним спал, - покачал головой Редклифф. – Насколько помню, во время зимних каникул. Какой-то извращенец и кошку его туда приплёл.
- Гадость, - брезгливо поморщилась Клеменс. – Зоофилы какие-то, честное слово. Я бы таким не разрешала свои рассказы в сети публиковать, их ведь дети прочитать могут!
- А ты что, думаешь, вот эти рассказы, можно считать семейным чтивом? - Эмма взяла несколько листов и потрясла ими в воздухе.
- Нет, но… - Клеменс попыталась придумать достойный ответ, но у неё ничего не получилось. Заметивший её замешательство Роберт поспешил прийти ей на помощь:
- А я вот недавно анекдот прочитал. На нашу тему, разумеется. Рассказать?
- Конечно, - улыбнулась блондинка.
- Значит так, - начал Паттисон. – Гарри Поттер и Драко Малфой дают объявление в газету: Двое молодых, красивых, сексуально раскрепощённых парней познакомятся с двумя молодыми, красивыми, сексуально раскрепощенными девчонками для приятного времяпровождения на их территории! С одним условием: девчонки, чур не подглядывать!!!

Спустя несколько секунд гостиная Редклиффа потонула в беззаботном смехе молодых людей. Не смеялись только сами Дэн и Том, невольно ставшие главными героями этого анекдота.
- А я тоже анекдот знаю, - сообщила Клеменс, когда волна хохота утихла. – Широкая кровать, Гарри толкает лежащую рядом Гермиону:
- Сигаретку не передашь?
Потом толкает лежащего с другой стороны Рона:
- Зажигалку кинь!
Где-то в ногах высовывается Драко, и тоже закуривает. Затянувшись и выпустив дым, он говорит:
- Эх, знал бы папа, что я курю, убил бы!


На этот раз смеялись не так громко, но вполне весело.
- А теперь мой, - предложил Руп. – Дневник Гермионы.
Понедельник: сватался Снейп, предлагал десятки загородных домов, поместья по всему свету. На фиг.
Вторник: сватался Малфой, предлагал огромное поместье и сеть борделей на Диагон Аллее. Не хочу.
Среда: сватался Гарри, предлагал счёт в Гринготсе и свою «Молнию». Ненавижу!
Четверг: пришёл Рон, быстро перепихнулся, побил метлой. Обожаю!!!


Повисло неловкое молчание. Никому шутка Руперта не показалась особенно остроумной, да что там, все ребята поголовно его осуждали, правда, мысленно.
- Но смешно ведь, - попробовал оправдать себя Гринт в ответ на безмолвную тишину.
- Думай, что говоришь, - посоветовал Шон и, переключив своё внимание на следующий фик, начал тихо пролистывать страницы.
- Я, пожалуй, пойду, - сообщил всем Руперт, крайне смущённый своим глупым выступлением.
- Если это из-за меня, то не стоит, - слабо улыбнулась Эмма. – Это же не ты придумал, просто какой-то дурачок из �нтернета. К тому же, если бы это рассказал кто-нибудь другой, не ты, то это бы звучало совсем по-другому…
- Всё в порядке, Эмма, - утешил подругу Гринт. – У меня просто ещё есть кое-какие дела.
С этими словами Руперт поспешно чмокнул Уотсон в щёку, и быстро вышел из комнаты, осторожно закрыв за собой дверь.
- Нас становится всё меньше и меньше, - заметил Шон, ни к кому конкретно не обращаясь. – Чья очередь?
- РўРІРѕСЏ!
Вечеринка продолжалась…
Viole2xta
Глава 3

- �так, что бы вы хотели услышать? – спросил Шон Биггерстаф, мысленно подготавливая себя к самому худшему. Несколько минут назад вся компания дружно решила, что вместо обычного чтения, неплохо бы посмотреть небольшую сценку в исполнении этого актёра. До сих пор Шон умудрялся удачно увиливать от показательных выступлений, но на этот раз отказаться было невозможно – он единственный ещё ни разу не играл для друзей.

- Я бы посмотрел на что-нибудь яростное и агрессивное, - сообщил Паттисон, удобнее устраиваясь в кресле, чтобы насладиться представлением.
- Нет, - Эмма покачала головой. - Злость никак не сочетается с нашим милым Шоном. Лучше пусть это будет романтическая сцена, с не менее страстным признанием в любви.
- Признанием тебе? – ехидно поинтересовалась Клеменс.
- Почему же мне? – Уотсон посмотрела на француженку. – Меня бы вполне устроило признание и парню.
- Увольте, - Шон натянуто улыбнулся. – Сегодня мне меньше всего хочется строить из себя озабоченного капитана школьной команды, который совращает своих игроков.
- А что, это идея, - усмехнулся Редклифф. – А то в последнее время только мой герой перекинулся на спортсменов. Один Флинт чего стоит… Брр…

- Может, стоит бросить жребий? – Предложил Фелтон. – Кто выпадет, тому и будешь угождать. Если Эмма, то подавай ей слезливое признание, а вот если Роберт, тогда будешь кидаться на него с кулаками, вырывать конкуренту Поттера волосы, время, от времени срываясь на истерику…
- Неплохо, - согласился Шон. – Значит, я должен играть или для Эммы, или для Паттисона? Другой альтернативы нет?
- Почему же, - широко улыбнулась Клеменс. – Ты всегда можешь сыграть для меня. Я бы тоже не отказалась послушать признание в любви… А Эмма пусть отдыхает, ей прошлого раза должно было за глаза хватить.
- Я с каждым днём всё больше и больше поражаюсь твоему эгоизму, подруга, - рассмеялась Эмма, с теплотой посмотрев на неё.
- Ну почему сразу эгоизму? – шутливо возмутилась Клеменс. – Я просто хочу получить удовольствие от сегодняшнего вечера. Любая девушка обрадуется, услышав признание в любви от парня… а от такого красивого тем более.
- Слышишь, Шон, - Паттисон обратил на себя всеобщее внимание, щёлкнув пальцами. – Она назвала тебя красивым! Хотя… во вкусе ей не откажешь, она знает толк в красивых мальчишках, верно, Клем?
- Уймись наконец, - девушка закатила глазки к потолку и, дабы снять напряжение, запустила руки себе в волосы, и слегка помассировав корни, чуть испортила причёску.

- Помощь не нужна? – усмехнулся Роберт. – Я хорошо массаж делаю, как раз получишь удовольствие…
- Вот кто рождён для того, чтобы играть озабоченных спортсменов, - Шон лёгким взмахом руки указал на Паттисона. – Я не один заметил, что у него через фразу непристойные предложения пробиваются?
- Спокойно, мы все это заметили, - Эмма протянула Биггерстафу несколько сложенных вчетверо салфеток. – Выбирай.

- � что меня ожидает? – поинтересовался Шон, быстро пересчитав белые квадратики. Всего их на стеклянном столике лежало шесть штук. – Если я не ошибаюсь, у кого-то из вас есть двойной шанс выиграть… нас ведь только шестеро.
- Не рассуждай, а выбирай, - Эмма подмигнула юноше и картинно приложила руки к груди. – Я так волнуюсь…
- �збавь нас от мучений, - подыграл Уотсон Дэн. – Не томи.
- Уговорили, - парень глубоко вздохнул и выбрал первую попавшуюся салфетку.
- Ну, что там? – нетерпеливо спросил Дэн. – Кому посчастливилось?
- Клеменс, - жалобно протянул парень. – � за что мне такое наказание?
- О! – Паттисон досадливо поморщился. – Вечно ей везёт! В прошлое воскресенье у неё в ногах валялась Эмма, уговаривая свою дорогую, Флер не возвращаться во Францию, и сегодня…
- У меня в жизни белая полоса, - Клем лукаво улыбнулась, и начала перебирать листы с распечатанным на них текстом. – Сейчас найду хороший фанфик…
- Не стоит, у меня уже есть один, - Шон остановил девушку и показал ей на один из листов на столе. – Пошли.
Парень подал ей руку и помог выбраться с кресла.
- А это обязательно? – Она внимательно посмотрела на него. – Я ведь просто хотела послушать и как следует посмеяться.
- Ты и так всё увидишь, - Шон первый раз за вечер позволил себе широко улыбнуться. – У тебя и место самое лучшее будет… в первом ряду.
- Ну, ладно тогда, - Клеменс с несвойственной ей неуверенностью посмотрела на актёра и вместе с ним подошла к огромному окну, которое обычно служило неплохой декорацией во время их маленьких презентаций.

- Немного поработаю конферансье, - Дэн тоже встал, представительно выпрямился в полный рост, подтянулся и торжественно начал. – Дамы и Господа! Актёры и Актрисы! Вашему вниманию представляется небольшая сцена из рассказа, - на этом месте он остановился, и быстро прочитал название фика. – «Не могу», в исполнении великолепного Шона Биггерстафа и непревзойденной Клеменс Поззи!
Раздались бурные аплодисменты (насколько бурными они могут быть, когда хлопают всего четыре человека) и молодой юноша очень привлекательной наружности начал лицедействовать.
[примечание автора: чтобы не запутать читателя, да и самой не запутаться, все диалоги, рассказы и анекдоты будут выделяться курсивом]

- Я должен тебе кое-что сказать, - Шон посмотрел в глаза стоящей напротив девушке, долгим пронзительным взглядом. Его чёткий профиль очень выгодно выделялся на чёрном фоне ночи, которая уже несколько часов назад завоевала всё пространство за окном.
- Что? – тихо спросила Клеменс, недовольная тем, что ей приходится играть без предварительного чтения сценария.
- Молчи, - он медленно взял её руку и неторопливо поднёс к своим губам, чтобы оставить на нежной коже мимолётный поцелуй. – Я сам всё скажу.
Клеменс согласно кивнула головой, поражаясь, насколько правдоподобно ведёт себя Шон. Если бы она не знала, что это всего лишь игра, обязательно бы поверила этому, казалось бы, совершенному во всех отношениях парню. Он слишком честно смотрел ей в глаза, слишком уверенно и одновременно ласково, звучал его голос, слишком смело, но в то же время робко, держал он её руку в своей.
- Я люблю тебя, - голосом, полным безысходности, сказал Шон, всё ещё не отрывая взгляда от лица девушки.
- Я… - Клеменс почувствовала непроизвольное желание что-нибудь сказать.
- Нет, - он быстро прижал указательный палец своей руки к её губам, - Я ведь просил тебя молчать. Неужели ты не выполнишь просьбу уже отчаявшегося от безнадёжной любви юноши?
Она моргнула в знак согласия, задержав веки опущенными чуть дольше, чем этого требовала ситуация. Со стороны могло показаться, что девушке больно слышать каждое слово, которое говорил Биггерстаф. На самом деле она мысленно твердила себе:
«Он слишком хороший актёр, слишком хороший актёр».
- Я понимаю, что не имею права на что-либо надеяться, - Шон глубоко вздохнул, как будто перед прыжком в воду, и продолжил. – Ты слишком божественна, слишком прекрасна, чтобы простой учитель по Квиддичу мог дотрагиваться до тебя, даже дышать с тобой одним воздухом. Вокруг тебя вьются кучи поклонников, готовых на всё ради тебя, готовых преподнести тебе весь мир, если ты этого захочешь. � я готов, но я ничего не могу… У меня нет власти, нет денег, вообще ничего нет, кроме безграничной любви и нежности, которую я готов бросить к твоим ногам по первому зову.
Ты сама не понимаешь, насколько красива и как сильно притягиваешь к себе своей жизнерадостностью, и в тоже время неприступностью… Я полюбил тебя в самый первый момент, когда увидел. Самое удивительное то, что совсем не помню, что на тебе было надето, как были убраны твои волосы, что ты говорила… Я просто почувствовал, что если не расскажу тебе этого, то просто умру, внезапно перестав дышать.
Я не могу ни есть, ни спать, ни работать… Всё о чём я способен думать - это твой звонкий голос, золотые волосы, которые я так люблю, твой грустный взгляд, которым ты одаряешь каждого, кто осмелится посмотреть на тебя… Когда я вижу тебя с другими, во мне борются противоречивые чувства: одни подсказывают умереть на месте от разрыва сердца, а другие пойти и убить любого, кто посмеет хотя бы подумать о тебе!


Шон замолчал. Последние слова он произнёс настолько яростно и горько, что ни у кого не осталось сомнений: он любит…, может, не Клеменс, может, даже не девушку, но любит. Любит так сильно, что готов повесить это чувство на каждого, кто готов первым шагнуть на встречу, лишь бы больше не страдать, не бодрствовать по ночам, грезя о невозможном.
Раздался щёлчок фотоаппарата, и Клеменс невольно вздрогнула, однако не смогла отвести глаз от Биггерстафа. Что-то было не так, но девушка не понимала, что именно. �нтуиция подсказывала ей: вот оно, лежит на поверхности, надо только протянуть руку… но она не могла, никогда бы не осмелилась, скрывая за внешней распущенностью, ранимое и несмелое сердце.

- � ещё одно, - Шон немного помедлил, наблюдая за странной реакцией Клеменс на всю его речь. Ему только показалось, или в больших глазах появились несколько капель слёз? – Я никогда не прощу себе, если не сделаю это…

Он протянул руку к её лицу и отбросил с него выбившиеся из причёски прядки. Медленно приблизившись к ней, он на мгновение замер, но потом всё же дотронулся до её розоватых губ своими. Всего лишь секунду длился этот практически невинный поцелуй, всего лишь за секунду сердце девушки проделало огромный путь от груди до пола, всего лишь на секунду ей показалось, что вот оно, это волнующее чувство, которое заставляет забыть обо всём. Но секунда слишком мало, чтобы понять свои чувства, слишком мало, чтобы разобраться в самом себе…

Шон отстранился от девушки, и хотел было повернуться к остальным, чтобы получить свою долю комплиментов и аплодисментов, но Клеменс ему не позволила. Она быстро протянула руку, и прижалась к придвинувшемуся парню. Вот она, свобода действий, полная независимость, которая творит чудеса даже с самым застенчивым человеком. Губы торопливо исследуют чужие, пытаясь заполнить каждый изгиб, каждую трещинку. Руки жадно прижимают к себе, не давая отодвинуться и прекратить эту сладкую муку. Язык проникает в чужой рот, сметая на своём пути неуверенные губы. � вот, два прелестных тела сливаются в одном, неожиданном, яростном, глубоком поцелуе…

Раздались громкие аплодисменты, и восхищённый свист Паттисона, который не переставая щёлкал на своём фотоаппарате новые кадры.
- Отличная импровизация, Клем, - отшутился Шон и, больше не обращая никакого внимания на раскрасневшуюся от жара девушку, вернулся в своё кресло. Блондинке не оставалось ничего другого, кроме как последовать его примеру.
- Это зачем? – спросила она у Роберта, имея в виду цифровую камеру. - Собираешь компромат?
- Ещё бы, - хмыкнул Паттисон, довольно рассматривая на маленьком экране фотографии. - Получатся замечательные постеры! Выставлю их на продажу на E-bay.
- Всё шутишь, - Клеменс не очень весело улыбнулась. – Ну, ладно, я пойду, наверное…
- Удачи! – Эмма на прощание обняла подругу. – Ты отлично сыграла. Никогда бы не поверила, что это просто притворство!
- Спасибо, - Клем махнула рукой всем остальным. – Пока!
- Я тебя провожу, - непонятно почему вызвался Шон. – Нам ведь всё равно по пути.
- Не надо, - Клеменс покачала головой и задорно улыбнулась. – Продолжения этой душещипательной сцены не будет.
- Да нужна ты мне! – равнодушно обронил Шон. – Я ведь просто не хочу один брести сквозь тёмные сады Редклиффа…
- Не знала, что ты темноты боишься, - не преминула воспользоваться ситуацией девушка.
- Не в этом дело, - он покачал головой. – Мне просто скучно идти одному.
- Ничего, - она легкомысленно махнула рукой. – Уверена, кто-нибудь составит тебе компанию. Чао!
Как только за блондинистым чудом захлопнулась дверь, Биггерстаф поднялся со своего кресла.
- Пожалуй, провожу её до стоянки такси, мало ли что, - объяснил он всем. – Adios!
Viole2xta
Глава 4

- Ну, чем займёмся? – Паттисон потянулся на кресле, как большой ленивый кот.
- Да чем хочешь, - пожала плечами Эмма, но, заметив похабный взгляд Роберта, поспешила уточнить. – Всем, кроме того, о чём ты подумал.
- Какая жалость, - картинно вздохнул он. – Мы так и не сможем голыми поплавать в бассейне Дэна. А я так об этом мечтал… ещё с тех самых пор, когда увидел это роскошное архитектурное творение, которое по размерам вполне может поспорить с озером на моей даче.
- А кто тебе мешает? – удивлённо спросил Редклифф. – Можешь прямо сейчас раздеться и нырнуть. Правда, воды там нет, но…
- Я бы на это посмотрел, - хмыкнул Фелтон.
- Да? – Роберт послал ему одну из своих самых соблазнительных улыбок.
- Я…, - Том смутился. – Ты не так меня понял.
- Ну, да, - понятливо кивнул Роберт, но тут же добавил слегка приглушённым голосом. – Не составишь компанию?
- Ты что? – почти испуганно спросил Фелтон, слегка поёжившись. – Там холодно и воды нет.
- Воду мы устроим, - внезапно предложил Дэн. – А насчёт холода… вода будет горячей.
- Ребят, вы чего, обалдели? – нахмурилась Эмма. – Я, конечно, понимаю, что сейчас конец июня и всё такое, но…
- Эмм, - пьяно протянул Редклифф. – Не будь занудой, тебе это не идёт.
- Я серьёзно, Дэн, - она поднялась с кресла. – Вы слишком много выпили - это раз. На улице холодно - это два. � за окном ночь - это три.
- � всё? – усмехнулся парень. – Подумаешь… не мороз ведь, дай Бог, не умрём от обморожения.
- Не делай глупостей, - предупредила его девушка. – Завтра с утра вернутся твои родители. Как ты им будешь объяснять полный воды бассейн и несколько утопленников?
- А никак, - он тоже поднялся с кресла, и теперь они стояли напротив друг друга. – �х уже давно ничего, кроме размера моих гонораров, не волнует. Я счастливчик, правда?
- Не говори так, - она покачала головой. – Вот проспишься и завтра будешь очень об этом жалеть.
- Да что ты знаешь? – внезапно сорвался Редклифф. – Ты бы от «заботы» моих предков уже давно тронулась! Они только и делают, что ограждают меня от внешнего мира! Ты представляешь, мне даже запрещено читать собственные интервью в журналах, смотреть передачи про самый известный детский фильм, даже друзей самостоятельно выбирать запрещено!
- Но, Дэн…
- Я не имел в виду вас, - он очень быстро пришёл в себя, и продолжил уже нормальным тоном. – Вы - совсем другое дело.
- � всё же, - сказала Эмма с укором. – Может не стоит лезть на пьяную голову в воду, мало ли что… к тому же, Роб говорил о голом заплыве. Мне, как единственной среди вас девушке, это совсем не улыбается.
- Тебе мы разрешим одеть купальник, - снисходительно разрешил Паттисон. – Так что, все согласны?
- Да я же умру от перевозбуждения! Вы мне предлагаете смотреть на трёх голых парней, при этом, оставаясь отмороженной селёдкой? – возмутилась она.
- Спокойно, Эмма, голым никто не будет, - подал голос Фелтон, но, перехватив насмешливый взгляд Дэна, неуверенно спросил. – Так ведь?
- Всё будет более чем прилично, - подтвердил Паттисон, но в этот момент ему бы поверил разве что слепоглухонемой дурачок, настолько лукаво сказал это парень, да и черти в его глазах говорили сами за себя.
- �дём, - скомандовал Дэн. – Только фики прихватите, ну и пиво, конечно.
- Я, наверное, пас, - вздохнула Эмма. – �наче всю ночь буду от бессонницы в кровати валяться…
- Как хочешь, - не особо печалясь, сказал Дэниэл. – Я тебе завтра позвоню, сходим, кофе вместе попьём, ты на это как смотришь?
- Эх, Дэнни, - девушка с улыбкой вздохнула. – Ну почему я тебя так хорошо знаю? А то ведь могла бы порадоваться: мечта миллионов зовёт меня на свидание.
Парень улыбнулся и обнял девушку за плечи.
- Я тебя обожаю, - искренне сказал он, прижимая её к себе. – Ты самый лучший друг на свете.
- Ты чудо, - она чмокнула его в щеку, и повернулась к остальным. – Значит так, Дэна не обижать, после попойки помочь ему убрать, и главное… Самое главное - не тонуть! Все ясно?
- Да, сэр! – Паттисон вскочил с места и вытянулся в полный рост, взяв «под козырёк». – Так точно!
- Ну и молодцы, - сказала она, смеясь. – Будь хорошим мальчиком и не шали.
Эмма подошла к Паттисону и материнским жестом погладила его по голове.
- Не забудь на ночь скушать кашки, - начала придуриваться она.
- Не уходи, мамочка, - жалобно протянул он и подхватил её на руки.
- Ай! – вскрикнула она и обхватила его за шею, чтобы не упасть.
- Наша Эмма самая лучшая, самая красивая и самая счастливая, - пропел Роберт, закружившись со своей ценной ношей по комнате.
- Отпусти, - попросила девушка. – Уронишь...
- � вправду, - засмеялся Редклифф. – Она мне здоровая нужна.
- Какой ты меркантильный, оказывается, - заметил Паттисон, но всё же отпустил Эмму на пол.
- Спасибо за бесплатную карусель, ты тоже чудо, - похвалила она его и, подхватив сумку, собралась уходить.
- Просто так не отделаешься, - «грозно» прорычал Роберт, опять хватая стройную фигурку Уотсон, на этот раз сжимая её в объятиях.
- Задушишь, - пожаловалась она, с удовольствием обнимая одного из самых лучших друзей.
- Никогда, - отрицательно покачал головой парень и оставил прощальный поцелуй на губах Эммы. – Видишь, на этот раз обошлось без засосов.
- О, я в это поверю только тогда, когда без потерь выберусь отсюда, - пошутила она.
- Вперёд, - подмигнул Роберт и шлёпнул её пониже спины. – Осторожнее там.
- Я на тебя за домогательства в суд подам, - сказала она, вместо традиционного «Пока».
- До-встречи, Том, - услышали парни уже из коридора.
- Ну что, пошли? – весело спросил Дэн, подходя к Фелтону, до сих пор сидящему на мягком ковре.
- Пошли, - сказал Том. – Если только поднимусь, ноги затекли, чтоб их…
- Я помогу, - брюнет протянул ему руку.
Фелтон немного странно посмотрел на него снизу вверх и поинтересовался:
- Тебе это ничего не напоминает?
- На этот раз отказаться можешь ты…
- С чего бы это? – Том весело засмеялся, и ухватился за Дэна.
- Осторожнее! – предупредил Паттисон, но было уже поздно.
Коварный Том потянул на себя Редклиффа, и тот с высоты своего не очень высокого, но и не детского роста, полетел вниз.
- Чокнутый, - тихо сказал Дэниэл, загадочно улыбаясь Тому, подмяв под себя последнего.
- Слезь с меня, - засмеялся Фелтон. – Раздавишь.
- А если нет? – шепотом поинтересовался Дэн, обдав парня горячим дыханием, в котором без проблем угадывалось присутствие алкоголя и мятной жвачки.
- Ты чего? – не понял Том, слегка округлив глаза.
- Ничего, - буркнул Редклифф и быстро поднялся, не забыв помочь Фелтону.
- Спасибо, - поблагодарил его Том, чувствуя себя неловко. Он сделал несколько неуверенных шагов, но видно, циркуляция крови уже восстановилась.
- Я в норме, - улыбнулся он.
- Тогда вперёд, - начал подгонять их Паттисон. – Не терпится посмотреть на голого Фелтона.
- Роб! – в два голоса осадили его парни…
Viole2xta
Глава 5

- Не думал, что ты серьёзно, - признался Фелтон, наблюдая за тем, как роскошный бассейн быстро наполняется водой. Кристально чистая вода стремительно вытекала из специальных отверстий, проделывала путь в несколько метров вниз, и с шумом обрушивалась в бассейн. Стенки этой огромной ванны, больше всего напоминающей лагуну, были отделаны красивыми зелёновато-жёлтыми камнями, а вокруг бассейна в большом изобилии росли карликовые пальмы и восхитительного вида орхидеи.
- Почему же? – усмехнулся Дэн, удобно устроившись на сидении. – Я редко что-то говорю просто так, и раз уж мы решили искупаться в полтретьего ночи, то что, собственно, может нас остановить?
- Хмм… - Том сделал вид, что задумался. – А отсутствие плавок тебя не смущает?
- Не будь ребёнком, Том, - улыбнулся краешками губ Редклифф. – Представь, что ты в бане.
- Это сложно, - честно ответил парень, оглядываясь. Задний двор дома Дэниэла был удивительно красив: великолепный бассейн невероятных размеров, прекрасный сад, маленький столик у воды и несколько плетёных стульев.
- Тогда плавай в одежде, - пошутил Дэн. – Скромник ты наш…
- Неплохая идея, - кивнул белокурой головой парень. – Так и поступлю.
- Только попробуй, и я за себя не ручаюсь, - заявил Паттисон.
- Я вообще не понимаю, чего вы от меня хотите. Вроде бы во время съёмок вы со мной в бассейне искупаться не желали… - растерялся Фелтон.
- Ну… - Роберт замялся. – Я, например, много от жизни хочу и требую. На твой счёт у меня пока никаких планов нет, так что спи спокойно. Но это только пока…
- Да какого чёрта! – Том вскочил на ноги. – Вы на самом деле озабоченные, или у вас чувство юмора настолько специфическое?
- Одно из двух, - серьёзно ответил Дэн и, посмотрев на бассейн, добавил. – О, водичка готова!
Редклифф резко поднялся со своего стула, и в два шага оказался рядом с парнем. Растерявшийся Фелтон не успел вовремя отреагировать, и они вдвоём, прямо в одежде, упали в тёплую воду.
Тонкие брюки и шёлковая рубашка мгновенно прилипли к телу, но Том не обратил на это внимания. Сильный шок и новизна ситуации затмевали все остальные ощущения.
- Сдурел? – незлобно спросил он у Дэна, подплывая к бортику и цепляясь за него рукой, чтобы удержаться на поверхности.
- Почти, - кинул Дэн и по-собачьи тряхнул головой, обрызгав Тома.
- Щекотно! – засмеялся Том, ощутив на своём лице мелкие влажные капельки воды.
- Ты… - Дэниэл хотел что-то сказать, но передумал. – Ничего, прости. Мне просто нетерпелось попробовать воду.
- Ну, и как тебе? – без тени улыбки на лице спросил Фелтон. – Понравилось?
- Понравилось, - ответил Редклифф, посмотрев на Тома с придурью в глазах. – Не хочешь повторить?
- Что повторить? – не понял парень.
- Вот это, - Дэн положил руку ему на талию.
- А когда это было? – удивился Том, чувствуя, как в том месте, куда Дэн положил свою руку, разливается тепло.
- Пока мы падали, - Дэниэл безумно улыбнулся.
- Ты пьян, - Фелтон почувствовал, как его лицо стремительно заливается краской.
- Нет, - совершенно трезвым голосом ответил Редклифф.

- Про меня забыли! – Послышался с берега голос Паттисона. – � где справедливость?
- Роб, я телефон в доме оставил, можешь принести? Надо Эмме позвонить, узнать, как она доехала, - попросил Дэн, всё ещё держась на воде рядом с Томом, не убирая своей руки с его талии.
- Момент, - быстро согласился Роберт. – Я скоро буду…
- Руку убери, - неуверенно попросил Том, как только Паттисон удалился.
- Хорошо, - легко согласился Дэн, но не успел Фелтон перевести дыхание, как почувствовал всё ту же руку, но уже на бедре.
- Доволен?
- Не совсем… - Томас пристально посмотрел в глаза другу и коллеге по работе. – Что происходит?
- Ну, - Дэн засмеялся. – Мы выпили больше ящика пива на восьмерых, читали фики про своих героев, теперь болтаемся в моём бассейне, а ещё мне до жути хочется тебя поцеловать.
- Поцеловать? – ужаснулся Фелтон и на некоторое время потерял дар речи.
- А что в этом страшного? – тихо спросил Дэн и, протянув свободную руку, взлохматил на голове парня мокрые волосы.
- Так тебе больше подходит, - он пальцами руки зачесал светлые пряди назад, полностью открыв лицо.
- Дэн, я не… - Том хотел что-то сказать, но не успел. Дэниэл быстро подался вперёд, и уже через секунду Фелтон ощутил на своих губах вкус чужого поцелуя. Умелый язык Дэна, не встретив достойного сопротивления (позже Том объяснял это тем, что его застали врасплох), проник в рот. По спине парня пробежали мурашки, когда рука, прежде лежавшая на бедре, начала неторопливо двигаться вдоль тела, спускаясь всё ниже. Раньше у Тома были девушки, но он ни за что бы не подумал, что станет так страстно целоваться с парнем. Язык медленно исследовал каждый сантиметр нежного рта, тем самым, сбивая Томаса с толку, а рука, которая, казалось, жила своей собственной жизнью, добралась до своей конечной цели. Её лёгкое движение между ног вызвало у него сладостный стон.
Редклифф тут же отстранился от парня и даже отплыл немного в сторону, наградив его усмешкой. Над бассейном повисла тишина, лишь изредка прерываемая всплесками воды. В воздухе довольно ощутимо запахло грозой и… сексом. Дэниэл с вызовом смотрел на блондина, а последний не знал, куда себя деть от стыда и унижения. Фелтон стыдился самого себя, а также своего возбуждения, которое не могла скрыть ни мокрая одежда, ни окружавшая парня вода. � самым ужасным казалось ему то, что Редклифф прекрасно понимал его состояние. Всё в Дэне говорило об этом: изогнутые в усмешке губы, уверенные движения в воде, недвусмысленное выражение глаз.
- А вот и я! - появление Паттисона нарушило затянувшееся молчание. Том с облегчением вздохнул, и поплыл к лестнице. По дороге он всеми силами старался думать о чём-то совершенно антисексуальном. Может, дело было в простом везении, а может, Фелтон слишком хорошо владел искусством самоубеждения, но из бассейна он вышел уже без эрекции. Чувствуя, как по нему струйками стекает вода, он, пришлёпывая в дорогих, но промокших насквозь ботинках, пошёл к столику.
- Классно выглядишь, - глухо сказал Роберт, жадно разглядывая Тома.
Парень остановился, с недоумением взглянул на него, но тут же понял в чём дело. Тонкие брюки чёрного цвета облепили стройные ноги, как вторая кожа, да и промокшая шёлковая рубашка стала настолько прозрачной, что скорее открывала, чем скрывала все достоинства верхней части тела.

- Нечего на меня пялиться, - покраснел Фелтон и поспешил усесться сесть в плетёное кресло.
- Ты заболеешь, если не снимешь мокрую одежду, - сообщил ему Роберт, многозначительно улыбаясь.
- А кого это волнует? – пожал плечами Том. – Посмотри хотя бы на Дэна, ему и в мокрой одежде очень даже неплохо.
Паттисон засмеялся и, оторвав взгляд от блондина, перевел его на Редклиффа, который, закрыв глаза, на спине дрейфовал по воде.
- Пива хочешь? – Роберт протянул ему стакан с пивом.
«� когда из бутылки перелить успел?» - не в тему подумал Том, но всё же выпил пол-литра залпом.
- Может, составим ему компанию? – предложил Роб. – Ты ведь и так уже мокрый…
- После тебя, - улыбнулся Том.
- Ловлю на слове, - коварно усмехнулся Паттисон и, поднявшись с кресла, начал раздеваться. Быстро избавившись от рубашки, он удовлетворённо заметил, что его рельефная мускулатура производит должное впечатление. Дыхание Фелтона участилось, да и взгляд стал менее осмысленным.
«Быстро таблетки подействовали», - констатировал Роберт, расстегивая брюки.
Томас широко раскрытыми глазами наблюдал, как Паттисон стягивает с себя брюки и кидает их на пол, как туда же летит его нижнее бельё. � вот, обалденно красивый, стройный, сексуальный, и… голый юноша, стоит перед ним и ехидно ухмыляется.
- Не заставляй меня долго ждать, - мурлыкнул Роб, и прыгнул в бассейн.
Viole2xta
Глава 6

Том сидел в плетеном кресле под навесом, и всеми фибрами души мечтал ослепнуть. Потерять зрение и не видеть, как обнажённый Паттисон – мечта тысяч девушек и женщин, подплывает к Дэну и начинает его раздевать. Казалось бы, что в этом предосудительного? В обычной ситуации это можно было бы воспринимать, как простую заботу о друге, но то КАК он это делал не оставляло никаких сомнений в его истинных намерениях.
Простой друг не станет нежно целовать в шею, избавляя от рубашки, не станет щекотать грудь языком, аккуратно расстегивая ремень, не станет пристально заглядывать в глаза, быстро избавляя от брюк, и в конце концов, он никогда не станет яростно кусать губы своего товарища, одновременно гладя его член!

Если бы кто-нибудь, ещё час назад, сказал Фелтону, что тот будет изнывать от возбуждения при виде двух целующихся парней, то он бы в лучшем случае рассмеялся. Но сейчас, видя, как Паттисон проводит рукой по спине Редклиффа, нажимает пальцем на головку члена, вызывая у Дэна стон… Фелтон понял, что ещё никогда в жизни так сильно не хотел кого-либо.
«Это всё пиво», - твердил себе Том, пожирая два мускулистых тела глазами, и с трудом подавляя желание запустить руки себе в штаны, чтобы, наконец, прекратить эту сладостную муку.
- �ди сюда, - Дэниэл посмотрел на раскрасневшегося Фелтона. Второй раз просить не пришлось. С мыслью «А что я, собственно, теряю?», он поднялся с кресла, подошёл к небольшому магнитофону и включил радио. На неизвестной ему станции играли подходящую песню: Enya – Only Time… как раз то, что он хотел.
- Ну же, - хриплым голосом поторопил его Редклифф.
Том чуть заметно улыбнулся и начал одна за другой расстёгивать чёрные пуговички на своей рубашке. Очень медленно, как будто в режиме замедленной съёмки, он спустил часть шёлковой материи со своего плеча, провёл тонким пальцем по белоснежной коже, дотронулся до розового соска, и с удовлетворением заметил, что его действия вызывают нужную реакцию. Роберт и Дэниэл смотрели на него голодными глазами беспризорников, которых впервые посадили за праздничный стол.
Когда он, наконец, скинул уже не нужную рубашку на землю, над бассейном раздался нетерпеливый стон двоих молодых людей. Безупречное тело с белоснежной кожей, накачанный, но в то же время изящный торс, мускулистые, но такие аристократично хрупкие руки… Да, Том Фелтон как нельзя лучше подходил на роль прекрасных принцев, высокомерных герцогов, фаворитов королей. В этом юноше были сосредоточены все те качества, о которых мечтают абсолютно все девушки: красивое лицо, белоснежные волосы, бархатный голос…
- Совершенство… - тихо прошептал Паттисон, с вожделением смотря на стройную фигуру, которая покачивалась в такт музыке.
- �деал… - в свою очередь добавил Дэн, которому в эту минуту, больше всего на свете захотелось протянуть руки к Тому, и закричать на весь мир: «Моё!!!».
� опять, эта сводящая с ума неторопливость… парень начал снимать ремень, расстегивать ширинку… � вот он уже, сексуально извиваясь, как змея, скользящая по траве, стягивает с себя мокрые брюки. Фелтон с улыбкой лукавого начал снимать с себя плавки… но нет, остановился, и с ехидной ухмылкой вернул их обратно, так и не успев открыть возбужденной плоти.
На лицах «зрителей» невольно отобразилась обида.
- Ты издеваешься? – несчастным голосом спросил Дэн.
- В смысле? – прикинулся дурачком Том, спускаясь по лестнице в бассейн. Что-что, а прыгать в воду в таком крайне возбуждённом состоянии было бы глупо.
- Это жестоко… - спокойным, разве что чуть дрожащим голосом сказал Роберт. – Мы ведь не железные.
- А я тут при чём? – Фелтон спокойно проплыл мимо стоящих на мелководье актёров. Он обожал воду. Даже больше – он её боготворил, считая, что это самое великое, что есть на земле… � в этой жидкой субстанции он выглядел божественно. Красивое белое тело, отлично сложенная фигура… и шикарные светлые волосы, на фоне тёмных стен бассейна. Чудо… по-другому ни сказать, ни подумать, было нельзя. Не удивительно, что Редклифф не смог устоять перед таким соблазном…
Том с наслаждением плыл по воде, лениво перебирая руками и ногами. Думать не хотелось, он и так знал, что сейчас произойдёт, прекрасно осознавая, что два самых восхитительных парня на планете не устоят перед искушением. А ещё он знал, что обязательно будет жалеть об этом утром… но это уже потом, после… и он не будет думать об этом сегодня, а поступит так, как поступала героиня одной из его любимых книг, он подумает об этом завтра.
Горячая рука опустилась на его плечо, тем самым прекратив всякое передвижение по воде.
- Что? – Том встал на ноги (благо вся компания находилась в самой мелкой части бассейна), и подумав, слизнул со своих губ несколько капель воды.
- Это провокация, - последние слова, прозвучавшие в тишине ночи, перед тем, как на Фелтона обрушились ласки сразу двух парней.
На избавление от последнего предмета гардероба не стали тратить много времени – трусы были отшвырнуты куда-то на берег уже через несколько секунд. � вот две пары рук исследуют его тело, две пары губ целуют его везде, и непонятно чей голос, повторяющий:
- Сладкий…
Том тонул в наслаждении, которое ещё никогда не испытывал. Каждая девушка, с которой он был, требовала ласки, удовлетворения её желаний… на этот раз объектом страсти был он. На его нежной коже оставляли безжалостные засосы, его губы кровоточили от яростных поцелуев, его имя повторяли, как молитву…
- На землю, - не похожим на себя голосом сказал Роберт, подарив Тому серию поцелуев. – Быстро…
Через двадцать секунд продолжали уже на суше. Фелтона насильно уложили на холодный каменный пол, и уже с жестокой неторопливостью покрывали его тело поцелуями, ласкали каждую клеточку его кожи своими умелыми губами. Дэн провёл языком по внутренней стороне бедра блондина, вызвав у него неопределённый стон. Роберт добрался до груди, и слегка прикусил чувствительный сосок, чтобы тут же его зализать. Сочетание боли и наслаждения было настолько сильным, что стоило губам Редклиффа сомкнуться на головке члена, Том громко застонал и выплеснул сперму ему в рот.
- Дэн… - Фелтон в полубессознательном состоянии посмотрел на склонившегося над ним парня, и тут же встретился с ним глазами.
Дэниэл проглотил солоноватое на вкус вещество, и начал высасывать оставшиеся капельки из члена, при этом не прекращая смотреть в глаза Тому. Фелтон не понимал, что его возбуждает больше, шикарный минет, который ему делал один из самых известных подростков в мире, или широко раскрытые голубо-серые глаза, которые пронзали его насквозь.
Чувствуя снова захватывающее его возбуждение, Томас, срывающимся голосом, пробормотал:
- Больше…
- Что, котик? – спросил Паттисон, прикусывая ему мочку уха, а потом засасывая её в рот и лаская внутри своим языком.
- Больше…, - повторил Том. – Я… о… хочу больше…
- Кого, котик?
- Дэн… в меня…хочу…
В ту же секунду он почувствовал, как уже ставшие родными губы отпустили его, чтобы тут же смениться другими – более настойчивыми, но до невозможности ласковыми и распыляющими. Чей-то мокрый палец нежно погладил отверстие ануса, чуть надавил на него, чтобы потом осторожно в него проникнуть. Поначалу необычное ощущение от вторжения сменилось невероятным чувством полёта, когда к первому пальцу прибавился второй, и они, пошевелившись внутри, задели какую-то чувствительную точку.
- Дэниэл… давай…
- Подожди, малыш, - он услышал голос Редклиффа. – Ты ещё не готов.
- Прошу тебя… я больше не могу… О, Роб…
Паттисон увлечённо вылизывал член Томаса, при этом ласково гладя его по белокурой голове…
- Роберт, у него там ещё никого не было… - нетерпеливым голосом сказал Дэн. – Он не убьет меня завтра за это?
- Крем от загара, на столике… я видел… - подсказал ему Паттисон, на мгновение оторвавшись от своего занятия, но тут же продолжив, услышав жалобный стон Тома.
Пальцы покинули узкое пространство, но уже через полминуты Фелтон почувствовал, как они снова входят в него, уже смазанные чем-то жирным. Дэн аккуратно добавил третий палец, пытаясь как можно шире и безболезненней растянуть отверстие.
- Дэн… ну, скорее… чёрт возьми, я не этого не вынесу! – зло закричал Том, чувствуя, что ещё несколько секунд ожидания, и он умрёт от разрыва сердца.
- Да, мой мальчик, сейчас…
Паттисон, перевёл свою руку с головы Тома на его грудь, и сильно прижал его к полу.
- Так надо, - объяснил Дэн, на непонимающий взгляд серых глаз.
Что-то твёрдое прислонилось к отверстию Фелтона, и на его глаза невольно навернулись слёзы боли, когда Редклифф, приподняв ему бёдра, надавил своим членом, чтобы пропихнуть его внутрь. Том дёрнулся, инстинктивно пытаясь вырваться, но надёжная рука Роберта удержала его от этого поступка. Фелтон нашёл руками возбуждённый орган Паттисона, и сильно сжал его в руке, пытаясь компенсировать свою боль, но ответом на это действие был лишь благодарный возглас:
- Томми…
Том начал дв