IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> "Ненаписанная легенда", Артур/Мерлин, romance, adventure, кроссовер ("Гарри Поттер")
la novocaina
сообщение 12.10.2010, 19:41
Сообщение #1


Участник Merlin Big Bang


Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026



Название: "Ненаписанная легенда"
Авторы: la novocaina, Sabira
Фанартисты: Rina Nexum, Мышь (серая нелетучая)
Пейринг: Артур/Мерлин (предпосылки к Гарри/Драко)
Рейтинг: NC-17
Жанр: romance, adventure
Размер: ~100 000 слов
Disclaimer: Упоминаемые в фике персонажи принадлежат ВВС и Дж.К.Роулинг. Никакой материальной выгоды не извлекаем и излечь не хотели, просто балуемся.
Warning: AU к сериалу «Мерлин» (после второго сезона), AU по шестой книге Дж.К.Роулинг «Гарри Поттер и Принц-полукровка».
Summary: Король былого и грядущего вместе с великим волшебником Мерлином возвращаются, чтобы спасти Британию... но не из Авалона, а из Камелота.
Артур и Мерлин оказываются в Хогвартсе, чтобы помочь Англии в борьбе с Темным Лордом. Попав на середину шестого курса обучения, где все больше обостряется война факультетов, а кто-то пытается убить директора школы, Дамблдора, они вступают во взаимодействие с заклятыми врагами – Драко Малфоем, принявшим летом метку Темного Лорда, и Гарри Поттером, надеждой магического мира.
A/N: Уважаемые читатели и любители творчества г-жи Роулинг! Мы честно попытались соблюсти все рамки канона Хогвартса, но фик, в первую и главную очередь, про Артура и Мерлина. Поэтому предупреждаем сразу: именно они, а не Гарри, Драко или Снейп будут «в кадре» все время. Именно под них «прорисовывалась» реальность школы и их обитателей. Так что если у кого-то зародится червячок сомнения вроде «А это не мир Гарри Поттера!», то настоятельно рекомендуем перечитать еще раз наше примечание, а также warning. И не держать на нас зла. Все-таки у нас фандом «Мерлин», а не ГП.
Ссылка на скачивание: "Ненаписанная легенда"
Фик также можно прочитать на сообществе на дневниках

Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 12.10.2010, 19:42
Сообщение #2


Участник Merlin Big Bang


Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026



Ненаписанная легенда


Глава первая


Мерлин…

Мерлин помотал головой, доедая завтрак. Он уже опаздывал к Артуру, как обычно, проспав чуть дольше положенного, и хотел было бежать к наследному принцу, но в дверях его поймал Гаюс и в принудительном порядке заставил сесть за стол. И теперь волшебник уныло ковырял ложкой в тарелке с малосъедобной на вид кашей, которую так любил готовить по утрам придворный лекарь. Длинная лекция о безответственном отношении к здоровью и картинки собственной смерти от руки Артура совсем не способствовали аппетиту.

– Мерлин, ты меня слушаешь? – парень поспешно кивнул, прогоняя от себя образ Его Высочества, обещавшего лично заковать в колодки за очередное опоздание, и внимательно посмотрел на Гаюса. – Что с тобой происходит?

– Все в порядке, - улыбнулся Мерлин, оглядываясь в поисках сумки. - Правда, Гаюс, тебе не стоит переживать. Мне пора. Увидимся позже!

Последние слова донеслись из-за двери. Лекарь покачал головой и убрал со стола миску с недоеденной овсянкой.

Никогда еще знакомые коридоры Камелота не казались Мерлину такими длинными. Перепрыгивая через две ступеньки на третью, он бежал на кухню за завтраком для принца. Не то чтобы он верил, что тот приведет угрозу в исполнение, но в последние дни Артур был сам не свой, а быть мальчиком для битья Мерлину немного надоело. Осточертело, если честно. И поэтому, к вящему удивлению Пендрагона-младшего, он почти даже не пытался огрызаться, чтобы не навлечь лишний раз гнев на свою многострадальную голову.

– Что-то ты сегодня поздно, Мерлин, - неодобрительно заметила кухарка, вытирая руки о заляпанный передник.

– Решил дать Его Высочеству возможность выспаться, - он подхватил поднос с давно сервированными блюдами, - а то Артур совсем измотался с этими тренировками.

Кухарка, полная женщина средних лет, всплеснула руками, согласно кивая, и Мерлин быстрым шагом вышел из помещения. Времени и желания выслушивать в тысячный раз монолог о величии будущего короля не было. А даже если бы и было, разве стоило его тратить на то, что ему и так давно известно?

Мерлин…

Вздрогнув от знакомого вкрадчивого голоса, он споткнулся о каменный выступ, и опасно накренившийся глиняный кувшин с водой и серебряный кубок застыли в процессе падения. Мерлин быстро огляделся, не видел ли кто, но коридор был пуст, только вдалеке новая служанка натирала пол, напевая веселую мелодию. Маг с облегчением вздохнул, вернул все предметы на свои места и, коротко постучав, вошел в комнату принца.

Артур сидел на смятом покрывале, щурясь на заливающие кровать лучи солнца. Сонно моргнув на появление слуги, он недовольно нахмурился, отмечая слишком яркие синяки под глазами опять проспавшего Мерлина.

– Мерлин…

Мерлин…

– Как спалось, сир? – нагло перебив Артура, он аккуратно поставил поднос на стол, после чего распахнул окно, позволяя морозному воздуху ворваться в спальню. – Я решил, что раз ты сегодня собрался на охоту, то тебе нужно как следует отдохнуть…

– И поэтому позволил себе валяться в постели больше положенного, невзирая на мои приказы?

Мерлин виновато улыбнулся, приглашающе поднимая руки с ковшом. Артур нехотя выбрался из теплого кокона одеял и, душераздирающе зевнув, подошел к слуге. С такого близкого расстояния отчетлива была видна испарина, выступившая на высоком лбе, да и сам Мерлин как-то мелко подрагивал, шумно выдыхая, так, будто он бежал из Нижнего Города.

– Мерлин, с тобой все в порядке?

– Да, все хорошо, - откликнулся Мерлин, зачерпывая воды для умывания и поливая ей подставленные ладони принца.
Холодная влага быстро смывала остатки ночных видений, прогоняла сонную усталость и ленивую истому.
Вытершись, Артур потянулся – и зашипел, когда наполовину наполненный ковш со всплеском упал в кадку, и брызги родниковой воды окатили его почти что целиком.

– Мерлин! Смотри, что ты делаешь, идиот!

Мерлину даже не надо было указывать. Он и так смотрел. Испуганно, неверяще, бормоча извинения и попутно вытирая мокрого Артура. Тот в излюбленной манере выражал свое мнение относительно умственных способностей слуги, который непонятно вообще как оказался на столь почетной должности, но маг не слушал. В голове шумело – не так, как в предыдущие дни, значительно сильнее, до мелкого звона в ушах и двоения перед глазами. И еще этот чертов Дракон…

Мерлин… Не делай вид, что ты не слышишь меня. Это просто невозможно.

Это действительно невозможно. Он же отпустил его, что еще ему нужно? Все только-только более-менее пришло в порядок. Камелот потихоньку восстанавливался после разрушений. Моррис сказал недавно, что его дом уже не напоминает заброшенный сарай, крыша королевской кузницы больше не протекает, а сам Артур не далее как вчера отчитался перед Утером, что за месяц, прошедший после нападения Дракона, им удалось на треть починить Северную башню.

Мерлин?

– Мерлин?

– Да, сир, - маг усердно взбивал расшитые золотом подушки, с удивлением отмечая, что раздражающий его вот уже который день голос Дракона звучал все более устало.

– Если ты заболел, не надо корчить из себя героя. Иди к Гаюсу.

– Я не заболел! – Мерлин недовольно кинул подушку в изголовье и начал расправлять изрядно смятую простынь.

Руки противно дрожали, вязкая слюна, быстро скапливающаяся во рту, никак не помогала сухому горлу. Мерлин стиснул зубы, резко вскидывая подбородок, и схватился за столбик кровати – все внезапно закружилось перед глазами, вместе с тошнотой накатила предательская слабость, так, что пришлось незаметно упереться коленом в матрац.
Возможно, Артур был не так уж и неправ, и он, Мерлин, слишком переусердствовал в отрицании очевидного.

Мерлин… Послушай меня, Мерлин, ты знаешь, что это важно…

«Ничего я не знаю».
Голоса сливались в один сплошной гул, который, нарастая, давил на виски, сжимая голову словно в наковальне.
Одеяло, кажется, уже давно лежало на полу, но Мерлин не видел. Комнату быстро заполнял яркий свет, а на краю подсознания назойливой мухой крутилось это громкое «Мерлин», и тут же, рядом, артуровское:

– Мерлин! Мерлин?

Мерлин!

– Да заткнись ты, - сдавленно прошептал маг, зажмуриваясь, перед тем, как со всхлипом упасть на разобранную кровать, не в силах больше терпеть этот шум.

Боль резко выдернула его из звенящей пустоты. Промаргивая белую пелену, Мерлин увидел склонившегося над ним Артура. Он что-то говорил, спрашивал, тряс за плечи, но Мерлин, казалось, был оглушен блаженной тишиной и растерянно смотрел на встрепанного, рассерженного принца, не осознавая до конца, что же произошло.
Мир прояснялся постепенно. На языке чувствовался терпкий, отдающий медью привкус, правая щека заныла, и маг, поморщившись, попытался приподняться, но Артур одной рукой уложил его обратно – вероятно, той же, которой привел его в чувство.
Мерлин никогда не понимал, как рыцари выдерживают артуровские тренировки, не говоря уже об испытаниях и турнирах. У него от простого толчка плечо будет ломить неделю.
На лоб упало холодное полотенце.

– Лежи здесь. Я пришлю Гаюса, чтобы он забрал тебя.

Мерлин попробовал было протестовать, но под злым, колючим взглядом принца слова испарились сами собой. Откинувшись на пуховые подушки, он слушал, как Артур меряет шагами комнату, как скрипит так и не смазанная дверца шкафа, шуршит свежевыстиранная красная рубашка, брошенная на стул. Вообще, насколько Мерлин мог судить, Артур один одевался куда быстрее, чем с его помощью.
«Ленивый придурок».

– Не вздумай никуда уйти, - Мерлин повернул голову. Артур, наклонившись, молча рассматривал его, как не раз это делал на поле боя со своими рыцарями. Вот только Мерлин раненым рыцарем не был, и Артур сейчас не ощупывал его, как их – быстро, осторожными движениями, стараясь не навредить еще больше, и проверить, тяжела ли травма и есть ли шансы на выживание. Он просто смотрел, и от такого пристального интереса стало вдруг очень неуютно. Мерлин почувствовал, как краска заливает его лицо, и быстро кивнул в ответ на приказ. Артур, словно сомневаясь, не двигался с места, и его дыхание, легко касаясь беззащитной шеи, мурашками стекало по позвоночнику. Мерлин машинально натянул одеяло повыше, вздрагивая всем телом от этой странной, неожиданной близости. Артур фыркнул, небрежным жестом поправил сползшую на затылок мокрую тряпку и, пробормотав: «Идиот», вышел из спальни.

Во дворе, прячась от взошедшего солнца, его рыцари лениво что-то обсуждали. Судя по обрывкам фраз – только что прибывших претендентов, держащихся в сторонке и вытянувшихся по струнке при его появлении. Нахмурившись и чуть замедлив шаг, Артур подошел к ним, взмахом руки подзывая к себе Лиона.

– Доброе утро, сир.

– Отведи новеньких на поле, начните тренировку. Вы, - он обвел взглядом настороженные, чуть испуганные лица, - в мое отсутствие подчиняетесь сэру Лиону и выполняете все его приказы, - синхронно склоненные головы вызвали ухмылку. Мерлин наверняка бы пробормотал что-то язвительное на этот счет. Мерлин... – Лион, найди Морриса, пусть ждет меня с доспехами.

Рыцарь кивнул. Артур быстро пересек площадь и, не утруждая себя стуком, вошел в комнаты Гаюса. Дверь, распахнувшаяся настежь, с громким треском ударилась о стену, и лекарь, вздрогнув, выронил из рук какой-то стеклянный сосуд. Пузырек с прозрачной на вид жидкостью разбился, и его содержимое медленно растекалось по каменному полу.

– Выше Высочество? – Гаюс даже не думал скрывать явно звучавшее в голосе раздражение.

– Гаюс…что это?!

Принц изумленно смотрел на вспыхнувшее маленькое пламя на том месте, куда упала склянка. Лекарь быстро опрокинул приготовленный заранее, видимо, котелок с водой, туша небольшой костер, а после степенно обратился к Артуру:

– Эксперимент, сэр. К сожалению, неудавшийся.

Судя по холодному, строгому взгляду, Гаюс находился на пороге нового, очень важного открытия, а Артур своим появлением испортил результат долгих часов и скрупулезного труда. И только очень важная причина могла извинить принца.

– Ясно, - Гаюс выразительно приподнял бровь, удерживаясь от саркастического вопроса. Артур недовольно нахмурился и продолжил чуть более резко, чем хотел: - Есть дело, касающееся твоих прямых обязанностей.

– Очередной рыцарь с пробитой головой?

Артур никогда не разделял удивления отца относительно обширных знаний Гаюса об опасных, отравляющих веществах и животных. Как можно не знать то, с чем родился?
Если бы сцедить яд, пропитывающий каждую фразу лекаря, набралось бы не меньше бочки.

– Нет. Всего лишь Мерлин, который нашел привычку терять сознание во время исполнения своей работы, - глядя на мгновенно изменившееся, встревоженное лицо Гаюса, Артур не удержался: - Думаю, этот эксперимент может быть гораздо интереснее и полезнее для нас.

Гаюс кивнул и, поклонившись, вышел из помещения, оставив принца одного.
Задумчиво бродя по комнате и не замечая хлюпанье воды под ногами, Артур старался собраться. Его ждали рыцари, которых надо было тренировать, его ждали новые люди, которых надо было проверить. В последнее время все претенденты с трудом проходили обучение, чего уж говорить о последнем испытании. Разочаровываясь каждый раз после десятисекундного боя, Артур ругался на слабость и неумение этих идиотов запоминать самые простейшие приемы, а Мерлин слушал, снимая с него доспехи, и не подшучивал, отдавая отчет в том, как поредело войско Камелота после нападения Дракона.
Мерлин.
Артур остановился напротив его комнаты. Перед глазами снова возникла худая фигура, ничком свалившаяся на его кровать. Бледная, как мел, кожа, и дрожащие руки, сжимающие голову, словно боль раздирала ее на куски. Открытый горячий лоб и сухие искусанные губы со срывающимися глухими стонами. Заполошно бьющийся пульс под его ладонью, накрывшей тонкую шею, и хрупкие плечи, за которые он тряс своего слугу, стараясь привести в чувство.
И этот идиот еще с ним спорил, не желая идти к Гаюсу!
Мысленно пообещав себе больше не пренебрегать колодками при столь явном неповиновении, Артур вздохнул и, аккуратно прикрыв за собой покосившуюся дверь, направился к полю.

День прошел быстро и скомкано. Тренировка не принесла нужного удовлетворения, после Утер созвал внеплановый совет, узнав о бахвальных заявлениях Ольстриха, сына покойного Хенгиста. Тому хватило наглости утверждать, что если бы у него было желание захватить Камелот, то он сделал бы это без особых потерь, ведь рыцари Утера не выдержали б и пары битв. Оскорбленный Пендрагон захотел проучить зарвавшегося варварского короля, и Артур потратил немало сил и времени, чтобы уговорить отца хотя бы подождать. Некоторые рыцари только оправились от тяжелых ран, новички еще были не готовы к войне, а сам Артур слишком устал от битв, слишком вымотался, защищая, а затем восстанавливая свой город. Да и к тому же не верил он, что Ольстрих может напасть на Камелот. Слухи всегда все преувеличивают, и если Утер располагал только ими, то Артур сам видел войско мерсийца. Даже в ослабленном состоянии рыцари Камелота одержали бы убедительную победу.
В конце концов, отец согласился с его доводами и, отпустив приближенных, решил пересчитать запасы продовольствия – судя по всему, зима обещалась затяжная, и в народе появились волнения и страхи перед голодом. Артур мысленно проклял поднимающих панику крестьян: запасов хватало с лихвой, о чем принц прямо и сообщил, ведь он лично наполнял подвалы замка зерном. Раздраженный возражениями сына, Утер вспылил, и теперь они третий час сидели над свитками, сверяя данные и вписывая новые цифры.
Когда Артур вернулся к себе, на дворе уж стемнело. Он надеялся, что слугам хватило ума растопить камин в его комнате и принести ужин.
Ужин, к его радости, стоял на столе, а камин уютно потрескивал дровами. Мерлин, убирающий раскиданную одежду в шкаф, вздрогнул при его появлении.

– Мерлин? Что ты здесь делаешь?

Небрежно бросив перчатки на пол, Артур подошел вплотную к магу, поймав укоризненный взгляд.

– Выполняю свои обязанности, сир?

Пальцы Мерлина скользнули по доспехам, а Артур все стоял, разглядывая изможденное лицо свое слуги, огромные тени, залегшие под глазами, взъерошенные, будто тот только что проснулся, волосы.

– Тебе следовало оставаться в постели, - недовольно заметил принц.

– Я здоров, - Мерлин ступил ему за спину и надавил руками на плечи, заставляя сесть на стул и облегчить ему работу.

– Это я с утра заметил, - пробормотал Артур, устало проведя ладонью по лбу.

– У меня просто была бессонная ночь, - тело, лишенное брони, казалось в несколько раз легче. Мерлин аккуратно сложил доспехи в сторону и взялся за кувшин, наливая вина в кубок. – Знаешь, когда совсем не спишь, наутро голова просто раскалывается.

– И поэтому ты решил поспать в моей кровати, - усмехнулся Артур, принимаясь за еду.

– Немножко, - Мерлин между делом отломил кусочек пирога, стоявшего почти на конце стола, и быстро съел, надеясь, что принц не заметит, - мой матрац слишком жесткий, и поэтому мне часто снятся кошмары.

– Как могут сниться кошмары тому, кто сам является частью их?

– Очень смешно, - Мерлин насупился и отвернулся, не видя довольной улыбки принца. Слуга дерзил, как обычно, а значит, все и вправду было в порядке. - Как прошла тренировка? Моррис сказал, прибыли новые рыцари?

– Трое идиотов, двое так себе, получше.

– Идиоты – это те, которые сейчас лежат у Гаюса, а получше – те, которые упали со второго удара и смогли сами придти за лечебной мазью?

– Мерлин! – Артур привычно повысил голос.

– Да, сир?

– Долей мне вина и оставь в покое пирог.

– Почисти доспехи, наточи меч…

– Для начала расстели постель.

Слишком громко вздохнув, Мерлин сдернул тщательно заправленное покрывало, стараясь игнорировать пристальный взгляд Артура. Тот словно ждал, что маг снова упадет без сознания, всем своим видом показывая, что ни капли не верит его объяснениям. Взбив подушки, Мерлин отошел к двери.

– Что-нибудь еще, сир?

– Да. Меч, доспехи. Ну, ты сам знаешь, - усмехнувшись, Артур зевнул и, не обращая внимания на недовольно вытянувшееся лицо Мерлина, лег в постель.



«Убита глава Департамента магического правопорядка! Амелия Боунс найдена мертвой в собственном доме! Читайте эксклюзивное интервью с Гавейном Робердсом, сменившем Руфуса Скримджера на посту главы Аврората…».

Гарри скомкал и так изрядно помятый листок «Пророка», только что подобранный в сарае, и зябко натянул свитер миссис Уизли на пальцы. Ночь выдалась холодной. Что его понесло покинуть теплую спальню и отправиться прогуляться?
Гарри усмехнулся. Гермиона бы назвала его вопрос риторическим, и не преминула бы при этом перечислить с пяток причин, начав с потребности организма в чистом воздухе и закончив чем-нибудь вроде подросткового стремления к уединению, для которого заснеженный неухоженный сад – самое место.

И ошиблась бы оба раза. У Гарри не шел из головы разговор с министром. Скримджер задел его сильнее, чем мог представить, снова напомнив, кто такой мистер Поттер, и что ждет от него общественность. Гарри даже почувствовал смутное беспокойство – теперь ему слышался упрек в словах Скримджера. Ведь он, Гарри Поттер, так до сих пор и не исполнил свое предназначение, не смог уничтожить Волдеморта, хотя… уничтожить – это сильно сказано. На самом деле это Темный Лорд никак не мог справиться с удачливым мальчишкой – по чистой случайности. Никаких особых заслуг самого Гарри, как он прекрасно понимал, в этом не было. Просто удача. Чертовское везение, отправляющее на смерть других людей, чтобы Мальчик-Который-Выжил пожил еще немного.
Люди ждали иного. С одиннадцати лет, черт возьми, люди смотрели на его шрам, шептались за спиной и ждали: ну когда же?! И ничего не происходило, но в него все равно продолжали верить, восхищаться и называть Избранным и другими дурацкими именами.

Глаза снова скользнули по смятому листку. Гарри помнил, как Дамблдор еще тогда, летом, рассказывал об Амелии: сухо, без подробностей, стараясь уберечь – в очередной раз. И как Гарри потом, уже в Хогвартсе, жадно читал заметку, пролистывая подшивку «Пророка». Пятна крови, искаженное от муки лицо, вывернутые руки и ноги, синяки – глава департамента умирала долго. Пожиратели любили поразвлечься.

И что его дернуло подобрать листок почти полугодовой давности?..

Гарри снова поежился и подышал на все равно мерзнущие пальцы. Скримджер хотел создать видимость сотрудничества между ними. Гарри равнодушно подумал, что, наверное, это должно льстить. Ему шестнадцать, а министр хочет, чтобы мистер Поттер его одобрил. Вот только Гарри не одобрял, он чувствовал себя окончательно запутавшимся, опустошенным, потерянным. Несмотря на все предпринятые меры, усиление патрулей, наложенные вокруг заклятья и рейды авроров – люди продолжали погибать. Известные волшебники и рядовые ведьмы, подростки и старики – те, кому не посчастливилось оказаться на пути Пожирателей, давно не чувствующих разницы между убийством ребенка и взрослого, мужчины и женщины, волшебника и сквиба.

И как бы глупо это не было, Гарри винил себя. В кричащих заголовках и жутких колдографиях в газетах, в потухших глазах Тонкс, в слезах Ханны Эббот, потерявшей мать, во всем, что творилось в магическом мире. И, конечно, в смерти Сириуса.

При мысли о крестном Гарри по привычке закусил губу, мимолетно подумав, что теперь она обветрится еще больше, и Молли Уизли утром снова будет причитать. Но привычная, по-матерински ласковая ругань не могла отвлечь от воспоминаний, от завесы, за которой исчез недавно найденный близкий человек. Если бы Гарри был немного опытнее… сильнее… лучше подготовлен…
Он с размаху наклонился и зачерпнул пригоршню снега, принявшись тут же растирать его по лицу. Кожу неприятно закололо, зато глаза перестали жечь злые слезы, такие детские и недостойные. Сириус бы точно не понял ревущего по нему крестника. Немного успокоившись, Гарри сел на клумбу, мало заботясь о собственных штанах, и обхватил себя руками за плечи, еле удерживаясь, чтобы не начать раскачиваться – как Невилл перед занятиями у Снейпа.
Пальцы снова скребли снег, он забивался под ногти и таял, а Гарри вспоминал прошедший день, еще даже до прихода Скримджера в компании ставшего совершенно чужим Перси. Утром они с Роном радовались, несли ерунду, вспоминали Лаванду и смеялись над дурацким украшением, сидели потом в празднично убранной гостиной, где по радио крутили старые хиты Селестины, а где-то там продолжали погибать люди.

Пока он, Гарри Поттер, праздновал Рождество в кругу почти семьи.

Взвыв, Гарри с силой ударил кулаком по каменной клумбе, отпугнув подобравшегося было к нему садового гнома, спешно принявшегося улепетывать. Видать, побоялся стать еще одним ангелом на елке у Уизли.
В полном бессилии, не чувствуя, как пошедший снег припорашивает его волосы, заставляя намокшие пряди закрыть знаменитый шрам, Гарри смотрел на старый сарай и все-таки раскачивался по примеру Невилла.

«Мерлин, ну помогите же мне хоть кто-нибудь…».



На следующий день Мерлин, как обычно, опоздал. Расставляя завтрак, он преувеличенно бодрым голосом сообщил, что на дворе потеплело, а новые рыцари в порядке и даже рвутся на тренировку, не слушая запретов Гаюса.

– Никакой тренировки, - поморщился Артур, умываясь и поспешно отходя от кадки с водой. Повторения обливания не хотелось.

– Вот и я им сказал, что если ты снова их ударишь, то так быстро они не очнутся, - жизнерадостно подтвердил тот, аккуратно опуская ковш на скамью.

– И это тоже, - немного самодовольно согласился принц, - но я не о том. Тренировка отменяется. Приготовь коня, я поеду на охоту.

Кивнув, Мерлин вышел.
Когда Артур спустился вниз, тот деловито упаковывал провизию.

– Мерлин, - слуга вопросительно смотрел на него, - ты куда-то собрался?

– Ты же сам сказал…

– Я не имел в виду тебя. Я еду один.

– Я поеду с тобой, - упрямо возразил Мерлин. Артур приподнял бровь. – К тому же, некому будет подать тебе арбалет.

– Если ты свалишься с лошади, то подать мне арбалет ты уж точно не сможешь.

– Я не свалюсь! Я прекрасно себя чувствую, - недовольно воскликнул Мерлин, скрещивая руки на груди. Прищурившись, Артур недоверчиво разглядывал явно невыспавшегося слугу, - правда, Артур.

– Не помню, чтобы ты когда-то так рвался со мной на охоту.

– Ну… я понял, какая это привилегия?

Сдавшись, Артур махнул рукой и забрался на коня. Если этот придурок свалится, то он лично отправит его в темницу.
Но вопреки опасениям, все шло как нельзя лучше. Мерлин весело болтал всю дорогу, делясь последними сплетнями, когда надо было, молчал, стараясь не спугнуть добычу, и вел себя на удивление покладисто. Принцу удалось подстрелить нескольких кроликов и куницу, и он уже целился в не подозревающую ни о чем жирную куропатку, как поляну накрыла гигантская тень. Птица вспорхнула, и Артур, выругавшись, проследил за ней взглядом.
И замер.

В небе, полностью закрыв солнце, медленно кружил Дракон, постепенно снижаясь, пока не уселся прямо напротив них. Артур вытащил меч, загораживая собой явно опешившего Мерлина, и приготовился атаковать, ожидая реакции зверя.
Дракон, казалось, и не думал нападать. Он странно водил головой, чуть покачиваясь на лапах, и смотрел на них, не моргая.

– Ты же сказал, я убил его, - сквозь зубы процедил Артур, сжимая влажными ладонями твердую рукоять.

– Ты и убил, - горячо заверил его Мерлин. – По крайней мере, я видел точно, как он… - слуга запнулся, - как он вспыхнул в пламени и исчез.

– Сгорел? – Дракон издал лающий звук, похожий на смех. – Ты сам веришь в то, что говоришь?

Мерлин похолодел. Мало того, что эта ящерица изводила его несколько дней своим голосом, так теперь она прилетела сюда, и любое ее слово могло раскрыть его тайну.
Возможно, все же не стоило игнорировать зов.

– Да, я видел, - с нажимом произнес он, глядя в желтые, опасно сузившиеся глаза. Дракон выпустил из носа струйки дыма, и Мерлин заметил, как напрягся Артур, готовясь отразить удар.

– Не верь всему, что ты видишь, мальчик. Истина не подвластна зрению простого смертного, а если ее захотят скрыть…

– Чего тебе нужно? – Артур, слушавший этот разговор – Дракон мог говорить! – не выдержал и сделал шаг вперед, не замечая взметнувшуюся руку, стремящуюся удержать его.

– Спокойнее, юный принц, я не собираюсь причинять вам вред, - Дракон вдруг взвыл, выдыхая в небо искры пламени, - мне надо всего лишь поговорить…

Поговорить? Тогда ты тоже прилетал разговаривать? Отлично получилось, ничего не скажешь.

– Артур Пендрагон, - принц вскинул подбородок в ответ на насмешливый тон, - когда ты научишься слушать, тогда ты сможешь увидеть Истину.

Мерлин подошел поближе. Дракон вел себя… странно. Нет, он продолжал говорить бессмысленным набором фраз, и даже Артур, выпендривающийся витиеватыми выражениями на балах и советах, явно был озадачен. Но само поведение – Дракона словно подменили. Складывалось ощущение, что он не хотел находиться здесь и в то же время не мог избежать этого.

– Что. Тебе. Нужно? – чеканя слова, повторил Артур, и не думая опускать оружие, пусть и бесполезное против магического существа.

– Мне – ничего, но… Молодые люди, время неподвластно изменению, будущее всегда скрыто, и какими бы могущественными не были колдуны, даже им не по силам вмешиваться в естественный ход вещей, называемых жизнью, - Дракон будто вздохнул, видя непонимание, написанное на лицах Артура и Мерлина. - Но иногда, очень редко, наступает момент, когда баланс мира находится под угрозой, и тогда высшие силы требуют немедленного вмешательства, чтобы не допустить ужасных последствий.

Маг вздрогнул. Дракон смотрел на принца, но речь явно предназначалась для его, мерлиновских, ушей. Еще бы понять, о чем он толкует…

– Каких последствий? – напряженно спросил Артур.

– Смерти. Гибели множества людей, умирающих от рук Темного волшебника, стремящегося захватить власть над миром. И ему это почти удалось.

– Где он?

Дракон снисходительно покачал головой.

– Ты не слушаешь меня, юный наследник. Время никогда не позволяет нам вмешиваться в ход жизни, оно не пересекается со своими параллелями, но сейчас, пожалуй, особый случай.

– И чем же он так особенен? – не преминул огрызнуться Артур, бегло оглядываясь по сторонам, снова и снова.

Проследив за его взглядом, Мерлин понял причину беспокойства.
Время застыло, остановив деревья, чуть пригнувшиеся в порыве ветра, парящих в небе птиц, солнце, на которое можно было смотреть, не прикрывая глаза рукой. Тишина, нарушаемая только их разговором, была непривычна. Не оглушающая, не напряженная – простая, самая настоящая тишина, как перед сном, когда гасишь свечи и заворачиваешься в одеяло, чтобы не слышать лай собаки во дворе и звяканье доспехов камелотской стражи.

– Ты и сам видишь, юный наследник. Время дает вам шанс помочь обреченным на смерть, в противном случае урон будет таков, что будущее просто прекратит свое существование.

– Что за чушь! Этого не может быть, - Артур начинал терять терпение. – Будущее есть всегда. Сейчас мы разговариваем, и это почти прошлое, а затем я тебя убью, или ты снова улетишь, или вздумаешь напасть на Камелот – любое из этих событий есть будущее.

– Будущее перестанет существовать, когда некому будет жить. Когда все живое будет уничтожено, и естественный баланс не сможет покрыть ущерб.

– Чушь.

– Я знаю, о чем говорю, Артур Пендрагон. Ты храбрый воин и совсем скоро станешь великим королем, которым будут гордиться, о котором будут слагать легенды. Поэтому время выбрало тебя и твоего помощника…

Мерлин решительно ничего не понимал. Артур вздрогнул, опустив голову, после чего не выдержал и оглушительно расхохотался. Маг тихонько дотронулся до его плеча, пытаясь не позволить совершить необдуманные выпады.

– Мне с детства твердят о том, каким я стану королем. Отец, Моргана, Гаюс… даже на Мерлина иногда что-то находит, но чтобы ты! Магическая тварь, разрушившая мой город, желающая убить меня, что бы ты знала обо мне? – отсмеявшись, Артур резко собрался и зло выдохнул: - Довольно. Я не намерен и дальше….

Мир поплыл. Мерлин со всей силы вцепился в артуровскую руку, больше всего на свете испугавшись потерять принца в водовороте нахлынувших на них картин. Все завертелось перед глазами, был только Артур, сжимающий его ладонь и размахивающий мечом.
И неожиданно все остановилось.
Они оказались в незнакомом месте. Мерлин развернулся и застыл, увидев совершенно другого Артура, вытирающего покрытый кровью Экскалибур. Уставший, заметно повзрослевший, он ходил между телами, помогая рыцарям искать живых товарищей. Между бровей залегла глубокая складка, но она, вместе с короткой бородой, совсем не старила молодое лицо. Скорее придавала той мудрости, которая иногда, но все же проскальзывала в настоящем Артуре, и решительности, словно на его плечи легла ответственность за весь мир. Или Альбион.
Они находились на поле боя, рядом с огромной, полноводной рекой, и в тяжелом летнем воздухе отчетливо стоял удушливый запах крови и металла. Мерлин завороженно наблюдал, как Артур взмахом руки подзывает к себе одного из воинов.

– Отличный бой, мой Лорд. Проклятые саксы нескоро еще попробуют ступить на наши земли.

– Гавейн, мы выиграли только битву. Нам нужно поспешить – слишком много раненых сегодня, - король вздохнул, обернувшись, и Артур увидел стоящего поодаль Мерлина, который отрицательно качал головой. Тот Мерлин был хмур, а под глазами залегли первые морщинки. - Займитесь мертвыми, Гавейн, живых уже не осталось.

Артур, затаив дыхание, рассматривал самого себя, короля Артура Пендрагона, печально обводящего взглядом широкое пространство, покрытое кровью вперемешку с телами людей и животных. Он никогда не бывал здесь раньше. Возможно, это были южные земли, судя по жаре и равнинной местности. Вода в реке бурлила, смывая кровь с берегов, касаясь сапог нового, незнакомого Мерлина. Он больше не выглядел нескладным подростком. Артур внимательно оглядывал стройную, чуть худощавую фигуру, одетую в кольчугу и цвета Камелота. Не слуга – равный.
Артур видел, как рыцари, кивая Мерлину, складывали на траву, ближе к беснующейся воде, тела друзей и врагов, а Мерлин стоял, задумчиво глядя прямо на того Артура, и во взгляде было столько необъяснимой тоски, что захотелось встряхнуть, понять, в чем же дело и…

– Убедился, юный наследник?

Картина с поля боя рассеялась, и они снова оказались на поляне, а Дракон ухмылялся, глядя на их удивленно-потерянные лица.

– Что… что это было? – выдавил из себя Мерлин, не отводя глаз от Артура, который, в свою очередь, рассматривал его с не меньшим интересом.

– Битва. Если не ошибаюсь, у реки Дуглас. Саксы снова пытались – вернее, попытаются – захватить ваши земли…

– Но они не наши. Река Дуглас находится далеко за пределами Камелота, за пределами карт!

Дракон фыркнул, и Мерлин мог поклясться, что тот чуть не обозвал принца идиотом. Артур словно почувствовал это и снова наставил свой меч на животное.

– Итак, молодые люди, мы не можем дольше ждать, - Дракон будто задрожал, царапнув когтями по замороженной земле, и Артур тут же сделал два шага назад, пригнувшись и целясь мечом в незащищенную чешуей кожистую шею. - Вам незамедлительно стоит отправиться через время будущего, найти человека с именем Гарри Поттер…

– Ты шутишь? – язвительно поинтересовался Артур.

– Я никогда не шучу, Артур Пендрагон. Я знаю, о чем говорю.

– А я по горло сыт этими дурацкими сказками про время, балансы и будущее. Даже если бы это было возможным, в чем я сильно сомневаюсь, я бы никогда не оставил Камелот, нуждающийся в моей защите, ради какого-то там идиота с глупым именем и воображаемого Темного волшебника. Мне их и здесь хватает.

– Ты не можешь судить о том, чего не знаешь, юный Пендрагон! Ты прекрасно владеешь мечом и другим оружием, но ты бессилен перед высшими силами. Оглянись вокруг – время встало, ожидая вашей помощи. Ничего не изменилось, ничего не изменится – время не умеет обманывать. Нарушая для восстановления баланс одного мира, оно сохраняет нетронутым баланс другого, откуда черпает силы. Ты не хочешь признать свою слабость перед тем, что тебе неподвластно, не понимая, что неподвластное – еще не значит вражеское.

– Я знаю, что все, что сейчас происходит – магия. И я знаю, какое зло она может причинить. И если ты думаешь, что своими видениями можешь сбить меня с толку, то глубоко ошибаешься.

– Я же говорил тебе, что ты не умеешь слушать. Ты даже не знаешь, что такое видение, а уже путаешь видение с грядущим, даже не зная отличий…

– Зато я знаю, что в твоем этом грядущем была магия! - Дракон удивленно склонил голову набок. - Та река, которая в такую жару должна была иссохнуть, выходила из берегов, смывая тела, - процедил Артур, нервно провернув в руке меч. – Это противоречит всем законам природы и логики.

– Ты прав, - согласился Дракон, свалив хвостом одно из деревьев.

– Магии нет места в Камелоте!

– Путь одного глупца, обладающего властью, не может быть разделен тем, кому суждено стать великим правителем.

– Заткнись! Мне надоела вся эта чушь. Я…

– Артур…

Артур резко обернулся, глядя на осевшего у его ног Мерлина. Молчавший все время слуга сжимал виски руками, жмурясь от яркой боли.

– Артур… пойдем…пожалуйста.

Принц, не поворачиваясь к Дракону спиной, рывком поставил дрожащего Мерлина на ноги, пятясь к кромке леса. Шагнув к ближайшему дереву, он прислонил задыхающегося Мерлина к шершавому стволу.

– Не выспался, да? – зло прошептал ему в ухо, не сводя глаз с выжидающе замершего Дракона, и развязывая тугой узел шейного платка.

– Ар...тур…

– Заткнись, идиот. Нам нужно вернуться в замок, а там я соберу рыцарей и прибью это магическое отродье раз и… - Артур осекся, заметив неестественно застывших, словно нарисованных лошадей. Сглотнув, он постарался не думать, что Камелот тоже погрузился в это странное оцепенение, и все рыцари нелепыми статуями стоят, сидят или лежат по всему замку.

– Артур Пендрагон, ты не можешь изменить судьбу. Вас выбрали в будущем, и судьба, ломая все временные и пространственные законы, ведет вас по избранному пути…

– Конечно, а будь твоя судьба умнее, она бы давно посоветовала тебе улететь, пока я не прикончил тебя. И учти: в этот раз я не промахнусь.

Дракон встал на задние лапы, громко зарычав, и распахнул крылья, выпуская вверх столб пламени. Его голос, казалось, усилился, бил по ушам, и, попытавшийся было дернуться, Артур обнаружил, что не может двинуться с места. Он просто стоял, пригвожденный к этому дереву с мелким сугробом у корней, вцепившись в Мерлина, которого трясло все сильнее с каждым судорожным вдохом, и, не выдержав, закричал:

– Ну, убивай, чего ты ждешь?!

Но Дракон не слышал его. Вместе с пламенем из его пасти лились странные, певучие слова, и мир снова закружился, все быстрее и быстрее, и это было совершенно другое, нежели в момент с видениями. Когда головокружение стало совсем невыносимым, и тошнота подступила к горлу, Артур почувствовал знакомые тонкие пальцы, сжимающие его плечи, и громкое: «Нет, не смей!», после чего ощутил резкий рывок внизу живота, и мир исчез, оставив спасительную темноту.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 12.10.2010, 19:45
Сообщение #3


Участник Merlin Big Bang


Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026



Глава вторая


Когда ступни с силой ударились о землю, Артур едва устоял на ногах. Открыв глаза, он быстро оглянулся, опасаясь неожиданного нападения.
Но сзади ничего, кроме темного частокола, не было. Они находились на окраине огромного леса, откуда ощутимо веяло опасностью. Несмотря на морозную погоду, между деревьями клубился туман, покрывая землю толстой пеленой и обволакивая заиндевевшие ветви.
С погодой вообще творилось что-то странное. По воде видневшегося неподалеку озера пробегала отчетливая рябь, в то время как в Камелоте все давно сковала толстая корка льда.
Артур шумно вдохнул, поднимая голову и рассматривая огромный замок, размерами чуть ли не превышающими сам Камелот. В высоту так точно. Кое-где приветливо светились окна, но большая часть башен терялась в сгущающихся сумерках. И тишина. Ни крика птиц, ни рычания зверей – ничего, только мрачная, плотная тишина. Зрелище представлялось настолько непривычным и пугающим, что Пендрагон потянулся к поясу – и выругался, поняв, что ножны пусты. Конечно, ведь меч был у него в руках, но он точно помнил, что не выпускал его. С каждым мгновением происходящее все меньше нравилось Артуру.
Нахмурившись, принц перевел взгляд на Мерлина. Тот почти упал, и если бы не Артур, крепко держащий слугу, Мерлин давно бы барахтался в огромном сугробе.

– Где мы? – хрипло спросил Мерлин, увидев замок.

Артур выразительно поднял бровь, издевательски протянув почти что по слогам:

– Попробуй догадаться, Мерлин. Ты, кажется, тоже присутствовал при нашей беседе с этой тварью. Или тебя слишком сильно приложило?

Мерлин, казалось, только сейчас понял, что произошло. Поежившись, он посмотрел прямо на принца, на свои ладони, с силой сжимающие защищенные наручами запястья, и быстро отстранился, обнимая себя за плечи.

– Я в порядке, - он удивленно выдохнул, словно не веря, - в полном порядке.

– Отлично. Тогда, может быть, ты, наконец, скажешь, что на тебя нашло? – слабая улыбка, появившаяся на лице Мерлина, моментально исчезла под артуровскими раздраженными интонациями.

– Я не знаю. Я просто…

– Ты просто идиот, Мерлин. Ты никогда ничего не знаешь.

Мерлин ошибся – Артур не злился. Артур был в ярости. Из-за того, что ничего не смог сделать, из-за того, что они сейчас стояли неизвестно где, и было непонятно, как выбираться из этого места. Из-за того, что не убил Дракона сразу же, не вступая в разговоры.
И здесь Мерлин мог его понять. Если бы не Дракон, они бы уже вернулись в Камелот. Если бы не Дракон, Мерлину бы не было так плохо. Если бы не этот Дракон с его предсказаниями, то Артур бы не выговаривал сейчас ему за то, что тот вообще появился на свет.
Артур мог распаляться часами, особенно когда нужно было выплеснуть плохое настроение. Его слова хлестали хуже плети, которой палач наказывал провинившихся слуг. И хотя Мерлина никогда не пороли, он иногда думал, что физическая боль куда слабее по сравнению с этим. Он сразу как-то сник, машинально делая шаг назад, будто пытаясь спрятаться от гнева принца.

– Артур…я правда не знаю, что произошло. Мне кажется, это как-то было связано с Драконом, но я не уверен, а когда он говорил с тобой, что-то случилось, я думал, я потеряю сознание от боли, как тогда, у тебя в спальне….

Накативший липкой волной страх за них обоих заставлял тараторить, проглатывая слова, и рассматривать странные кольца посреди огромного поля с правой стороны замка. Что это? Где они? Голова, прояснившаяся, как только они оказались в этом месте, снова закружилась, на этот раз от обилия вопросов.

Артур вдруг замолчал. Не приказал заткнуться, как обычно делал в случае оправданий Мерлина, не грозил колодками и темницей, он просто стоял, сощурив потемневшие глаза, и молчал. Мерно вздымавшаяся грудь и напряженность позы говорили о том, что злость никуда не делась, но странный пристальный взгляд – совсем как вчера, в его покоях – нервировал куда больше, заставляя теребить штанину и глотать невысказанные предположения.
Это безмолвие вместе с тяжелым артуровским дыханием и пропитанный магией воздух сводили с ума. Мерлин зажмурился, закусывая губу, и весь будто обострился: тонкие руки подрагивали, на резко очерченных скулах проступили красные пятна, а голос стал ломким, как сухой лист.

– Нам надо что-то придумать, надо…

Может, дело было в охрипшем горле, или причиной стало то, что Мерлина трясло, как в лихорадке, но вместо рвущихся с языка язвительных слов Артур просто провел раскрытой ладонью по спине и осторожно, словно боясь порезаться о тонкие грани, сжал пальцы на узком плече. Даже здесь, находясь в неизвестности, без оружия готовый сразиться с любой угрозой, Артур старался успокоить, обещая защиту и поддержку.

– Пойдем в замок. Здесь холодно, - сказал принц, и Мерлин кивнул, даже не думая пошевелиться. Артур не умел просить прощения, но подбадривающее прикосновение говорило больше любых слов. – Ну же, Мерлин, нам не следует задерживаться.

Тихое покашливание за спиной застало их врасплох. Артур вскинулся, быстро разворачиваясь, в ладони мелькнул спрятанный в доспехах кинжал. Мерлин осторожно выглянул из-за закрывшей его спины. Напротив них стоял старик с длинной серебристой бородой и в странной одежде. Он миролюбиво поднял руки вверх, не сводя глаз с них обоих и не делая попытки подойти поближе.

– Кто ты?

–- Меня зовут Альбус Дамблдор. Могу я спросить, кто вы и как вы здесь оказались?

– Где мы? - Мерлин украдкой посмотрел на Артура. На лице принца не дрогнул ни один мускул, словно тот вел допрос задержанного шпиона соседнего королевства.

– Вы в Хогвартсе, школе магии и волшебства, - вежливо ответил Дамблдор, поглаживая бороду.

– Школа? – недоуменно повторил Мерлин, с непониманием глядя на этого чудаковатого старика. – Что это?

– Мерлин! – сквозь зубы прошипел Артур, заступив ногой проход, когда маг подался вперед.

– Мерлин? – лицо незнакомца вытянулось, но он тут же взял в себя в руки, отвечая на заданный вопрос: - Школа – это место, где учат разным наукам. В Хогвартсе учат магии.

Мерлин широко открыл глаза.

– Учат магии? – неверяще переспросил он, не замечая, как напрягся рядом Артур.

Дамблдор кивнул. Мерлин судорожно выдохнул.
Здесь учат магии! Значит, здесь можно… открыто колдовать?

– Замечательно, - процедил принц, - такое мне даже в кошмарном сне не могло привидеться.

– Молодые люди, может, пройдем ко мне в кабинет и обо всем поговорим? – старик приглашающее кивнул в сторону замка. Артур помедлил, словно оценивая возможность ловушки, затем нехотя убрал нож.

– Артур Пендрагон, - небрежно бросил он и оглянулся назад, - а это Мерлин.

– Вот как, - Дамблдор хмыкнул, удивленно покачав головой. – Очень интересно. Что ж, пойдемте. Зима нынче холодная…

Артур, ничего не сказав, пошел к замку. Альбус Дамблдор приподнял брови и поспешил следом. Для старого человека – а ему явно было гораздо больше лет, чем Гаюсу – он двигался легко и быстро, так, что Мерлин под конец пути стал слегка задыхаться.
Подождав, когда Дамблдор закроет огромные двери, помахав в воздухе деревянной палочкой, и давя в себе растущее изумление, они свернули в слабо освещенный длинный коридор. Но стоило им только ступить туда, как едва тлеющие факелы вспыхнули ярким пламенем, не оставив ни единого темного уголка в помещении. Дамблдор остановился, словно к чему-то прислушиваясь, и задумчиво посмотрел на гостей. Артур хмуро разглядывал висевшие картины, а Мерлин не отставал от принца ни на шаг.

– Что это?! – вдруг воскликнул Артур, тыча кинжалом в разноцветный холст.

Щуплая остроносая леди, изображенная на портрете, испуганно всхлипнула и пропала из рамки. Миг – и край ее платья мелькнул в картине напротив, после чего также стремительно исчез.

– Вы ее напугали, - немного укоризненно заметил Дамблдор, с явным недоумением рассматривая оставшиеся картины. Они были совсем обычные, с нарисованными людьми или животными, подумал Мерлин, и только если сильно приглядеться, можно было заметить, что все фигуры были живые, просто замерли, со страхом и благоговением глядя на них с Артуром.

– Я ее напугал? – шокированно повторил принц, не отводя глаз от пустого изображения, - я ее напугал. И она убежала.

– Убежала, но скорее всего, недалеко. Виолетта слишком любопытна, это-то ее и сгубило в свое время, - в голосе Дамблдора мелькнуло огорчение.

– Убежала. Картина убежала, - Артур постоял еще немного, стиснув зубы, словно готовый располосовать несчастное полотно на кусочки, после чего молча двинулся дальше, уже не комментируя ни двигающуюся лестницу, ни каменную статую горгульи, которая отъехала в сторону, стоило Дамблдору сказать: «Мятный леденец».
Артур казался спокойным, но Мерлин слишком хорошо знал принца, чтобы поверить в это спокойствие.
Сам же волшебник, вопреки здравому смыслу, не чувствовал никакого страха. Огромный замок казался ему уютным и немного напоминал Камелот.
Магия, ранее дремлющая внутри, бежала по всему телу, щекоча подушечки пальцев, и Мерлину приходилось сдерживать себя, чтобы не сотворить хотя бы самое простое заклинание. Он еще раз взглянул на Артура и подобрался – принц был опытным воином, и его отточенному чутью на опасности стоило доверять. Мерлин не раз уже убеждался в этом.

– Присаживайтесь. Чаю? - Дамблдор снова махнул своей палочкой, и на столе появилось три чашки с темной жидкостью.

– Спасибо, не надо, - поморщился Артур, меряя шагами круглую комнату со странными штуками на полках. Портреты, висевшие на стене, отреагировали на их появление точно также, как и те, что были в коридоре – все замерли, боясь лишний раз моргнуть. Ну, это если учесть, что картины вообще умеют моргать.

Мерлин присел на большой мягкий стул, устроившись на самом краешке. Принц хмуро покосился на него, но ничего не сказал, оставаясь на ногах.

– Это не отрава, - Альбус первым сделал глоток и, не дождавшись ответной реакции, снова улыбнулся. – Итак, как вы здесь оказались?

– Не знаю, - раздраженно буркнул Артур, облокачиваясь на спинку стула, позади Мерлина, - я просто поехал поохотиться, а там этот Дракон…

– Дракон? – Дамблдор чуть нахмурился.

– Да. Наговорил нам всякой чуши, и теперь мы находимся здесь, - Артур раздраженно выдохнул, и Мерлин повел плечами, когда горячий воздух коснулся его затылка.

– Дракон вам что-то сказал? – Альбус задумался.

– Да. Одну чепуху. Про время будущего, про то, что вы все стоите на краю гибели из-за какого-то темного волшебника, а если он победит, то будущего не станет.

Казалось, Артур сам не верил в то, что говорит все это. Мерлин поерзал, подняв голову вверх. Принц смотрел прямо в ярко-голубые глаза старика и сдерживался явно из последних сил.

– Вот как. Похоже на пророчество, - пробормотал Дамблдор после небольшой паузы.

– Мне все равно, на что это похоже. Меньше всего меня сейчас волнует весь этот вздор. Нам нужно вернуться обратно.

– Боюсь, это невозможно, Артур.

– Да? Я то же самое сказал этому магическому отродью, и теперь я здесь, - выплюнул принц, наклонившись вперед и с такой силой сжав ручку стула, что мягкая ткань угрожающе затрещала. – Поэтому я тебе не верю. Верни нас обратно.

– Я не могу, - Альбус виновато улыбнулся. – Я довольно могущественный волшебник, но даже мне не под силу менять время.

Мерлин снова посмотрел на Артура. Тот стеклянным взглядом вперился в Дамблдора, будто не верил ни единому слову.
Ну конечно, тот же сам сказал, что довольно сильный маг! Мерлин сглотнул, испуганно уставившись на Пендрагона и размышляя, удастся ли ему остановить убийство, при этом ничем не выдав себя.

– Отлично. Значит, пока мы здесь, вроде как спасаем какое-то будущее, эта тварь рушит мой город и сжигает моих людей.

– Артур, - Мерлин нерешительно дотронулся до рукава рубашки, привлекая к себе внимание, - все, что до этого говорил Дракон, сбылось. Вспомни, он говорил, что время остановится. Он не сможет ничего сделать Камелоту, даже если захочет.

– Мерлин, только не говори мне, что ты поверил всему, что сказал этот Дракон, - Артур был сейчас близко-близко, его прерывистое дыхание касалось щеки Мерлина, и тот чуть поежился. - Он перенес нас сюда, что ему стоит теперь снова напасть на мой замок?

– Артур, Мерлин, вы позволите? – Альбус снял очки-половинки и устало потер переносицу. - В словах Мерлина есть правда. Давным-давно существовал особый род драконов, порожденных Древней Религией, - Мерлин вздрогнул, опустив голову, не замечая настороженного взгляда Артура. – Древняя Религия – первозданная и очень сильная магия. Говорят, она могла разрушить или создать мир в одну секунду. Мало кому удавалось подчинить ее, в основном то были жрецы и жрицы, полагающие, что они знают все о Религии, в то время как они не знали и сотой доли. В полной мере этой магией обладали только высшие существа и… - Дамблдор вздохнул, помолчав немного, и продолжил: – Драконы являлись высшими существами, они могли говорить, они знали правду и видели будущее. Они были одними из самых справедливых существ на земле.

– Справедливыми? – вкрадчиво переспросил Артур. - Так вот, Альбус, один из таких высших, как ты говоришь, существ напал на Камелот, разрушил город, убил много жителей. И ты это называешь справедливостью?

– Драконы никогда не нападали просто так. Они следили за равновесием в мире, зная о могуществе Древней Религии, и если они нападали, то только при наличии существенного повода.

– Не было повода! – зло выкрикнул Артур, перестав сдерживаться. - Ничего не было! Он прилетел и сжег половину Камелота. А сейчас наверняка дожигает вторую! А я здесь, в этом идиотском месте с бегающими картинами, и ничем не могу помочь!

Мерлин, не думая, протянул руку, осторожно коснувшись подрагивающих пальцев. В голове снова звенело, словно все вставало на свои места. Он отчетливо помнил, как Дракон не хотел делать Экскалибур, говоря о том, что меч может причинить много зла. Как только он сразу не понял, что Дракон говорил не о мече, но о магии? О Древней Религии?

– Если Дракон сказал вам о том, что время не сдвинется, то так оно и будет. Драконы не умели врать. Их правда не всегда была понятна, но ложь Древняя Религия не принимала. К тому же, Драконам было подвластно изменить время, но расплата за это также была велика. Поэтому они почти никогда этим не пользовались.

– Что за расплата? – в голосе Артура звучало подозрение, и если бы не вся серьезность ситуации, Мерлин бы рассмеялся ее комичности. Сейчас Артур меньше всего желал смерти Дракону, засунувшему их сюда и имевшему возможность вернуть все обратно.

– Об этом ничего неизвестно. Книги писали люди, а людям не дано было постичь все тонкости древней магии. Но в одном будьте уверены – вашему замку сейчас ничего не угрожает.

Казалось, эти слова надломили Артура. Он тяжело опустился на рядом стоящий стул и, вертя в пальцах нож, невидящим взглядом уставился в окно за спиной Дамблдора, словно надеясь, что все это – дурной сон, и скоро он проснется и пойдет тренировать своих рыцарей.

– Что вам еще сказал Дракон? – мягко спросил Альбус, пододвигая чашку с чаем принцу. Тот не шевельнулся. – Мерлин?

– Сказал про какого-то темного колдуна, который стремится уничтожить все, - Дамблдор кивнул, выжидающе глядя на мага. - Он ведь не соврал?

– Нет, к сожалению, не соврал. Продолжай, Мерлин.

– Но это все. Правда, - Мерлин беспомощно развел руками. Артур и так все сказал до него, логически уложив все длинные фразы Дракона в два коротких предложения.

– Не все, - Артур отнял руки от лица. – Гарри Поттер.

– Гарри Поттер? – изумленно переспросил Альбус.

– Да. Мне надо найти его. Помогать надо ему. Ты его знаешь? – безжизненным тоном поинтересовался принц, не поднимая головы.

– Знаю, конечно. Он учится в этой школе. И это еще раз доказывает, что Дракон сказал вам чистую правду – судьба нашего мира действительно в руках Гарри.

– Где он?

– Он сейчас отдыхает. В школе каникулы, ученики разъехались по домам, - видя непонимающие выражения лиц, Дамблдор вздохнул. - Пойдемте, я отведу вас к нашему… лекарю. Пока никого в Хогвартсе нет, вы будете находиться там, а я, по возможности, научу вас всему, чтобы вам было удобно здесь.

Артур фыркнул, всем своим видом показывая свое отношение к этим удобствам.

– Я также считаю, - продолжил Дамблдор, ведя их куда-то по запутанным коридорам, - что вам следует поменять имена…

– Зачем? – вскинулся Пендрагон.

– Чтобы не привлекать к себе излишнего внимания. Волдеморт не должен догадаться о том, кто вы и зачем вы здесь. А тут даже у стен есть уши.

– Кто такой Волдеморт?

– Это тот самый темный маг. Кстати, он и называет себя Темным Лордом, - Артур презрительно усмехнулся. - Поэтому позвольте мне придумать вам историю, а вы просто будете следовать ей. Я даже не знаю, радоваться или печалиться такому совпадению, - пробормотал старик в бороду. – Вот мы и пришли. Поппи?

– Да, Альбус? – навстречу вышла женщина средних лет и подозрительно оглядела их. – Кто эти мальчики, Альбус?

– Ох, Поппи, это долгая история. Волдеморт, похоже, уничтожил последний оплот старообрядческой магии, находящийся в Шотландии…

– Какое несчастье! – женщина всплеснула руками, и когда она снова посмотрела на них, ее взгляд заметно потеплел.

– Так вот, только им двоим удалось спастись. Не знаю, как у них получилось аппарировать, но я нашел их у Запретного леса. Они практически ничего не осознают.

– Мерлин милосердный!

– Простите? – Мерлин непонимающе поднял брови, растерянно улыбнувшись.

– Что? Ничего-ничего, дорогой, все хорошо. Альбус, как их зовут?

– Мерлин Китон и Артур Стюарт, Поппи. Это все, что нам известно.

Мерлин почувствовал, как Артур напрягся. Правда, ему тоже не понравилось выдуманное имя, но безопасность все же была сейчас превыше всего.

– Мерлин, бедные мальчики, как им повезло. Проходите, раздевайтесь, вот ваши постели, одежду я выдам завтра. Да что на тебе надето, что за железяки? – женщина стукнула ладонью по доспехам. Артур ошеломленно смотрел на нее, не зная, как себя вести.

– Я помогу, - Мерлин быстро скользнул за спину севшему на кровать Артуру, расстегивая доспехи и аккуратно складывая их на пол. Лекарь уставилась на них так, будто никогда в жизни не видела подобного. Артур раздраженно дернул плечом:

– Я хочу раздеться.

– Пойдем, Поппи, выпьем чаю. Мальчикам надо отдохнуть, такой шок, - прежде чем женщина смогла что-то ответить, Альбус обнял ее за плечи, загородив угол, где находились Артур и Мерлин, ширмой, и, подмигнув им, вывел Поппи из комнаты.

– Ты что-нибудь понимаешь? – нарушил воцарившееся молчание Мерлин, снимая рубашку и забираясь под толстое одеяло.

– Очень мало, - ответил принц, отворачиваясь лицом к стене, - и мне это нравится все меньше и меньше.

– Ты чувствуешь опасность? В этом замке? – Мерлин приподнялся на локте, рассматривая широкую спину.

– Нет, - помолчав, признал Артур, - наоборот, это место отчего-то кажется безопасным. Но мне оно просто не нравится.

Мерлин кивнул и снова улегся.
В отличие от Артура, ему было хорошо.
Думая о том, к скольким вещам тут надо привыкнуть и скольким научиться, он слушал постепенно выравнивающееся дыхание принца и сам не заметил, как уснул.



– Попробуй еще раз, - посоветовал Альбус, взмахивая волшебной палочкой. Мерлин вздохнул, посмотрел на насмешливо наблюдающего за ним Артура и попытался повторить движение.

Палочка выдала сноп искр, из нее вылетел тонкий голубоватый луч, впитавшийся в стену, но ровный свет так и не зажегся на кончике. Хотя должен был.
Мерлин разочарованно вздохнул и, не дожидаясь понуканий, взмахнул еще раз, пробормотав: «Люмос»… и Артур едва успел увернуться от вырвавшегося из палочки пламени.

– Ты хуже Дракона! - выругался принц. – Мерлин, да что с тобой! Смотри!

Мерлин и так смотрел. А еще злился, потому что большей глупости нельзя было представить.
Артур учил его колдовать.
Все началось два дня назад. Утром, едва они проснулись после прибытия в Хогвартс, к ним пришел Дамблдор, местный правитель. Он просил называть его директором, но слово до сих пор казалось Мерлину странным.
Альбус отвел их в просторный зал с четырьмя длинными столами, и объяснил, что каждый предназначен для своего факультета. Мерлин пропустил было его объяснения мимо ушей, но Артур принялся выспрашивать и долго не мог понять, в чем смысл. Особенно услышав про войну между учениками.

– Они все подчиняются тебе? Тогда почему им позволено драться между собой? – нахмурился принц.

– Это соревнование, - пояснил Дамблдор, поправляя очки.

– Как турнир, - подсказал Альбусу Мерлин, и тот благодарно кивнул.

Артур тут же успокоился и уселся за ближайший из столов.

– А где слуги? Я голоден.

Дамблдор хлопнул в ладоши, и, к удивлению Мерлина, на столе перед Артуром появилась еда. Самая обычная курица и непонятная желтовато-вязкая масса, украшенная веточкой зелени.

– Так не бывает, - вынес вердикт Артур, не делая даже попыток притронуться к пище.

– Это самая настоящая еда, - пояснил Альбус. – Я перенес ее сюда с замковой кухни. Магически. Мерлин, а почему ты стоишь? Неужели ты не голоден?

Мерлин неуверенно взглянул на Артура. Когда они были одни, принц с легкостью шел на нарушение этикета, позволяя разделить с собой трапезу, но сейчас-то рядом был Дамблдор.
Принц, почувствовав его сомнения, кивнул на место напротив себя и даже махнул рукой, поторапливая сесть. Мерлин осторожно опустился на деревянную скамью и вздрогнул, стоило тарелке возникнуть перед его носом.
Артур времени даром не терял. Вытащив из незнакомого им обоим гарнира зелень, принц храбро зачерпнул ложкой и попробовал блюдо.

– Съедобно. Что это?

– Картофельное пюре, - внес ясность Дамблдор.

– Мерлин, ешь, - приказал Артур, удовлетворившись непонятным им ответом, и принялся поглощать пищу.

Альбус тем временем продолжил рассказ.
И чем больше он говорил, тем более странным казалось Мерлину все происходящее. Их закинуло на много сотен лет вперед, в мир, даже отдаленно не похожий на их родной. Здесь жили люди и жили маги. Первые не верили в само существование магии, вторые – презирали первых за отсутствие магических способностей. У волшебников были свои школы, лекари, торговцы, даже свой король, и это совершенно не укладывалось в голове Мерлина. Артур тоже выглядел удивленным и возмущенным одновременно, но больше не перебивал.

– …он желает уничтожить всех нечистокровных магов, - проговорил Дамблдор, заканчивая свой рассказ описанием Волдеморта, того самого колдуна, из-за которого Дракон перенес их в Хогвартс.

Мерлин, умудрившийся незаметно для себя самого закончить трапезу, допил тыквенный сок и отставил кружку в сторону. Артур молчал, но по одному взгляду на принца было ясно, что тот крайне недоволен. И Мерлин понимал, почему.
Еще один повод ненавидеть волшебников. Можно подумать, их и без того было мало.

– Почему ваш король не соберет войско и не убьет его? – спросил Артур, поднимая голову.

– Премьер-министр делает все возможное, но Волдеморта не уничтожить просто так. На это способен лишь Избранный, юный волшебник из нашего мира, Гарри Поттер.

Мерлин поморщился. Ему нравился Альбус, но сейчас он удивительно напоминал Дракона.

– Замечательно, - кивнул Артур, машинально принимаясь всаживать и вытаскивать из дерева стола кончик кинжала. – А мы должны помочь ему. Каким способом?

– Боюсь, для меня это такая же загадка, как и для вас, - с многозначительной улыбкой сказал Дамблдор. – Что же, вижу, вы теперь сыты. Давайте вернемся в больничное крыло.

Артур встал, дождался запутавшегося в ногах Мерлина, и последовал за Альбусом, легонько подтолкнув замешкавшегося слугу в плечо. И это неожиданно успокоило их обоих.

– Мы вляпались, сир, - шепотом заметил Мерлин, неуверенно улыбаясь и шагая за идущим впереди Альбусом.

– Я голыми руками оторву хвост этой гадине, когда мы вернемся домой, - пообещал Артур, запуская пальцы в волосы и явно стараясь игнорировать подсматривающие за ними портреты. – Мерлин, что за чушь здесь творится! Магия, темный волшебник, рыцарей нет, картины живые… – Полная Дама после слов принца торопливо попыталась спрятаться за массивный шкаф. – Я не хочу оставаться в этой школе, я…

– Ты что-нибудь придумаешь. Или просто убьешь этого Морта, - успокаивающе произнес Мерлин и едва удержался от того, чтобы прикоснуться к руке принца. Артур выглядел растерянным. И, несмотря на то, что сам Мерлин тоже был не в восторге от происходящего, принцу приходилось тяжелее.
Артур на слова Мерлина ничего не ответил, лишь рвано качнул головой, погладил рукоять кинжала, заткнутого за пояс, и прибавил шагу. За разговором они отстали от Дамблдора.

Через некоторое время Мерлин и сам был готов по возвращению собственноручно оторвать Дракону хвост. Несмотря на удивительный уют Хогвартса и разрешение колдовать, жить здесь было невозможно. Альбус Дамблдор проводил с ними обоими очень много времени, продолжая рассказывать про уклад в магической Британии. Говорил он и о событиях минувшего, но Мерлин даже думать не хотел, что прошлые темные века Дамблдора для них с Артуром – лишь далекое будущее.
От рассказов Альбуса у Мерлина болела голова, а Артур потом был мрачнее обычного.
Кроме того, Дамблдор продолжал обучать их магии, по его словам, самым ее азам. Большинство заклинаний действительно были простыми – зажечь свет, призвать к себе нужный предмет, заставить вещь подняться в воздухе («ле-ви-ти-ро-вать», - повторил про себя Мерлин никак не дающееся слово) и все в таком духе. Сложность была в том, что все это нужно было проделать с помощью палочки.

С палочкой возникли проблемы. Альбус принес целую коробку и объяснил, что они должны выбрать себе по одной из них. Артур тут же рассердился, узнав, что это не он решит, какая деревяшка ему подходит, а сама палочка. Разумеется, принц выбрал самую длинную и массивную, взмахнул – и ничего не произошло. Перебрав еще с десяток, Артур все же отыскал «свою» палочку. Десять дюймов, ясень, волос единорога.
Мерлин, не выдержав, прыснул, но, поймав предостерегающий взгляд Артура, сделал вид, что закашлялся. Альбус мягко сказал, что теперь его очередь выбирать.
Мерлин подошел к столу (половина палочек лежали на нем сверху, вторая – оставалась в коробке), протянул ладонь… и тут же отдернул ее обратно. Это было очень странное и довольно глупое ощущение, но Мерлин чувствовал: палочки его боялись. От них исходил дикий ужас, словно стоит ему прикоснуться к любой – и та просто вспыхнет и рассыплется горсткой пепла. Заметив, как недовольно начинает хмуриться Артур и как настороженно наблюдает за ним Дамблдор, Мерлин схватил первую попавшуюся палочку (ту самую, приглянувшуюся поначалу Его Высочеству) и взмахнул ею. Вырвавшийся сноп искр на секунду ослепил его самого, а магия в теле будто перевернулась, пробежала по крови и болезненным всплеском отдалась в затылке.
Выражение лица Артура было просто непередаваемым. Альбус же удивленным не выглядел. А сам Мерлин, пытаясь побороть нахлынувшую дурноту, прослушал, из чего была сделана выбранная им палочка. Кроме того, его отвлек раздраженный голос принца, требовавшего продолжить занятие, «раз уж этот идиот наконец выбрал себе деревяшку».

Мерлин вздохнул и покрутил в руках палочку. Та до сих пор побаивалась владельца, да и сам Мерлин был не в восторге, что приходится колдовать с ее помощью.
Потому что колдовать так и не получалось. В отличие от Артура. Мерлин не знал, смеяться ему или плакать, но Артур, который всю жизнь защищал законы Камелота и предавал суду волшебников, смог с легкостью повторить первое же заклинание. Даже не задаваясь вопросом, почему он вообще способен колдовать. Честно признаться, Мерлин и сам не понимал. Скорее всего, причиной являлось то, что Артур родился при помощи магии. Никаких других предположений у Мерлина не находилось.
Как бы то ни было, теперь Артур, со своей бешеной обучаемостью, быстро овладевал основами заклинаний. Мерлин списывал это на прекрасные воинские инстинкты, выработавшиеся у Артура за годы тренировок. Принцу ничего не стоило с первого, максимум – со второго-третьего раза повторить за Дамблдором взмах палочкой один-в-один. Точные, идеально выверенные движения, нужная интонация (это Мерлин лишь поначалу смеялся, каким сосредоточенным и властным тоном Артур приказывает палочке) – и все получалось как нельзя лучше. В отличие от Мерлина. Нет, стоило Альбусу и Артуру завести беседу и отвлечься – заклинание срабатывало. Движение глаз, привычная волна магии по телу, ненавязчиво поднятая свободная рука… так колдовать Мерлин всегда умел.

Правда, довольно скоро более внимательный Дамблдор заметил, как именно Мерлин направляет магию, и у них состоялся необычный разговор. Заняв Артура варкой какого-то простенького зелья, Альбус подошел к Мерлину и вполголоса поинтересовался, как у него выходит так колдовать. Беспалочковая магия, как выяснил Мерлин, была редкостью, полноценно овладеть ею не удавалось никому. Задав Альбусу еще несколько вопросов, Мерлин понял, что, в сущности, для него ничего не изменилось.
Он опять должен скрывать свои способности. Учеников Хогвартса сильно бы насторожил колдун, который может безо всякой палочки повелевать магией.
Мерлин пообещал скрывать свой секрет и взял слово с Альбуса, что тот, в свою очередь, не расскажет о его особенности Артуру. Профессор согласился, загадочно блеснув очками-половинками, и поспешил к принцу, чей котел подозрительно булькал.
В зельеварении Артур был не слишком хорош. Принц говорил, что негоже ему, мужчине и воину, возиться с травами, потрохами ящериц и прочими ингредиентами. Артур мог сварить неплохое зелье, если точно следовал инструкции, но по большей части принц злился на медленный и трудоемкий процесс, его раздражали помешивания в разные стороны, постоянные наблюдения за цветом, плотностью, запахом. Поэтому в зельях Мерлин был на голову лучше, чем вызвал не восхищение, конечно же, а пожатие плечами и небрежное «ты же привык возиться с настойками и отварами».
Задница, как есть задница. Хотя и не лишенная достоинств.

Помимо сложностей с обучением и неотвратимо приближавшимся концом каникул, когда им с Артуром предстояло познакомиться с учениками, возникали и другие, преимущественно бытовые проблемы. Как ни странно, Мерлин с Артуром ни разу не заблудились в замке, хотя Дамблдор поначалу очень переживал за них. Зато…
Отхожее место было неправильным. Они провели в нем больше часа, изучая странные приспособления, а потом Артур дернул за шнур, вырвав его с корнем. Тут же появилась полупрозрачная девочка, начавшая было кричать о хулиганах, но следом показалось другое привидение, сэр Николас, и девочка исчезла. Спустя некоторое время она вернулась, изобразила неуклюжий поклон и извинилась перед ними обоими.
Шнур тем временем Артур уже вернул на место (сначала они на пару попробовали Репаро, но ничего не вышло, пришлось прикреплять его руками). Разобравшись с устройством и сойдясь во мнении, что в Камелоте все было устроено гораздо проще, они облились водой, пытаясь узнать, как действует кран. В итоге к ужину в тот день Артур спустился злым и недовольным. С другой стороны, когда через пару дней премудрости были усвоены, Мерлин оценил изобретательность людей этого мира. Да и Артур признал, что ночные вазы проигрывают унитазам.

Ванны и душевые пришлись им по вкусу. Нет, в Камелоте Мерлин тоже обычно колдовал горячую воду в лохани, а не носился с ведрами по замку, но так – повернул кран, и все готово – было гораздо проще.
К еде они привыкли быстрее всего. Блюда были не похожи на те, что готовили камелотские кухарки, но кормили их сытно и довольно вкусно. Хотя Артур быстро затосковал по свежей оленине и даже попытался сходить на охоту, но Дамблдор его отговорил, объяснив, что в окрестных лесах не подстрелишь даже зайца.
Самой же большой проблемой стала одежда. Мерлин привык к собственным штанам, рубахам и платкам, и расставаться с ними не хотел. Как и Артур, которого более чем устраивали носимые им вещи. Но Альбус на следующее же утро заговорил о необходимости переодеться.
И предложил им какие-то платья! Разумеется, Артур наотрез отказался даже примерить это, и Мерлин с облегчением последовал его примеру. Может, он и не был образцом мужественности, но юбку пусть носит Гвен и леди Моргана. После долгих споров Альбус признал свое поражение. Принесенную им одежду профессор трансфигурировал в нечто, похожее на привычные им вещи, а чуть позже Мерлин закончил его работу, добившись почти полного сходства с оставленным в Камелоте гардеробом. Артур только довольно хмыкнул, накинув переделанный из мантии плащ.
А вот чего они оба не ожидали, так это того, что на третий день их пребывания в замке одежду принца попытается утащить маленький ушастый монстр.

Мерлин вскрикнул, когда прямо рядом с ним появилась непонятная тварь и, деловито схватив ношеную рубашку принца (которую Мерлин намеревался вечером постирать), собралась было исчезнуть. Отличавшийся отличной реакцией Артур, не размышляя ни секунды, схватил существо за длинные уши и встряхнул.

– Мерлин, что это еще за дрянь? – изумился Артур.

– Не знаю, - огрызнулся тот, решительно потянув на себя почти украденную рубашку.
Монстр испуганно моргнул, но не отдал.

– Молодой Стиффлер должен постирать одежду господ! – довольно пронзительно заверещал он. – Эта рубашка грязная! Стиффлер постирает и вернет!

– Это что – местная прислуга? – удивился Артур. – Как думаешь, Альбус заколдовывает нерадивых слуг в такое?

Мерлин уверенно помотал головой.

– Ты плохо слушаешь его рассказы, - возразил он. – В их мире запрещены такие вещи.

Артур пожал плечами.

– А зря. Я бы тебя… - выразительно не договорил принц, ставя существо на пол. – Не вздумай никуда исчезать, - пригрозил он ему.

Но монстр и не собирался. Мерлину вообще почудилось, что несчастный Стиффлер даже дышать боялся в присутствии Артура.

– Ты невыносим, - отозвался Мерлин и присел на корточки, рассматривая тварюшку. – Стиффлер, ты собираешься постирать вещи моего… то есть, Артура? Почему?

– Молодой Стиффлер – домовой эльф, - все так же пронзительно произнес тот. – Домовые эльфы заботятся о хозяевах. Готовят еду, убирают комнату, следят, чтобы одежда хозяев была чистой, аккуратной, не рваной. Если хозяевам что-нибудь нужно, надо позвать Стиффлера, и все тотчас будет сделано!

Мерлин улыбнулся и осторожно погладил Стиффлера между ушей. Артур закатил глаза, давая понять, как он относится к любви своего слуги ко всяким животным.

– А сколько здесь домовых эльфов? – спросил, тем не менее, Артур.

– Несколько десятков. Хогвартс – большой замок, нужно много домовиков, - пояснил эльф, нервно хватаясь за собственные уши и потянув их вниз.

– И все они ведут себя так же нагло и бесцеремонно? – продолжил допытываться Артур.

– Стиффлер разозлил господина! – развопился вдруг домовик. – Плохой Стиффлер, плохой, плохой…

Мерлин изумленно проследил, как эльф рванул к ближайшей стене и принялся биться об нее головой, ругая себя последними словами.

– Артур! – с упреком сказал Мерлин.

Принц недовольно потоптался на месте, махнул рукой и позвал эльфа.

– Стиффлер, прекрати! Да прекрати же!

После второго окрика домовик на секунду перестал наказывать себя, но тут же вернулся к прерванному занятию. Артур помедлил еще немного, но, посмотрев на Мерлина, замершего с осуждающим выражением лица, шагнул и снова поймал эльфа за уши.

– Я приказал тебе прекратить! – рявкнул Артур. Глаза Стиффлера моментально наполнились слезами.

Мерлин, вздохнув, отошел в угол комнаты, вытащил свою тунику и штаны Артура, которые тоже хорошо было бы постирать, а затем вернулся к принцу.

– Поставь эльфа и подними руки, - попросил Мерлин.

На удивление, Артур послушался. Мерлин стащил с него рубаху, бросил ее Стиффлеру, как и остальные вещи, и обратился к домовику:

– К вечеру принесешь обратно.

С благодарным писком домовик исчез, а полуголый Артур хмуро посмотрел на Мерлина.

– Я начинаю думать, что наличие огромных… просто гигантских ушей… - Артур помедлил, - это признак…

– Сир? – Мерлин замер с чистой рубахой в руках.

Артур хмыкнул и шагнул к нему навстречу.

– Неважно.

В остальном же все было неплохо. Стиффлер действительно вернул одежду к вечеру – чистой и какой-то удивительно ровной, а спустя некоторое время Артур приспособился гонять эльфа по поручениям. Поручения, к слову, не были слишком оригинальными. Преимущественно Артур требовал накормить их – принцу не нравилась огромная и безлюдная столовая, и он предпочитал есть прямо в больничном крыле.
Но от этой привычки им скоро пришлось отказаться – неотвратимо приближался день возвращения учеников школу.
Накануне вечером Альбус пришел к ним и долго экзаменовал. Артур и Мерлин выдержали проверку, сначала слаженно рассказав придуманную Дамблдором историю, а затем сносно ответили на вопросы профессора.
К этому времени было уже решено, на какой факультет их отправят «учиться». Хотя этот эпизод тоже не вызвал у них особо положительных эмоций.

– Что это? – спросил Артур, с недоумением рассматривая сильно поношенную шляпу, которую очень осторожно держал Дамблдор.

– Шляпа, - просто ответил профессор. – Она распределяет юных магов по факультетам. Я должен узнать, куда она вас отправит.

– Ты же понимаешь, что Мерлин все равно пойдет со мной? – осведомился принц.

– Давайте сначала узнаем, что решит Шляпа, - мягко ответил Дамблдор. – Примерьте.

Артур вздохнул и рывком надел шляпу на голову – и почти сразу сорвал.

– …финдор, - испуганно сказала та.

– Она разговаривает! – обвиняюще воскликнул Артур, явно намериваясь швырнуть Шляпу на пол. Мерлин вовремя забрал ее из рук принца и пропустил мимо ушей объяснения, в которые тут же пустился несколько раздраженный Альбус.

Шляпа заняла место на голове Мерлина.

Мерлин всемогущий! – раздалось где-то внутри. – То есть, и правда Мерлин… Не думала, что мне доведется… На какой же факультет отправлять того, кому совсем не нужны хогвартские науки? Ты достаточно прилежен и не амбициозен. Хаффлпафф? Но ты умен и любишь учиться, тебя прельщают знания. Рэйвенкло? Ты храбр, смел и предан. Гриффиндор мог бы…

– К Артуру, - лаконично ответил Шляпе Мерлин, так до конца и не усвоивший, чем отличаются факультеты друг от друга.

– Гриффиндор! – громко возвестила Шляпа, и Альбус поспешил забрать ее, сняв с головы Мерлина.

Зато Артур удовлетворенно кивнул и легонько толкнул Мерлина в плечо, выражая тем самым свое одобрение.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 12.10.2010, 19:47
Сообщение #4


Участник Merlin Big Bang


Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026



– Прекрати так нервничать, - произнес Артур без обычного раздражения в голосе.

Мерлин прочистил горло, посмотрел на принца и зябко обнял себя руками. Легко сказать «прекрати». Это Артур, кажется, совсем не переживал, что еще немного – и они увидят толпу малолетних магов.
А ведь должен был бы.
Мерлин бросил косой взгляд, и Артур вздохнул.
Вот как еще объяснить этому идиоту, что не стоит так бояться? Даже если правда выплывет наружу – прекрасно. Пендрагон был не в восторге ни от самой затеи, ни от своего пребывания в Хогвартсе в принципе.
Неправильный мир, что и говорить. Короля толком нет, колдуют в открытую… Принц опять вспомнил родной Камелот и крепче сжал зубы.
Он выполнит предназначение, поможет убить Волдеморта и вернется домой. Вместе с Мерлином, этого недотепу здесь тоже нельзя оставлять.

– Не могу, - признался Мерлин, заставляя Артура отвлечься от своих мыслей.

Слуга запрокинул голову, одновременно запуская пальцы в волосы, и Артур даже вздрогнул. Без платка шея Мерлина выглядела какой-то очень уязвимой. Впрочем, Мерлин вообще никогда не смотрелся сильным и непобедимым.

– Надеюсь, вы готовы? – спросил вошедший Дамблдор, и Артур поспешил кивнуть. В глазах Мерлина плеснулся страх, так что принц уверенно взял его за запястье и потянул за собой.

Как ни странно, по дороге до гриффиндорской башни – их нового места проживания – они никого не встретили. Чуть погодя Артур вспомнил, что после отбоя передвигаться по Хогвартсу запрещено.
Они подошли к портрету, который принц уже видел, и Полная Дама поспешно открыла проход, позволяя им войти в небольшую, но очень уютную комнату, выдержанную в приятных красно-золотых тонах. Артур скользнул взглядом по огромному льву на гобелене и кивнул.
Идиотская Шляпа не ошиблась. Пожалуй, это место могло ему понравиться.

В комнате было много подростков. Артур лениво осмотрелся – юнцы, еще ни одного турнира за спиной. Хотя, у этих же и не будет турниров. Дурацкий мир.
Альбус тем временем прокашлялся и под почтительными взглядами учеников заговорил.

– Добрый вечер. Во время вашего пребывания на каникулах произошел крайне неприятный эпизод. Пожирателями смерти была разрушена одна старая школа. Почти все ученики погибли, но двоим удалось спастись. Порт-ключи выбросили их на границу Запретного леса, и, разумеется, я поспешил дать им приют в Хогвартсе. Молодые люди были отправлены Шляпой на ваш славный факультет, и я надеюсь, что благородные гриффиндорцы окажут помощь и участие своим новым товарищам. Познакомьтесь, - Дамблдор широким жестом указал на Артура и Мерлина. – Это Артур Стюарт и Мерлин Китон.

Гриффиндорцы зашумели, и Мерлин за спиной Артура прерывисто вздохнул. Хотя переживал слуга явно зря: подростки выглядели дружелюбно и явно сочувствовали им обоим.
Не то что бы Артуру это сильно нравилось, но так было проще. Хотя бы для начала.
Представив им старост факультета – темноволосую кудрявую девчонку и рыжего нескладного парня, Дамблдор обратился к мальчишке, стоящему поодаль. У него на носу тоже были очки, чему Артур безмерно удивился. Он был уверен, что это приспособление носят только старики.

– Гарри, - сказал Альбус, - пойдем, нам с тобой нужно поговорить.

Мальчишка кивнул, попытался пригладить темные, взлохмаченные, как у Мерлина волосы, и пошел за профессором.
Стоило Дамблдору покинуть гостиную, Артур повернулся к Мерлину.

– Думаешь, это и был Гарри Поттер?

Мерлин пожал плечами, но ответить не успел. Рыжий парень, староста, его перебил, произнеся с гордостью:

– Да, это был Гарри.

Артур фыркнул, не пытаясь скрыть своего пренебрежения. Так он и думал, очередной дохляк. Заставить этого Поттера сражаться с их великим темным магом? Да с таким же успехом можно Мерлина отправлять драться с Драконом.

– Ты что-то имеешь против Гарри? – угрожающе спросил рыжий. «Рон», - припомнил его имя Артур.

– Ничего. Но я слышал, что он Избранный. А в это мало верится, да, Мерлин?

Артур повернулся к так и стоящему чуть позади него слуге и был удивлен раздавшимся смешкам. По гостиной пробежал шепот. Артур нахмурился и почувствовал, как Мерлин осторожно коснулся его ладони. Но на этот раз прикосновение не оказало обычного успокаивающего эффекта. Принц чувствовал себя очень разозленным. За вынужденную ложь, сбежавшего и бросившего их тут одних Дамблдора, нервничающего Мерлина за спиной – за все.

– Артур и Мерлин, значит, - протянул Рон с непонятными нотками в голосе. – Какие имена!

Теперь вокруг уже открыто смеялись. Артур улавливал какие-то странные слова «король былого и грядущего, посмотрите-ка!», «и великий волшебник Мерлин!», «королю Артуру еще рыцарей не хватает».

– Что не так с нашими именами? – спросил Артур, не выдержав. Последний раз он был в таком бешенстве, когда… Нет, он не мог припомнить.
Его высмеивает кучка малолетних магов! Правильно отец их сжигает.

– Ничего, - ответил Рон. – А ты, я смотрю, и правда изображаешь из себя короля Артура, даже такую же дурацкую одежду подобрал… Где ты вообще выкопал такое старье? Ограбил бездомного?

– Рон! – возмущенно начала Гермиона, но сразу же осеклась.

Нож вошел в деревянную панель рядом с головой наглого парня прежде, чем Артур успел вспомнить о выдержке. Он еще мог стерпеть беспричинный смех над ним, но трогать его родовую честь и пятнать будущий титул не позволено никому, а уж тем более рыжему простолюдину.
В гостиной воцарилась тишина. Мерлин сделал шаг вперед, решив, видимо, по привычке забрать оружие, но Артур окоротил его взглядом. Принц неспешно подошел и рывком вытащил глубоко ушедший в дерево нож, возвращая его в ножны, притороченные к поясу штанов.

– Не стоит смеяться над тем, что ты не понимаешь, - спокойно сказал Артур. – Думаю, на сегодня разговор закончен.

Не желая больше оставаться в не слишком приятном обществе, принц направился наверх, где, по его расчетам, должны были быть расположены спальни.
Мерлин остался стоять посреди гостиной, совершенно не зная, что сказать. Он понимал, что так выбесило принца. Рону и остальным не следовало смеяться над ним. В глубине души Мерлин чувствовал удовлетворение – Артур поступил правильно. Вот только Альбус говорил, что они должны подружиться с гриффиндорцами, а не метать в них ножи.
С другой стороны, иногда метание ножей Артура заканчивается крепкой дружбой.
И все же Мерлину было неуютно под пристальными и слегка испуганными взглядами гриффиндорцов. Он как раз решил, что пора последовать примеру Артура и уйти из гостиной, как принц раздраженно позвал его, и, разведя руками в стороны, Мерлин поспешил на зов.

Артуру в спальне не понравилось. Она была маленькая и неудобная, слишком много кроватей, да еще и таких узких – как здесь можно нормально спать? Заметив на более-менее приглянувшейся ему постели темноволосого, рыхлого на вид парня, Артур подошел к нему и дернул за плечо, заставляя встать.

– Иди, - кивнул он ему, и тот поспешил пересесть в дальний угол спальни. Кажется, он тоже проглотил язык, но Артура это мало взволновало. Он позвал Мерлина, чтобы тот помог ему раздеться, и устало подумал, что было бы хорошо как можно быстрее разобраться с их делом в этом мире.

Но вслед за вошедшим Мерлином в спальню влетела вторая староста, девушка, а за ней и остальные гриффиндорцы. Лишь прекрасная реакция позволила Артуру перехватить занесенную для пощечины руку Гермионы.

– Что ты делаешь?

– В Хогвартсе так себя не ведут! – взорвалась Гермиона. – Ты мог убить Рона!

– Твой друг меня оскорбил. И Мерлина, - Артур оттолкнул от себя девчонку и машинально вытер руку о бедро.

Видимо, делать этого не следовало. Глаза Рона вдруг остекленели, а Гермиона побледнела.
Рыжий поднял палочку, выкрикнул непонятное Артуру заклинание Ступефай! , от которого принц легко уклонился.
И зачем Артур швырнул нож не в голову, а рядом?..
Но влезть в драку ему помешал Мерлин. Тот довольно сильно схватил Артура за запястье, Рона тем временем уже тоже удерживали его друзья. Бледность на лице Гермионы сменилась пунцовым румянцем.

– Десять баллов с каждого! Рон, как ты мог! – повернулась она к парню.

Тот что-то пробормотал в свое оправдание, но девушка лишь осуждающе покачала головой и посмотрела в свою очередь на Артура.

– Не заставляй меня снимать баллы с собственного факультета, - сказала она, поджав губы.

– Меня не волнуют ваши баллы, - отрезал Артур, отворачиваясь, и принялся раздеваться.

Стоявший рядом Мерлин по привычке положил руки ему на плечи, успокаивая, а потом начал распутывать завязки у ворота рубахи, иначе принц в очередной раз бы все порвал. Мерлин еще в Камелоте замучился таскать вещи Артура на починку швеям. Гермиона почему-то смутилась и, бросив последний взгляд на них обоих, поспешила удалиться из спальни, прихватив с собой Рона. Остальные гриффиндорцы, примолкнув, мрачно разбрелись кто куда. В спальне осталось только несколько человек, и Мерлин спокойно продолжил начатое дело, надеясь, что этим вечером больше ничего не произойдет, и они смогут спокойно лечь спать.

Глава третья


Спустившись на ужин, Артур сел как можно дальше, подчеркнуто игнорируя испепеляющие взгляды людей своего факультета. По залу покатился шепоток, на что Артур нахмурился, стараясь не обращать внимания на всех этих идиотов. В отличие от него, Мерлину это удавалось с большим трудом. Он буквально чувствовал, как чужой интерес прожигал ему спину, слышал негромкое: «это и есть те два…?», «посмотри только на них…», «я поверить не могу, что он это сделал…». Кусок не лез в горло, и вскоре Мерлин просто отложил приборы, рассматривая невозмутимо жующего принца.

– Что такое? – ответил тот, заметив беспомощное выражение лица своего слуги, и, поморщившись, отпил тыквенного сока. – Какая гадость! Как они это вообще пьют?

– Я не голоден, - соврал Мерлин, обводя пальцем ободок бокала. Артур кашлянул. – Ладно. Я не могу есть, когда на меня все смотрят.

– Глупости.

– Я так не могу!

- Тогда ты умрешь от голода быстрее, чем мы выберемся отсюда, - раздраженно ответил Артур, глядя на возникшую перед ними из ниоткуда курицу.

– Не понимаю, как ты можешь вести себя так, будто больше никого нет? – выпалил Мерлин.

– Мерлин! – тот отвел глаза, напуская на себя виноватый вид, и стал разглядывать аппетитно пахнущий картофель, запеченный до золотистой корочки. Поковырял в нем вилкой и снова вздохнул. Артур с минуту понаблюдал за его мучениями, после чего вскинул голову, чуть прищурившись. Переговаривающиеся за соседним столом девочки залились краской, а их приятели молча уставились в свои тарелки. Буквально за несколько секунд весь гул стих и обсуждение прекратилось. – Придурки, - негромко бросил он Мерлину, откладывая ложку.

Мерлин кивнул и осторожно обернулся. Никто больше не смотрел на них, а если он встречался с кем-то взглядом, то ученики тут же отворачивались. Маленький мальчик неподалеку стал жаловаться на какого-то профессора, задавшего им сочинение длиною в пять футов, его друзья подхватили тему, и вскоре Большой зал заполнился привычным жужжанием голосов.
Курица оказалась очень вкусной, а десерт был выше всяких похвал. Наевшись, Мерлин довольно улыбнулся и поинтересовался:

– Что будем делать?

– Надо осмотреть замок. Дамблдор, конечно, рассказал нам про странные лестницы и говорящие картины с привидениями, но я бы хотел точно знать, что где находится.

– Отличная идея, сир, - Мерлин совсем не горел желанием возвращаться в неуютную гостиную их факультета с враждебно настроенными сокурсниками.

В Камелоте точно не было столько коридоров. Поплутав с полчаса, они в пятый раз вышли к холлу, который они уже осмотрели ранее. Артур раздраженно топнул ногой, отчего худенькая леди на висевшем портрете незамедлительно упала в обморок.

– Нам нужен план этого замка. Он гораздо больше того, что мы видели.

– Было много коридоров, в которые мы не заходили, - осторожно возразил Мерлин, опираясь плечом о стену.

– Конечно, не заходили. Здесь же можно заблудиться! Мы шли по самым широким, чтобы можно было быстро вернуться…

– И Хогвартс возвращал нас обратно, - задумчиво продолжил Мерлин, разглядывая в окне летающих учеников.

Это было завораживающее зрелище. Ему бы и в голову не пришло, что на метлах, с помощью которых он убирался в покоях Артура, можно так взмывать в небо, рассекая воздух под опасным углом. Судя по синему цвету формы, это были рэйвенкловцы. Ну да, у их факультета с ними скоро игра. Если, конечно, Мерлин правильно расслышал разговор Симуса с Роном.

– А это, кстати, странно.

– Что? – переспросил Мерлин, поворачиваясь к принцу. Артур, нахмурившись, потер лоб.

– Дамблдор советовал нам быть внимательными, потому что в Хогвартсе легко можно потеряться. Когда мы были наверху, я все время думал о том, лишь бы лестница не уехала, пока мы обследуем те комнаты. И она оставалась на месте, хотя это та самая лестница, которая чаще других меняет направление. Когда мне казалось, что выход придется искать долго, он тут же оказывался перед нами.

– А когда я захотел помыть руки, мы сразу же нашли туалет, - Мерлин обвел взглядом каменные стены. – То есть, получается, что Хогвартс нам помогает?

– Не знаю. Возможно. Мне все равно это не нравится, - подозрительно пробормотал Артур.

– Может, его заколдовал Дамблдор? Ну, чтобы помочь нам? – предположил маг, стараясь не замечать любопытных взглядов проходящих мимо них учеников.

Артур пожал плечами и решительным шагом двинулся в противоположном направлении. Первая же попавшаяся на пути лестница вела вниз. По ней бежал маленький мальчик, видимо, первокурсник. Ступенька, на которую он собирался опустить ногу, неожиданно исчезла, и ребенок, тонко вскрикнув, застрял в образовавшейся дыре. Артур удивленно поднял брови и аккуратно, разглядывая ступеньки, приблизился к мальчику. Крепко схватив того за плечо, он с легкостью вытащил его из западни. Дыра тут же затянулась деревом, и, как показалось Мерлину, лестница будто виновато скрипнула. Мальчишка шарахнулся от Артура в сторону, пискнул: «Спасибо!» и скрылся за ближайшим поворотом.

– О таких случаях Альбус не предупреждал, - протянул Артур и медленно продолжил спускаться. – Осторожнее, Мерлин. Не хватало еще, чтобы ты свалился в какую-нибудь щель.

Мерлин фыркнул, но последовал за принцем, замирая каждый раз перед тем, как поставить ногу. Но их предусмотрительность была напрасной – лестница больше не двигалась. Только расправился загнутый кончик ковра на последней ступени, прямо перед тем, как туда шагнул Артур.

Замок был красивым. Мерлин постоянно отставал от принца, рассматривая гобелены и многочисленные статуи, а около одной они даже остановились. Статуя изображала рыцаря, и Артур возмущенно критиковал доспехи, тыкая пальцем в железо.

– Нет, ты только посмотри! Это же не доспехи, это просто груда бесполезного металла!

Мерлин не особо хорошо разбирался в различиях снаряжения, но за время, проведенное в Камелоте, даже ему было понятно, что так раздосадовало Артура. Вооружение на статуе было легким: любое копье, брошенное в полсилы, пробило бы броню, не оставив рыцарю ни единого шанса.

– Может, они ненастоящие? – недоверчиво спросил Мерлин, разглядывая щит с тонкими царапинами, не пропавшими даже после тщательной полировки.

– Зачем хранить ненастоящие доспехи? Это не украшение!

Артур был недоволен. Он быстро направился дальше, и Мерлин, едва поспевая, последовал за ним. Иногда они открывали многочисленные двери, расположенные по обе стороны коридоров. Как правило, там были темные пыльные комнаты, в которые явно давно не заходили. Во многих из них стояли письменные столы с чернильницами и перьями. Попадались огромные кровати с высокими балдахинами. Было много шкафов, где раньше наверняка хранились книги и свитки, встречались обеденные приборы и серебряные кубки. И даже обнаружился проржавевший меч, который Артур тут же поднял и прокрутил в руке.

– Идеальная балансировка, - с восхищением заметил он и нехотя положил непригодное оружие на место. – В общем, если что, мы всегда сможем переночевать в одной из этих комнат.

– Это нарушение правил, - заметил Мерлин и тут же прикусил язык.

– Убийство идиота, считающего себя самым умным, будет еще большим нарушением этих правил.

– С другой стороны, здесь нам никто не помешает планировать, как расправиться с Волдемортом, - послушно согласился Мерлин, заглядывая в очередное всеми забытое помещение.

– Быстро схватываешь, - снисходительно улыбнулся Артур. – Так, а это у нас что?

Они остановились напротив огромной дубовой двери, единственной в новом коридоре. Здесь было мрачно и сыро, и, судя по низким потолкам и сузившимся проходам, они спустились в подземелья замка. Мерлин поежился. Ему совсем не хотелось узнавать, что же скрывается за этой дверью. Но у Артура, как всегда, на этот счет было свое мнение.

Шагнув за порог, они оказались в длинной комнате, выдержанной в стиле подземелий, но тут было довольно красиво. Помещение освещали свисающие с потолка зеленые лампы, добавляющие уюта и таинственности этому месту, стены были выложены из абсолютно другого камня, не такого, каким был облицован остальной Хогвартс. Вся мебель, а особенно огромный камин были украшены искусной резьбой, и Мерлин даже подался вперед, чтобы разглядеть подлокотник близстоящего кресла.

– Так, так, так, - насмешливо протянул незнакомый голос, и Мерлин только сейчас заметил находящихся в комнате людей. Они все были на ногах, и только один парень, с зачесанными назад светлыми волосами, продолжал сидеть на диване. Лица у собравшихся были отнюдь не добрыми, и Мерлин машинально отступил назад, горя желанием покинуть этот зал. – Это что, те самые психи из Гриффиндора? Они еще и самоубийцы к тому же? – продолжал парень, неприятно усмехаясь, и тут же нахмурился. – Что вы здесь делаете?

– Тебя забыл спросить, - вернул усмешку Артур и, осмотревшись, направился к двери, видневшейся в конце комнаты. Парень резко поднялся и через секунду уже стоял перед ними.

Меня-то как раз и забыл, - прошипел он, сузив глаза. – Я Драко Малфой, староста Слизерина, и вы находитесь сейчас на нашей территории, - он не спеша окинул взглядом невозмутимого Артура. – Валите отсюда, иначе снятие баллов будет самой мелкой неприятностью.

– Баллы! – Артур закатил глаза. – Мерлин, они все тут такие идиоты? – спросил он, даже не оборачиваясь. Мерлин открыл рот, чтобы посоветовать ему вести себя подружелюбнее, но парень опередил его:

– Минус десять баллов за оскорбление. Убирайтесь.

– Да, конечно, - миролюбиво улыбнулся Мерлин, толкая Артура в бок. Тот, казалось, никуда и не собирался, лишь с преувеличенным интересом рассматривал этого высокомерного парня. Мерлин с ужасом сглотнул. Он знал этот взгляд. Артур наверняка сейчас расценивает, за сколько ударов он свалит представшую перед ним преграду. – Мы уже уходим…

– Куда это мы уходим? – недовольно переспросил принц, и Мерлин вздохнул. – Вообще-то приказываю я, а не весь этот сумасшедший сброд в бабских платьях.

Драко побледнел, а на его скулах проступили пунцовые пятна. Палочка, которую он до этого лениво вертел в пальцах, оказалась прямо перед лицом Артура.

– Ты ответишь за свои слова.

– Да с радостью, - кивнул Артур, скидывая плащ на едва успевшему подставить руки Мерлину. – Какое оружие?

Малфой, не скрывая презрения, оглядел его, затем ухмыльнулся:

– Ты, я слышал, любишь холодное, – миг – и палочка в его руке вытянулась в длинное острое лезвие, гораздо более тонкое, чем лезвие меча, с круглой рукоятью, удобно закрывающей ладонь. – Слабо?

Слизеринцы, стоящие за спиной своего старосты, засмеялись, кто-то хлопнул в ладоши. Некоторые из них быстро принялись расчищать центр комнаты, отодвигая кресла к стенам, чтобы освободить больше пространства. Артур удивленно посмотрел на неизвестное ему оружие, а после обернулся, растерянно глядя на Мерлина.
И тот, абсолютно не понимая, что происходит, вынул свою палочку, бормоча слова заклинания, которое выучил еще в Эалдоре, чтобы превращать деревянный меч в железный. Они тогда были детьми, и все их игрушки были ненастоящими, а им так хотелось почувствовать себя храбрыми рыцарями! И Мерлин, скрывшись в сарае, долго пытался превратить рассохшийся дубовый меч в подлинный, а когда у него это вышло, то мать его наказала, заперев дома на три дня.

– Держи, - прошептал он Артуру, протягивая тому оружие точь-в-точь, как у Малфоя. Принц кивнул, покрутил лезвие в руке и поморщился. – Будь осторожен.

– Ты возьмешь его палочку? – удивленно спросил Драко, наблюдающий за ними все это время. – Ты совсем не ценишь свою жизнь.

– Наоборот, очень ценю, - спокойно возразил Артур, и Мерлин улыбнулся про себя. Пусть даже Артур имел в виду совершенно другое, но все, что касалось чистки и хранения оружия, было полностью на плечах Мерлина. И тот не слышал ни слова упрека по поводу состояния доспехов. Хотя Моррис, работающий до этого у Артура, говорил, что раньше принц постоянно был недоволен тем, как обращались с его вооружением кузнецы и другие слуги.
Артур доверял ему, и Мерлин еще ни разу его не подводил. Ни в бою, подавая запасной меч, ни на охоте, оказываясь рядом с нужным оружием.

– Отлично, - хмыкнул Драко, явно сомневаясь в силах соперника. Несмотря на свой рост и атлетическое телосложение, Артур выглядел очень неуверенно с этим странным клинком. – Должен сказать: я наследник древнего рода, и меня учили фехтовать с детства. Шпагой я владею лучше моего учителя.

– Очень интересно, - с явным безразличием ответил Артур, выходя в центр помещения. – Тогда мне следует предупредить тебя, что я тренировался убивать с рождения.

Драко издевательски расхохотался, и остальные поддержали его смех. Мерлин непонимающе нахмурился. Он прекрасно помнил это предупреждение Артура, и если бы не магия, он бы точно ушел тогда покалеченным.
Возможно, Малфой тоже собирался воспользоваться магией. Мерлин встал как можно ближе, чтобы следить за ходом поединка и помочь Артуру если что.

– А ты шутник. Впрочем, неважно. – Драко вытер выступившие на глазах слезы и шагнул к принцу.

Встав точно напротив, он был полностью собран. Чуть поклонился, поднеся шпагу к лицу, Артур лишь кивнул. Казалось, это разозлило Малфоя еще больше. Он сделал резкий выпад вперед, и Артур, увернувшись, ответил таким же выпадом, который Драко парировал безо всяких усилий. Артур, нахмурившись, взглянул на оружие и недовольно поджал губы. Он совсем его не чувствовал, балансировка была ужасной, и отражая град ударов, ему пришлось отступать, так как шпага не выдерживала давления. Согнувшись, он нырнул под локтем слизеринца и оказался позади него. Драко не растерялся и, быстро обернувшись, начал теснить Артура к противоположной стене, чередуя слабые выпады с более сильными. Казалось, его забавляла эта ситуация, и Мерлин кусал костяшки пальцев, желая помочь Артуру, но у него не было такой возможности. Слизеринцы громко подбадривали своего друга, и во всех их криках и возгласах было столько обожания и восхищения, словно тот был их принцем, выигрывающим сейчас рыцарский турнир.

Резная рукоять натирала ладонь, скользила по влажной коже, клинок дрожал при каждом соприкосновении, и Артур беззвучно выругался, вынужденный в очередной раз выбираться из угла. Драко двигался плавно, чуть лениво, покачиваясь из стороны в сторону, словно усыпляя бдительность, а потом резко, как змея, подавался вперед. Артур зашипел, почувствовав, как острый конец шпаги сильно поцарапал правое предплечье, и тут же отбил новое нападение. Лезвия скрестились, и Артур ощутил, что клинок больше не дрожит. Отметив про себя эту точку, он взмахнул шпагой и стал наступать. Оружие было более легким, чем его привычный меч, и не требовалось вкладывать много сил в каждое движение. Через несколько минут Артур приноровился, и Мерлин облегченно выдохнул, видя, как Малфой недоуменно отступает под сыплющимися на него ударами.
Шаг, выпад, разворот, шаг, выпад, шаг, удар… Воздух наполнился звоном металла и гулом голосов. У Мерлина пересохло во рту, когда Драко, изловчившись, потянулся вперед, почти протыкая плечо Артура, но тот в последний момент успел подставить шпагу. Несколько мгновений они смотрели друга на друга в полной тишине, а после Артур резко вывернул руку, ведя их шпаги по дуге. Малфой вскрикнул и разжал пальцы, и Артур тут же ударил его ногой под коленку, заставив того упасть.
Слизеринцы замерли, подобно статуям, не в силах поверить, что их староста повержен, но Мерлин чуял исходившую от них угрозу. Он быстро подошел к склонившемуся над Драко Артуру и нетерпеливо дернул его за рукав. Принц усмехнулся и, наклонившись, поднял за плечо Малфоя, другой рукой подобрав его шпагу. Покрутил в руках, несколько раз взмахнул.

– Забавное оружие, - пробормотал он и вернул шпагу взбешенному Драко, потирающему выбитое запястье. – Пойдем, Мерлин.

Маг еле удерживался от желания обернуться, спиной ощущая злость слизеринского факультета. Артур же, как ни в чем не бывало, покинул комнату и направился к выходу из подземелий.

– Ты в порядке? У тебя кровь, - Мерлин обеспокоенно дотронулся до руки, указывая пальцем на рану от шпаги Драко.

– Ерунда. Мне доставалось и посильнее, - Артур усмехнулся. – Придем в спальню, перевяжешь.

– Может, лучше к леди Помфри?

– Мерлин, это просто царапина! – принц закатил глаза и свернул в восточное крыло.

Мерлин предпочел не спорить. Они миновали несколько коридоров и теперь поднимались по лестнице, ведущей в башню, где находилась гостиная Гриффиндора.

– Кстати, ты знаешь пароль? – спросил маг, вспомнив рассказ Дамблдора.

– Пароль? – Артур озадаченно нахмурился. – Нам должны были сказать.

– После того, как ты кинул в них ножом? – Мерлин усмехнулся. – Не удивлюсь, если они его еще и поменяли нам назло.

Судя по столпившейся недалеко от портрета кучке студентов, Мерлин был недалек от истины. Артур задумчиво остановился напротив полотна с Полной Дамой. Та подозрительно посматривала в сторону учеников своего факультета, словно те замышляли нечто плохое, но стоило только принцу кашлянуть, как она тут же вздрогнула и присела в легком реверансе:

– Желаете войти, Ваше Величество?

– Да.

– Проходите, пожалуйста, - портрет отъехал в сторону, и Мерлин, заходя внутрь, быстро обернулся. Он был полностью прав. На лицах сокурсников было написано неподдельное изумление и замешательство.

– Мерлин, сделай еще раз это оружие, - Артур с удобством устроился в большом уютном кресле и потянулся.

Мерлин выполнил его просьбу, затем поднялся наверх, чтобы взять какую-нибудь ненужную тряпку. Обнаружив искомое, Мерлин тихо прошептал заклинание. Темная ткань стала влажной и запахла травами, теми самыми, которые Гаюс добавлял в заживляющую мазь. Спустившись обратно в общую комнату, он подошел к вертевшему в руках шпагу Артуру и опустился на колени прямо перед ним. Артур послушно стянул через голову рубашку, и Мерлин вытер сначала еле сочившуюся кровь, а потом аккуратно перевязал рану.

– Ты взял с собой снадобья Гаюса? – принюхался принц.

– Я всегда беру их с собой, когда ты едешь охотиться. Мало ли что может случиться, - пожал плечами Мерлин и потянулся к шпаге. Провел пальцами по клинку, осторожно тронул острый кончик. – Оно неудобное, да?

– Абсолютно, - подтвердил Артур, разглядывая блики каминного пламени на узком лезвии. – Неудивительно, что у них столько проблем с Волдемортом. Как они собрались защищать свой мир с таким оружием?

Принц поджал губы и тяжело вздохнул. Теплое дыхание коснулось шеи Мерлина, и тот чуть поежился. Артур выглядел уставшим и немного потерянным. Все крутил в ладонях шпагу, неверяще качая головой, и показывал ему то, как легко гнется железо, как натирает костяшки защитное покрытие на рукояти. Мерлин лишь недовольно хмыкал, думая, что если бы не воинский опыт Артура и его умение быстро приноровиться к любой ситуации, то победить Драко было бы сложно.
Маг вздохнул. Глупый мир со своими странными правилами, неудобным оружием, непонятной магией, для применения которой требуется кусок дерева. Бесполезный, надо признать. Впрочем, другим же он помогает. Например, этому Волдеморту, который убивает людей почти каждый день, как говорил Дамблдор. И как они собираются остановить его, если Мерлин совсем не может колдовать с помощью палочки? Артур постоянно смотрит на него с превосходством – даже в ненавистном ему деле он добился гораздо больших успехов.
Но сейчас, сидя на толстом ковре, вполголоса обсуждая с наклонившимся к нему Артуром Хогвартс и учеников, ему было просто хорошо. Возможно, причиной был жаркий огонь в камине позади него, а может, это просто из-за привычного, успокаивающего «Мерлин, ты идиот», произнесенного с неожиданно мягкой улыбкой.

– Народ! Люди! Вы не поверите, что сейчас было! – дверь с шумом открылась, впуская внутрь светловолосого тощего парня, размахивающего свитками пергамента на манер флага. Мерлин вздрогнул, и Артур откинулся на спинку кресла. – Говорят, наш Король Артур надрал задницу этому слизеринскому хорьку!

– Да ты врешь!

– Колин, откуда ты знаешь?

– Ну, продолжай уже!

– Мне сообщили, - важно продолжил парень, моментально оказавшись в центре внимания, - что они дрались на шпагах, и наш Артур уделал этого слабака в два удара. Я всегда знал, что Малфой только и умеет, что хвастаться, жалкий трус. Я напишу об этом немедленно…

– Ты не прав. – Мерлин повернул голову, но Артур был уже на ногах. В повисшей тишине он вплотную подошел к этому Колину, и тот попятился, с ужасом глядя на оружие в руках принца. – Он дрался достойно.

– Малфой? Да брось. Эта крыса никогда не делает ничего достойно, - запальчиво возразил парень, поглядывая на своих друзей. – Как ты его сделал? Расскажешь или покажешь?

Мерлин не знал, чему больше удивляться – наглости мальчишки или его храбрости. Он нехотя поднялся, подходя ближе, и уже собирался позвать Артура, как тот, провернув пару раз шпагу, наставил кончик прямо в грудь Колину.

– Он дрался достойно. Ты это понял? – Колин судорожно кивнул, не сводя глаз с лезвия. Артур хмыкнул и опустил руку. – Я рад, что ты это уяснил.

– Господи, вы опять за свое? – за общим шумом никто и не заметил, как в гостиной появилась Гермиона. Она шагнула вперед, загородив собой Колина, и уставилась в спокойное, невозмутимое лицо Артура. – Это не игрушки. Прекрати наставлять холодное оружие на людей!

– Прекрати мне приказывать, - ответил Артур, бросая шпагу Мерлину. – Мне это надоело. Скажи сначала своему мальчишке, пусть не клевещет на честных людей.

– Это Малфой-то честный?! – взвился Колин, высовываясь из-за плеча Грейнджер, и тут же осекся под долгим и слишком внимательным взглядом принца.

– Хватит, оба! – Гермиона кипела от гнева. – Артур, Мерлин, вот ваши расписания занятий. Уроки начинаются сразу после завтрака, – Артур с явным безразличием передал оба свитка Мерлину, но стоило им отойти на пару шагов, как староста снова окликнула их: - Кстати, это из-за вас мы опять лишились баллов?

– Я думаю, это был не самый подходящий момент для такого вопроса, - вежливо улыбнулся Мерлин и поспешил за удаляющимся наверх принцем, начисто проигнорировавшим последнюю фразу девушки.



Урок трансфигурации был просто отвратительным. Артур честно старался превратить чашку в крысу, повторяя раз за разом мало понятные слова заклинания и чувствуя себя полным идиотом. Сначала чашка взлетела в воздух и разбилась. Затем вместо нее появился странный, покрытый серым мехом шар. Впоследствии к шару добавился длинный хвост, а сам предмет вдруг стал дышать и попискивать.
У Мерлина дела обстояли и того хуже. Его палочка постоянно искрила, и Мерлин ругался вполголоса, раздраженно стуча деревяшкой по чашке. Про правильные интонации и движения палочкой он явно не думал. Артур покачал головой, хмыкнув на весьма жесткое выражение, сорвавшееся с губ слуги, и, подойдя ближе, коснулся своей палочкой чашки Мерлина. Он медленно и четко произнес нужное заклинание и с удивлением уставился на преобразовавшуюся кружку.

– Здорово, - кисло прокомментировал Мерлин, разглядывая барахтающую передними лапками крысу, наполовину застрявшую в фарфоровой массе.

– Тогда делай сам, - огрызнулся Артур и отвернулся. Но как он больше ни старался, его пушистый комок не превратился в нормальную прожорливую крысу.

– Извини. То есть… Спасибо, - пробормотал Мерлин, когда профессор МакГонагалл отошла от их стола, заметив: «Я ожидала худшего». Артур только дернул плечом, но больше не хмурился.

После урока они спустились в холл перед Большим Залом. Принц устало провел ладонью по лицу, и Мерлину на секунду показалось, что Артур не выдержит. Просто не сможет. Он и сам был на грани – колдовать без палочки получалось с трудом, потому что на них постоянно глазели, а рисковать он не имел права. Но все-таки магия была его стихией, а Артура приволокли в это место, даже не спрашивая его согласия. Несмотря на то, что всю свою сознательную жизнь принц наблюдал за казнями колдунов и всячески помогал отцу истреблять волшебство в своем королевстве.

– Что там у тебя дальше? – спросил Артур, прервав размышления слуги. Мерлин вздрогнул и полез за изрядно смятым пергаментом. Сверху очень красивыми буквами были выведены названия его предметов, а ниже, его неровным почерком, была сделана приписка с уроками Артура. В принципе, их расписание полностью совпадали за исключением одной дисциплины.

– История магии с пятым курсом, а у тебя – тренировка, - ответил Мерлин, сворачивая свиток и запихивая его в сумку.

– Абсолютно не понимаю, зачем ты согласился на это, - скривился принц, присаживаясь на подоконник. – Мне совершенно не нравится твое стремление изучать магию.

Мерлин закатил глаза.

– Мы уже ее изучаем. И ты вполне неплохо колдуешь, между про… - поймав предостерегающий взгляд принца, Мерлин миролюбиво поднял руки. – Я просто хочу собрать побольше информации. Кто знает, может, найдется способ вытащить нас отсюда. Ты же явно не собираешься копаться в книгах, - Артур смешно фыркнул, и Мерлин улыбнулся. – Поэтому этим придется заняться мне. Чтобы хоть как-то понять, что здесь происходит.

Если Мерлин и лукавил, то совсем немного. Он действительно верил, что древние книги могут помочь им выбраться из этого мира. Гаюс часто повторял: умеющий читать всегда найдет ответы на свои вопросы. Не то что бы Мерлин пробовал искать эти ответы – он предпочитал обращаться за помощью к Дракону. Так было быстрее, хотя отнюдь не проще. Но он помнил, как Джеффри нашел описание меча, впоследствии созданного Килгаррой.
Но в глубине души Мерлину очень хотелось прочитать про само происхождение магии, ведь наверняка здешние мудрые колдуны знают гораздо больше, чем все летописи Гаюса, вместе взятые. У них не было таких сложностей с исследованием и изучением природы волшебной силы.

– Ладно. Надеюсь, ты и правда что-то найдешь, - нехотя кинул Артур и потянулся. Мерлин задумчиво скользнул взглядом по натянувшейся на мышцах рубахе, по искусанным губам и бледной коже.

– Тебе что-нибудь нужно? – спросил маг, переминаясь с ноги на ногу. Урок уже начался, но было очень странно и непривычно не собирать Артура на тренировку, не надевать на него доспехи, не увиливать от совместного поединка.

– Да. Это оружие. Как ты его делаешь? Научи меня, - потребовал Артур.

– Ну… Я просто держу палочку и говорю…эээ… Hlyste min nexte, - судорожно вспомнил Мерлин начало заклинания, заполнившего шкаф Аредиана фальшивыми браслетами.

Артур нахмурился и полез за своей палочкой. Поднял руку и громко повторил за Мерлином. Ничего не произошло. Мерлин посоветовал ему не торопиться и попробовать еще раз. Цепляясь пальцами за куртку, он уставился на кусок дерева в руке Артура.
Только бы получилось. Только бы никто не заметил.
Артур раздраженно выдохнул и, сосредоточившись, еще раз повторил бесполезные, по сути, слова. Мерлин чуть выставил ладонь вперед и быстро зажмурился, чтобы принц не заметил золотой вспышки в его глазах.
Но Артуру было не до того. Он уже рассматривал появившуюся шпагу, а затем прокрутил ее в кисти, явно разогреваясь. Кто-то из прошедших мимо учеников шарахнулся в сторону, но это стало настолько привычным явлением, что никто из них двоих не обратил на пуганого идиота внимания.

– Ну, я пойду тогда? Увидимся после, - с облегчением пробормотал Мерлин и, получив снисходительное «угу», направился в комнату, где проходила История магии.

– Да, кстати, - окликнул его принц, и слуга обернулся. – Попробуй выяснить, кто такие эти Король Артур и Мерлин, которых все тут поминают к месту и не к месту. Особенно Мерлина, - маг кивнул и скрылся в правом коридоре.

Артур еще немного постоял, ожидая, когда снующие туда-сюда ученики разойдутся по классам, а после не спеша направился в Трофейный зал. Он понятия не имел, где находится это помещение. Альбус говорил что-то про первый этаж. Артур усмехнулся, вспомнив их спор. Неужто старик и вправду думал, что Артуру будет интересен весь этот бред про волшебство? Бесполезные предметы вроде того, куда ушел Мерлин, или, например, Уход за магическими существами. Придумали еще, идиоты. Выхаживать грифонов и всяких мерзких тварей, которые нападают на его город и которых надо сразу же убивать, а не заботиться о них как о чем-то священном!
Если уж и возводить какое-либо животное в ранг неприкосновенного, то только лошадь. Верный боевой конь, который никогда не подведет на поле битвы, который слушается тебя с полуслова и по малейшему движению следует в заданном направлении. Артур с тоской подумал о своих конюшнях, скучая по верховой езде. Но Дамблдор сразу сказал, что лошадей в Хогвартсе они не держат и достать их будет проблематично. Это моментально вывело из себя Артура. Мало того, что он должен спасти магический мир, так ему еще запрещают пользоваться привычными ему вещами и благами.
Принц не помнил, что говорил тогда Альбусу. Он был в такой ярости, что даже Мерлин не осмелился вмешаться в горячую дискуссию. В итоге они с директором сошлись на том, что Артур каждый день будет тренироваться в одном из залов замка, где Дамблдор наколдует соломенных чучел.

Трофейный зал нашелся без труда. Побродив среди кубков и наград, вдоволь насмотревшись на двигающиеся картинки – фотокарточки, которые делал тот же Колин, не расстававшийся со своим аппаратом ни на секунду – Артур поставил в центр комнаты набитую сухой травой куклу и замахнулся.
Удары были разными. Вскользь, плашмя (насколько это позволяло оружие), со всей силы или, наоборот, легкими. Мышцы знакомо заныли, как всегда бывало при первых после болезни физических упражнениях. Артур довольно повел плечами и пошел за вторым чучелом, отпихивая кучу тряпья и соломы в сторону.
Спустя пару часов принц, вымотанный, злой вышел из зала. Тренировка не принесла должного удовлетворения и, несмотря на то, что он уже приноровился к новому оружию, его совершенно не устраивал результат. Какой урон можно нанести этой иголкой? Как с одного удара повергнуть врага этим прутиком? К тому же, время действия заклинания подошло к концу, и его шпага снова стала палочкой, и как потом не пытался Артур снова преобразовать ее в клинок, у него ничего не вышло.

Погруженный в мрачные мысли, Артур покинул притихший замок. Можно было пойти на поле, где эти безумцы летали на метлах. Можно было пройтись к лесу. Но ноги сами привели принца к озеру.
Еще одно колдовство. Скрипнув зубами, Артур оперся о шершавый ствол дуба, изучая рябь на темной поверхности воды. И это притом, что вокруг лежат сугробы снега! Артур запрокинул голову, разглядывая ясное небо сквозь толстые, переплетенные ветки. У него стучало в висках, холодный воздух пробирал до мурашек разгоряченную кожу, и отчаянно хотелось спать. Ему полночи снились какие-то странные вещи. Он практически ничего не видел – только слышал отрывки фраз, где по голосам узнал себя и Мерлина. Он словно наяву чувствовал прикосновения теплых пальцев – к груди, к лицу, а потом они зарывались в его волосы, и ощущения мигом пропадали, чтобы вернуться водоворотом звуков и заклинаний, хрипло произносимых его Мерлином.
Видимо, не следовало им так усердно отрабатывать накануне заклятие окаменения.
Артур поднес к глазам свою палочку. Темное, полированное дерево. Волос единорога. Принц недовольно хмыкнул, вспоминая веселящегося Мерлина. И было с чего. Волос животного, которого он как-то подстрелил на охоте и чуть не обрек весь Камелот на медленную и мучительную смерть. С другой стороны, размышлял Артур, после пройденных испытаний он много думал над словами Анхоры и в глубине души считал их разумными. Он убил мирное, пусть и волшебное животное, и за это понес возмездие. Единороги были справедливейшими существами, и раз ему досталась палочка с их волосом, то значит, это неспроста. Наверное, деревяшка выбирает себе подобного.
В конце концов, все вокруг говорят, что он будет великим и мудрым королем. Даже Дракон.

Кстати, о Драконе. Сердцевина палочки Мерлина состояла из драконьего сухожилия, и этот факт сильно не нравился принцу. Не то что бы он опасался за своего непутевого слугу, но он сам видел, как плохо было Мерлину во время их разговора с магической тварью. В любом случае, это стоило обсудить с Дамблдором, и если существовала хоть какая-то угроза для Мерлина, то Артур лично переломит кусок деревяшки пополам. Неважно, Мерлин найдет другую. В конце концов, их же должно быть много. В рассказы о том, что каждому магу предназначена одна-единственная палочка, принц верить отказывался. В любом правиле можно сделать исключение. Как произошло с ним. Он совсем не колдун, в нем нет ни капли магической крови, а деревяшка выбрала его, несмотря на то, что это в принципе не представлялось возможным. Да и Мерлин тоже не был магом: стоит только посмотреть на его получающиеся через раз попытки колдовать!

Правая рука неприятно заныла. Артур изумленно, словно только заметил, разглядывал разбитые костяшки пальцев, а затем провел языком по свежим царапинам, и тихо выругался. Ранки щипало, а кровь не хотела останавливаться.
И все это из-за неудобной шпаги с дурацкой рукояткой. Он стер всю кожу в том месте, где железо, призванное защищать, касалось ладони.
Нет, с него явно хватит этих новшеств. Лучше он будет тренироваться с тем ржавым мечом, а потом заставит Дамблдора починить его, чем будет и дальше травмировать просто так свое тело.
Не откладывая дело в долгий ящик, он взял палочку, поморщившись от покалывающей боли, и взмахнул ею в направлении Хогвартса:

Акцио меч!

Раздался шум, но это был вовсе не тонкий свист, с которым вещи подлетали к призвавшему их человеку. Звук походил на глубокое бурление, и Артур в замешательстве оглянулся – и замер.
По водной глади озера от самого центра пошли круги, создавая огромные пузыри, какие бывают во время сильного ливня. Казалось, в озере был маленький вулкан, готовый вот-вот взорваться. И хоть Артур никогда в жизни не видел вулканов, он помнил картинки из умной книжки Гаюса, и сейчас они очень походили на происходящее. Принц осторожно подошел к самому краю, пытаясь увидеть хоть краешек подводной горы, как вдруг озеро выплеснуло из себя вместе с огромной волной ярко сверкающий клинок. Артур поспешно отпрыгнул назад и машинально поднял руку. В ладонь легла удобная, тяжелая рукоять, и Артур, не веря своим глазам, рассматривал широкое, острое лезвие и золотом выгравированные на нем буквы, вплетенные в простой, но очень необычный узор.
Этого не может быть. Совершенно точно.

Артур повертел в кисти оружие, и оно было гораздо лучше его собственного меча, сделанного самым умелым мастером Камелота. Удовлетворенно кивнув, принц заткнул за пояс волшебную палочку и ласково, как не гладил ни одну женщину, провел пальцами по рисунку.
Он не верил во всю эту чушь с желанием палочек найти своего хозяина.
Но в том, что меч сам выбрал Артура, он даже не сомневался.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 12.10.2010, 19:49
Сообщение #5


Участник Merlin Big Bang


Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026





Все-таки оказаться учеником было странно. В их мире не было ничего похожего. Подмастерья учились в процессе и не по книгам, а работая бок о бок со своим наставником. Нет, Гаюс тогда дал ему Книгу, чтобы Мерлин мог немного осознать природу своей магии и на что она способна, но лекарю бы и в голову не пришло устраивать экзамен. Мерлин совершенно не понимал, зачем вообще нужны эти выпускные испытания, которые время от времени начинали обсуждать ученики, кривясь и заранее переживая.
Неужели они, кому разрешено изучать магию, не используют свой шанс и тратят время на пустяки вместо того, чтобы учиться?
Мерлина даже раздражало такое положение дел. Из всех учеников своего факультета его уважение вызывала только Гермиона. Несмотря на неприятное поведение Грейнджер (Мерлин не мог простить ей попытку ударить Артура), девушка была ему симпатична своей жаждой знаний.
Он поправил висящую на плече сумку и шагнул в класс. Свободных мест было немного, и все они располагались в первых рядах, где стояла кафедра профессора. Мерлин пожал плечами, уселся за парту, привалился спиной к стене и задумался. Даже без приказа Артура он намеревался выяснить, почему все вечно поминают «Великого Мерлина». Хотя его не покидало тянущее, нехорошее предчувствие, словно он не должен был совать нос в эту тайну, но… Когда это он мог удержаться?
Мерлин дал себе слово, что узнает все: и про магию, и про остальное. Он с предвкушением посмотрел на полученный им учебник и устроился поудобнее.

Долго ждать не пришлось. На что Мерлин не рассчитывал, так это на то, что профессор Катберт Биннс появится прямо из классной доски, кивнет полупрозрачной головой и начнет читать лекцию сразу, не предваряя ее никаким вступлениями или замечаниями.
Спустя полчаса у Мерлина дико заболела рука. Информация, вываливаемая Биннсом на учеников, была настолько захватывающей, что он попросту не успевал записывать все – да и не было никогда у него привычки столько писать. А вот поведение остальных учеников повергало Мерлина в недоумение. Они спали. На уроке.
Все, кроме незнакомой девушки, прилежно конспектирующей вслед за учителем.
Мерлин вздохнул, понимая, что ему до нее далеко, и отложил перо, решив просто слушать. Ведьмы, колдуны, создаваемые ими заклинания, восстание троллей…
Под конец занятия Мерлин утомился слушать профессора, но ответа на свои вопросы он не получил. Дождавшись, пока остальные гриффиндорцы сонно соберутся и выйдут из класса, зевая и потирая кто отлежанную щеку, а кто – лоб, Мерлин подошел к Биннсу.

– Профессор! – окликнул он собравшегося опять шагнуть сквозь стену учителя. Биннс завис в воздухе, обернулся и нахмурился.

– Кейтон, - рассеянно кивнул он.

Мерлин удивленно моргнул, потом вспомнил, что у него какая-то похожая фамилия, и не стал спорить.

– Я хотел вас спросить… Не могли бы вы посоветовать мне книгу, где говорится о старых временах. Совсем старых.

– Вас интересует эпоха Великого Мерлина, молодой человек? – равнодушно уточнил Биннс. – Возьмите учебник по истории магии за первый курс, автор Батильда Бэгшот.

Мерлин вздохнул и поблагодарил учителя, осознав, что вряд ли добьется чего-то еще. Биннс смотрел мимо него и явно был занят своими, потусторонними делами.

Библиотека заворожила Мерлина. Он никогда не видел столько книг сразу. А при мысли, что все эти книги посвящены магии, у него начинала кружиться голова. Столько знаний – стоит лишь взять и прочесть! Мерлин вздохнул. Может быть, Артур не слишком быстро убьет этого их Волдеморта, и тогда можно будет успеть прочитать хоть несколько книг?..
Из задумчивости его вывел спокойный голос высокой, сухопарой женщины. Мерлин припомнил, что Гермиона говорила про какую-то мадам Пинс, хозяйку библиотеки.

– Могу я вам чем-нибудь помочь?

Мерлин повернулся к ней, заметив, как благожелательно она на него смотрит. Видимо, от нее не укрылся его пристальный интерес.

– Я ищу книги, посвященные… - он запнулся, но договорил, – посвященные эпохе Великого Мерлина. Профессор Биннс посоветовал мне «Историю магии» Батильды Бэгшот, но, может, есть что-то еще на эту тему?

Мадам Пинс рассмеялась.

– Конечно, есть. Книги, исследования, монографии, но большая часть из них расположена в Запретной Секции. Я же подберу вам несколько из общего доступа. Любите историю?

– Да, спасибо большое. А книги из Запретной Секции?..

– Только по разрешению учителя. Письменному, - твердо сказала мадам Пинс и небрежно взмахнула палочкой, призывая нужные тома.

Мерлин горячо поблагодарил ее и отправился читать. В библиотеке было безлюдно. Большинство учеников предпочитали развлекаться, игнорируя такую замечательную возможность узнать о магии побольше. С другой стороны, горько подумалось Мерлину, многие из них совершенно спокойно изучали ее с рождения. Отогнав от себя неприятные мысли, он уткнулся в книгу.
Листы мягко шуршали, а Мерлин скользил и скользил взглядом по строчкам, не понимая, как такое может быть. Неизвестная Батильда писала о Камелоте. Маг Мерлин, король Утер Пендрагон, воспитывавшийся в чужой семье Артур, Экскалибур… Моргана Ле Фей и Моргауза, Игрейн и Нимуэ–возлюбленная Мерлина.

Знакомые имена, переплетенные диковинным, непонятным, неправильным образом! Мерлин глубоко вдохнул, пытаясь успокоиться. Виски ломило дикой болью. Видимо, эта их эпоха… этот Великий Мерлин… Если верить описаниям Бэгшот, это он сам. Вот только если остальные факты настолько искажены, то и титул, наверное, совершенно не заслужен.
Он откинулся на стуле, больше напуганный, чем польщенный. Мерлин чувствовал себя по-прежнему… самим собой. Нет, Гаюс говорил о том, что он уникален, гений, невероятный талант, но делал это редко, со скупой улыбкой, давая понять, что похвала не отменяет необходимость вымыть полы или отправиться на рассвете за травами. Да и Артур со своим вечным «идиот», приказами и снисходительными взглядами не позволял ощутить себя хоть сколько бы значимым.
Но, судя по этой книге, он должен был стать им, этим Великим Мерлином.
Рассмеявшись, Мерлин покачал головой. Не в этой жизни. Батильда ошибается.

Он вернулся к чтению. Бэгшот пространно и долго рассуждала об Альбионе, перечисляла живущие там племена, и Мерлин снова поймал себя на том, что описанное не соответствует действительности. Где упоминание о мерсийцах и короле Байярде, например?
А потом Батильда снова переключилась на жизнеописание королевского двора, и Мерлин с удивлением обнаружил, что у Артура вдруг появилась сестра Моргауза, которую автор записала в любовницы принца.
Мерлин потер ладонью лоб и уставился на стеллажи. Как так могло случиться, что злую колдунью сделали возлюбленной Артура? Его даже передернуло от этой мысли, а внутри все отдалось еще и непонятным раздражением. Нет, принц никогда не умел выбирать себе женщин, что ярко подтверждали попытки романов с Софией, Гвен и Вивиан, но Моргауза – это было уже чересчур.
Он отогнал от себя неприятный, задевший за живое образ Артура, целующего руку светловолосой ведьме, и снова открыл книгу, борясь с искушением бросить ее, не дочитывая. Слишком страшно было видеть, как все вывернуто наизнанку. А уж о собственной страсти к Нимуэ Мерлину было и вовсе противно читать. Эту колдунью, которая смеялась, пока умирал Артур, ту самую, которая чуть не погубила мать и Гаюса, Мерлин до сих пор не мог простить. И ни на секунду не раскаивался в ее убийстве. Пролистав еще несколько страниц, Мерлин заглянул в конец книги. Там оказался список использованных источников. Понятно: Батильда не сама выдумала эту ложь, а лишь пересказала ее, как барды перепевают чужие песни, путая порой слова и имена героев. В Эалдоре как-то побили такого неудачного певца, перевравшего всю историю и вызвавшего гнев селян.

Изучив список внимательно, Мерлин заметил небольшую пометку, оказавшуюся сноской. Спустя несколько минут Мерлин все же разобрался, что значит эта самая сноска. В ней говорилось о других версиях легенды о короле Артуре, и указывалась ссылка на книгу. Сама Батильда при этом оговаривалась, что тот вариант легенды мало похож на правду. Но мнению этой Бэгшот Мерлин уже не верил.
Он прочитал название и посмотрел на полученные им тома. Нужного среди них не оказалось. Разочарование было столь велико, что он даже не сразу почувствовал это. Ладонь окутало теплом, а где-то вдалеке раздался слабый шорох. Не догадываясь, что происходит, Мерлин поднялся на ноги, но в этот момент услышал шаги мадам Пинс и, повинуясь интуиции, снова сел, уткнувшись в книгу.

– Что-то случилось? – спросил он, когда та приблизилась к нему.

– Мне придется ненадолго отойти, меня вызывает директор Дамблдор и… - она выглядела растерянной, будто в чем-то сомневалась.

– Вы хотите, чтобы я ушел? – с искренним сожалением протянул Мерлин, неловко поднялся и ударился коленом о стол.

Мадам Пинс еще немного поколебалась, но вдруг махнула рукой.

– Думаю, вы можете остаться. Вы не похожи на этого шумного Поттера или невоспитанного Уизли. Сидите и читайте. Но я вынуждена буду запереть помещение, чтобы никто не вошел в мое отсутствие. Вы сможете покинуть библиотеку, если закончите до моего возвращения.

Мерлин поспешно кивнул и рассыпался в благодарностях. А когда мадам Пинс вышла, наложив заклинание на дверь, он протянул руку в ту сторону, откуда шло тепло. Через секунду из темноты вылетела книга и доверчиво ткнулась корешком в руку. Не мешкая, Мерлин раскрыл ее, проигнорировав штамп на первой странице, уведомлявшей, что этот том относится к Запретной Секции, и перелистнул страницу.

«Истинная история короля Артура и его придворного мага Мерлина» .
Мерлин с облегчением вздохнул. После целого часа, потраченного на то, чтобы с удивлением обнаружить, что он был якобы воспитателем Артура и приближенным Утера, а еще носил длинную бороду и слыл немного безумным, это название внушало надежду.
Попросив про себя всех святых, чтобы на этот раз не было никаких мерзостей про остроконечную шляпу и Мордреда-сына Артура, Мерлин погрузился в чтение.

Этот автор действительно знал, о чем писал. История Ланселота, сильно искаженная в учебнике этой Бэгшот, здесь представала в истинном свете. Конечно, были упущены некоторые подробности, но в целом все было верно. Гвен, наконец, перестали изображать принцессой. Милая славная Гвен превратилась в придворную даму, фрейлину леди Морганы, но Мерлин решил не придираться к такому несоответствию. Чтение целиком захватило его. Выкинув из головы книжку Батильды, он посмеивался над неточными фактами, но теперь большая часть написанного отзывалась в нем воспоминаниями, порой печальными, порой – радостными, и изумляла. Мысль, что спустя столько времени чужие люди смогут прочитать про их жизнь – с ее мелкими неурядицами, дрязгами, ссорами, совместными глупостями и прочим – казалась немного дикой и даже пугала. Мерлин, например, хорошо помнил, как в Камелот приехали короли смежных государств для заключения союза, но это было всего лишь несколько нервных дней, чуть больше работы и одурманенный принц, а не «первая попытка объединить Альбион, к сожалению, полностью провалившаяся».
Артур со страниц книги представал рыцарем без страха и упрека, лучшим воином своего времени и мудрым не по годам (Мерлин тут же решил, что опустит эту часть при пересказе, хотя ему было приятно прочитать такое о принце). Утера автор тоже не осуждал, много размышляя о жестоких нравах того времени, подчас неконтролируемой магии и других вещах, которые остались Мерлину непонятными. Про себя же он узнал, что был тихим и скромным юношей, верным и преданным слугой своего принца. Впрочем, вскоре слово «слуга» исчезло из текста, а отношения между ним и Артуром автор принялся описывать скорее как дружеские, нежели вассальные.

Мерлин запустил обе руки в волосы, споткнувшись на очередном двусмысленном обороте, и задумался. Значит, это действительно правда. Артур будет королем-легендой. Гордость за принца на мгновение затопила Мерлина, но он заставил себя вернуться к книге. Автор как раз перешел к описанию начала царствования Артура. Небрежно скользнув глазами по перечислению первых приказов короля, Мерлин вдруг замер и забыл, как дышать.

«Самым главным изменением стало снятие запрета на использование магии. Король Артур, в отличие от своего отца, не боялся волшебства – что было неудивительно, учитывая его более чем близкие отношения с Мерлином. На тот момент Мерлин все еще считался личным слугой короля, но очевидцы говорили о гораздо более тесной связи, расходясь лишь в том, являются они лишь близкими друзьями или Мерлин давно занял в жизни своего короля место, обычно предназначенное для королевы. В любом случае, запрет на использование магии был снят, и Мерлин стал первым магом королевства и правой рукой Артура, войдя в Совет наравне с рыцарями и наиболее приближенными дворянами…»

Мысли путались, а разум отказывался поверить прочитанному. Снял запрет на магию. Ради него, ради Мерлина! Разрешил открыто колдовать, позволил больше не прятаться, не скрывать! Заниматься магией, не боясь закончить свои дни на плахе!
Простив Артуру скопом все прегрешения – прошлые и будущие, Мерлин шумно вздохнул, все еще пребывая в состоянии блаженства от одного только предвкушения грядущего (он страстно надеялся, что здесь автор ничего не перепутал), и вдруг чуть не свалился со стула.
…обычно предназначенное для королевы…
Облизнув разом пересохшие губы, Мерлин почувствовал, как по телу побежали мурашки. То есть… это же…
Артур?

И Мерлин бы с удовольствием записал эти слова автора в слухи и сплетни, но внезапно вспомнившийся сон, посетивший его накануне, заставил его замереть, недоверчиво приоткрыв рот. На первый взгляд сновидение было не таким уж и странным. Он видел покои Артура и самого принца, уставшего, со следами грязи и пота на лице и шее. Как обычно, Мерлин помог ему раздеться, избавив от кольчуги и рубахи. Вот только вел он себя несколько непривычно. Выговаривал принцу за неосторожность, а тот даже не сильно огрызался в ответ, позволяя себя отчитывать. Под снятой рубашкой оказалось несколько больших синяков в районе ребер, уже ставших темно-фиолетовыми, с красными точками. Мерлин из сна покачал головой, осуждающе вздохнул и вдруг провел ладонью по обнаженной коже. Артур вздрогнул, синяки принялись рассасываться, а в глазах принца появилось нечто незнакомое Мерлину. И он бы обязательно понял, что это было, если бы сон не прервался на том самом моменте, когда тот Мерлин встретился взглядом с принцем и улыбнулся ему.
Казалось бы – ничего особенного, просто подсознание выдало ему ситуацию, о которой он и думать не смел: использование магии не то что в присутствии Артура, а на нем. Но после прочитанного сновидение становилось не глупым, а вполне логичным.
Размышлять об этом сейчас явно не стоило. Мерлину стало жарко, в теле появилось какое-то тягучее ощущение, и ему вдруг очень захотелось увидеть Артура. Но книга все же притягивала к себе. Мерлина мучило любопытство, что же случилось дальше, после отмены запрета колдовать.

«…этот поход едва не стал последним для молодого короля, но ему удалось выжить. По слухам, Артур получил в тот день сразу несколько ран, каждая из которых была смертельна, но искусство и могущество Мерлина спасли жизнь королю. К сожалению, ни в одном из источников мне не удалось обнаружить ни намека на заклинания, использованные волшебником. Возможно, Мерлин сумел направить поток чистой магии, обратившись за помощью к Древней Религии – тогда никакого специального заклинания могло и не быть. И, разумеется, повторить подобное невозможно. В любом случае, Артур выжил и довольно быстро оправился, еще не зная, что однажды никакая магия не сможет его спасти…»

Мерлин захлопнул фолиант и едва не отшвырнул его от себя. Он заигрался, нельзя было это читать! Будь проклята его жажда знаний! Даже мысль о том, что Артур, его Артур, задница-принц, может умереть, не вернуться с очередной охоты или похода, вызывала такую сосущую пустоту внутри, что Мерлин заранее не знал, что он будет делать, как станет жить, если однажды не убережет Артура.
А книга намекала, что так и случится.
Нет, он не будет читать дальше, ни за что! Это… это их будущее, он в это почему-то верил, но он не хотел знать, что произойдет. Когда Артур навсегда закроет глаза. Будет ли Мерлин при этом или судьба позволит ему умереть раньше его принца? Вернее, не принца – короля.

Внезапно вся тяжесть предназначения словно рухнула ему на плечи, ломая позвоночник и заставляя лишь бессильно продолжать представлять. Первый маг, правая рука, советник, самый близкий человек – на многие годы, пока… Или не на многие годы? Сколько им суждено?
Мерлин часто задышал, чувствуя, как щиплет глаза от выступивших слез. Он знал, что такое боль утраты, он видел погребальный костер Уилла и смерть едва обретенного отца, но тогда он смог выжить, потому что рядом был Артур. А если… с самим Артуром…

Да пусть будет проклят Дракон! Это из-за него Мерлин сейчас задыхается и давится слезами. Обретенное знание скорого счастья не стоило осознания того, что однажды все закончится, и даже самый великий маг, по единодушному признанию всех волшебников, ничего не сможет сделать.
Мерлин попытался успокоиться. Провел ладонью по щекам и решительно сверкнул глазами. Он не станет дочитывать. Книга с тихим шелестом вернулась на место. И это случилось очень вовремя – дверь в библиотеку скрипнула, и раздался голос Артура.

Еще раз торопливо проведя ладонями по лицу, Мерлин лихорадочно огляделся, собрал книги в стопку и встал. Артур не замедлил появиться. Встрепанный, с горящими глазами… и мечом в руке.
Который Мерлин уже видел. И даже зашвырнул на дно озера.
Нет, определенно, слишком много потрясений для одного дня. Магия, великая судьба, намек на любовные отношения, страх смерти, а теперь еще и меч.
Артур же состояния своего слуги явно не заметил. Грохнул мечом об стол и торжествующе взглянул на Мерлина.

– Я получил его из озера! – оповестил он. – Смотри, какой! Мерлин, это оружие прекрасно, меч просто идеален! И очень похож на тот, которым отец убил Черного Рыцаря. Я мечтал о таком оружии всю жизнь.

Мерлин молчал, вслушиваясь и не слыша, что говорит Артур. А тот продолжал нежно гладить рукоять и восхищаться клинком.

– Как ты сумел войти? – перебил его Мерлин.

Артур осекся, а выражение его лица стало недоуменным.

– Что значит «как»? Ты что, совсем идиот? Через дверь, конечно. Кстати, у этого замка все же удобная планировка, я добрался до тебя очень быстро. Вот как знал, что ты сидишь с книжками.

Мерлин нахмурился. Мадам Пинс совершенно точно сказала, что никто не сможет войти. Она ошиблась? Или…
Додумать мысль не удалось. Мерлин отвлекся на другое: у Артура наверняка будут проблемы, если кто-то увидит его с мечом. И надеяться, что принц отдаст Экскалибур, было попросту глупо.

– Артур, - Мерлин облизнул губы. – Мы должны спрятать меч.

Принц недовольно сощурился, но возразить ему не дали.
Мерлин сгреб книги в охапку и зашагал к стойке мадам Пинс, куда и уложил всю стопку. А затем потянул послушно последовавшего за ним Артура за рукав.

– Эти дурацкие правила, - сбивчиво заговорил Мерлин. – Артур, мы…

– Ты прав, - кивнул принц, хотя было видно, что решение ему – поперек горла. – Пойдем в спальню. Заодно расскажешь мне, что тебе удалось узнать.

Мерлин согласился и, выходя из библиотеки, начал прикидывать, что именно он поведает принцу.
Потому что вряд ли Артур будет рад узнать об их предполагаемой связи и собственном главнейшем указе.


Глава четвертая


Ужин прошел как обычно. Мерлин вяло ковырял вилкой в тарелке с рисом, отвечая невпопад на вопросы Артура. Тот уже начал злиться на рассеянность слуги, когда к их столу приблизился Дамблдор.

– Как ваши успехи? – поинтересовался он, заговорщицки поблескивая глазами из-за очков-половинок.

– Отлично, - отозвался Артур, не отрываясь от сочного куска мяса. – Что там с Волдемортом?

– Нам по-прежнему неизвестно, где он находится, - Альбус вздохнул, а затем, пожелав им удачи, повернулся к сидевшим на другом конце стола гриффиндорцам. – Мисс Грейнджер, мистер Уизли, после ужина я буду ждать вас в своем кабинете.

Старосты факультета недоуменно переглянулись и одновременно кивнули, а Гарри Поттер, наоборот, нахмурился:

– Мне тоже зайти, профессор?

– Нет, Гарри, мне нужны только твои друзья. Ты можешь отдохнуть или приготовить домашнее задание.

Артур насмешливо фыркнул – судя по расстроенному виду Поттера, тому явно не нравилось, что за его спиной будут обсуждаться какие-то вещи. Мерлину было абсолютно все равно. Он меланхолично пережевывал пищу, не чувствуя вкуса, и смотрел на Артура. На складку у поджатых губ – обветренных и шелушащихся, Артур всегда кусает губы, когда злится или нервничает. На серьезные, темно-голубые сейчас глаза с легким прищуром, словно он запоминает каждую деталь, каждое слово, сказанное его сокурсниками. На широкие плечи и горделивую осанку – принять вальяжно-расслабленную позу он позволяет себе только в своих покоях. На…

– Мерлин, ты хочешь прожечь во мне дыру? – маг смутился и уставился в почти пустую тарелку. – Что там насчет этого Мерлина, кстати?

– А. Ничего особенного. Просто был такой волшебник. Сделал много новых открытий. Фактически, положил начало всей магии, - медленно, тщательно формулируя, ответил Мерлин. – Он у них тут вроде божества. Говорят, если бы не этот Мерлин, магия бы не развивалась, а исчезла в темных веках. В принципе, все, чем в настоящее время владеют волшебники – лишь часть той магии, которой обладал Мерлин. Поэтому они так с ним носятся.

– Ясно, - поморщился Артур. – Лучше бы его и вправду не было. Мы бы сейчас преспокойно сидели в Камелоте, - с сожалением продолжил принц, не замечая, как дрогнули и поникли плечи его слуги. Мерлин поспешно сделал глоток сока. В горле противно першило, а слова Артура ноющей болью отдавались внутри. Мерлин абсолютно перестал понимать происходящее. То, что говорилось в той книге, было похоже на правду, ведь начало практически идеально совпадало с их жизнью в королевстве. Но как Артур отменит запрет на магию с таким к ней отношением? Это казалось чем-то невозможным.

– А король Артур? – небрежно поинтересовался принц, отодвигая от себя десерт.

– Примерно то же самое. Был когда-то король, который при жизни совершил много подвигов и вошел в историю. Легенды говорят, что на самом деле он не умер, а спит в мире мертвых и ждет, когда люди попадут в беду. И тогда он вернется и всех спасет, - пробормотал маг, следя за реакцией Артура.

– Ну конечно. Странно только, что он все еще спит и даже не думает спасти мир. Чушь собачья все эти легенды, - заключил Пендрагон, вставая из-за стола.

– Ага. У этого короля Артур была связь с собственной сестрой, которая его ненавидела и желала отобрать у него власть, - не удержался от шпильки Мерлин, пропуская Артура вперед на выходе из Большого зала.

– Что? С собственной сестрой? – Артур скривился от отвращения. – Они все обезумели, что ли? С сестрой! Как такое возможно?!

Мерлин улыбнулся и едва не налетел на какого-то верзилу из Слизерина. Тот окинул их с Артуром недобрым взглядом, но следом появился Малфой, и громила отошел в сторону, пробасив:

– Тоже мне, голубки, - кто-то засмеялся, кто-то зашикал. Мерлин удивленно повернулся к принцу:

– Ты видел здесь голубей?

– Только сов, - хмыкнул Артур, широким шагом направляясь к башне Гриффиндора.

О да. Совы. Мерлин вспомнил, как утром под потолком раздалось хлопанье крыльев, и в зал влетела стая птиц. Больших, маленьких, белых, рыжих – они кружили в воздухе, сбрасывая на головы учеников свертки и газеты. Артур тут же полез за кинжалом, и, несомненно, одной совой в Хогвартсе стало бы меньше, но Мерлин успел перехватить его руку. Не сказать, что Артуру это понравилось, зато их репутация, и так не особо хорошая, не пострадала еще больше.

В спальне никого не было. Артур тут же достал из-под матраца Экскалибур и начал тренироваться. Мерлин лег на свою кровать, завернувшись в одеяло чуть ли не по самую макушку, и сквозь опущенные ресницы наблюдал за движениями принца. Тот с явным удовольствием наносил удары по несуществующему противнику, как нередко делал это на площади перед замком. Меч свистел, разрезая воздух, и, кажется, даже чуть сиял в полумраке. Правильно: он находился в руках того, для кого был сделан. Вот только как он оказался в Хогвартсе? Сохранился ли он до этого времени или тоже переместился с ними? Какие силы скрыты в этом клинке, созданном Древней Религией?
От вопросов, накапливающихся с каждой минутой, раскалывалась голова. Спать не хотелось совершенно. Артур будто забыл, что находится в магическом мире. Он, как ребенок, радовался мечу, отрабатывая тактику боя, и только шум от поднимающихся в спальню гриффиндорцев заставил его снова спрятать оружие. Раздраженно посмотрев на Невилла и Гарри, Артур стянул рубаху и бросил ее на пол, рядом со своей кроватью. Мерлин мысленно закатил глаза. Конечно, не будь сокурсников в комнате, он бы помог Артуру раздеться и сам бы ни за что не кинул одежду. Но это же Артур. Которому явно была не по душе идея обходиться без помощи своего слуги, но, поговорив на уроке Трансфигурации, они решили, что лучше все-таки избегать открытой демонстрации их отношений. Естественно, Пендрагон долго возмущался по поводу идиотских принципов этого мира, но в итоге согласился, признав, что никто здесь больше так себя не ведет.
Непонятно почему, но Мерлину было неловко наблюдать за тем, как Артур снимает штаны, и не участвовать в процессе. Не то что бы ему это всегда доставляло удовольствие, но это была его работа, и он делал ее уже машинально. Дергал шнуровку, подцеплял пальцами ткань. Теперь же ему оставалось только смотреть, и то, что он видел, вызывало странные эмоции. За время своего служения Артуру Мерлин знал его тело вдоль и поперек, каждый шрам и родинку, но никогда не обращал внимания, какой ладной выглядела фигура Артура.

Покраснев, Мерлин нырнул под одеяло.
Это все дурацкая книга. Теперь, благодаря той строчке, он постоянно будет думать о якобы близких отношениях между ним и принцем. Чушь какая-то, честное слово. Конечно, сама книга была правдиво написана, хотя и не полностью точна.
Но даже если тут автор ошибся, а он явно ошибся, то что делать с назначением Мерлина на должность придворного мага? Насколько Мерлин понял из прочитанного, Артур не брезговал прибегать к помощи магии. Не в войнах конечно, но в сражениях с колдунами или чтобы лечить раненых.
И Дракон! Он же показывал им грядущее! Там был бой, и Мерлин точно знал, что полноводная, выходящая из берегов река была его рук делом. Он ощутил висевшую в воздухе прозрачным туманом магию, заметил, как сверкнули золотом глаза того Мерлина, из будущего.
Мерлин тихо застонал. Все было логично. Получалось, что и автор книги из Запретной Секции, и даже эта Батильда были правы – он и есть тот самый Великий Мерлин, основоположник волшебства.
Тот, кто не уберег Артура.

Мерлин сел на постели. Комната была погружена во тьму, с кроватей доносилось равномерное дыхание спящих учеников. Повернув голову, он пару минут рассматривал лежащего на животе принца. Артур хмурил брови во сне, рука была свешена вниз и почти касалась пола, а покрывало скомкалось в ногах. Он вздрогнул, и Мерлин замер, разглядывая покрытую мурашками спину. Миг – и одеяло скользнуло наверх, укутывая Артура. Тихо, стараясь не производить никаких звуков, Мерлин взял со стула свою одежду и вышел.
В гостиной уютно потрескивал камин. Мерлин быстро оделся и застыл в нерешительности. Он понятия не имел, куда идти и что делать, но оставаться в спальне он просто не мог. Его душили злость, обида и отчаяние. Он проклинал себя за то, что полез в эту книжку, которая вообще неизвестно как нашлась среди общих книг, он ненавидел собственное любопытство, до сих пор подзуживающее его вернуться и дочитать до конца. Узнать, где он совершил ошибку. Почему не спас Артура от смерти. Как вообще позволил такому случиться.
Судорожно выдохнув, он вытер повлажневшие глаза и, с третьего раза попав в рукав куртки, вышел из помещения, не заметив мелькнувшую за ним тень.

В Хогвартсе нельзя было гулять после отбоя, об этом их Дамблдор предупредил сразу же. Но Мерлину было наплевать. Дамблдор. Он все знал и ничего не сказал. Маг выругался, ударив кулаком по стене, и прислонился к ней лбом.
Разум подсказывал ему вернуться в библиотеку, но интуитивно он чувствовал, что нельзя этого делать. Вряд ли Мерлин мог объяснить это ощущение, но стоило ему попытаться шагнуть по направлению к владениям мадам Пинс, как ноги тут же становились ватными. Гнев на свое состояние, свою слабость стремительно нарастал, и кончики пальцев стало неприятно покалывать. Магия, мирно живущая в нем, взбесилась, как воды той самой реки Дуглас, стремилась вырваться наружу и уничтожить и этот замок, и весь магический мир вместе с их Волдемортом и дурацкими законами.
Не соображая, куда он идет, маг, шатаясь, вышел из замка и побрел в лес. Ярость окутывала его плотным коконом, от слез щипало в глазах, а в ушах шумело так, словно он попал в ветряной вихрь. Хотелось выть. Хотелось вернуться обратно в Камелот, быть обычным слугой, скрывающим свою силу, служить принцу и защищать его от всяких волшебных напастей. И не знать ни о чем, кроме того, что Артур – его судьба, которую он должен охранять. По словам Дракона.
Смешок, сорвавшийся с губ Мерлина, больше напоминал хрип. Он запрокинул голову, громко, надрывно крича, позволяя выплеснуться боли и страху, затопившим его, кажется, по самую макушку. Стоящие рядом деревья вырывались с корнями, образовывая поляну там, где минутой назад ее не было. Снег вертелся в воздухе наподобие воронки, всасывающей в себя жухлые прошлогодние листья, спрятанные под разметенными сугробами. Воздух звенел от выбрасываемой магии, где-то недалеко раздавался треск и полузадушенные стоны, но Мерлин ничего не слышал. Он обнимал себя руками, разглядывая усыпанное крупными звездами небо, находясь в самом центре волшебного катаклизма, а после просто упал на колени. Штаны сразу же промокли, но это было последним, что интересовало сейчас мага. Он тихо всхлипывал, вытирая текущие по лицу слезы, повторяя: «Зачем? Зачем ты нас прислал сюда?».

– Юный чародей, - раздался скрипучий, знакомый голос, и Мерлин тут же вскочил. На поляну, медленно кружа в этой вьюге, опускался Дракон. Его крылья дрожали под напором поднявшегося ветра, и Мерлин, опомнившись, глубоко вздохнул и закрыл глаза. – Так-то лучше, - с благодарностью продолжил Дракон, с удобством усаживаясь меж изуродованных стволов. – Зачем ты призвал меня, юный волшебник?

– Я не призывал, - слабо возразил Мерлин, оглядываясь и только сейчас понимая, что он натворил. Никогда прежде с ним не случалось такого. Он чувствовал себя уставшим, разбитым, как после целого дня тренировки с Артуром.

– Но я же здесь, - вымолвил Дракон и, прищурившись, посмотрел куда-то за спину Мерлина.

– Раз ты здесь, то верни нас обратно. Немедленно, - четко, глядя в сузившиеся зрачки, произнес Мерлин.

– Я не могу, - ответил Дракон и издал громкий, протяжный звук, похожий на стон. – Не приказывай мне, я не смогу выполнить то, что ты хочешь, юный чародей.

– Ты сможешь! Ты нас закинул сюда, ты нас отсюда и вытащишь! – сорвался на крик Мерлин. – Мы не должны быть здесь! Я не должен знать свое будущее! Моя судьба – защищать Артура, и я не хочу, чтобы он умер!

Дракон выпустил из горла струю пламени, превращая близлежащие сугробы в огромные лужи, и яростно заскреб когтями.

– Ты не знаешь свое будущее, юный чародей. Никому неподвластно знать.

– Но я его уже знаю! – успокоившаяся было магия снова забурлила во всем теле, и Мерлин что есть силы сжал кулаки, чтобы не совершить непоправимого. – Верни нас в Камелот, это приказ!

– Я не могу, Мерлин! - прорычал Дракон, вставая на дыбы и расправляя крылья. Его трясло от злости и…словно от боли. – Ты требуешь невозможного, юный чародей, ты слишком глуп, чтобы понять очевидное.

Огонь опалил пару накренившихся деревьев, а обледеневшая земля задрожала от мощных ударов огромного хвоста. Мерлин сделал шаг вперед – и тут же оказался отброшен чьей-то рукой.

– Не смей его трогать, - по-змеиному прошипел появившийся из ниоткуда Гарри Поттер, загородив собой Мерлина. Звуки, срывавшиеся с его губ, ничем не напоминали человеческую речь, но Мерлин мог разобрать каждое слово.

– Не смей говорить со мной на языке низших! – угрожающе выдохнул Дракон, и спустя мгновение Поттер взмыл в воздух, сбитый с ног кончиком чешуйчатого крыла.

Гарри зажмурился, ожидая удара, но ничего не произошло. Он застыл между небом и землей, а потом стал плавно снижаться, пока его ступни мягко не коснулись земли. Мерлин опустил руку и снова шагнул к разгневанному Дракону. Маг стал выпевать странные, совершенно незнакомые Гарри слова, и мощь его голоса нарастала с каждой фразой, в то время как ярость Дракона постепенно угасала.
Гарри смотрел на развернувшуюся перед ним картину и не мог поверить в происходящее. Когда Дамблдор сообщил ему о том, что эти два странных парня – настоящие Мерлин и король Артур, Поттер не смог сдержать смеха. Каждому с пеленок было известно, что Мерлин – мудрый старец, всемогущий и, возможно, даже бессмертный, и если бы он пришел в их мир, то явно не возродился бы в худом теле мальчишки.
Но эмоции и то, что Мерлин только что сделал… От поднявшегося урагана Поттера чуть не унесло, и только заклинание, привязавшее его к дереву, помогло остаться на ногах. Или вообще в живых. Сила Мерлина была неоспорима.
Сейчас же его глаза были ярко-золотого цвета, и когда он обернулся, чтобы убедиться в целости Гарри, тот машинально поежился.
Мерлин творил магию без палочки, не поднимая рук, одной мыслью.

– Я не могу, - простонал Дракон, отвечая волшебнику. – Я подчиняюсь тебе, последний повелитель, но магия этого времени не разрешает мне выполнить твой приказ, - животное опустило голову и зубами стало вгрызаться в землю, словно старалось облегчить боль. – Если я перенесу вас обратно, все погибнет. Древняя Религия уничтожит этот мир, как только Темный волшебник победит Избранного.

– А если я прикажу Религии убить Волдеморта? В книжке сказано, что я лучше всех владел тайнами этой магии, - горько выплюнул Мерлин, останавливаясь около морды Дракона. Гарри дернулся, опасаясь за Мерлина, но тот взглядом пригвоздил его к месту. – Что ты на это скажешь?

– Ты не прикажешь. Для этого там ты еще слишком молод, юный чародей, а здесь тебе это просто не нужно. Твоя судьба – это Артур, судьба Гарри Поттера – победить Волдеморта, - Дракон дрожал всем туловищем, его крылья поникли и опали морщинистыми складками, а дыхание становилось все тише. – Отпусти, - попросил вдруг он, с трудом открывая глаза и глядя прямо в лицо оцепеневшему Мерлину.

– Куда? – неуверенно спросил он, не до конца понимая, что случилось с животным.

– Приказ. Отмени приказ. Я не могу его выполнить, и это убивает меня. Ты слишком…слишком сильный повелитель, юный чародей. Уже сейчас.

Мерлин закрыл лицо руками. Гарри видел, как мелко трясутся его плечи, слышал невнятный шепот, где было «не хочу», «Камелот» и «Артур». А после маг присел рядом с Драконом, положил ладонь на его мягкую, без чешуек, шею, и снова запел на том странном языке.

– …Килгарра. Я освобождаю тебя от своего приказа. Но как только мы выполним здесь все, что от нас требуется, ты незамедлительно отправишь нас обратно, - в дрожащем голосе Мерлина не было ни намека на повеление – только просьба и тоскливые, обреченные интонации.

– Так и будет, юный чародей, - изрек Дракон, склонив голову в качестве признания. – И, Мерлин, - маг зябко поежился. – Не стоит уделять будущему так много внимания. Никому не в силах изменить его. Ни мне, ни даже тебе, Мерлин, каким бы могущественным ты не был. Судьба не подчиняется магии, - негромко сказал Дракон и плавно взмыл в воздух, мягко оттолкнувшись лапами от грязной жижи, образованной талым снегом и почвой.

Мерлин, не шевелясь, наблюдал, как животное исчезает в ночном небе, превращаясь сначала в крохотную точку, а после совсем пропадая из виду. Холодный ветер пробирался под тонкую куртку, колючими иголками впиваясь в продрогшее тело, в горле саднило, словно он надышался дыма, как бывало при пожарах в Эалдоре, а в голове всплывал их самый первый разговор с Дамблдором. Который утверждал, что изменять время могли только высшие существа. Мерлин вдруг усмехнулся, вспомнив короткую заминку директора.
Судя по всему, со временем он поладит отлично.

– Пойдем, - повернулся Мерлин к Гарри и недоуменно уставился на замершего в неестественной позе сокурсника. Он стоял, выставив вперед одну ногу, и держал палочку наготове, будто собирался колдовать. – Что с тобой?

– Не делай резких движений, - вместо ответа прошептал Гарри и едва заметно дернул подбородком. Мерлин тут же обернулся, игнорируя шипение Поттера, и обомлел.

Они были окружены. По краю поляны стояли, перемешавшись, различные существа – огромные, просто гигантские пауки, скелетоподобные крылатые лошади, кони с туловищем человека. Обводя взглядом незваных гостей, Мерлин заметил нескольких единорогов, стоящих бок о бок с хищно рокочущим грифоном. Маг шумно сглотнул, заметив полчища летающих синих существ, паривших над ними, а затем и вовсе сделал шаг назад, когда рядом с большой – с человеческий рост! – змеей показалась страшная, уродливая химера. Мерлин видел ее описание в своей книге и еще тогда подумал, как им повезло, что в Камелоте не водятся эти твари. В реальности химера оказалась намного хуже, чем на рисунке.

– Похоже, ты рано отпустил Дракона, - просипел Поттер, внимательно присматриваясь к каждому зверю.

Но животные просто стояли, разглядывая их – разглядывая Мерлина, поправил себя Поттер – и лишь скалили клыки. Казалось, они оцепенели. Шерсть угрожающе щетинилась, и многие переминались с лапы на лапу, будто ожидая негласного приказа напасть. Мерлин вдохнул и попытался вспомнить любое заклинание, мало-мальски подходящее для этого случая. В книге явно не было сказано о том, как сражаться против стаи магических существ.
Сверху раздался тонкий, курлыкающий звук, и на ветку ближайшего дерева опустилась красивая птица с красно-золотым оперением. Черные глаза-бусины немигающе смотрели прямо на мага, а после птица распушила длинный огненный хвост и слетела вниз, к ногам Мерлина.

– Фоукс? – изумленно воскликнул Гарри и подошел ближе. Присев на корточки, ласково погладил любимца Дамблдора и дернул Мерлина за штанину. – Фениксы умеют переносить тяжелые грузы. Все, что нам надо, это взяться за его хвост, и он отнесет нас в Хогвартс, и… Ай, черт! Ступефай!

Прежде, чем Мерлин успел хоть что-либо сказать, Поттер выкрикнул парализующее заклятие. Паук, пошатнувшийся до этого в их сторону, камнем упал на землю, не в силах пошевелиться. Маг тут же выставил вперед ладони, приготовившись отбить атаку, прекрасно понимая, что в это битве они проиграют очень быстро.
Но вопреки всем законам логики животные продолжали толпиться вокруг них, и их налитые кровью глаза неотрывно следили за каждым движением Мерлина.

– Да что здесь происходит? – не выдержал волшебник, и грифон, издав клокочущий горловой крик, ударил клювом лежащую перед ним ветку.

– Если ты позволишь, Великий, я могу объяснить, - существа расступились, давая проход получеловеку-полулошади. Мерлин кашлянул, вопросительно посмотрев на Гарри.

– Он к тебе обращается, - ответил тот, и маг хмыкнул – то, что обращаются к нему, он и так понял. – И весьма учтиво. Со мной кентавры так не церемонились.

– Говори, - кивнул Мерлин, пересиливая себя и шагая навстречу. Кентавр почтительно присел, согнув одну ногу, и еле слышно застонал. Поднес руки к волосам и резко дернул длинные пряди.

– Отпусти нас, Великий.

– Что? – опешив, спросил Мерлин, и быстро оглянулся. Все животные, как и кентавр, приняли коленопреклонные позы, и если бы ужас от происходящего не вставал комком в горле Мерлина, он бы оценил, как нелепо выглядят пауки, пытающиеся удержаться на своих волосяных лапах.

– Мы не можем сопротивляться твоей магии, Великий. Ты призвал нас, и мы здесь.

– Я никого не призывал, - решительно возразил Мерлин, упрямо отворачиваясь от пронзительного взгляда кентавра.

От вида опаснейших магических животных, таких слабых перед ним сейчас, по телу побежали мурашки. Мерлин тоскливо наблюдал за белоснежным, светящимся в темноте единорогом, восхищаясь его красотой и опасаясь за его жизнь – находящаяся неподалеку химера питалась отнюдь не травами.

– Великий…

– Прекрати называть меня так! – воскликнул Мерлин, и Гарри вздрогнул, заметив вспыхнувшие золотом зрачки.

– Как скажешь, повелитель. Тем не менее, твоя магия оказалась настолько сильна, что мы не смогли сопротивляться ее зову. Посмотри вокруг: где еще ты увидишь находящихся так близко друг к другу грифонов и единорогов? Акромантулов и фестралов? Кентавров и химер?

Мерлин закрыл лицо руками. Это было выше его понимания. Все, чего он сейчас хотел, – это покоя и тишины. Оказаться снова в спальне Гриффиндора, рядом с ни о чем не подозревающим Артуром. Засыпать, надеясь, что утром они очнутся уже в Камелоте, Артур, как всегда, обзовет его идиотом, и все встанет на свои места.
Внезапно его бока коснулось что-то теплое. Открыв глаза, Мерлин увидел доверчиво прижавшегося к нему единорога. Мерлин осторожно погладил серебристую гриву, и животное наклонило голову, позволяя коснуться острого рога.

– Я не знаю, как так вышло, - зашептал Мерлин, потрепав единорога по холке, и тот подался вперед, утыкаясь мордой в дрожащие ладони мага. Мерлин успокаивающе водил пальцами по мягкой коже, чувствуя, как охватившее его напряжение постепенно исчезает, оставляя после себя горькое, удивительно четкое принятие правды.

Он – Мерлин Эмрис. Ему суждено положить начало магической жизни на Альбионе и за его пределами. В его руках находится неизведанная волшебная сила, и он найдет ей достойное применение. И Артур ему в этом поможет. Мерлин сглотнул, слабо представляя себе возможность лояльного отношения Артура к магии, но уверенность в том, что когда-нибудь это произойдет, прочно поселилась в его груди.
Он оправдает доверие Артура. И не допустит его смерти.

– Я освобождаю вас, - спокойно, даже немного отрешенно произнес он, с сожалением отпуская единорога. Тот, словно кошка, потерся головой о руку Мерлина, но не спешил уходить, как, впрочем, и все остальные животные. – Что-то еще? – спросил маг, нервно облизывая пересохшие губы.

– Спасибо, повелитель, - кентавр поднялся, гордо выпрямив спину и благодарно глядя на щуплого, в два раза меньше него ростом человека. – Если мы тебе понадобимся, ты всегда знаешь, где нас найти.

Мерлин кивнул, наблюдая, как магические существа удаляются обратно в лес. Быстро, словно боясь, что он передумает или убьет их. Прищурившись, он не выпускал из виду химеру, не желая, чтобы она напала на беззащитных животных. Но химера будто забыла о своей сущности и природных инстинктах. Она одной из первых скрылась в густой чаще, и вскоре звуки ее утробного завывания перестали доноситься до опушки.

Повернувшись, Мерлин словно впервые за этот вечер заметил Поттера. Гарри стоял, приоткрыв рот от изумления, и на его лице читалось неверие пополам с восхищением. Мерлин дернул плечом – в конце концов, он ничего не сделал, эти твари сами пришли на какой-то только им слышимый зов. Вздохнув, он опустил голову и обнаружил, что феникс, прижимавшийся к его ногам, все также сидит рядом и тихо-тихо курлычет. Наклонившись, Мерлин поднял птицу, устроив ее у себя на руке, и улыбнулся, когда та выпустила коготки.

– Как ты здесь оказался? – поинтересовался Мерлин у Гарри.

– Просто пошел за тобой. У нас же запрещено выходить из гостиной по ночам, - смущенно пожал плечами Поттер.

– Я знаю, - задумчиво ответил Мерлин. Его уже ощутимо трясло, а голова болела так, словно он не спал несколько ночей подряд.

– Ты в порядке? В смысле, я не знаю, что произошло, но это выглядело…вау. Это было круто, - немного неловко сказал Гарри. – Я никогда такого не видел. Даже когда перерождался Волдеморт.

– Просто у Волдеморта нет такой силы, - раздался за их спинами мягкий, тихий голос, и оба подпрыгнули на месте. Фоукс издал звук, похожий на смешок, и подошедший Дамблдор погладил феникса по крыльям. – Так вот почему ты так неожиданно улетел.

– Профессор, Мерлин и правда сильнее Волдеморта? – взбудораженно вскинулся Поттер, а Мерлин нахмурился. – То есть, по идее, так и должно быть, это же Мерлин. Но…

– Гарри, - парень осекся под пристальным взглядом директора и закусил губу. – Мне кажется, тебе стоит наведаться в комнату мисс Грейнджер. Мистер Уизли, если не ошибаюсь, как раз должен быть там.

– Но они же уже спят… - растерянно пробормотал Поттер. На часах было больше двенадцати, а Гермиона всегда ложилась рано.

– Они не спят, Гарри, они ждут тебя.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 12.10.2010, 19:51
Сообщение #6


Участник Merlin Big Bang


Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026



Дорога к замку не заняла много времени. Проваливаясь в сугробы, образовавшиеся после снежной бури, устроенной Мерлином, Гарри совершенно не понимал, зачем ему понадобилось идти к Рону и Гермионе. Дамблдора спрашивать было бесполезно – по опыту общения с директором Хогвартса Гарри знал, что больше от него нельзя будет добиться ни слова. Мерлин же вообще словно находился в другом мире. Он, казалось, машинально шел вперед, а золотые глаза невидяще смотрели на расстилающуюся под ногами дорожку.

– Мерлин, - мягко позвал его Дамблдор, и маг остановился. – Пожалуй, сейчас все же стоит прекратить колдовство, - Альбус выразительно глянул на тропинку. – Я не хочу, чтобы тебя кто-то заметил…

– Да, конечно, - безразлично ответил Мерлин. И вздрогнул, зажмурившись. Фоукс тонко вскрикнул, спорхнул с руки волшебника и, сделав пару кругов в воздухе, вернулся на свое место. – Извините, - выдохнул Мерлин и как-то робко улыбнулся. – Это не я. Вернее, это я, но я не пытался это сделать, оно само. Я просто… я просто устал, Альбус.

– Разумеется. И прошу заранее меня простить за то, что я вынужден буду задержать тебя еще ненадолго, - Дамблдор провел ладонью по длинной бороде, и больше до замка никто не проронил ни слова. Но как только они переступили порог Хогвартса, и Гарри собрался пойти к своим друзьям, Мерлин неожиданно дернул его за рукав.

– Не говорим им ничего. Пожалуйста. Вообще никому.

Гарри взглянул в спокойные, синие глаза мага, и кивнул. Ему не нравилось скрывать что-то от Рона и Гермионы, но он чувствовал, нутром знал, что именно эту тайну ему предстоит держать в себе крепче секрета о его Пророчестве.
Сейчас Мерлин совсем не напоминал собой грозного великого колдуна, именем которого клялись, именем которого проклинали и именем которого гордились волшебники по всему миру. Перед Гарри стоял обычный худой парень с поникшими плечами и встрепанными волосами, но в том, как он закусывал губу, как сжимал в ладони смятый шейный платок, было нечто неуловимо опасное. Гарри видел, сколько могущества скрывается в этих тонких пальцах. Он не испугался, совсем нет, но просьба Мерлина была насквозь пропитана болью и отчаянием, и Гарри, даже не осознавая причины этих эмоций, не мог обмануть его доверие.

В кабинете директора Мерлин окончательно сник. Он почти утонул в огромном кресле, вжавшись в него и борясь с желанием подобрать под себя ноги. Дамблдор наколдовал чаю, и Мерлин потянулся за кружкой. Пить не хотелось, но горячая чашка приятно согревала замерзшие руки. «Как бы не заболеть», - подумал Мерлин и тут же чихнул.

– Итак, ты все-таки узнал о том, кто ты, - аккуратно начал Альбус, соединив кончики пальцев и внимательно глядя на замершего напротив него волшебника.

– Я искал заклинание, чтобы вернуться, - помедлив, шепотом ответил Мерлин, вцепившись в кружку до побелевших костяшек. – Я просто хотел домой, Альбус. Просто хотел домой…

Мерлин был похож на разбитую фарфоровую статуэтку. Все его черты заострились, как грани осколков, и даже голос звучал надломлено.

– Я понимаю.

– Нет, - горько усмехнувшись, возразил Мерлин. – Извините, но вы не можете этого понять. Никто не может, - маг уставился в одну точку и сам словно сжался в комок, будто стремился исчезнуть, уйти из реальности. – Когда вы догадались о том, кто мы?

– Почти сразу же. Выброс силы был таков, что я подумал, что это Волдеморт пробил нашу защиту. Но, спускаясь вниз, я уже знал, что это не он. Магия была совершенно другой. За всю свою жизнь я ни разу не встречал такой силы, а уж повидал на своем веку я немало, поверь мне.

– Древняя Религия, - подтвердил Мерлин и сделал первый глоток. Чай был крепким и совершенно несладким, и Мерлин мысленно поблагодарил Дамблдора. От сахара его бы сейчас вывернуло наизнанку.

– Да. Тогда я еще не думал про нее, но после вашего рассказа все стало ясно. Древняя Религия, огромная сила, которая ушла вместе с Великим Мерлином…

– Только не вы, пожалуйста! – Маг поднял руки в защитном жесте. – Иначе я сойду с ума.

– Хорошо, конечно, - улыбнулся Альбус, и Мерлин вернул улыбку. – Я никогда не сталкивался с подобной магией, Мерлин. Я знаю, тебе трудно поверить в то, что все наше существование – твоих рук дело, но это общепризнанный факт: никто иной, но ты основал магический Альбион.

– Еще сложнее в это поверить, зная, что за одну только мысль о создании магического общества меня могут казнить, - Альбус выразительно замолчал, с любопытством рассматривая Мерлина. Тот вздохнул и потянулся за чайником. – Кстати, учебник Батильды Бэгшот – полная ерунда. В нем нет ни слова правды.

– Да, это мне тоже сразу стало понятно, едва я увидел вас, - рассмеялся Альбус. – Выходит, тот малоизвестный источник прав, хотя все историки считают его ложью и выдумкой сплетника, жившего в ваше время.

Мерлин фыркнул и уткнулся в кружку, снова погрузившись в свои мысли. Дамблдор прокашлялся, привлекая к себе внимание, и задумчиво продолжил:

– Волдеморт владеет огромной силой, Мерлин. Он давно изучил все основы темной магии, которая в наши дни является самым могущественным и сложным разделом. Даже я не уверен, что знаю столько, сколько смог узнать он. К тому же, обладая незаурядным умом и жаждой власти, Волдеморт мог углубить свои познания в этой области.

– Звучит не очень весело, - заметил Мерлин, внимательно слушая директора.

– Совсем невесело. К тому же, только Гарри может справиться с ним – так сказано в Пророчестве. Но Пророчество не говорит о том, кто выживет в этой битве. Мы все переживаем за Гарри, Мерлин, ему нелегко нести эту ношу, - Дамблдор снял очки-половинки и устало потер глаза. – Но, по правде говоря, вся сила Волдеморта – ничтожна по сравнению с могуществом Древней Религии. Она – средоточие самой магии, Мерлин, а ты сам – ее источник. Не жрец, не носитель, а ее сущность…

– Так, подождите, - Мерлин дрожащими пальцами поставил кружку на край стола и поднялся. – Я понимаю, куда вы клоните, - Дамблдор откинулся на стуле и выжидающе посмотрел на Мерлина. – Нет, Альбус. Я не убью Волдеморта.

– Но ведь ты зачем-то оказался в этом мире. В нашем времени. И Артур тоже, - улыбнулся Дамблдор, явно не ожидавший отказа и заметно опечаленным им. – Ты, вероятно, прочитал, что гласят легенды о короле Артуре.

– Видел краем глаза, - усмехнулся Мерлин и оперся локтями о спинку кресла. – Честно говоря, профессор, я мало что знаю о Древней Религии. Нимуэ была жрицей, это правда. И я убил ее. Я видел Авалон, и, поверьте, он мне не понравился, хотя именно там вершится эта Религия. Возможно, я буду обладать такой силой, что смогу пользоваться Древней Религией за пределами Авалона. А, может быть, все ваши книги – просто вранье, очередная легенда, и магия изначально наполняла Альбион, жила в его землях, а сказки про Мерлина – лишь способ завязать историю. По крайней мере, я нисколько не ощущаю себя великим. Я служу Артуру, и для меня это огромная честь. Я защищаю его, когда это необходимо. И то, что мы оказались здесь, еще не значит, что я должен изменить тому, что предначертано мне судьбой, - Мерлин грустно улыбнулся и, помолчав немного, закончил: – Моя судьба – Артур, профессор. А Волдеморт – предназначение Гарри Поттера. И я с удовольствием помогу ему по мере возможностей. Но не просите меня делать то, что я делать совсем не должен.

Слова текли свободно, и Мерлин даже удивился той уверенности, с которой он излагал свои мысли. В том, что он был прав, сомнений даже не возникло. Похоже, у Альбуса тоже. Он встал из-за стола и подошел к окну.

– Что ж, вероятно, ты прав. Кому, как не тебе, известно о Судьбе и Предназначении. Извини, Мерлин, но это правда, - Альбус виновато улыбнулся, и Мерлин кивнул. У него слипались глаза, голова кружилась, а во всем теле появилась противная слабость, как во время болезни. – Но кто знает, вдруг Артур и вправду вернулся, чтобы спасти нас?

– Вполне возможно, - вполголоса подтвердил маг. Ему ужасно не нравились эти разговоры про прошлое и возвращение в будущем. Они же живы! И их время, Камелот – это не прошлое, это их жизнь. Со своими правилами и распорядком и гораздо более уютная, чем здесь, в Хогвартсе.

– И ты, как всегда, с ним, - загадочно продолжил Альбус. Мерлин непонимающе нахмурился. – В той книге упоминается, что вы всегда были близки с Артуром…

Мерлин вдруг покраснел и, хмыкнув, выпрямился.

– Я, пожалуй, пойду, профессор. Я действительно очень устал.

Дамблдор кивнул, и Мерлину на секунду показалось, что он заметил разочарование, мелькнувшее в глазах директора. Направляясь к выходу, маг раздраженно повел плечами. Не ожидал же Альбус, что Мерлин подтвердит те дурацкие намеки?
Но не успел он взяться за ручку, как дверь распахнулась прямо перед его носом, и в кабинет влетел злой, побледневший Поттер.

– Почему вы отправляете их? Почему вы ничего не сказали мне, профессор? Я должен ехать с ними!

– Гарри, - успокаивающе начал было Альбус, но Поттер его не слушал.

– Вы прячете меня в замке, словно я драгоценный камень! Вы отправляете моих друзей на опасные задания, где они рискуют своими жизнями за меня, в то время как я отсиживаюсь здесь и…

Плотно прикрыв за собой дверь, Мерлин опустился на подоконник.
За стеклом зловеще темнел Запретный лес, подушечки пальцев чуть закололо, и Мерлин зевнул. Хотелось спать. Крепко, без снов.
В голове все смешалось. Напряжение, так долго накапливавшееся в нем, наконец, выплеснулось, но облегчения не наступило. Скорее, у него лишь добавилось проблем.
Мерлин прикрыл глаза. Он даже не знал, о чем ему нужно думать в первую очередь. Наверное, о разговоре с Дамблдором. Мерлину стало неловко за свой тон, за то, что он наговорил директору Хогвартса, но в тот момент он просто не смог сдержаться. Книга, обретенный Артуром Экскалибур, разговор с Драконом и последующий – с Альбусом вымотали его, оставив только оболочку. Как если высосать кисловато-сладкую мякоть из виноградины – сморщенная блеклая шкурка и ничего.

И Мерлин бы сейчас многое отдал, чтобы оказаться рядом с Артуром. Рассказать ему все – вообще все, про собственную магию, про их будущее, про Дракона, про голоса в голове. Услышать в ответ что-нибудь вроде: «Я всегда знал, что ты у меня идиот» и, может быть, получить подзатыльник. Нет, правда, Мерлин был бы рад подзатыльнику и даже колодкам, лишь бы сбросить со своих плеч этот груз.
Но поступить так, конечно, было нельзя. Маг грустно улыбнулся.
Сам справится. Не такой уж он и слабак. Сейчас он дождется Поттера, поговорит с надеждой всего магического мира и вернется в спальню. Слушать ровное дыхание Артура и успокаиваться самому.
Мерлин вздохнул. Вот опять. Все сводилось к принцу. Хочешь – не хочешь, а с той самой минуты, как волшебник вычитал про их совместное будущее, он не мог перестать представлять. Бесстрастные строчки не давали покоя, заставляя вновь и вновь вспоминать прошлое. Неужели им с Артуром действительно суждено быть вместе? Вот так – вместе?

Эмоции были противоречивыми. Самым ярким было удивление от того, что не возникло никакой гадливости, несмотря на то, что в Эалдоре не поощрялась любовь между мужчинами. Мерлин не почувствовал никакого отвращения при мысли о принце, о его губах, руках… ну, и других частях тела. Это же Артур. Местами придурок, местами неряха, местами самый благородный рыцарь на свете. Будущий великий король, властитель, завоеватель. Артур, за которым будут идти на смерть его воины. Артур, который ругается из-за прогрызенных мышью сапог и кормит Мерлина похлебкой из крысы.

Мерлин поерзал, пытаясь выбрать более удобное положение.
Могло ли быть происходящее между ними проявлением не только дружеских чувств, а иных? Сейчас, когда Мерлин слишком устал, чтобы открещиваться от этой мысли, он понимал, что могло. Перед внутренним взором всплывали эпизоды, которые теперь не казались такими однозначными. Артур всегда верил ему – больше, чем кому бы то ни было. По-своему заботился. Оберегал, защищал, спасал. Чего стоит одна история с Нимуэ и самоотверженность принца, отправившегося за цветком смерти! А потом, когда они столкнулись с Рыкающим Зверем! Артур пожертвовал своим рыцарем, чтобы вытащить Мерлина. И даже когда они отправились за Гвен, Артур вел себя почти сносно, несмотря на всю свою нервозность.
Но самое главное – Эалдор. Мерлин долго не понимал, почему принц поехал за ним, почему бросил все ради матери своего слуги. Магу припомнился родной поселок, ласковые слова мамы, ревность Уилла, ночующий с ним принц, и в груди вдруг защемило.

Мерлин ошарашено выпрямился, забыв о том, как жестко сидеть на каменном подоконнике, и уставился в стену напротив.
Если предположить, что он действительно был немного влюблен в Артура, а тот, в свою очередь, мог быть влюблен в Мерлина, то это объяснило бы многое. Например, момент в лабиринте Гедрефа, когда принц сам выпил отравленное вино… Или когда Артур заставил его бежать и спрятаться, стоило Катрине обвинить Мерлина в колдовстве. Артур ни на секунду не усомнился в нем. Он беспокоился, переживал – и едва не обнял его потом.
Мерлин обхватил себя руками, внезапно пожалев, что того объятия так и не случилось. Наверное, это было бы приятно.
Маг облизнулся и несильно стукнулся головой о стекло, пытаясь прогнать эти странные фантазии. Получалось плохо. Мерлина будто заклинило на этом. Кроме того, думать об Артуре, пусть даже в столь непривычном ключе, было приятнее, чем о Волдеморте и сцене в Запретном лесу. Мерлина смутили слова и кентавра, и Альбуса, хотя молчаливое, капельку боязливое восхищение в глазах Поттера оказалось неожиданно приятным. Гарри был сильным волшебником, шестой год учился колдовству, но все же не обладал такими возможностями, как Мерлин. Улыбнувшись, Мерлин вздохнул. Кажется, он заразился от Артура его самодовольством. Маг хмыкнул, внезапно почувствовав себя идиотом.
Нет, все же зря он поверил книге и начал сейчас искать скрытый смысл в их общем прошлом. Мерлин прислонился виском к стене и сам себя отругал.
«Место, отведенное королеве» – да Артур бы скорее съел свои перчатки, чем поцеловал его!
Мерлин потер лоб рукой, зевнул и уставился в темнеющее напротив окно. Блики, отражающиеся в стекле, поплыли перед глазами, складываясь в непонятное видение, будто затягивая внутрь.

…пальцы осторожно скользнули по шее вверх, к затылку, погладили спутанные вихры, зарылись в них, и ладонь надавила вперед, заставляя податься навстречу.

– Ты от меня как будто отвык, - тихий шепот пощекотал ушную раковину, язык на мгновение скользнул внутрь, заставив резко выдохнуть и прижаться сильнее.

– Немного, - раздался такой же тихий ответ, а потом хорошо знакомые, вечно чуть потрескавшиеся губы накрыли другие – темные, припухшие, сердце ухнуло, принимаясь стучать чаще, а руки сами потянулись обнять за плечи…


Мерлин ошеломленно отстранился от каменной кладки. В голове шумело, а образы не желали стираться. Мерлин не мог поручиться, кого именно он видел, лица и фигуры вырисовывались словно через дымку, но интуитивно он понимал, что это были…
Нет, он просто переутомился. К тому же он с трудом мог припомнить, когда в последний раз хотя бы целовался с кем-то, а тут Альбус со своими намеками!
Все это ничего не значит.
Мерлин тоскливо вздохнул, выравнивая дыхание и старательно игнорируя возникшее томление внизу живота. Определенно, замок плохо на него действовал. В Камелоте с ним никогда не случалось подобных вещей. Никаких дурацких фантазий.



Гарри негодовал.
Рон и Гермиона, верные друзья, его самые близкие люди, что-то скрывали от него, утаивали, не желали рассказывать никаких подробностей и отводили глаза в ответ на расспросы. «Поручение Дамблдора» – вот и все, чего он добился от них! Что это может быть за поручение такое, на которое можно отправить их вдвоем, без Гарри?
Да и вообще, они же учатся, им экзамены сдавать в конце года! Что такое должно было произойти, если Гермиона согласилась пропустить уроки?
Гарри был действительно серьезно обеспокоен. Промучившись с полчаса, Поттер в сердцах обвинил друзей в неискренности и отправился к Дамблдору. Конечно, профессор наверняка сейчас попытается отделаться от Гарри, но Поттер был настроен очень решительно. Он уже не ребенок, чтобы молчаливо соглашаться со старшими.

Но стоило ему ворваться в кабинет Дамблдора и начать возмущаться (Гарри сперва даже не заметил замершего в футе от него Мерлина), как тот осадил его. Профессор задумчиво посмотрел на закрывшуюся дверь и взмахнул палочкой – перед Поттером возникла чашка чая и вазочка с набившими оскомину лимонными дольками – и жестом приказал ему замолчать.

– Гарри! - начал Дамблдор непривычно резко. – Я рассчитывал, что ты будешь более благоразумен. Каждый должен заниматься своим делом. Рон и Гермиона прекрасно справятся с моим поручением. Мисс Грейнджер – сильная и умелая волшебница, мистер Уизли тоже очень хорош. Не стоит сомневаться, что они справятся без тебя.

Гарри открыл рот и снова закрыл, не зная, что сказать.
Дамблдор продолжил.

– Научись уже доверять тому, кто тебе дорог. И позволь им действовать самостоятельно. Рон и Гермиона нужны за пределами Хогвартса. А ты должен остаться здесь. Ты же знаешь о своем предназначении, знаешь о том, как снова стал силен Волдеморт, и у тебя появился реальный шанс победить его. Гарри, Гарри, мальчик мой, неужели ты еще не понял, что это ты вызвал Мерлина сюда?

– Профессор, вы ошибаетесь, - сипло пробормотал Поттер. – Я не вызывал, я…

Внезапно ему вспомнилось Рождество в доме Рона, та холодная ночь и собственное отчаяние. Неужели это послужило причиной…? Да быть того не может!

– Я уверен, что это был ты. И они теперь здесь. Оба. Гарри, в наш мир пришел Великий Мерлин и… ты ведь сам видел, как он могуществен.

Очки блеснули, в клетке закопошился Фоукс, начиная чистить перья, и Гарри просто кивнул. Да уж, демонстрация была отменная. Поттер до сих пор находился под впечатлением от подчиняющегося Мерлину дракона и того, как магические животные падали ниц перед худым нескладным парнем чуть постарше самого Гарри.
Тем самым Мерлином.

– Я до сих не могу поверить, что это правда он, - сказал он вслух.

– Да. И вместе с ним – король Артур.

– Но разве у короля Артура были магические силы? – спросил Гарри, делая глоток из чашки, умиротворяюще пахнущей мятой.

– Нет, - покачал головой Дамблдор. – Но их с Мерлином слишком многое связывает. Наверное, поэтому они появились здесь вместе. Король не смог отпустить своего слугу одного.

– Слугу? – уточнил Гарри. – Но, профессор, это же бред! Как человек, наделенный такими магическими способностями, может быть слугой?!

– Я бы не советовал тебе так говорить при них, - мягко предостерег Дамблдор. – Мерлин очень предан своему господину и счастлив своим положением. Не думаю, что мы можем понять их отношения. Не забывай: их реальность – это шестой век. Мы не можем судить о них, несмотря на все знания, которыми мы владеем.

Гарри поперхнулся чаем, закашлялся и внимательно посмотрел на профессора. Только сейчас он заметил, насколько тот выглядел уставшим.

– Я постараюсь, - пообещал он. – Вы так и не скажете мне, куда отправляете Рона и Гермиону?

– Нет, Гарри, ради твоего же блага – не скажу. К тому же, у меня есть поручение и для тебя.

– Какое? – спросил Поттер, насторожившись.

– Мерлин. Уговори его помочь тебе с Волдемортом. Возможно, он знает способ, как уничтожить его.

– Возможно? – усмехнулся Гарри.

– Да, - подтвердил Дамблдор. – А если даже не знает – он его найдет. Мерлин был уникальным магом. То, что казалось невозможным, становилось ему подвластно. За исключением одного-единственного раза.

– Какого раза? – нахмурился Поттер.

– Когда он потерял самое дорогое, что у него было. Но это не то, о чем тебе следует беспокоиться, Гарри. У каждого своя судьба, - Дамблдор замолчал ненадолго, и Гарри не решился нарушать тишину.

Негодование прошло, хотя обида все еще терзала Поттера. И немного задевала перспектива просить помощи у Мерлина. Дамблдор только что говорил ему про Рона и Гермиону, а теперь сам не верил в Гарри.

– Я пойду, профессор, - сказал Поттер, поднимаясь из-за стола. – И я попробую поговорить с ним.

Дождавшись ласкового кивка, гриффиндорец покинул комнату директора.



– Подожди, - окликнул его Мерлин, стоило Гарри выйти в коридор.

Поттер нехотя остановился. Мерлин внимательно посмотрел на него, удивленный такой реакцией.

– Нам нужно поговорить, – настойчиво произнес он, слезая с подоконника и подходя к гриффиндорцу.

– Хорошо, - согласился Гарри и огляделся по сторонам. – Но где? В гостиной небезопасно, а…

– Чем тебя не устраивает одна из этих комнат? – изумленно спросил Мерлин, кивая в сторону.

– Каких комнат?

Мерлин приподнял брови.

– Этих! – он взял Гарри за рукав и подвел к ближайшей, толкнув дверь и переступив одной ногой за порог.

Поттер дернулся и попытался отшатнуться.

– Ты умеешь ходить сквозь стены? Мерлин, здесь нет никакой комнаты! – воскликнул он.

– Как это нет? Посмотри внимательнее и увидишь! – Мерлин рассерженно стукнул по дереву, и Поттер вдруг распахнул глаза.

– Да, теперь я заметил ее, - Гарри осторожно пощупал рукой возникшую перед ним дверь и заглянул в комнату.

Этого помещения он никогда раньше не видел. И его тут совершенно точно никогда не было. Голова кружилась от множества вопросов, но в этот вечер уже столько всего случилось – непонятного и пугающего, что Гарри решил не задумываться над этим.
Мерлин вошел внутрь, убедившись, что гриффиндорец перестал болтать глупости, и немного нервно провел рукой по волосам, соображая, как начать разговор.

– Расскажи мне поподробнее, что здесь на самом деле происходит? – сдался Мерлин, так и не подобрав нужных слов.

Гарри сухо рассмеялся, уселся на пыльный стол и дернул галстук, словно ему не хватало воздуха.

– Тогда тебе стоит присесть, - сказал он. – Это длинная история, Мерлин.

Спустя почти час Мерлин был склонен с ним согласиться. История действительно вышла совсем не короткой. Зато теперь Мерлин лучше понимал происходящее. И то, почему тот же самый Поттер так ненавидит Волдеморта. Мерлин до сих пор вздрагивал, вспоминая, как его мать умирала по вине обманувшей мага Нимуэ. Но он убил жрицу и спас Хунис, а вот Лили Поттер погибла, как и Джеймс и многие другие.

– Тебе тоже нелегко пришлось, - выдавил наконец Мерлин. На все переживания и усталость наложились чужие бессилие и боль. Ему было плохо. Артур не раз говорил, что у него излишне нежное сердце, почти как у придворных леди.

– Тоже? – не понял его Поттер. – Тебе-то почему пришлось нелегко?

Мерлин усмехнулся. Ах да, они же все учились по учебнику этой Бэгшот. Гарри не знает.

– Первое, что я увидел, придя в Камелот, – казнь колдуна, - спокойно ответил он. – При дворе короля Утера запрещено практиковать магию. За это казнят. Всех без исключения. Даже детей.

Гарри моргнул и растерянно взглянул на Мерлина.

– А Артур… Получается, он не знает, что ты…

– Я же еще жив, - натянуто улыбнулся Мерлин. – Мой принц думает, что я всего лишь его бестолковый слуга.

– Твой принц?

– Да. Ты ведь знаешь, кто мы, Гарри.

Поттер не стал отрицать. Хотя слышать, с какой интонацией Мерлин говорит о грубияне-Артуре, ему было странно. С почтительностью, глубоким уважением и восхищением, совершенно неподдельным. Надо же.

– Да, - кивнул Поттер. – Хотя вы неплохо это скрываете. Особенно Артур, он совсем не похож…

– Он не знает, - быстро перебил его Мерлин. – И он не должен узнать, понимаешь? – Маг подошел к гриффиндорцу. – Если Артур поймет, мне даже страшно представить, что может произойти, - Гарри поморщился, чувствуя, как цепкие пальцы с силой сжимают его плечо. Мерлин выглядел испуганным, но решительным, и Поттер сглотнул. Для Мерлина это явно был вопрос жизни и смерти, и Гарри подумалось вдруг, что маг никого не пощадит, защищая свой секрет. – Пообещай, что поможешь мне сохранить нашу тайну.

– Хорошо. Я тоже хотел попросить тебя об одной вещи, - медленно начал Поттер.

– Волдеморт? – Мерлин отпустил Гарри и сделал шаг назад. – Я говорил с Альбусом о нем. Гарри, я здесь, но я понятия не имею, как мне тебе помочь. Поверь, я сам сделал бы все, чтобы ваш темный маг провалился куда-нибудь! Мы с Артуром не можем вернуться, пока не выполним наш долг в этом мире.

– А вы хотите вернуться? – заинтересовался Поттер. – Разве жизнь в шестом веке лучше той, что здесь?

– Там наш дом, - просто ответил Мерлин. – Камелот, каждодневные обязанности, турниры, охота, близкие люди. Кроме того, Артур – наш будущий король. И я хочу увидеть, как он сядет на трон и наденет корону.

Гарри вздохнул.

– У меня уже все спуталось в голове.

– У меня тоже, - согласился Мерлин.

– А почему ты сам не можешь убить Волдеморта? - спросил Поттер.

– Потому что это твое предназначение. А моя судьба – Артур. Ты же сам слышал, что сказал Дракон, - пожал плечами Мерлин. Его утомляло повторять одно и то же.

– А я думал, твоя судьба – стать самым великим волшебником в истории, - поддразнил его Гарри.

Мерлин смутился и слез со стола, отряхнув штаны.

– Не надо, - попросил он. – Хватит на сегодня, пойдем уже спать. А завтра подумаем, как я могу тебе помочь.

Поттер с шумом втянул воздух, тоже покинул стол и направился вслед за Мерлином, внутренне опасаясь, что если тот сейчас уйдет первым, Гарри останется замурован в этой комнате.



Артур проснулся мгновенно. Распахнув глаза, принц резко сел на постели. Он хорошо знал это ощущение, когда внутри все натянуто и дрожит, как тетива лука.
Опасность. Он всей кожей, всем своим существом чувствовал неладное. Но что могло случиться здесь, в Хогвартсе, прекрасно охраняемой школе? Артур успел убедиться, что уровень безопасности был действительно высок. Оглядевшись, он не заметил ничего подозрительного. Ученики спали – Дин посапывал, намотав на себя одеяло, Невилл жалобно скулил, поминая какого-то Снейпа, еще один парень, разметавшись, нервно дергал рукой, будто пытался что-то куда-то забросить. Все как обычно.
За тем исключением, что три кровати пустовали. И если до владельцев первых двух Артуру по большому счету не было дела, пусть эти Уизли и Поттер занимаются ночью, чем хотят, то третья…
Принц глубоко вздохнул и остро пожалел, что в Хогвартсе нет колодок. Потому что когда он найдет Мерлина, у того должна быть очень серьезная причина для своего отсутствия.
Артур бесшумно встал и принялся быстро одеваться. Да, в обычное время он любил покапризничать, сонно позволяя Мерлину путаться в рукавах рубахи или ползать на коленях, воюя с ремнем, но вообще-то Артур прекрасно умел справляться сам. Быстро и ловко надев штаны и всунув ноги в сапоги, принц прихватил рубашку и покинул спальню. На ходу продев голову в воротник, а руки – в рукава, Артур закончил свой туалет и покинул гостиную.

В коридоре оказалось темно. Это в Камелоте даже ночью горели факелы, освещая замок. Здесь вместо факелов были дурацкие лампочки, круглые стекляшки с запихнутыми внутрь кусочками пронзительно яркого огня, но ночью они не работали. Артур повел плечами и задумался. Мерлин мог быть где угодно. Как он его найдет? Принц приложил ладонь к стене и внезапно успокоился. Только что снедавшее его напряжение ушло, оставив после себя облегчение. Артур удивленно поморгал, пытаясь понять, что произошло, но инстинкты молчали. Принц отдернул руку от стены и зашагал вниз. Ему хотелось выйти на свежий воздух.
Лестницы вели себя самым примерным образом, картины с дремлющими на них обитателями не раздражали, и если бы не внезапная пропажа этого идиота, Артура бы вообще ничего не беспокоило.
На улице было прохладно. Вернее, откровенно холодно, но принцу было не привыкать к стуже. Артура никто и никогда не мог назвать неженкой. Сон слетел окончательно после короткой прогулки, и принц неторопливо вернулся в холл. Он на всякий случай поднялся обратно в гриффиндорскую башню, но Полная Дама уверила его, что Мерлин не возвращался. Артур нахмурился и собрался начать методично прочесывать замок, когда перед ним возник домовик, Стиффлер.

– Господин, не надо никого искать! – драматичным шепотом, разносящимся по всему коридору, заговорил эльф.

– Ты собрался учить меня, что делать? – с плохо скрываемым недовольством спросил Артур.

Домовик потянул себя за уши, явно собираясь приступить к самоистязаниям, но Артур шикнул на него. Мерлину нравилась эта уродливая зверюшка (впрочем, принц подозревал, что Мерлин просто получает удовольствие от возможности кому-то приказывать). В любом случае, настроения смотреть, как Стиффлер будет биться головой об стену, у Артура не было.

– Они с мистером Гарри вот-вот сюда придут, - заверил домовик.

– С Гарри? Поттером? – уточнил Артур. Недовольство моментально сменилось самой настоящей злостью.

Мерлин ушел посреди ночи, чтобы поболтать с Поттером?
Кажется, этот шелудивый старикан, Финч или Флич, поговаривал, что у него в закромах…
Артур не успел сформулировать до конца свою мысль. Вдали показались две фигуры. Невысокая и коренастая совершенно точно принадлежала Поттеру, а вторая – худая и неловкая – несомненно, Мерлину.
Артур прислонился к стене и скрестил на груди руки. Разумеется, гуляки заметили его, только оказавшись совсем близко. Поттер даже испуганно вскрикнул, а Мерлин просто замер на одном месте.

– Иди отсюда, - хмуро приказал Артур гриффиндорцу, и тот поспешил назвать пароль и прошмыгнуть в гостиную. Мерлин остался стоять, как вкопанный.

– Какого черта? – обманчиво-спокойным голосом спросил принц, не двигаясь.

– Почему ты не спишь? – попытался сменить тему Мерлин.

Артур шагнул вперед и пристально вгляделся в слугу. Да, где бы Мерлин не прошатался полночи, ему не доставило это удовольствия. Артур машинально отметил усталую складку у губ и какие-то опустошенные глаза, общую вымотанность, и решил, что не будет излишне строг. Не сейчас.

– Потому что я проснулся, и, представь себе, не обнаружил тебя в постели.

– Тебя же раздражает, что я иногда болтаю во сне и вообще… как ты там говорил? Дышу громко? – упорно нес всякую чушь Мерлин и старательно избегал взгляда принца. – Должен был порадоваться, что у тебя есть возможность нормально выспаться и…

– Мерлин, - прервал его Артур, и тот заткнулся.

Принц потянул его за рубашку, и слуга чуть не упал, внезапно став совершенно безвольным, похожим на тряпичную куклу Морганы.

– Я так устал, - пожаловался Мерлин и вдруг уткнулся лбом в плечо Артура.

Тот изумленно промолчал, но отталкивать его не стал. Правда, от легкого подзатыльника все же не удержался.

– Ай! – Недовольно воскликнул Мерлин, потирая ушибленное место.

– Будешь знать, как шляться по ночам без моего ведома, - беззлобно сказал Артур. – В следующий раз так легко не отделаешься.

– Никакого следующего раза! - горячо заверил его Мерлин, улыбаясь.

– Надеюсь, - согласился Артур. – Ладно, пойдем досыпать. Утром расскажешь, где ты был.

Мерлин не стал спорить. Зевнув, слуга первым прошел в гостиную, а следом за ним отправился Артур. Дурные предчувствия больше не мучили принца, да и беспокоиться сейчас было не о чем. Единственный человек, на которого ему было не наплевать в этом замке, снова находился под его защитой.
Окончательно успокоившись, принц быстро разделся, отпихнув попытавшегося помочь Мерлина, и улегся, пронаблюдав, как слуга без сил упал на свою кровать. Увидев, как Мерлин сворачивается клубком и поджимает под себя вечно мерзнущие ноги, Артур удовлетворенно вздохнул и погрузился в сон.

Глава пятая


– Как, Невилл! Ты не слышал? – нарочито громко заговорил Финниган, стоило Драко шагнуть в коридор. – Говорят, он ползал на коленях и умолял пощадить его.

– Пощадить? – переспросил заметно нервничающий Лонгботтом.

– Конечно, ведь он очень боялся, что наш Артур оставит ему на память царапину на личике.

– Думаю, мне стоит проиллюстрировать эту дуэль, - рассмеялся Томас. – Раз уж Колин не мог сделать колдографии… Я это нарисую. Эй, Малфой, ты ведь попозируешь мне?

Драко покрепче стиснул зубы. Трое гриффиндорцев и никого больше поблизости. Специально поджидали? Факультету безрассудных идиотов скучно? А где же тогда рыжий нищеброд?
Не реагировать. Не опускаться до таких мелочей. Держать себя в руках. Достаточно того, что сорвался, когда в гостиную завалились новички. Сдержись он тогда, не было бы постыдно проигранной дуэли и этих насмешек сейчас.
Драко едва ли не силой заставил себя успокоиться. Если он будет так психовать, никакой расслабляющий бальзам Снейпа не поможет. Придется переходить на маггловские препараты, а опускаться до такого – недостойно представителя его рода.

– Не думаю, что доверил бы свой портрет какой-то полукровке, - бросил Драко Томасу, останавливаясь перед гриффиндорцами, преграждающими ему путь. – Дайте пройти.

– Куда ты так спешишь? – неприятно улыбнулся Финниган. – Поделись с нами подробностями дуэли. А то Артур неразговорчив. Наверное, слишком тебя жалеет.

– Вот оно что, - Драко внимательно посмотрел на ирландца. – Не все так трепливы, как ты, Пэдди*?

– Выбирай выражения, Малфой, - предсказуемо отозвался Финниган.

Драко сжал в руке палочку. Видимо, от разбирательств ему все-таки не уйти. Но ведь нельзя, мать твою, он обещал декану быть осторожным, не влезать, не вмешиваться!

– А то что? Натравишь на меня банши? Ах нет, забыл: ты ведь обмочишься, как только ее увидишь, Финниган! – Малфой хорошо помнил, какой у гриффиндорца боггарт.
Ирландец рванулся вперед, но Томас удержал его за рукав мантии.

– Симус, спокойно. Это же Малфой. Как обычно: много яда, но на поверку-то слабак. Нормальный волшебник уже достал бы палочку, а не просто тискал ее в руке. Что, Малфой, трусишь? Или это очередной расчет? Боишься, что не сдержишься и долбанешь непростительным? Так не стесняйся, все и так знают, что ты Пожиратель.

Лонгботтом ощутимо вздрогнул при последних словах Томаса, а Драко почувствовал, что выдержка окончательно покидает его. Плохо контролируемая истерика, в которой он жил последние несколько месяцев, давала о себе знать. Метка жгла предплечье, редкие разговоры с теткой и отцом погружали в безысходную тоску, а собственные неудачи лишали остатков уверенности в себе.
Слова Дина Томаса попали в цель. Драко не знал, наугад ляпнул гриффиндорец или действительно о чем-то догадывался, но в любом случае было поздно. Малфой вытащил палочку, с губ почти слетело заклинание, как сзади раздался уже знакомый Драко голос с легким акцентом.

– Что здесь происходит? – подошедший Стюарт нахмурился и окинул взглядом сокурсников. – Драться надо подобающим образом, поединок должен быть честным. Вы ведете себя как дети.

Малфой удивленно посмотрел на рослого гриффиндорца. С чего это он его защищает? Озадаченный Драко проводил глазами Артура, направившегося прямо в класс, и вздохнул с облегчением – вдали показалась фигура декана. Присмиревшие гриффиндорцы неохотно расступились, прошипев пару оскорблений напоследок, но Малфой уже не слушал.
Пусть говорят, что хотят.

– Что тебя так задержало? – спросил Мерлин, стоило Артуру войти в класс.
Принц выразительно поднял брови.

– Мне кажется, или ты окончательно перестал считать себя моим слугой? – шепотом возмутился Артур. – Что это еще за упрек в голосе?

– Я беспокоился, сир, - ответил Мерлин. – Разумеется, я помню о своем месте. Ты утром был очень убедителен.

Артур сощурился. Вот значит, как. Мерлин решил обидеться на него за выволочку? А на что он рассчитывал? Что Артур спустит с рук ночные прогулки?
Да, он не стал устраивать ему головомойку сразу, тем более, Мерлин выглядел тогда вымотанным и очень слабым. Но не думал же его слуга всерьез, что Артур так это оставит?
Поэтому утром, дождавшись, когда сокурсники разбредутся кто куда, принц высказал свое мнение касательно вылазок. Возможно, не следовало упоминать Филча с его приспособлениями для наказаний, но Мерлин получил по заслугам. И неубедительные оправдания, в которые Артур не поверил, не могли ему помочь. За то время, что они провели вместе, Артур отлично знал, когда Мерлин врет или недоговаривает. Другое дело, знал он и то, что добиться от слуги правды, если он не хочет ее говорить – невозможно. Тут хоть в темницу бросай. Мерлин всегда был упрямцем, хуже отца и Морганы.

Но в последние месяцы Мерлин стал мягче и больше доверял ему, да и не дерзил так много, как раньше. Поэтому внезапная вспышка Артура удивила. Списав дурное расположение духа своего слуги на тлетворное влияние этого Поттера и прокляв в очередной раз Дракона, Артур только было открыл рот, чтобы продолжить беседу, но вошедший профессор так грохнул дверью, что принц неожиданно для себя промолчал.
Артур переключил внимание на мужчину. Тот был еще довольно молод, но не слишком приятен на вид. И вот он полностью соответствовал представлениям принца о колдунах. Крючковатый нос, черные волосы, хламида вместо нормальных штанов и рубахи… Отец бы сразу сжег такого, вздумай он заглянуть в Камелот.

– Сегодня мы будем практиковаться в защитных чарах, - тем временем заговорил тот, занимая свое место за кафедрой. – Перед тем, как начать, двое из вас сразятся на дуэли. После чего я объясню их ошибки, и мы разберем несколько заклинаний.

Артур насторожился.
Дуэль?

– Мистер Поттер, спать следовало ночью, а не у меня на уроке. Минус десять баллов с Гриффиндора и будьте добры выйти сюда.

Сидящий рядом Мерлин моментально растерял свой неприступно-рассерженный вид и тронул Артура за руку. Принц покосился на него и едва заметно кивнул. Ему тоже не понравилось, что мальчишка, из-за которого они тут оказались, вызван на дуэль. А если его сейчас убьют? Тогда они с Мерлином что, застрянут тут на всю жизнь? Ведь Дамблдор говорил, что уничтожить Волдеморта должен именно Гарри Поттер, а они с Мерлином – лишь помочь ему.

– Простите, профессор Снейп, - хмуро буркнул Гарри, выходя вперед.

Преподаватель не удостоил его ответом и обвел взглядом аудиторию, выискивая, видимо, партнера для Поттера.

– Мистер Китон, встаньте и составьте компанию мистеру Поттеру. Я слышал, ваш друг жалует дуэли. Посмотрим, на что способны вы.

Артур почувствовал, как внутри все заходится гневом. Да как смел этот колдун вызывать Мерлина на поединок? Мерлина, который всегда был чудовищно плох в любой драке, за исключением того раза на рынке, когда появившаяся вдруг неловкость помешала Артуру выиграть. Принц уже набрал в грудь воздуха, собравшись высказать все, что думает на тему участия Мерлина в дуэли, но тот послушно встал, напоследок предостерегающе посмотрев на Артура, и вышел следом за Гарри.
Артур проглотил возмущение и откинулся на скамье. Если что, он плюнет на все и вытащит Мерлина. И пусть это противоречит правилам поединка. Он не собирается лишаться своего слуги.

– Займите позицию, - распорядился Снейп.

Гарри отошел от Мерлина, тот тоже сделал несколько неуверенных шагов назад. Теперь они расположились по разным углам класса, прямо рядом с доской. Снейп встал в проходе между рядами парт. Артур тут же подался вперед, рассматривая происходящее.
Как можно драться на таком расстоянии? Или же…
Гарри вытащил палочку и поднял ее на уровень глаз. Мерлин, помявшись, сделал то же самое. И Артур вдруг понял.
Сейчас они будут швыряться друг в друга заклинаниями! А Мерлин до сих пор даже свет зажигает с огромным трудом, ему не дается даже простейшая магия!

У Артура пересохло в горле. Получается, что дуэль со старостой Слизерина предполагалась быть такой же. Малфой, вероятно, тоже изначально говорил именно об этом. И если бы он не решил вдруг использовать шпагу, Артур бы проиграл ему сразу.
Принца охватила холодная ярость. Теперь то сражение представлялось ему нечестным, как и собственная победа. Совсем как в тот раз, перед турниром, когда сэр Лион поддавался ему, оберегая наследника трона.
Артур беззвучно выругался и заставил себя успокоиться. Он потом разберется, что делать, сейчас он должен проследить, чтобы ничего не случилось с Мерлином.
Принц пронаблюдал, как Поттер отсалютовал партнеру палочкой, Мерлин последовал его примеру. Снейп кивнул, и Гарри резко вскинул руку.

Ступефай! – с палочки сорвался луч, Артур похолодел, но Мерлин дернулся, неловко взмахнул собственной палочкой – и перед ним возник полупрозрачный щит, поглотив в себя заклинание Поттера.

Артур непонимающе моргнул, а в классе на мгновение стало очень тихо.
Мерлин сжал губы, неожиданно растеряв всю неуверенность и став похожим на… Артур не мог подобрать точного определения. Напрашивалось – на воина, но Мерлин и битва всегда были мало сочетаемы между собой.

Экспеллиармус! – сказал тот, и палочка не просто вылетела из рук Поттера: она как будто была выдернута с дикой силой – Гарри даже пришлось сделать вперед пару шагов, чтобы не упасть от отдачи.

Вот только вместо того, чтобы попасть к Мерлину, палочка свалилась у его ног. Да и сам слуга в свойственной ему неуклюжей манере выронил и свою деревяшку. Теперь они обе лежали у носков его сапог, Поттер растирал запястье, а Мерлин с удивлением уставился на пол. Щит, померцав еще пару мгновений, исчез.

Мерлин почувствовал, как по спине течет холодный пот. Ноги подкашивались, и когда Снейп приказал не позориться и подобрать палочки, с трудом согнулся, забирая свою, и вернулся на место.
Только бы никто не заметил.
Ведь он растерялся, не знал, что делать, и щит получился машинально. И если кто-то в тот момент смотрел в его глаза… Но, кажется, все были слишком увлечены другим и не обратили внимание на его колдовство. А теперь еще несколько футов и он усядется на скамью, к Артуру, и ему станет легче.
Пусть у его принца отвратительный характер, и утром он опять был настоящей самодовольной задницей и угрожал колодками и плетьми – сейчас Мерлин был готов простить ему все, что угодно. Среди безумия этого мира, где вызывают драться с теми, кому ты обещал свое содействие, Артур казался Мерлину таким привычным и родным, что он едва не всхлипнул от облегчения, когда снова оказался с ним. Принц тотчас же повернулся к нему, пользуясь тем, что Снейп опять выговаривал Поттеру.

– Мерлин?

– Я в порядке, - отозвался он, пряча под парты подрагивающие кисти рук.

– Я вижу, как ты в порядке, - недовольно сказал Артур.

Мерлин виновато улыбнулся. Артур потарабанил пальцами по столу, уставившись вперед, а потом снова обратился к Мерлину.

– Ты справился.

Неожиданная похвала, а никак по-другому слова принца расценить было нельзя, придала Мерлину сил и заставила довольно хмыкнуть. Но радость быстро прошла. Артур выглядел сильно обеспокоенным.

– Что случилось?

– Дуэль в подземельях, - коротко пояснил принц. – Малфой ведь наверняка имел в виду нечто подобное, - Артур кивком указал на освободившееся пространство у доски, где минутой раньше стояли Гарри и сам Мерлин.

– Наверное, - медленно произнес тот, понимая, что так задело принца. – Артур, ты…

– Мистер Стюарт, если у вас есть какие-то вопросы, вы можете задать их мне, а не вашему соседу, - перебил Мерлина язвительный голос Снейпа. – Еще минус пять баллов, разумеется, за разговоры во время урока.

Мерлин мельком отметил, как Артур презрительно усмехнулся на очередное упоминание о баллах.

– Да, у меня есть вопрос, - подтвердил принц. – Вернее, не совсем вопрос. Покажите заклятия, которые убивают.

В классе раздались изумленные возгласы, и представители обоих факультетов слаженно повернулись в сторону Артура. Снейп же выглядел совершенно невозмутимым.

– Вы захотели провести каникулы в Азкабане, мистер Стюарт?
Артур откинулся назад и скрестил руки на груди.

– Это не ответ. Или вы их сами не знаете?

Вот теперь Снейп выглядел выведенным из себя. Темные глаза полыхнули, а губы неприятно скривились.

– Еще минус тридцать баллов за оскорбление преподавателя, Стюарт. Я прекрасно знаю свой предмет, и непростительным заклятиям не обучают в Хогвартсе. А вы вечером придете ко мне на отработку.

Артур в ответ только пожал плечами, а Снейп вернулся на кафедру и велел открыть учебник на главе «Защитные чары».

– Я никуда не пойду, - сообщил принц Мерлину.

– Артур, пожалуйста, мы обещали Дамблдору не создавать лишних проблем, - зашептал Мерлин.

– Я ему не слуга и не мальчишка, чтобы наказывать меня, - раздраженно откликнулся тот.

И в итоге все объяснения Снейпа, которые Мерлину были интересны, прошли даром. Оставшееся время урока он потратил на то, чтобы все же уговорить Артура подчиниться правилам Хогвартса. К концу занятия его затея увенчалась успехом, принц смягчился и обещал заглянуть в подземелья, а Мерлин почувствовал себя окончательно вымотанным. Полубесонная ночь, утренняя выволочка, дуэль с Гарри и этот разговор с Артуром лишили его последних сил.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 12.10.2010, 19:53
Сообщение #7


Участник Merlin Big Bang


Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026





В подземельях стояла абсолютная тишина. Оглядевшись, Артур увидел сложенные в несколько рядов вымытые котлы, расположенные ближе к камину, чтобы успели высохнуть. Грязные котелки, от многих из которых попахивало кислятиной или чем похуже, кучей валялись на полу. Разные предметы и приспособления, даже отдаленно не напоминающие гаюсовские штучки, были составлены на последних столах. Первые парты занимали разнообразные склянки с разноцветными жидкостями внутри, тушки и шкурки животных, из которых Артур смог опознать только кроликов, крыс да пару змеиных хвостов. Рядом располагались мисочки и емкости с чьими-то глазами, клыками или просто порошком. И в придачу ко всему, на оставшемся свободном пространстве лежали пучки различных трав, сушеных и свежих, а некоторые из них даже шевелились. Артур с вящим раздражением наблюдал, как длинный стебель с красными шипами обвивает ножку стула, словно стараясь сломать ее. Судя по тихому потрескиванию, ему это было вполне по силам.
Артур вздохнул и остановился в нерешительности. Этот брюзгливый профессор назначил ему отработку, смысла которой принц явно не понимал. Снейп сказал рассортировать все только что присланные ингредиенты и покинул помещение, не пояснив, каким именно образом Артур должен это сделать.
Мысленно прокляв этого сальноволосого идиота с завышенным самомнением, Артур щелкнул пальцами, рявкнув: «Стиффлер!».

– Вы звали меня, господин Артур? – домовой эльф, дрожа от страха и почтения, отвесил неуклюжий поклон и по привычке потянулся к ушам.

– Да. Мне нужна метла, а ты вымой эти чаны, - небрежно махнул рукой Артур.

Эльф радостно закивал и, выполнив приказ принца, с огромным энтузиазмом стал начищать воняющие котлы. Понаблюдав пару минут за исполнительным домовиком, Артур удовлетворенно кивнул и, подняв метлу на манер меча, подошел в первому столу. Прицелившись, Артур от души приложился древком по двигающемуся стеблю и почти перерубил его пополам. Из разорванных волокон закапала зеленая жидкость с таким резким запахом, что заслезились глаза. Выругавшись, принц взял небольшую бочку и, подставив ее под угол стола, смел туда все травы. То же самое он сделал и с другими растениями. После чего открыл ближайший шкаф, забитый книгами по зельеделию, и расставил там все баночки и колбочки. Многие из них едва умещались на узких полках, но Артуру было все равно. Упадут, разобьются – не его проблема, он свое задание выполнил. Осталось только разобраться с трупами зверюшек, и можно возвращаться в гостиную Гриффиндора.

– Что ты делаешь? – раздался удивленный возглас, и не успевший ответить Артур приподнял брови, разглядывая, как Драко Малфой выхватил волшебную палочку и опрокинул на пол бочку. Живые травы тут же оказались отделены и накрыты металлической сеткой. – Снейп тебя убьет, - констатировал Драко, рассматривая помятые растения.

– Не думаю, - хмыкнул Артур и скрестил на груди руки. – Я не обязан убирать его комнаты.

– Это твоя отработка. За невыполнение правил можно в два счета вылететь из школы, - насмешливо протянул Малфой и, чуть опешив, заметил усердно драящего котлы Стиффлера. – Ты еще и эльфов эксплуатируешь…

– Снейп же не рассчитывал, что я сам буду заниматься этим? – Артур скривился. – Что ты вообще тут забыл?

– А это не твое дело, - огрызнулся Малфой. Артур закатил глаза и отвернулся. Тушки животных ожидали своей очереди. – Подожди! – Драко, казалось, колебался, но все же подошел и, неловко оглянувшись на дверь, встал рядом. – Ты неправильно все делаешь. Тебе надо разобрать по артикулам каждую шкурку, цветок и порошок. Лепестки белладонны… Глаза ужа…Скарабеи…

Малфой объяснял, попутно раскладывая названные ингредиенты по разным кучкам. Артур внимательно следил, как Драко ловко расправляется с перьями птиц, и откровенно не понимал, с чего вдруг тот решил помочь ему. Впрочем, Артур совсем не возражал. Работа шла быстрее, и вскоре они переключились на зелья, которые просто нужно было расставить в алфавитном порядке в специально отведенном для этого шкафу. Драко молчал, только изредка подсказывал Артуру, куда положить ту или иную вещь, и лишь однажды пробормотал что-то об испорченных кореньях валерианы, без которых нельзя приготовить сонное зелье.
Малфой выглядел уставшим, без обычного лоска и рисовки. В приглушенном свете черты лица смягчились, и Артур задумался. Драко был лидером Слизерина – неоспоримый факт. Его любили, им восхищались, и в то же время никто не подошел и не встал на его сторону с утра, когда Симус устроил эту глупую перепалку. Как пятилетний мальчишка. А Драко внезапно сорвался, и вся его надменность испарилась в один миг, стоило только Финнигану…

– Почему Симус назвал тебя Пожирателем? – без обиняков задал Артур интересующий его вопрос.

Драко отшатнулся, как от удара. Рот исказился в злобной усмешке, но в глазах полыхнул настоящий ужас. Артур не мог ошибаться – слишком часто за свою жизнь он ловил такие взгляды. На поле боя и на турнире. Их хватало даже здесь, в Хогвартсе.

– Спроси своего идиота-сокурсника, - манерно протянул Малфой и бросил шкурки бумсланга, собираясь уйти.

Не успел. Артур резко перегнулся через стол, схватив Драко за запястье, и дернул на себя, не позволяя вырваться. Малфой поморщился – руку сдавило, словно в тисках, и как он ни старался, освободиться из хватки Артура не представлялось возможным.

– Отпусти меня, - прошипел он, вглядываясь в сощуренные глаза Артура.

– Научи меня драться на ваших дуэлях, - неожиданно произнес тот, даже не думая разжать пальцы.

– С какой это стати? Попроси своего Поттера. Вот уж у кого обширная практика, - недобро ухмыльнулся Малфой. На лице Артура не дрогнул ни один мускул.

– Ты должен мне: я пощадил твою жизнь в поединке.

– Ты совсем псих? – удивленно выдохнул Драко и со всей силы ударил по ладони Артура, больше не желая находиться с ним в одном помещении. – На школьных дуэлях никто не убивает, придурок.

– Я мог тебя убить, - невозмутимо ответил тот, и Малфой застыл, чувствуя, как противно пересохло в горле, а кожа покрылась мурашками. Ведь мог же. Ему явно никто не объяснял правила проведения магических дуэлей. Они стояли, пристально рассматривая друг друга: Драко с плохо сдерживаемой яростью, Артур – с издевательским высокомерием. Запястье противно ныло, и Малфой закусил губу, потянувшись за палочкой.

– Что здесь происходит? – раздался хмурый голос, и Артур с явным сожалением отпустил Малфоя. Тот тут же принялся растирать руку, зная, что завтра на коже появятся синяки.

– Я искал вас, профессор, - прервал затянувшееся молчание Драко и услышал тихий, почти неразличимый звук. Домовик исчез из помещения, стоило только декану Слизерина переступить порог.

Снейп недовольно посмотрел на Артура, как ни в чем не бывало ссыпающего семена клевера в жестяной сосуд, и протянул Малфою склянку с прозрачной жидкостью.

– Это сонное зелье, мистер Малфой. Как ваше самочувствие?

Драко дернулся, и Артур усмехнулся. В принципе, он даже мог понять этого вылощенного слизеринца – никому не доставляет удовольствия демонстрировать свою слабость.

– Все в порядке, - отрезал Драко, не замечая недоверчиво приподнятой брови Снейпа. – Спасибо, сэр.

Что-то не давало уйти. Подойдя к дверям, Малфой обернулся. Так и есть. Артур наблюдал за ним с нескрываемым презрением, и это злило неимоверно. Покинув лабораторию, Драко прислонился лбом к прохладной стене. Он мог бы запросто снять с зарвавшегося новичка баллы. Он мог бы, вопреки кодексу поединков, вызвать его на дуэль, и плевать, что Артур не умеет сражаться на палочках. Он мог бы с потрохами сдать его Снейпу, и это было бы идеальной местью.
Драко рассеянно водил пальцами по руке, напоминая себе наложить заживляющую повязку, и все никак не мог уйти к себе в комнату. Кое-что не отпускало. То, как вел себя Артур… он не просил. Фактически, он приказывал, словно имел на то полное право. И под его спокойным и властным взглядом у Малфоя не нашлось слов, чтобы возразить.
Все вокруг говорили, что новички были странными. Кто-то называл их сумасшедшими, кто-то – деревенщинами. Но Малфоя было не так просто обмануть. То, как держался Артур, как он говорил – каждое его движение и фраза выдавали в нем принадлежность к аристократии. От Артура веяло силой и уверенностью, как если бы он был наследником одного из древнейших магических родов.

Внутри раздался скрип – это Снейп наверняка ушел в свой кабинет. Драко помедлил и, вдохнув, потянул на себя дверную ручку.

Артур методично швырял сушеных пауков в коробку. На его лице появилось брезгливое выражение, впрочем, гриффиндорец всем своим видом показывал, как он относится к отработке наказания. В нем не было ни капли страха перед Снейпом, ни уважения к балльной системе Хогвартса, и лишь по одному ему известным причинам он оставался в подземельях, заканчивая эту грязную работу. Рядом шнырял снова появившийся Стиффлер, раскладывая заполненные доверху емкости по нужным шкафам и полкам, и Драко удивленно покачал головой. Почему-то захотелось пошутить на тему того, как отнеслась бы грязнокровка Грейнджер к такому раболепию со стороны домовика.

– Передумал? – Драко вздрогнул. Артур подошел совсем близко, а он даже не услышал его шагов. В вопросе не было ни капли насмешки, а синие глаза смотрели серьезно и даже… Малфой отвернулся.

– Через неделю в Трофейном зале. В семь.

– Хорошо, - кивнул Артур.

Драко поднял голову. Гриффиндорец продолжал смотреть с уважением.
Малфой закашлялся и, махнув рукой, во второй раз направился к выходу, но на пороге все же задержался.

– И, ради Мерлина, выгони ты уже домовика. Если Снейп заметит, он с тебя шкуру… В общем, просто выгони.

Артур хмыкнул, но, когда Малфой ушел, приказал домовику скрыться. И вовремя – из соседней комнаты показался Снейп. Он прошел за свой стол, где лежали свитки сочинений, и взял первый пергамент. Артур искоса наблюдал, как перо перечеркивает строчки, и Снейп недовольно хмурит брови. Принц подумал, что в этом наверняка нет ничего интересного – раз за разом объяснять одно и то же студентам, а потом проверять их работы и находить множество ошибок. Судя по всему, если бы не этот Волдеморт, жизнь у преподавателей была бы совсем скучной.
Грохнув последней коробкой с жуками по полку, Артур скрестил на груди руки.

– Я закончил.

– Я вижу, – не поднимая головы, ответил Снейп. – Вы свободны, мистер Стюарт. Но впредь я бы посоветовал вам воздержаться от подобных просьб про непростительные заклятия.

– Вполне нормальный вопрос, если вы все деретесь на магических дуэлях, - парировал Артур. Снейп внимательно посмотрел на него.

– Если вы будете благоразумны, что в ваших же интересах, - тихо произнес он, и Пендрагон замер, - то вам не придется драться вообще, - Артур был готов поклясться, что профессор закончил фразу явно не так, как планировал. Нехорошее предчувствие, появившееся из ниоткуда, прочно поселилось в его груди. Но только он собрался задать вопрос, как Снейп махнул рукой, указывая на выход. – Свободны.

Мысленно пообещав себе вернуться и вытрясти из Снейпа все до конца, Артур направился в башню Гриффиндора. Голова болела, плечи затекли от неудобной позы, в которой он провел не менее двух часов, собирая эти дурацкие семена да шкурки. Если бы не Мерлин, способный своими увещеваниями поднять мертвого из могилы, он бы давно уже отдыхал. Сам слуга наверняка сейчас валяется в постели и, как обычно, ничего не делает. Раздраженно стукнув по стене, рядом с портретом Полной Дамы, Артур вошел в гостиную. Гул голосов на мгновение стих, но почти сразу же студенты продолжили свои разговоры, лишь искоса поглядывая на Артура. До него донеслись обрывки фраз про щит, неизвестное заклинание, но Артур не придал им значение.
Мерлина в спальне не оказалось. Его кровать была заправлена, и создавалось впечатление, что он даже не возвращался сюда после ужина. Артур прикрыл глаза, стараясь успокоиться, не думать о том, что утренний разнос не возымел никакого эффекта на своенравного слугу.

– Где Мерлин? – спросил Артур у сидевшего около камина Невилла. Тот вздрогнул, выронив из рук жабу, которая сразу же ускакала под диван. Артур поморщился. Еще одна идиотская привычка – держать в качестве любимых питомцев лягушек и крыс. Отвратительно.

– Я не знаю. Он поднимался со всеми нами, а потом ушел вместе с Гарри, - промямлил парень и опустился на пушистый ковер, выискивая мерзкое животное, которое так холил и лелеял. – Тревор, ты где?

Поттер. Артур резко выдохнул и, подтолкнув носком сапога выпрыгнувшую к нему жабу, покинул гостиную.
Мерлин снова скрылся с этим Поттером и ничего не сказал ему! Артур чувствовал, как злость затопляет его, стремясь вот-вот прорваться. Мерлин волен шляться где угодно по Камелоту, но здесь, в этом незнакомом им мире с сумасшедшими учениками, он не имел никакого права шататься по замку без ведома Артура. Тем более, с этим Поттером, которого, судя по рассказам, все время пытаются убить.
Принц шагнул в освещенный коридор. Он даже не представлял, где примерно мог находиться Мерлин, в этом огромном замке было не меньше двухсот комнат. А то и больше. Размышляя о том, как он накажет Мерлина по возвращению в Камелот, Артур завернул за угол, неторопливо шагая вперед и время от времени заглядывая в разные комнаты.
Мерлин обнаружился очень скоро. Они ушли совсем недалеко. Артур несколько минут наблюдал за тем, как эти двое, склонившись близко-близко, о чем-то увлеченно спорят, как их пальцы бегают по странице толстой книги, иногда натыкаясь друг на дружку, как они оба наклоняются, почти соприкасаясь темноволосыми головами, чтобы что-то прочитать в неярком пламени свечи.
Мерлин не отдыхал, вопреки мнению Артура. Он искал заклинания, искал малейшую возможность выбраться из Хогвартса. А Поттер наверняка ему помогал. Только как-то бестолково – вряд ли взгляды, полные восхищения, могли послужить хоть какой-то подмогой.

– Мерлин, - протянул Артур, и тот вскинулся, испуганно обернувшись на голос, и улыбнулся.

– Артур, - слуга вскочил и замялся на одном месте. Принц выглядел очень рассерженным, хотя, казалось, причин для злости нет. – Мы тут смотрим, что можно сделать с Волдемортом, но…

– Пойдем, - перебил его Артур и, не обращая внимания на изумленного Поттера, вышел из комнаты.

– Потом доразбираем, - извиняющимся тоном пробормотал Мерлин уже от двери, и Гарри кивнул, ничего не соображая. Конечно, после отработок у Снейпа он и сам не раз возвращался уставшим, как собака, и злым, как черт, но он никого не ненавидел, за исключением декана Слизерина. А вот Артур… Гарри поежился и захлопнул книгу. Все равно они в ней так ничего и не нашли. Поттер вздохнул и направился в спальню Гриффиндора, стараясь не думать, за что на него так взъелся будущий король Альбиона.

Мерлин едва поспевал за Артуром. Тот шел быстро, даже не подождав замешкавшегося слугу. Мерлин нагнал его и, поравнявшись, прилежно последовал за принцем, не решаясь нарушить молчание. Впрочем, зная Пендрагона, тишину лучше было прервать, иначе тот накрутит себя до такого состояния, что Мерлин потом десять раз пожалеет, что вообще когда-то пришел в Камелот.

– Куда мы идем? – неловко поинтересовался он, глядя прямо перед собой, пока двигающаяся лестница несла их на пятый этаж.

– Я хочу искупаться, - ответил Артур, ступая в новый коридор и рассматривая многочисленные двери. – Я видел здесь… ага, вот.

Табличка, висевшая на темной, полированной двери, сообщала, что внутри находится ванная старост, и простым студентам вход строго воспрещен. Артур, не смутившись, перешагнул порог, потянув за собой Мерлина.
Комната была просторной и облицованной белым кафелем. Посреди помещения находилась просто огромная ванная, встроенная в пол. Мерлин подошел ближе, недоверчиво разглядывая красивую люстру, заставленную свечами, а также маленькую лесенку, спускающуюся до самого дна. Неподалеку лежала высокая стопка полотенец, и Мерлин тут же взял несколько, положив их на бортик.
Да уж, это не то корыто, которым пользовались они в Камелоте, и даже не удобные душевые в их башне. Тут была по-королевски роскошная ванна, и Артур, удовлетворенно хмыкнув, начал развязывать ремень. Мерлин, словно очнувшись, покрутил первые краны, которых тут было бесчисленное множество, и сразу же отпрыгнул, когда вместе с водой хлынула густая разноцветная пена. В помещении запахло свежестью, а еще чем-то фруктовым и пряным, и Мерлин чихнул, тут же завинтив кран обратно.
Повернувшись к Артуру, он помог ему снять рубашку и штаны. Принц попробовал ступней воду и, довольно кивнув, стал дожидаться, когда ванна наполнится до краев. Она была глубокой, и Артур с нетерпением обошел ее по периметру, любуясь инкрустированными драгоценными камнями кранами, открывая некоторые из них, выпуская новые ароматы и разноцветные мыльные пузыри.
Наконец, когда пена огромной шапкой возвышалась почти до голени принца, он сделал глубокий вдох и внезапно прыгнул вниз, как в озеро. Вынырнув, он отбросил намокшие волосы назад и лениво поплыл к поджидающему его Мерлину.

– Как ты нашел это помещение? – спросил тот, опускаясь на колени и закатывая рукава.

– В отличие от тебя, Мерлин, у меня всегда была хорошая память. Я приметил эту комнату с тех пор, когда мы изучали замок, - заявил Артур и повернулся спиной, опираясь локтями о края ванны.

– Но мы сюда не заходили, - возразил Мерлин, оглядываясь в поисках мыла. Оно нашлось почти сразу же. Понюхав белый брусок и удостоверившись, что он не пахнет ничем приторно-сладким, Мерлин опустил его в воду, намочил и, осторожно собрав волосы Артура в ладонь, намылил их.

– Нет, но я успел прочитать табличку, - заметил Артур, откидывая голову назад и прикрывая глаза, чувствуя, как пальцы Мерлина бережно касаются затылка. – Кстати, напомни мне все-таки поставить тебя в колодки и никогда больше не слушать твои глупые доводы.

– Это еще почему? – возмутился Мерлин, мягко массируя виски, а затем скользнул одной ладонью вниз, взбивая пену и продолжая аккуратно втирать мыло в волосы принца. Артур громко вздохнул и начал рассказывать про свою отработку, кривя губы и ругая Снейпа. Мерлин улыбался, слушая про приключения Артура, а его руки тем временем опустились на напряженные, словно окаменевшие плечи Пендрагона. Тот довольно промычал и зажмурился, наклонившись вперед, предоставляя лучший доступ к затекшей шее.

У Мерлина сбилось дыхание. Медленно, точно боясь обжечься, он коснулся влажной кожи, прошелся большими пальцами по выступившим позвонкам, и принялся неспешно разминать ноющие мышцы. Артур продолжал говорить, но Мерлин не понимал ни слова. В ушах шумело, ладони мяли и гладили широкие плечи, вырывая одобрительные возгласы Артура, а в мыслях опять крутился тот абзац из книги. Про их отношения.
В горле резко пересохло. Мерлин ласково провел костяшками по позвоночнику Артура, заставив того выгнуться, а после снова зарылся пальцами в мыльные волосы, улыбаясь в ответ на каждый полувыдох-полустон принца. Тот был таким покорным, таким доступным сейчас, позволяя Мерлину делать все, что заблагорассудится, и даже ничего не сказал, когда тот толкнул его вниз, заставляя ополоснуться.
Они оба – и маг, и Артур – были настолько увлечены процессом и разговором, что никто из них не заметил вошедшего в комнату Энтони Голштейна, старосту Рэйвенкло. Парень ошарашено застыл, наблюдая за тем, как Мерлин, смеясь, наклонился, намыливая грудь Артуру, как тот, фыркнув, брызнул водой прямо в лицо мага, от чего Мерлин выронил мыло и укоризненно посмотрел на Стюарта. Артур тут же нырнул вниз за потерянным бруском, а затем удобно устроился около сидящего на краю бассейна Китона, положив подбородок на скрещенные руки.
Моргнув пару раз, Энтони на цыпочках покинул помещение, оставив их одних.

– …и теперь Рона, Гермиону и Джинни отправили на какое-то неизвестное задание, а вместо них старостами Гриффиндора будут Дин Томас и Парвати Патил, - сообщил Мерлин, пересказывая Артуру все, о чем ему поведал Гарри – начиная с убийства его родителей Волдемортом.

– Интересно, - хмыкнул Артур, чуть нахмурившись. – То есть, как только ученики выйдут из этой школы, каждый выберет сторону, за кого сражаться?

– Что-то вроде того, - согласился Мерлин, удивляясь тому, как перескочили мысли принца, и продолжая разглядывать сосредоточенного Артура. Тот машинально водил пальцами по мокрой плитке, полностью погрузившись в раздумья. – Ну и, конечно, все слизеринцы примкнут к Волдеморту. Так считает Гарри, и не только он.

– Необязательно. То, что Волдеморт – потомок Салазара Слизерина, еще не делает этих детей его последователями, - заспорил Артур, и Мерлин простонал, поражаясь глупости принца:

– Да у большинства из них родители – Пожиратели Смерти!

– Это еще ни о чем не говорит. Может, они просто запуганы, - Артуру на ум пришел Драко, его игра на людях и поведение наедине с ним. – Кстати, о Слизерине. Со следующей недели Малфой будет показывать мне, как драться на магических дуэлях.

– Что?! – Мерлин аж подпрыгнул, нога неудачно поехала по скользкому кафелю, подвернулась, и Мерлин неминуемо бы ударился головой о мраморный край, если бы Артур не подхватил его. Принц пошатнулся, закашлялся от попавшей ему в горло пены – вода доставала до подбородка – и скинул Мерлина в ванну. Тот забарахтался – одежда, моментально прилипшая к телу, стесняла движения, от мыла щипало в глазах, невкусная вода забивалась в рот и нос, и этого хватило, чтобы паника накрыла его волной. Мыльной. Внезапно он почувствовал, как сильная рука дергает его вверх, и спустя секунду уже шатко стоял на твердом дне, отфыркиваясь на манер собаки, и цеплялся за смеющегося Артура.

– Я чуть не свернул себе шею, - с укором заметил Мерлин, промаргивая прозрачную пелену и фокусируясь на Артуре. Тот нагло ухмылялся, но продолжал держать слугу, на всякий случай. Мерлин выдохнул, приходя в себя, а затем медленно отстранился. – Но спасибо.

– Я не устаю поражаться твоей неуклюжести, Мерлин, - протянул Артур, а затем подошел вплотную и начал снимать с Мерлина рубашку.

– Что ты делаешь?! – удивленно воскликнул маг, послушно поднимая руки.

– Ну, раз ты уже все равно в ванне, то есть смысл вымыться, - пояснил принц, глядя на Мерлина так, словно тот был непроходимым тупицей. Он выжал и зашвырнул рубашку куда-то за спину Мерлина, а затем снова отплыл к бортикам. Помолчав, Мерлин последовал за ним. Опираясь рукой на край ванны, он кое-как снял штаны под издевательские смешки Артура и, взяв мыло, стал возить им по своему телу.

– Так вот, про Малфоя, - вспомнил он и осуждающе уставился на расслабленного принца. – Ты совсем рехнулся, сир?

– Мерлин!

– Простите мне мое неуважение, Ваше Высочество, но да будет вам известно, что отец Драко Малфоя – правая рука Волдеморта, и сам Малфой наверняка принял метку, - Артур дернул плечом в ответ на издевательский тон, но Мерлин распалялся все больше и больше. – К тому же, есть все основания подозревать Малфоя в том, что он подсунул проклятое ожерелье Кэти Белл, а отравленную медовуху – профессору Слизнорту!

– Мерлин… - устало начал Артур.

– И потом, Гарри рассказал мне, как Малфой еще с первого года обучения твердил о могуществе и грядущем возвращении Волдеморта! – от негодования Мерлин чуть было снова не выронил мыло, и Артур позабавился, наблюдая, как тот пытается поймать скользкий брусок. – Ты не должен с ним заниматься!

– Мерлин, я приму к сведению твои слова, но решу как-нибудь без тебя, - невозмутимо ответил Артур.

– Как ты не понимаешь! – запротестовал Мерлин, подойдя так близко, что его ступни касались ног Артура. – Он же может сделать тебе какую-то гадость! Думаешь, он не запомнил, что проиграл тебе в том поединке?

– Запомнил. А также то, что я пощадил его жизнь, - подтвердил принц, разглядывая кипящего от злости Мерлина.

– Как можно быть таким идиотом! – простонал тот, и Артур тут же пихнул его в бок, на этот раз не собираясь подхватывать, если вдруг слуга опять соберется упасть.

– Следи за своим языком, Мерлин, - недовольно пригрозил Артур и, запрокинув голову на бортик, закрыл глаза. – Ты совсем распоясался здесь.

– Простите, сир, что я волнуюсь за вашу жизнь, - пробубнил Мерлин, отворачиваясь. Он не спеша принялся мыть волосы, мелко подрагивая от захлестывающего его гнева. Как можно самому соваться в руки почти что Пожирателю? Или уже – Пожирателю.

– Что вы там делали с Поттером? – спросил Артур, не обращая внимания на дерзость своего слуги. В который раз.

– Искали суть предназначения, - буркнул Мерлин и опустился под воду, смывая мыло и пену. – В общем, ничего не понятно. По идее, надо просто убить Волдеморта, но никто не знает, где он находится.

– Если бы можно было узнать его планы… - задумчиво пробормотал Артур. – Что-то мне подсказывает, Мерлин, что Дамблдор в курсе, как можно узнать местонахождение Волдеморта. У него наверняка есть шпионы.

– Снейп, - кивнул Мерлин, подплывая ближе и устраиваясь рядом с Артуром. Вода в ванне становилась прохладнее, и маг потянулся к ближайшему крану, надеясь, что там будет обычная горячая вода, без всяких примесей. Так и оказалось. – Гарри сказал, что Снейп – бывший Пожиратель, а теперь работает на Альбуса. Но он, в отличие от директора, ему не доверяет.

– Я ему тоже не доверяю, - хмыкнул Артур, вспоминая этого крючконосого профессора. – Настоящий колдун. Еще и очень подозрительный. Кстати, мне кажется, он знает, кто мы.

– С чего ты это взял? – испугался Мерлин, полностью развернувшись к принцу. Тот, почувствовав движение, лениво приоткрыл один глаз. Мерлин выглядел встревоженным. Черные пряди смешно облепили лоб и виски, а ресницы слиплись в несколько острых стрелочек. Это, вкупе с прикушенной нижней губой, придавало Мерлину настолько беспомощный и потерянный вид, что Артур не удержался и провел ладонью по торчащему из-под пенной шапки острому плечу.

– Судя по тому, как он придирается к каждой мелочи, мне показалось странным, что он ничего не сказал тебе насчет поединка с Поттером. Более того, он посоветовал никуда не вмешиваться, потому что это в моих же интересах. Может, Дамблдор сообщил ему о нас?

– Наверное, - невесело согласился Мерлин, следя за мыльным пузырем. Радужно переливаясь в отблесках свечей, он поднимался над ними, а потом лопнул, и брызги попали на нос Артура, отчего тот поморщился. – В любом случае, нам ничего не поделать.

– Теряем время, - вздохнул принц, и Мерлину стало не по себе.

Артур сейчас не стеснялся обнажить свои настоящие эмоции, не прятал боль, злость и печаль под маской самоуверенности и высокомерия. Впрочем, Мерлин никогда не обманывался насчет настроения Артура. Но смотреть на такого принца – уставшего, запутавшегося, отчаянно беспокоящегося за Камелот, ни на секунду не забывающего о своем королевстве, было тяжело. Хотелось успокоить, объяснить, что Дракон не врал, наплевать на их предназначение и все же приказать Дракону вернуть их обратно. Хотелось коснуться Артура, взъерошить волосы и пообещать, что все будет хорошо. Что они справятся.
«Артур бы убил за такое сочувствие», - подумал Мерлин, не отводя взгляда от высоких скул и открытой шеи. Сбоку, почти около плеча, темнело маленькое пятнышко – видимо, он слишком сильно нажал пальцами, когда разминал затекшие мышцы. Мерлин, как околдованный, уставился на эту метку. Он сам не раз замечал такие у Элоизы, подруги Уилла. Почти после каждого их свидания Уилл сиял, как золотая монета, а девушка стыдливо краснела и прикрывала длинными волосами следы от жадных поцелуев.
Сам Мерлин никогда не так поступал. Подобные проявления страсти всегда казались магу собственническими и грубыми, а, может, ему просто не особо было нужно. По крайней мере, желания точно не возникало.
И его – не целовали. Да и кто бы это мог быть? Мерлин сделал глубокий вдох, и медленно, замирая от самого предположения, скользнул взглядом по широкой груди Артура, по раскинутым на бортике рукам с четким рельефом мускулов. Было невообразимо странно, неправильно задумываться об этом, но уверенность, что Артур наверняка любит целовать так, не покидала мага.
Мерлин шумно сглотнул. Наверное, это…

– Мерлин? – принц озадаченно приподнял брови, и Мерлин резко выдохнул, помотав головой, пытаясь избавиться от навязчивых идей. За них Артур бы точно отправил его в темницу. Пожизненно.

– Я считаю, что это нечестно, - заговорил он, старательно избегая смотреть на Артура. – В смысле, Волдеморт всегда может добраться до Поттера, он умеет проникать в его сознание. Когда тот спит, он насылает ложные видения. А еще Гарри постоянно видит смерти других людей, - Мерлина передернуло, когда он на секунду представил, как это – наблюдать во сне за пытками людей.

– Правда? - Артур поморщился и помолчал немного. – По идее, раз это может делать Волдеморт, то Гарри тоже должен уметь залезать ему в мозг. И не только Гарри. Это же как техника боя – есть прием, и кому-то он удается хорошо, а кому-то – плохо. Но владеют им все без исключения.

– Ты полагаешь… - Мерлин пораженно застыл, обдумывая слова Артура. Они звучали логично и убедительно. Решение лежало на поверхности! – Ты прав, Артур. Мы же можем попробовать проникнуть в сознание Волдеморта и узнать, где он находится, а затем…

– А затем я убью его, и мы вернемся в Камелот, - закончил за него Артур, подтягиваясь на руках и садясь на край ванны. – Подай мне полотенце.

Мерлин выкарабкался из ванны и, чуть поскользнувшись, подобрал с пола огромное белое полотенце. Протянув его Артуру, он тут же обмотался другим.

– Тогда я завтра же начну искать заклинания, - сообщил Мерлин, и Артур вздрогнул, а затем нехотя кивнул. Поднявшись, он принялся надевать штаны, но из-за все еще влажной кожи это было непросто. Мерлин ухмыльнулся про себя, выслушивая ругательства принца, и в ужасе уставился на свою мокрую одежду. – Артур, а ты не мог бы…

– Высушить твою рубаху? – принц широко усмехнулся. – Я не знаю заклинания, Мерлин. Где твоя грозная палочка?

– Наверное, в спальне, - несчастно промямлил Мерлин и, громко вздохнув, начал расправлять скомканную ткань. Конечно, он мог исправить положение в одно мгновение, но рядом был Артур, и все, что оставалось магу – попытаться нацепить на себя противно липнущую к телу ткань.

– Поторопись, Мерлин. Я хочу спать, - кажется, Артур издевался. Он был давно уже собран, в то время как слуга отважно сражался с первой штаниной, пытаясь просунуть туда ногу. Получалось с трудом.

– Не будь задницей, - огрызнулся Мерлин и тут же воскликнул, обращаясь уже к предмету гардероба: - Да чтоб тебя!

Запутавшись, он запрыгал на одной ноге и неминуемо бы упал, если бы Артур опять не поддержал его. Прислонив мага к стене, он всматривался в него, и слуге почудилось, что пристальном взгляде, помимо гнева, было что-то еще. Мерлин прерывисто выдохнул, опуская глаза, чувствуя, как полыхают его уши. Глупости это все. Дурацкая фантазия, спровоцированная рассказом из книжки.

– Иногда я задаюсь вопросом, Мерлин, - произнес вдруг Артур, не отпуская его локоть. – Почему я никогда не приказывал выпороть тебя? – Мерлин замер, не шевелясь, уставившись на длинные пальцы, крепко сжимающие его руку, на побелевшие, разбитые костяшки, наверняка поврежденные на тренировке. – Морриса пороли трижды только за то, что он постоянно опаздывал к завтраку.

Наверное, надо было что-то ответить, но правильного ответа у Мерлина так и не нашлось. Поэтому он продолжал рассматривать ладонь принца, не решаясь поднять голову. Артур не двигался, и Мерлину почему-то вспомнилась их встреча на рынке, их первая драка, когда Артур не бросил его снова в темницу, хотя должен был.

– Идем, - наконец, сказал Артур, и, не дав Мерлину ответить, протянул ему свой любимый коричневый плащ. – Потом не забудь высушить его.

*Пэдди (англ. Paddy, сокр. от Padraig - имя собств.) – в западноевропейских странах: шутливое прозвище ирландца.

Глава шестая


– Раскройте свои книги на странице семьдесят восьмой, - доброжелательно начал профессор Слизнорт, складывая руки на объемном животе.

– Веритасерум? – раздался потрясенный возглас смутно знакомой Мерлину девушки, одетой в цвета Слизерина.

– Именно, мисс Паркинсон, - улыбнулся преподаватель. – Веритасерум.

– Но… - девушка умолкла, когда профессор обратил на нее внимание. Нет, тот продолжал улыбаться и выглядел на удивление домашним и безобидным, но лишь на первый взгляд. Мерлин сам чуть не поежился, заметив, как холодно и жестко тот смотрит на ученицу.

– Я понимаю ваше удивление, - мягко произнес Слизнорт. – Да, это зелье чаще всего используют в Аврорате, его не купишь в аптеке и не станешь варить дома. Министерство магии зорко следит за применение Веритасерума. Его запрещено использовать обычным магам. Да и его составляющие не так легко достать. Но в Хогвартсе прекрасный запас ингредиентов, мой предшественник был крайне предусмотрителен по этой части. К тому же времена стоят такие, что вам, быть может, придется его варить не раз. Лучше научиться делать это сейчас. Итак, кто назовет мне, из чего состоит зелье? Мистер Поттер?

Гарри нехотя встал, скосил глаза в книгу и, запинаясь, произнес:
– Перья выскакунчика, шерсть с ног акромантулы, слезы единорога и… ээээ, сиплосфора, профессор.

– Прекрасно, мой мальчик, просто прекрасно! – всплеснул руками Слизнорт. – Как видите, их не так много, этих ингредиентов, да и варится зелье быстро – какой-то час и готово. И никакой лжи. Ни от кого.

– Я чувствую подвох, - раздалось откуда-то с задних рядов. Мерлин не стал оборачиваться и смотреть, кто именно это сказал. Но, видимо, профессор обладал изумительным слухом.

– Разумеется, при приготовлении этого зелья есть свои тонкости. Но если вы внимательно прочитаете свои учебники, у вас все получится. Приступайте. На этот раз каждый работает индивидуально, взаимодействие в парах оставим до следующего занятия.
Мерлин тяжело вздохнул. Артур уже выглядел разозленным.

– Опять единорог, - пробормотал принц недовольно, вчитываясь в покрытые черной вязью букв листы.

– Шерсть с ног паука кажется тебе нормальной? – осведомился Мерлин, едва не опрокидывая на себя тяжелый котел. Артур тут же отнял посудину у него и сам закрепил над жаровней, выразительно закатив перед этим глаза.

– Нет, - фыркнул принц. – Но единорог мне уже порядком надоел. И что за выскакунчик? В наших лесах не водится таких птиц!

– Да какая разница, - Мерлин махнул для вида палочкой, а сам нагнулся, чтобы котел спрятал вспыхнувшие на мгновение желтым глаза. Яркое ровное пламя разгорелось под чугунным днищем. – Спасибо за помощь.

– О, не стоит, я был вынужден. Ты такой слабак, Мерлин, - невозмутимо отозвался Артур, раскладывая перед собой на столе ингредиенты в том порядке, в каком книга советовала добавлять их в зелье.

– Задница, - одними губами произнес Мерлин, прекрасно зная, что Артур не будет срывать занятие подзатыльником.

– Прикажу Стиффлеру перестать тебе помогать, - шепотом пригрозил Артур, начиная поджигать перья выскакунчика и аккуратно ссыпать пепел в маленькую тарелочку.
Мерлин усмехнулся и вернулся к изучению рецепта.

Который был слишком сложным, несмотря на все заверения профессора. Зато вот в Книге было нечто похожее по действию на этот самый Веритасерум. Мерлин прикрыл глаза, припоминая состав, и его в кои-то веки не подвела память. Кажется, он заучивал тогда рецепт, чтобы сварить зелье и подмешать сэру Нэлгону в вино, дабы тот прекратил рассказывать Артуру про Мерлина всякие небылицы. Но Артур, на удивление, своему рыцарю и так не поверил, и необходимость что-то варить отпала. Зато сейчас знания могли пригодиться.
Решительно отставив в сторону шерсть с ног акромантула (Мерлину опять вспомнились пауки на поляне и Дракон, и собственная тоска), он подошел к шкафчику и вытащил сушеные листья бессмертника, а вслед за ними – цветки дурман-травы. Профессор Слизнорт высоко поднял брови, заметив выбор Мерлина, но ничего не сказал, а направился прямиком к столу Гарри и о чем-то заговорил с ним.
Артур тем временем уже отмерял слезы единорога, капая их по одной в темно-коричневое зелье. Дела у него шли неплохо.
Мерлин захлопнул книгу и начал свою работу. Растерев цветки и мелко нарезав листья, он ссыпал все в котел, уменьшил огонь и начал докидывать остальное. Зелье вспенилось, стоило Мерлину добавить сиплосфору, но осталось в котле.

– Ты что творишь? – выругался Артур, наблюдая за буйством в котле Мерлина.

– Гаюс всегда говорил, что при изготовлении настоек нужно иметь вдохновение.

– А еще он говорил, что в первую очередь следует строго соблюдать рецептуру. Я знаю, я ребенком очень любил наблюдать за его работой, - сообщил принц.

– У всех свои методы, - возразил Мерлин, забирая у Артура слезы единорога. Помешав черпаком пару раз по часовой стрелке, маг капнул на глазок из флакона и замер, пораженный реакцией. Пена моментально исчезла, будто ее никогда и не было, зелье стало прозрачным, светлым и по описанию полностью походило на нужный Веритасерум.

– Мистер Китон, - раздалось у самого уха Мерлина. – Позвольте?
Мерлин сделал шаг назад, разрешая Слизнорту подойти к своему котлу. Преподаватель осторожно перелил зелье в небольшую колбу и посмотрел его на свет.

– Очень, очень интересно… - сосредоточенно пробормотал он. – Есть желающие опробовать?
Класс молчал.
Профессор улыбнулся, покачав головой.

– Все тщательно хранят свои тайны. Что же, не беда, есть и другой способ.
Слизнорт капнул жидность на бумагу, пропитанную каким-то настоем, и та изменила оттенок, став из зеленой ярко-розовой.

– Двадцать баллов Гриффиндору! - пораженно воскликнул профессор. – Это действительно Веритасерум! Мистер Китон, в вашей школе вы учились по другому учебнику?

– Да, - неуверенно кивнул Мерлин, уже жалея, что не стал варить по рецепту.

– И по какому же? – спросил Слизнорт, цепко смотря на мага.

– Автор этого рецепта неизвестен, - вдруг сказал Артур. – Наш преподаватель устно рассказал нам, как варить это зелье.
Мерлин выдохнул, благодарно посмотрев на принца. В отличие от Артура, ему всегда тяжело давалась ложь.

– Ясно, ясно, - закивал преподаватель, но Мерлин чувствовал, что тот не поверил Артуру. – Что ж, - обратился он к остальным. – Заканчивайте. А вы, мистер Китон, можете посвятить остаток занятия своим делам.

Мерлин поблагодарил и уселся за стол, снова утыкаясь в учебник. Помимо зелья истины там были всякие полезные вещи вроде пасты от ожогов, а в одном месте он обнаружил сноску (в которых теперь хорошо разбирался), рассказывающую о каком-то зелье Иохнесса, способном взрываться и разносить все вокруг на протяжении нескольких сот футов. В учебнике говорилось, что ингредиенты для него крайне просты и легкодоступны, но сам список не приводился. Данное зелье изучалось только на седьмом курсе и то – теоретически, из-за повышенной опасности варки. Мерлина же оно очень заинтересовало. В Камелоте бы им пригодилось что-то подобное – как и многие, многие другие зелья. Да, придется попотеть и выучить самые необходимые…
От размышлений Мерлина отвлек стук палочки по бортику котла. Принц стоял, поджав губы, и хмуро рассматривал содержимое, никак не хотевшее окончательно выцветать до нужного оттенка. Сделал еще пару помешиваний, Артур наконец успокоился – зелье было готово и сварено правильно, как и у остальных учеников.

– Поздравляю, - улыбнулся Мерлин, чувствуя привычный прилив гордости, испытываемый всегда, когда Артуру что-то удавалось.

Принц пожал плечам и небрежно сложил на доску остатки перьев и шерсти. С явным сожалением оставив там же тонкий острый нож, Артур отряхнул руки, махнул палочкой, гася пламя под котлом, и засунул деревяшку за пояс штанов.

– …зательно приведи его с собой, Гарри! У юноши талант зельевара, как и у тебя! Помни, в субботу, в семь.
Мерлин удивленно посмотрел на плохо скрывающего недовольство Поттера и тронул Артура за рукав.

– Пойдем?

Получив подтверждение, Мерлин двинулся к выходу из класса, но стоило им очутиться в коридоре, как их догнал Гарри, бережно прижимающий свой учебник к груди. Это было странно – обычно гриффиндорец без особого уважения относился к книгам.

– Мерлин! Мерлин, подожди!
Маг остановился, а чуть впереди замер мгновенно нахмурившийся Артур.

– Что случилось?

– Профессор Слизнорт… в общем, ты его очень впечатлил, это зелье, и он хочет видеть тебя в своем клубе, - выпалил Гарри.

– Каком еще клубе? – резко спросил Артур, делая шаг назад и оттирая Мерлина от Поттера.

– Профессор ценит выдающихся учеников, а Мерлин сегодня был... – Гарри задумался, подбирая слова. – Великолепен. Совершенно иная рецептура и потрясающий результат. Слизнорт впечатлен. И хочет пригласить его на ужин.

– На ужин? – бесстрастно осведомился Артур.

– Да, там будет несколько учеников.

– И ты в том числе?

– Да, - после заминки подтвердил Гарри.

– Я пойду с ним, - заявил Артур.

– Ты не можешь, - возразил Гарри, поправляя очки. – Ты не приглашен.

Мерлин дернулся, физически ощущая, как Артура охватывает гнев, и решительно взял принца за кисть руки.

– Гарри, спасибо, что передал. Артур, пойдем…

– Мерлин?

– Пожалуйста, - умоляюще выдохнул Мерлин.

Артур вырвал свою руку и зашагал вперед. Мерлин выругался вполголоса и припустил за ним.

– Артур, послушай, этот клуб, он ничего не значит, я туда не пойду, подумай сам, ты и не
должен был…

– Заткнись.

– Зелья – это по моей части, ты сам говорил об этом, а Гаюс – прекрасный лекарь, я многому у него научился. А ты воин, твое дело…

Артур остановился, повернулся на каблуках и поднял вверх указательный палец.
– Я приказал тебе заткнуться. Иди.

– Но, Артур!

– Пошел вон, - отрезал принц и снова зашагал вперед. Судя по движениям – злым и быстрым – стоило подчиниться и оставить Артура в покое. Потом, когда принц немного отойдет и забудет про ущемленное самолюбие, Мерлин с ним поговорит.
Вздохнув и подавив в себе желание все же догнать и ободряюще обнять Артура, Мерлин прислонился к стене и прикинул, чем бы ему заняться.

Артур был взбешен. Дело было не в чертовом зелье, ведь ему удалось приготовить нужное. Но его раздражало, что этот скользкий, как жаба, профессор смеет приглашать на ужин его слугу! И Мерлин, конечно же, пойдет.
Кроме того, он злился на самого себя. Артур не знал, каким образом, но он должен был тоже чем-то выделиться. Не потому, что ему хотелось признания этого Слизнорта или остальных тупоголовых учеников. Артур привык быть лучшим. И не хотел отпускать Мерлина одного, а пойти с ним было невозможно. Потому что Артур оказался лишь одним из многих, кто сумел справиться с несложным заданием.

Досадливо стукнув кулаком по стене, Артур попытался взять себя в руки. В глубине души он чувствовал отголоски стыда за то, что нагрубил Мерлину. Тот был ни в чем не виноват, и пытался утешить. Впрочем, тот факт, что Мерлину взбрело в голову утешать, тоже сильно задевал Артура.
Нет, успокоиться никак не получалось. Надо было срочно отвлечься, выложиться. Происходи дело в Камелоте, Артур был бы уже на тренировочном поле или на охоте, и…
Охота!
Артур широко распахнул глаза и довольно улыбнулся. Предвкушение сладкой волной прокатилось по телу. Плевать на запреты Дамблдора – в Запретном лесу живут самые разные твари. А у Артура всегда был верный глаз и тяжелая рука, он все еще лучший воин Камелота. Небольшая прогулка ему не повредит. Если же тварь окажется слишком сильной... Что ж, у него отлично получается заклинание, вызывающее огненную струю.
Приободрившись, Артур зашагал к гриффиндорской башне.

У входа топтался мальчишка с шестого курса, чью кровать принц занял в первый день общения с гриффиндорцами. Поразмыслив, Артур припомнил имя парня. Невилл. Совершенно идиотское. Да и сам этот Невилл одновременно и выводил из себя Артура, ибо принадлежал к племени ноющих и мямлящих людей, и вызывал жалость – наподобие той, которую он испытывал в первые недели общения с Мерлином.

– Что случилось? – спросил он у мальчишки.

– Я забыл пароль, - признался тот, пытаясь слиться со стеной.

– Почему вы не пускаете его? – осведомился Артур у портрета Полной Дамы. – Вы же знаете, кто он.

– Правила есть правила, сир, - смутилась Дама.

Артур окинул мнущегося Невилла долгим взглядом.

– Думаю, иногда правила можно и изменить, - проговорил он.

По портрету пробежала легкая рябь, Дама сделала книксен и уточнила:
– Вы желаете, чтобы я пускала его без пароля?

– Да, - кивнул Артур, с интересом разглядывая округлившиеся глаза Невилла. Тот сейчас был похож на птенца филина.

– Как прикажете, - покорно произнесла Дама. – Желаете войти?

– Именно.

Проход в гостиную открылся, Артур поспешил в спальню. Идти на охоту без любимого меча он не собирался. Тот словно сам просился в руки, умолял сжать эфес ладонью и пустить клинок в дело.
Артур погладил меч, провел пальцем по острию – и наткнулся на пораженного Невилла.

– Ты куда? – хрипло спросил мальчишка. Кажется, он даже забыл про свой страх.

– На охоту, - коротко ответил Артур, раздумывая, стоит ему надевать под плащ специальную шерстяную рубашку – свитер, выданный им Дамблдором, или он и так не замерзнет.
Припомнив, как свежо было поутру за окном, Артур положил меч и все же оделся потеплее.

– Где ты собираешься охотиться? – уточнил Невилл, продолжая стоять в дверях спальни.

– Еще один болван, - пробормотал про себя Артур, начиная ощущать усталость. – В лесу, разумеется!
Подхватив меч, Артур покинул спальню. Его ждала добыча.

Мерлину никак не удавалось отвлечься. Он сидел и заучивал понравившиеся зелья, жалея, что не может переписать в свою любимую Книгу, но тревога не отпускала его. Он переживал за Артура, за то, что ничем не мог помочь своему принцу, который мучился из-за очередного приступа гордости. Слова и так никогда толком на него не действовали, а если вспомнить, что самолюбие Артура косвенным образом было задето по вине Мерлина – шансов на нормальный разговор не оставалось.
Единственное, на что надеялся Мерлин: Артур не наделает глупостей. Но в это слабо верилось. Его принц тем и отличался, что всегда их делал, особенно когда был расстроен.
Захлопнув учебник, Мерлин отправился на поиски Гарри. Им было о чем поговорить. Кроме того, может, хотя бы так ему удастся избавиться от мыслей об Артуре?

Гарри нашелся на удивление легко. Мерлин поднялся на этаж выше, прошел по коридору, ведомый собственной интуицией, и наткнулся на бездельничающего на подоконнике Поттера. Других учеников здесь не было: в этой части замка располагались комнаты преподавателей, а все воспитанники Хогвартса стремились избегать таких мест. Впрочем, профессора сейчас должны были быть на занятиях, так что место оказалось по-настоящему уединенным.
И перестало быть таковым очень быстро.
Мерлин с Гарри успели обменяться буквально парой слов, когда послышался шум, а вслед за ним показалась группа взбудораженных гриффиндорцев во главе с Невиллом Лонгботтомом.

– Гарри, пойдем с нами! – взволнованно воскликнул он. – И ты, Мерлин, тоже!

– Что случилось? – растерянно спросил Поттер.

– Наш король Артур… – сообщил Невилл, стараясь сформулировать и не находя слов.

– Что с Артуром? – вылез вперед Мерлин, чувствуя, как сердце ухнуло вниз. Кажется, он был прав в своих подозрениях.

– Он отправился на охоту! – помог Невиллу Симус. – В Запретный лес. Мы идем к профессору МакГонагалл. Пусть она…

– Я сам разберусь, - перебил его Мерлин, заставляя гриффиндорцев расступиться, и быстро побежал по коридору, от всей души надеясь, что успеет, и этот придурок сумеет остаться в живых до прихода Мерлина.

Мерлин не успел. В том смысле, что когда он вылетел на поле, подступающее к Запретному лесу, оттуда как раз вышел Артур, сжимая в руке Экскалибур. На плече у принца болталось какое-то страхолюдное чудовище, невиданное Мерлином раньше. Зато его, судя по всему, узнали запыхавшиеся гриффиндорцы.

– Мантикора, - просипел Невилл, вцепляясь изо всех сил в плечо стоящего рядом Симуса.

Мерлин глубоко вздохнул, взглянул на недоумевающего Артура, поправившего тяжелую тушу, покрытую ярко-рыжей, с красноватым отливом шерстью, и понял, что его терпение лопнуло.
Беглый осмотр показал, что с принцем все в порядке – за исключением полосы грязи на щеке и шее и разодранного рукава плаща, Артур выглядел целым и невредимым.
Мерлин на мгновение прикрыл глаза – в ушах звенело от злости, а по спине все еще тек холодный пот, – открыл их и шагнул к Артуру.

– Ты что-то хочешь мне сказать? – поинтересовался тот, сбрасывая неведомую Мерлину мантикору под ноги.

– Это же класс «А»! – раздалось потрясенное за спиной. – Да их вообще никогда не ловят, они же…
Мерлин не слушал.

– Я очень много что хочу тебе сказать, - заговорил Мерлин, пытаясь справиться с душащим его гневом пополам с негодованием. – Ты не просто болван, ты…! Я слов таких не знаю! Какого черта, Артур, ты с ума сошел? Это Запретный лес, в нем живет масса магических созданий, а ты!

Мерлин сделал паузу, облизнув пересохшие губы. Ему опять вспомнилась та ночь, когда он говорил с Драконом – и поле, где выстроились кентавры, химеры, единорог... кажется, эта красная крупная кошка с человеческим лицом тоже была.

– Не смей так со мной разговаривать! – возмутился принц. Но Мерлин чувствовал по его тону, что Артуру не по себе и он отчасти согласен со словами слуги.

– Что ты сделаешь? – заставляя себя не кричать, спросил Мерлин. – Поставишь меня в колодки? Дашь подзатыльник? Запрешь в подземельях Слизерина? Мне все равно! Ты поступил безответственно, как последний идиот, как…

Слов опять не хватало. Мысленно Мерлин уже успел представить, как пауки превращают Артура в огромный кокон и постепенно высасывают из него жизнь; как химера рвет его тело длинными острыми когтями; как кентавры, приняв за нарушителя, прошивают его грудь стрелами. И от этого было так больно, что Мерлину приходилось прикладывать все усилия, чтобы сдержать навернувшиеся слезы.

– Ты мне не отец, прекрати меня отчитывать! И ты обязательно пойдешь в колодки, стоит нам вернуться в Камелот, - пообещал Артур, пнув безжизненную тушу носком сапога.

Мерлин только всплеснул руками, а потом зябко поежился. Он выбежал из замка в обычной одежде, и если сначала совершенно не чувствовал холода, то теперь все изменилось. Страх за Артура начал отпускать, и по телу пробежала дрожь. Легкая рубашка мало спасала от февральского ветра.
Артур закатил глаза, рывком снял с себя порванный плащ и накинул Мерлину на плечи.

– Пошли в замок, - приказал он и хмуро посмотрел на так и стоящих в отдалении гриффиндорцев.

Мерлин сильнее укутался в хранящую тепло ткань и решил, что доругает Артура попозже. Когда рядом не будет чужих ушей.

Принц прошел мимо компании Поттера, приминая снег и все еще крепко сжимая в руке Экскалибур, а вслед за ним устремились и остальные. Симус, пожалевший брошенную мантикору, пробормотал: «Вингардиум Левиоса!», и туша поплыла по воздуху, бессильно раскинув лапы и метя украшенным жалом хвостом.
А спустя полчаса Мерлин уже сидел в больничном крыле, пока мадам Помфри обрабатывала синяки Артура, а декан факультета никак не могла закончить читать ему лекцию и обещала лично поговорить с Дамблдором, потому что у нее не было даже мыслей, как наказать за такой проступок.

Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 12.10.2010, 19:55
Сообщение #8


Участник Merlin Big Bang


Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026



– Ты уверен, что эта книга здесь? – недовольно произнес Артур и тут же получил в бок острым локтем. Мерлин предупреждающе приложил палец к губам и двинулся вглубь помещения. Именно там располагалась Запретная секция.

– Нет, - помедлив, покачал головой Поттер. – Но если где и есть информация, как проникать в сознание людей, то только здесь. Гермиона говорила, тут собраны все древние книги, касающиеся Темной магии.

– Тогда я не понимаю, почему мы просто не сказали об этом Дамблдору. Он бы сам выписал нам разрешение, и нам не пришлось бы среди ночи идти сюда, как ворам, чтобы стащить старый пергамент, - гнул свое Артур, разглядывая покрытые пылью полки.

– Он никогда мне не разрешит попробовать прочитать мысли Волдеморта, - пожал плечами Гарри. – Волдеморт уже один раз… использовал меня, обманул, и поэтому погиб Сириус. Я больше не допущу этого, - жестко закончил гриффиндорец, упрямо поджав губы.

Если Артур и хотел возразить что-то, то неожиданно передумал. Поттер недоуменно поднял брови, но Артур лишь шикнул и внимательно прислушался. Вскоре и Мерлин услышал тихий шорох, будто кто-то, крадучись, шел по соседнему ряду. Гарри со свистом втянул воздух и достал палочку. Шум ненадолго пропал, а после этого раздался стук коготков по деревянному полу и негромкое мяуканье. Спустя несколько минут все стихло.

– Миссис Норрис, - выдохнул Гарри и пояснил в ответ на вопросительные взгляды: - Кошка Филча. Она шныряет по Хогвартсу, выискивая нарушителей, и лучше ей не попадаться.

– Ясно, - Артур помедлил, после чего кивнул в сторону ближайшего прохода. – Я постою тут на всякий случай. Все равно от вас мало толку, когда дело касается охраны. Поторопитесь.

Мерлин закатил глаза, но ничего не сказал. Артур был прав – с его инстинктами и талантами ему лучше было остаться на страже. К тому же, Мерлин понятия не имел, как искать нужную книгу, и надеялся, что она сама найдет его – как тот фолиант про их с Артуром жизнь.
Не думать об этом.
Пройдя по ряду до конца и наткнувшись на железную решетку, Мерлин удивленно обернулся к Гарри. Тот выглядел потрясенным и раздосадованным.

– Черт, я и забыл… Подожди, сейчас попытаемся. Алохомора! – громко прошептал он, наведя свою палочку на массивный замок. Тот, разумеется, не поддался. Гарри беззвучно выругался и покрутил в пальцах бесполезную деревяшку. – Подожди немного, мне кажется, я знаю еще одно заклинание, оно превратит железо в воду, и…

Пока Гарри торопливо рассуждал, замок щелкнул и упал в подставленные ладони Мерлина. Тот лукаво улыбнулся и повесил его на кованые прутья. Поттер лишь ошарашенно выдохнул и шагнул вслед за Мерлином в отгороженное помещение. Книги здесь, вопреки догадкам Мерлина, не располагались по названиям. Тома стояли друг за дружкой не в алфавитном порядке, и хотя стеллажей было всего несколько, понадобится едва ли не вся ночь, чтобы изучить материал. И то не факт, что им повезет.
Вероятно, Гарри думал о том же. Невесело усмехнувшись, он повернулся к магу:

– Ну что, будем использовать Акцио или искать вручную? Кстати, на первом курсе я наткнулся на одну книгу, которая орала так, что чуть не перебудила весь Хогвартс, - сообщил Гарри, изучая потрепанные корешки.

– Это было бы не очень здорово, - поежился Мерлин, а затем шагнул вперед. – У меня есть одна идея, не знаю, сработает ли. Но попробовать стоит.

Мерлин глубоко вдохнул и зажмурился. Он вспомнил, как он искал заклинание, чтобы вылечить Артура от раны, нанесенной Рыкающим Зверем. Времени было в обрез, и тогда у него все получилось само собой.
Магия привычно забурлила во всем теле, заколола на кончиках пальцев, просясь наружу, и Мерлин открыл глаза. Радужка горела ярко-золотым, и Гарри отступил назад в немом изумлении, когда книги одна за другой принялись вылетать из своих ячеек. Они зависали в воздухе в разных положениях – наискосок, обложкой вверх или вниз, – шелестели потемневшими от многих лет страницами и возвращались обратно на свои места.

– Как ты это делаешь? – спросил Гарри, но Мерлин не ответил. Он сосредоточенно смотрел прямо перед собой, иногда поворачиваясь к какому-нибудь фолианту, и тот подлетал прямо к его лицу.

Тщетно. Большинство книг уже было пролистано, но если где и встречалось слово «легилеменция», то только в контексте общего списка сложнейших заклинаний. А учитывая, что им нужны были подробности этого заклинания, Мерлин потихоньку впадал в отчаяние. Ведь если они не найдут нужной книги, то не смогут узнать, где прячется Волдеморт! А значит, не смогут вернуться обратно.
Прикусив губу, он взмахнул руками, и с самых дальних рядов выпорхнули десятки томов, чуть не задев стоящего столбом Гарри. Мерлин с остервенением вглядывался в строки, каждый раз надеясь увидеть в них искомое, но безуспешно.

– Давай же, давай! – отчаянно бормотал он, вертя головой, следя за появляющимися с верхних полок пергаментами и свитками. – Оно должно быть здесь, просто обязано!

И тут, будто почувствовав раздражение Мерлина, с самого последнего стеллажа вылетела ветхая книжонка. Страниц в ней было от силы сто, и все они были такими хрупкими, словно при одном лишь прикосновении могли превратиться в пыль. Прошуршав листами, она зависла прямо перед носом Мерлина, и тот, пробежавшись пальцем по заголовкам, победно вскинул руку.

– Долго вы еще будете копаться? – раздалось у него над ухом, и Мерлин вздрогнул. Томик с тихим шлепком упал на пол, и Гарри нагнулся, чтобы поднять его.

– Осторожнее! – начал Мерлин, намереваясь предупредить о состоянии книги, но его объяснения прервал оглушительный визг. Книга, которую они нашли, казалось, ожила. Ее обложка шевелилась, выпячивалась вперед и вгибалась внутрь. И орала, боги, как эта книга орала. Недолго думая, Мерлин схватил кричащий учебник, и тот прекратил вопить, послушно умолк в дрожащих руках.

– Что это было?! – прошипел Артур в окутавшей их глухой тишине, но вместо ответа раздался другой крик, на этот раз вполне человеческий:

– Нарушители! Нарушители!

– Пивз! – испуганно выдохнул Гарри, ероша спутанные волосы и судорожно пытаясь найти место, куда можно было бы спрятаться.

– Кто это? – спросил Артур, машинально выходя вперед, загораживая собой Мерлина и Поттера. В ладонь удобно лег любимый кинжал.

Ответить Гарри не успел. В воздухе перед ними появился маленький человечек в нелепой шляпе с бубенчиками. Его глаза предвкушающе загорелись, стоило ему увидеть Поттера, а потом все лицо исказила гримаса страха. Он перевернулся, пытаясь сделать неуклюжий поклон, и залепетал:

– Не наказывайте, ради Мерлина, пощадите. Я не знал, что это вы, я сделаю все, что угодно, только не наказывайте…

– Уведи отсюда Филча! – выпалил Гарри, пока Артур с нескрываемым отвращением рассматривал полтергейста.

В коридоре уже отчетливо слышались шаркающие шаги школьного завхоза. Пивз еще раз поклонился, сделав очередное сальто, и полетел прочь, что есть силы вереща: «Нарушители! Они на третьем этаже!». Следом раздалось старческое бормотание Филча про розги и порку, и шаги стали удаляться.

– Быстрее, - рявкнул Артур и, схватив Мерлина за рукав, прокрался к выходу. Осторожно выглянув и убедившись, что в холле пусто, он почти бегом направился к лестнице, не обращая внимания на еле поспевающих за ним Мерлина с Поттером. Путь вниз им был закрыт, поэтому единственно возможным сейчас решением было подняться как можно выше, подальше от безумного завхоза и истеричного Пивза, переждать немного и вернуться в спальню Гриффиндора.

– Выручай-комната! – вдруг сказал Поттер. – Она на восьмом этаже. Ее никто не может найти, если только не знаешь, где искать.

– Идем, - кивнул Артур и последовал за Гарри. Тот попетлял по нескольким коридорам, пока не остановился напротив стены в одном из тупиков. Артур с Мерлином удивленно уставились на принявшегося ходить туда-сюда Поттера. – Ты что делаешь? – поинтересовался принц, и Мерлину почудилось, что в голосе Артура сквозили снисходительные нотки, словно Поттер был душевнобольным.

– Выручай-комната появится только в том случае, если человек пройдет мимо нее три раза. И он должен очень сильно нуждаться в помощи, - раздраженно пояснил Поттер, недоуменно глядя на пустые стены. – Мы, вроде как, нуждаемся.

– Ну да, но зачем ходить, когда она и так здесь? Тут что, у людей с малолетства зрение портится? – нахмурился Артур и толкнул тяжелую дверь. – Как можно быть настолько слепым? В Камелоте даже старики видят дальше, чем ты!

Гарри непонимающе моргнул. Мерлин извиняюще развел руками и прошел за Артуром в открывшееся помещение. Оно было не очень большим и вполне уютным. Помимо трех кресел, огромного камина и дивана, там стоял письменный стол с искусно вырезанной из дерева чернильницей. Мерлин положил на него книгу, слушая рассказ Гарри о том, что же на самом деле представляет собой эта комната. Судя по всему, она ни больше, ни меньше исполняла желания. В пределах разумного, конечно, пояснил Поттер и раскрыл найденную ими книгу. Та тут же принялась визжать, и Мерлин накрыл ладонью подернувшуюся рябью обложку. Учебник снова затих. С минуту они молча переглядывались, после чего Артур нехорошо сощурился.

– Открой ее, Мерлин, - распорядился он и повернулся к Гарри, когда слуга выполнил приказ. – Не смей ее трогать. Читай так.

Стиснув плечо Мерлина, Артур припечатал того к стене. Маг поежился. Тяжелый, принизывающий взгляд Артура не предвещал ничего хорошего. Принц словно видел его насквозь, и Мерлин растерянно замер, вжимаясь в холодный камень, малодушно желая уменьшиться до размеров пылинки и исчезнуть из-под носа разъяренного Пендрагона.

– Что? – хрипло выдавил он из себя, старательно отводя глаза.

– Почему книга не орала, когда ты взял ее в руки? – спросил Артур, опираясь ладонями по обе стороны Мерлина. Тот попытался улыбнуться.

– Может, я ей понравился? Знаешь, меня в детстве просто обожали всякие зверушки…

– Мерлин! – резкий окрик пресек неудавшуюся шутку.

Мерлин уставился на носки своих сапог. Он понятия не имел, что ответить Артуру. На ум приходили разные варианты, один другого нелепее.
«Знаешь, просто я колдун, и она меня послушалась». Нет, даже не так, Поттер ведь тоже волшебник. «Дело в том, Артур, что я – тот самый Великий Мерлин, на которого здесь все молятся. Это я создал магический мир, и это я положил начало развития магии. Ах да, забыл уточнить – с твоего официального разрешения, разумеется». Мерлин с трудом сдержал истерический смешок.
Теплые пальцы сжали его подбородок и потянули наверх. Мерлин нехотя заглянул в опасно сузившиеся голубые глаза. Артур был так близко, так непозволительно близко, что можно было рассмотреть каждую трещинку на сухих губах, каждую ресничку.
«И еще, Артур, как ты смотришь на то, что мы с тобой будем спать? В смысле, не просто спать, а именно спать вместе. Заниматься любовью».
Мерлин выдохнул, запрокидывая голову, стремясь уйти от настойчивого прикосновения. Затылок больно ударился о стену, и маг поморщился.

– Что ты хочешь услышать, Артур? Откуда мне знать, почему она молчит в моих руках? Я в первый раз в жизни встречаю книгу, которая орет, как подбитый тобой кабан, и поверь мне, я вообще не думал, почему она прекращает вопить, - устало произнес Мерлин, не разрывая зрительного контакта. – Я просто был рад этому. У нас и без того проблем хватает.

Артур не шевелился. Все также нависал над поникшим слугой, отмечая дрожащие руки, бледное лицо и выступившую на лбу испарину. Мерлин выглядел слабым, совершенно измотанным и немного потерянным. Он испуганно осматривался, покусывал нижнюю губу и, видимо, действительно не знал, почему так все происходит. И Артур ощутил некоторую неловкость. За то, что накричал, требуя объяснений, за то, что даже не догадался, что Мерлин и сам не в курсе всего происходящего.

– Ты в порядке? – спросил он, проводя ладонями по ссутулившимся плечам, легонько встряхивая.

– Д-да, - подтвердил Мерлин, удивленно поднимая брови. – Артур?

– Выглядишь неважно, - задумчиво произнес Артур, словно не замечая, что его руки продолжают поглаживать застывшего Мерлина. – Может, тебе стоит сходить к леди Помфри?

– Нет. Я просто… я просто переволновался, - улыбнулся Мерлин, – Гаюс говорит, что я всегда бледный в таких ситуациях, словно вот-вот свалюсь в обморок. Ты бы видел, как он меня запихивал в меня какую-то дрянь, после того, как на тебя напал Рыкающий Зверь, - его голос, чуточку насмешливый, становился все тише и тише, и принцу пришлось наклониться вперед, чтобы расслышать все. Мерлин вздрогнул и шумно сглотнул. Артур проследил, как дернулся кадык, и замер, застигнутый врасплох собственными ощущениями. Ему неожиданно захотелось обнять, прижать к себе непутевого слугу, который всегда лезет, куда его не просят, пусть даже боится до посинения.

– Ты совсем как девчонка, - прошептал Артур, и слова, подразумевавшиеся шуткой, прозвучали неуверенно. Мягко. Мерлин вскинулся, обиженно хмурясь.

– Ну конечно. То, что я не сражаюсь каждый день по несколько часов, не участвую в рыцарских поединках, не умею правильно сидеть на лошади и кучу других вещей – все это, разумеется, делает меня девчонкой, - насупившись, заявил он. – Неважно, что я целыми днями таскаюсь с твоими доспехами, которые весят не меньше тебя. Это ничего не значит. Зато то, что я не владею мечом в совершенстве…

– Ты вообще не владеешь мечом, Мерлин, - перебил его Артур, как завороженный уставившись на рот Мерлина. Пухлые, покрасневшие от постоянных покусываний губы шевельнулись – и тут же сложились в упрямую линию. Артуру на секунду показалось, что он это уже видел. Слышал язвительные слова, смотрел на возмущающегося и отчитывающего его Мерлина, а после…

Быть того не может! Скорее всего, ему это приснилось.
Да. Совершенно точно приснилось. Не так давно. Мерлин ругал его во сне, а после Артур развлекался с какой-то девушкой или юношей – не суть. Он помнил все, до малейших подробностей. Как тонкие пальцы с огрубевшими подушечками скользили по его груди, раздевая, как теплое дыхание вместе с короткими поцелуями касалось шеи, и ему никак не удавалось уловить, кто же это был. И в тот момент, когда гибкое, стройное тело поддалось его рукам, сон внезапно закончился.

Артур коротко выдохнул и, наконец, отстранился. Пот градом тек по его вискам, вероятно, от ярко вспыхнувшего рядом с ними факела. Принц передернул плечами – эти непредсказуемые, неконтролируемые вспышки магии по всему замку сердили его, вызывая глухое раздражение и желание приказать всем прекратить это колдовство.

– Я все-таки советую тебе посетить больничное… - хрипло начал Артур, как вдруг из-за спины раздался отчаянный возглас Поттера. Он резко развернулся, чтобы увидеть, как Гарри гневно сжимает кулаки и бормочет что-то невнятное. – Что такое?

– Здесь есть заклинание легилеменции, но оно слишком простое, а если у противника стоит ментальный щит, то и вовсе бесполезное. То есть, я, конечно, смогу с его помощью прочитать мысли моих друзей и некоторых учителей, но Волдеморта или того же Дамблдора – вряд ли.

– Там было написано, что оно довольно сильное, - заявил Мерлин, выглядывая из-за заслонившего его Артура. – Я совершенно точно читал это.

– Оно сильное, если только ты знаешь его целиком. Здесь же говорится, - Гарри выразительным кивком указал на испещренные буквами страницы, - что последняя часть ритуала была только в книге Великого Мерлина. Так считала Ровена Рэйвенкло, которая и составляла этот учебник.

– Это невозможно, - решительно заявил Артур. – Если Волдеморт им владеет, значит, речь идет об этом заклинании.

– Да, но Волдеморт… он связан со мной. Он использует Темную магию, он сам придумал немало заклинаний. Среди них вполне могло быть то, которое усиливает ментальную защиту или ментальное нападение. Я ведь даже не чувствовал, когда он проникал в мою голову! – яростно проговорил Гарри, ероша непослушные волосы. – Это тупик. Мы не сможем воссоздать это древнее, могущественное заклинание без книги Мерлина, а она давно считается потерянной.

– Потерянной? – удивленно переспросил Мерлин, шаря ладонью по холодному шершавому камню, чтобы унять нахлынувшую дрожь. Книга Мерлина – та самая книга, что подарил ему Гаюс? Но там совершенно точно не было заклятия вторжения в сознание. И куда могла потеряться его книга?

Гарри продолжал что-то объяснять, бурно жестикулируя, но Мерлин слушал краем уха. Поттер рассказывал, что колдунья Рэйвенкло, одна из основательниц Хогвартса, долго искала пропавшую книгу, и косвенные улики указывали, что она находится здесь, в этом замке, но как леди Ровена ни пыталась, найти священную реликвию так и не удалось.
Комната подернулась дымкой, и сквозь теплый желтый свет, исходящий от горящего факела, Мерлин увидел зыбкую картину другого помещения, более маленького, но обставленного совсем как спальня Артура в Камелоте. Та же кровать с красным балдахином и вышитым на нем золотым драконом, ширма для переодевания, только в углу стоял другой стол – широкий, заваленный перьями и свитками. Мерлину ужасно хотелось проникнуть туда, переворошить эти пергаменты, рассмотреть каждый из них, заглянуть во все ящики шкафа…

– А где она искала? – недовольно спросил Артур. – Может, она не так хорошо осмотрела замок?

– Тут пишут, что хорошо. Что она лично нарисовала план Хогвартса и обошла его целиком, заглядывая в каждую невидимую комнату, которую могла открыть, каждый тайник.

Голоса звучали совсем глухо. Мерлин улавливал чужие эмоции. Нарастающий гнев Артура, отчаяние и бессильная злость Поттера отвлекали мага от картинки. Мысленно он уже стоял около стола, перекладывал с места на место свитки, когда его пальцы наткнулись на твердый переплет. Мерлин прикрыл глаза, пытаясь четко увидеть, что находится в самом низу, под кучей бумаг. Стол медленно расчищался, и по мере того, как все громче становился голос Артура, из-под пергаментов показывалась его книга.
Это была она. Мерлин сразу узнал свое сокровище по темно-коричневому переплету и огромной кляксе на корешке – он сам недавно нечаянно опрокинул на нее чернильницу. Его охватила радость, он зажмурился, представляя расположение замка, чтобы найти эту комнату и спрятанную книгу, но видение не хотело улавливаться, и стоило Мерлину только-только сосредоточиться, как Артур ударил ногой по стене и рявкнул:

– Да что за толк в этой Выручай-комнате, если она не может дать того, что нам так нужно?!

– Ты требуешь невозможного, - покачал головой Гарри.

– Мне плевать! – Артур распалялся все больше и больше. - Мне нужна эта чертова книга, и если она здесь, она должна появиться по моему приказу!

Книга из видения шевельнулась и растаяла в воздухе.
Мерлин глубоко вдохнул, стараясь успокоиться и не наорать на Артура. Тот своими криками все испортил. И где теперь ее искать?

– Мерлин Всемогущий… - потрясенно прошептал Гарри, и Мерлин распахнул глаза.

Артур стоял посреди комнаты, сжимая в руках его книгу. Ту самую, которую он только что видел! Которую он прятал под кроватью в Камелоте! Еле отлепившись от стены, Мерлин на негнущихся ногах подошел к удивленному, хоть и силящемуся скрыть это Артуру и встал рядом.

– Ты что, нашел ее? – задал он воистину глупый вопрос, но Артур, кажется, не заметил этого. Он с любопытством листал превосходно сохранившиеся страницы, разглядывая рисунки и заклинания, больше половины которых он не мог прочитать.

– Смотри, - сказал вдруг он, ткнув пальцем в изображенного грифона. – Чудовище, которое убил Ланселот.

– Да, - кивнул Мерлин и открыл другую часть книги, где, как он помнил, говорилось о цветке смерти. Он еще сам приписал туда пару строк. Так и есть. Они были там – нацарапанные в спешке корявым почерком. Буквы скакали и чуть ли не наезжали одна на другую, и Гаюс потом отругал его за такое небрежное отношение к книге, но попробовал бы он сам писать в темноте, левой рукой!

– Цветок смерти, - узнал Артур, и Мерлин поймал мелькнувшую улыбку. Хорошо. Принц, по крайней мере, не успел прочитать, что убить грифона можно было только заколдованным оружием.

– Цветок смерти? – заинтересовался стоящий рядом Гарри, с восхищением глядя на большой фолиант. – Вы видели его?

– О да, - хмыкнул Артур. – Это прелестное растение водится в пещерах на северном склоне и охраняется милым чудовищем, не говоря уже о сотнях пауков размером с настоящего теленка. Смерть от его яда всегда медленна и болезненна, - Артур задумчиво рассматривал нарисованные ярко-желтые бутоны. – Мерлин чуть не умер.

– Ты, кстати, тоже, - маг смущенно отвернулся. Артур тогда спас ему жизнь, и каждый раз Мерлину казалось, что он так и не нашел слов, чтобы отблагодарить принца за его поступок.

– Ерунда, - как обычно, отмахнулся Артур и захлопнул книгу. – Идемте в спальню. Нам нужно отдохнуть. Особенно тебе, Мерлин.

– А можно мне посмотреть книгу? – спросил молчавший практически все это время Гарри. – Вы же понимаете, о ней легенды ходят, а тут она – раз, и появилась.

Артур пожал плечами и протянул книгу Поттеру. Вероятно, он не видел в ней ничего ценного. Скорее, наоборот – угрозу, улику того, как магия разрушительно воздействует на людей. Мерлин кашлянул. Если бы Артур хотя бы досмотрел до середины, он бы увидел там заклинания, залечивающие раны, останавливающие кровопотерю…
Книга, едва только Гарри до нее дотронулся, вспыхнула ярким пламенем, а Поттера невидимой силой отбросило через всю комнату. Ударившись о стену, он сполз на пол и обмяк. Артур тут же бросился к нему, поднял на ноги, быстро ощупывая на предмет ушибов и переломов. Гарри, похоже, был в порядке. Он ошеломленно таращился на горевшую книгу, не осознавая, что происходит, держался за затылок и быстро вытирал брызнувшие от удара из глаз слезы.

Мерлин присел рядом с книгой, не зная, как спасти ее из огня. Он мог наколдовать воду, но здесь был Артур, и даже если принц сейчас сидит к нему спиной, помогая Поттеру прийти в порядок, он все равно услышит. Мерлин закусил губу и, быстро стянув с себя куртку, бросил ее сверху. Пламя взмыло еще выше, и Мерлин отпрыгнул в сторону, чтобы его не задело.

– Прекрати, - отчаянно зашептал он, - пожалуйста, прекрати.

Огонь дернулся, как от дуновения ветра, и стал спадать. Мерлин изумленно приоткрыл рот. Шагнул вперед. Пламя продолжало гореть, но и книга, и куртка лежали совершенно целые, без единой прожженной дыры. Мерлин оглянулся и, убедившись, что на него никто не смотрит, провел рукой точно над дрожащими огненными языками. Они окутали его кисть теплом, совершенно не обжигая. Замерев от мелькнувшей догадки, Мерлин махнул рукой, и книга прекратила гореть.

– Что с книгой? – обеспокоенно поинтересовался Артур, подходя ближе, и Мерлин быстро поднялся, прижимая фолиант к груди.

– С ней все в порядке. Видимо, она так заколдована. В качестве защиты, - объяснил Мерлин, рассматривая совершенно не поврежденную обложку.

– Тогда почему она не защищается от нас? – Мерлин нахмурился. Артур был логичен до занудства. Вот почему он не мог просто не подумать об этом?

– Я считаю, потому что… ну… ты же приказал ей появиться, так? – судорожно стал сочинять Мерлин, не зная, как соврать поубедительнее. – И она появилась. И…

– Хочешь сказать, она меня слушается? – приподнял брови Артур и, протянув руку, взялся за книгу. Мерлин нехотя отдал ее. – Ну, если учесть, что здесь наш семейный герб, - Артур погладил вытисненного в правом верхнем углу дракона, - это неудивительно. Вопрос только – почему здесь мой герб, Мерлин, - маг хотел было ответить, что он понятия не имеет, и это было бы абсолютной правдой – на его книге такой печати не было, но Артур продолжил. – Получается, что она принадлежала Камелоту.

– Может, это просто совпадение, - беспечно сказал Мерлин, чувствуя, как спина покрывается липким потом. – Я, по крайней мере, читал, что тот самый Мерлин, ну, основоположник магии, мог перемещаться по миру всего за одну секунду. Наверное, он просто потерял ее на твоих землях, а уж какой-нибудь мальчишка нашел и поставил на ней твой герб.

– И не сгорел? – нахмурился Артур, и Мерлин мысленно застонал. Он совершенно точно был (или будет?) идиотом, раз так преданно влепил символ Пендрагонов на свою книгу. – Что-то тут не так, Мерлин. И я это обязательно выясню, - решительно подытожил Артур и направился к выходу.

– Тебе не нравится, что книга принадлежала твоему роду? – осторожно поинтересовался маг, переступая порог и предостерегающе взглянув на Поттера. Тот понимающе кивнул, жестами показав, что он помнит об их секрете.

– Мне не нравится, Мерлин, что магическая книга принадлежала моему роду. Либо это какая-то идиотская шутка, либо в Камелоте завелся предатель. – Мерлин отвел глаза. Конечно, а на что он рассчитывал? На пару строк в безумной книжке про его светлое будущее? Бред. Полный бред. Глупости. – Хотя один несомненный плюс в этом есть, - ухмыльнулся Артур, подбрасывая книгу на ладони, словно она была игрушкой. – Раз она принадлежит моему роду, то я могу трогать ее, не боясь, что мне размозжит голову о ближайшую стену. Ну а ты… - Мерлин криво усмехнулся, ожидая нелепого продолжения, и Артур его не разочаровал. – Ты просто мой слуга, и книга это чувствует. Поэтому тебе тоже разрешено ее касаться.

Определенно, глупости.
Мерлин решил не обращать внимания на закашлявшегося вдруг Поттера.



Глава седьмая


Поднявшись в спальню, Артур небрежно бросил книгу на свою постель и принялся раздеваться. Комната была погружена в полумрак, тусклый свет от палочки Поттера исчез, стоило ему нырнуть под одеяло, раздражающе громко прошептав: «Спокойной ночи». Артур закатил глаза, выслушав вежливый ответ Мерлина. Тот осуждающе хмыкнул и подошел ближе. Устроив ладони у него на груди, он развязал тесемку и помог снять рубаху. Аккуратно свернув ее и убрав, он подал Артуру нательные штаны.

– Ложись, - приказал принц, кивнув на соседнюю кровать. Мерлин, казалось, колебался. Стоял, покачиваясь с носков на пятки, и не сводил взгляда с книги. – Что еще?

– Я хотел бы почитать эту книгу. Совсем немного, - добавил он поспешно, видя, как вытягивается лицо Артура.

– Я думаю, тебе надо хорошенько отдохнуть, - заявил Артур не терпящим возражений тоном и откинул покрывало.

– Я не устал. Я совсем не хочу спать, - упрямо проговорил Мерлин. – И потом, чем раньше мы все выясним, тем раньше…

– Ну, одну ночь мы еще можем перетерпеть, не правда ли? – парировал Артур, и маг вздохнул. Иногда Артура было очень сложно переубедить.

– Разумеется, сир.

Нахмурившись, он резко дернул шейный платок, который еще утром трансфигурировал из куска старой, ненужной мантии. Скинув сапоги, запихнул их под свою кровать и раздраженно взглянул на Артура. Тот лежал, закинув руки за голову, и наблюдал за слугой с легкой улыбкой. Как будто ему нравилось доводить Мерлина до белого каления! Строя коварные планы, как он выкрадет книгу, пока Артур будет на тренировке, Мерлин собрался уже лечь и бессмысленно пялиться в потолок, когда на матрац шлепнулся увесистый том.

– Недолго, Мерлин, - сказал Артур и перевернулся на бок, отворачиваясь. Мерлин недоуменно смотрел то на широкую спину, то на книгу, а после схватил ее и потянулся за обувью. – Куда ты собрался?

– В гостиную, чтобы никому не мешать, - ответил Мерлин, в очередной раз поражаясь слуху Артуру.

– Ты никому не мешаешь. Читай здесь, - разрешил принц и поправил подушку.

Мерлин помедлил и последовал словам Артура. Не то что бы это был приказ, но злить Артура совершенно точно не стоило. А то действительно придется потом выкрадывать его, пендрагоновскую, родовую книгу магии. Неверяще фыркнув, Мерлин забрался на широкий подоконник, поерзал, подобрал под себя ноги и тихонько шепнул: «Люмос». На удивление, кончик его палочки с первого раза загорелся ровным теплым огоньком. Обитатели спальни заворочались, забормотали что-то невнятное, кто-то раздраженно попросил убрать свет, и Мерлин застыл, не зная, что делать. С одной стороны, следовало уйти и не беспокоить гриффиндорцев. С другой стороны, он и до порога добраться не успеет, как Артур уложит его спать, и о книге можно будет смело забыть.
А почитать хотелось. Судя по тому, что он заметил, книга была намного толще, чем та, что осталась в Камелоте. Вероятно, там записаны формулы заклинаний, рецепты несметного количества разных зелий и – самое главное – там много полезной информации.
Шум нарастал. Некоторые ученики приподнялись на локтях, щурясь и протирая заспанные глаза.

– Замолчите, - не повышая голоса, произнес Артур, и в спальне мгновенно все стихло. Пару раз скрипнули деревянные ножки кроватей. Дин и Симус опустили балдахины, скрывшись в кромешной темноте, но Артур успел заметить, как неприязненно они посмотрели в их сторону.

Артур зевнул, не обращая внимания на малолетних придурков. Будь у него возможность провести тренировку и выбить из них дух и всю тупость, он бы давно уже это сделал. Такое будущее ему не нравилось. Ни у кого из его факультета не было чутья на опасность, и они вели себя крайне безрассудно. Даже зная, что на носу – война с Волдемортом, они, вместо того, чтобы строить планы и разрабатывать стратегии, предавались глупым развлечениям, обжимались с девицами или восхищались летающими метлами. Метлами, подумать только. Артур и сам не прочь был полюбоваться хорошим клинком или снять напряжение с кем-нибудь. Но только и делать, что хвалиться своими подвигами на любовном поприще да считать, кто завоевал больше девушек – для Артура это было дико. Конечно, и он, и его рыцари могли обсудить такие вещи, это не являлось чем-то из ряда вон выходящим, но полученное Артуром воспитание не позволяло отпускать сальные шуточки в адрес любой женщины: хоть леди, хоть обычной крестьянки.
Негромко зашелестели страницы, и Артур скосил глаза. Мерлин был полностью увлечен книгой, шевелил губами, читая про себя. Иногда запинался, из-за чего нетерпеливо постукивал пальцем по строчкам. И как он там разбирался? Половина книги, если не больше, состояла сплошь из магических слов, и как они с Поттером собирались ее использовать, Артур понятия не имел. Видимо, Мерлин просто читал описания и искал нужное заклинание.
Сон подкрадывался незаметно. Артур моргнул еще пару раз, внимательно наблюдая за ссутулившейся на подоконнике фигурой, и, убедившись, что никто больше не собирается устраивать истерик, позволил себе заснуть.

Мягкая перина прогнулась под весом его тела, когда он упал на кровать и с наслаждением вытянулся. Все тело звенело после физических упражнений. Ноги и руки гудели от усталости, как бывало всегда, несмотря на частоту тренировочных боев. Значит, Мерлину опять придется разминать затекшие мышцы. Артур ухмыльнулся, нагло рассматривая полностью утонувшего в своей писанине Мерлина. Свитки, пергаменты и книги были беспорядочно раскиданы по столу. Но Мерлин умел ориентироваться в этом хаосе. Он, не глядя, протянул руку и достал из-под кипы бумаг пожухший лист, на которых Гаюс всегда выписывал рецепты. Положив его прямо перед собой, Мерлин начал копировать содержимое в свою книгу.
Книгу Артур… уважал. Она была старой (судя по весьма потрепанной обложке), но сохранилась в прекрасном состоянии. Вероятно, все дело заключалось в магии, оберегавшей ее от использования чужими людьми, уничтожения или катаклизмов – дождя или пожара. Казалось, книга никогда не закончится: сколько бы Мерлин не заполнял ее, чистых страниц всегда оставалось ровно на треть.

– Дай посмотреть, - полуприказным тоном попросил Артур, и Мерлин отмахнулся, пробормотав: «Подожди». – Сейчас, Мерлин!

– Мне надо дописать, - заупрямился тот, не поднимая головы. – Я не знал, что ты так быстро вернешься.

– Мне скучно рубить чучела, - пожал плечами Артур, изучая темно-красный балдахин, расшитый золотыми нитями. Отблески от камина закладывали глубокие тени в складки тяжелой ткани, отчего цвет становился богаче и насыщеннее. – Я все-таки настаиваю на том, чтобы мои…

– Нет, - спокойно перебил его Мерлин, откинувшись на спинку стула и скрестив на груди руки. – Твои рыцари – в Камелоте. А здесь, будь добр, дай мне отдохнуть. И себе тоже.

– Ты совершенно невыносим. Мне следовало бы бросить тебя в темницу за такое поведение, - заявил Артур, даже не подумав прикрикнуть или наказать Мерлина за такую наглость. Да и сама угроза не сулила никакой опасности, будучи скорее шуткой, нежели предупреждением. - Ты закончил?

Вместо ответа Мерлин пролевитировал ему книгу. Артур перелистнул ее в конец, внимательно изучая последнее заклинание.
Заклинание постоянного контроля, действующее в радиусе нескольких миль. Артур прищурился и хлопнул по матрацу:

– Мерлин. Иди сюда, - и, когда тот подошел, Артур дернул его за пояс штанов, повалив рядом с собой. – Что это?

– Заклинание контроля. Позволяет быстро восстанавливать поврежденную броню, щиты, сломанные мечи, а также следит за лошадьми. Ну, я, по крайней мере, на это рассчитываю, - задумался Мерлин и раскрыл ладонь, призывая к себе перо. Отпихнув руку Артура, он наклонился ближе, делая пометки рядом с изображением коня. И не заметил, как опасно близко подбирается так небрежно отодвинутая ладонь Артура. – Что ты делаешь? – засмеялся он, увернувшись от прикосновения, и продолжил писать в книге.

– Что там насчет лошадей? – невозмутимо переспросил Артур, проигнорировав ерзанья Мерлина, и продолжил не спеша гладить его по спине, забравшись кистью под рубашку. Скользнул по торчащим позвонкам, наткнулся на сведенные острые лопатки и мягко провел пальцами между ними, заставляя расслабиться.

– Не знаю. Ты мне помешал доделать начатое. Ты же знаешь, что животные очень чувствительны к магии. Мне нужно будет проверить действенность заклятья, - пробормотал Мерлин, не отрываясь от своего занятия.

– Только не на моем боевом коне, не надейся ставить на нем свои эксперименты!

Если Мерлин и собирался ответить, он опоздал. Рука Артура коснулась его живота, и через мгновение маг распластался на спине, прижатый к кровати тяжелым телом.

– И кто из нас невыносим? – осведомился Мерлин, еле сдерживая так и норовившую появиться улыбку. Артур небольно ущипнул его за ягодицу и неожиданно серьезно произнес:

– Прекрати. Ты не виноват, что в том бою погибло столько воинов. Это была нелегкая битва.

– Я мог помочь тем, кто был ранен. У кого не было оружия, - возразил Мерлин, отводя взгляд. Артур нетерпеливо вздохнул.

– И как ты собирался сделать это, если сам отбивал атаки сумасшедшего мага? Хочешь сказать, он бы милостиво подождал, пока ты чинишь кольчугу нашим воинам? Не глупи.

– Если бы я раньше разработал это заклинание, нам не пришлось бы хоронить столько народу, - дернулся Мерлин, и Артур, пресекая попытку сбежать, полностью улегся на него.

– Заканчивай самобичевание. Нам всем нелегко, но это не твоя вина, пойми же! - твердо произнес Артур и поцеловал появившуюся морщинку между бровями. Мерлин смешно моргнул, попытался нахмуриться, но губы Артура на переносице помешали это сделать. – Мерлин, не заставляй меня приказывать тебе!

– Приказывать мне что? – хмыкнул Мерлин, и Артур мысленно поздравил себя с победой. Его первый маг снова приходил в себя. – Забыть? Стереть себе память? Или наложить на самого себя заклятье, позволяющее не думать и…

– Я прикажу тебе заткнуться и заняться куда более насущными делами, - перебил его Артур, опускаясь ниже и касаясь ртом искусанных губ. Мерлин горячо выдохнул в ответ, обнимая его руками и оттаивая. Артур довольно улыбнулся в поцелуй. Он знал безотказный способ заставить Мерлина забыть о случившемся, не прибегая к заклинанию забвения.


Артур резко сел на постели, ловя ртом прохладный воздух. Сердце бешено колотилось в груди, а разум отказывался воспринимать приснившееся.
Это все сон. Это только сон.
Артур посмотрел на свои ладони. Сновидение было таким реальным, что он до сих пор ощущал тепло от кожи Мерлина. Помнил он и то, какое податливое у него тело, как оно выгибалось навстречу каждому прикосновению.
Артур выругался – и чуть не ударил Мерлина, оказавшегося неожиданно близко.

– Артур, что случилось? – спросил слуга, наклоняясь и встревоженно рассматривая бледное лицо принца. – Тебе нехорошо?

– Я в порядке, - грубо ответил Артур и помотал головой, выбрасывая остатки видения из мыслей. Подумать только – он и Мерлин! Мерлин, который пишет в магическую книгу, говорит про заклинания, а потом… потом…

– Нет, ты не в порядке, - возразил Мерлин. – Что произошло? Тебе что-то присни…?

– Ложись спать, Мерлин! – рявкнул Артур и, достав палочку, призвал к себе с подоконника книгу. Подавив желание порвать все страницы в мелкие клочья, он запихал том под матрац, где лежал найденный меч. И повторил еще раз, раздраженно глядя на застывшего в недоумении Мерлина. – Иди спать!

Мерлин попятился, споткнулся о свою сумку и чуть не упал. Спешно разделся и нырнул под одеяло, не отводя глаз от сердитого принца. Какая муха его укусила? Что могло произойти за полчаса, пока он спал?
Мерлин устало потер виски, стараясь не обращать внимания на странное поведение Артура. Ему хватило времени для того, чтобы убедиться в своих догадках: книга была полна новыми, неизвестными ему заклинаниями; и, судя по корявому почерку, не поменявшемуся на протяжении многих лет, это действительно была его книга. «Книга Великого Мерлина», повторил он про себя слова Гарри и усмехнулся. Может, на обложке был герб Пендрагонов, потому что Артур снял запрет на магию?
Мерлин бездумно наблюдал, как по выбеленному потолку в лунном свете скользят тени от пролетающих мимо сов, и внезапно ему остро захотелось, чтобы все это оказалось правдой. Чтобы Артур действительно разрешил ему колдовать. Чтобы Мерлин заполнял книгу – медленно, последовательно, записывая туда приобретенные знания и придумывая новые магические формулы.
Мерлин перевернулся на живот и уткнулся носом в подушку, сдерживаясь, чтобы не застонать от нелепости и несбыточности своих желаний. Нет, конечно, был мизерный шанс, что Артур переменит свое отношение к волшебству. Но он казался таким призрачным, нереальным, зыбким, как туман. Кто знает, сколько еще злых колдунов нападет на Камелот до коронации Артура? Сколько еще ненависти это вселит в его сердце? Как вообще убедить Артура, что магия может служить во благо? Когда умирал Уилл, Артур сдержался только из-за того, что Уиллу уже было не помочь. И потом, по возвращении в королевство, Артур выговорил Мерлину за сокрытие тайны друга.
Тайна друга. Артур не догадывался, что на самом деле произошло. А Мерлин помнил, отчетливо помнил взбешенный взгляд после того урагана в Эалдоре. Помнил, как расширились голубые глаза, стоило только Мерлину начать говорить.
Кто мог предсказать, как бы поступил Артур? Отвез в Камелот и предал суду? Убил сам? Отпустил?
Поворочавшись еще немного, Мерлин прикрыл глаза, пытаясь уснуть. Наверное, нужно просто сильно верить, что автор «Истинной истории про Артура и Мерлина» знал, о чем рассказывал.
Мерлин верил.

В замке стояла полная, абсолютная тишина. Не такая, от которой бешено стучит сердце и липкий пот градом льется по лицу, а спокойная и безмятежная. Как по ночам, когда заходишь в дом, стараясь не перебудить спящих.
Артур не обернулся, когда за ним со скрипом закрылись дубовые двери, а массивный засов сам лег в пазы. Он стоял посреди огромного холла, оглядываясь и хмурясь. Начать, пожалуй, следовало с третьего этажа. Артур уверенным шагом направился к подъехавшей лестнице, на ходу скидывая свой плащ. Тот взмыл в воздух – словно невидимые руки подняли его, отряхнули и расправили все складочки, и очутился на большой вешалке, рядом со знакомой коричневой курткой. Шагая к спальне, Артур избавился от наручей, которые, как и плащ, тут же заняли свое место в нише на стене, где хранилось оружие и доспехи. Наручи стали самостоятельно чиститься, рядом показался молоточек, ожидающий свой очереди на починку амуниции. Артур слабо улыбнулся: у магии были свои преимущества.
Мерлина в спальне не обнаружилось. Не было его ни на пятом, ни на шестом этажах. Артур петлял длинными коридорами, заглядывая в многочисленные комнаты, появлявшиеся в замке по одному только желанию Мерлина. Или Артура, если ему не хотелось добираться до покоев. Помещения были похожи одно на другое, в них обязательно стояли большие кровати, письменные столы и огромный запас перьев с чернилами. Кто бы мог подумать, что Мерлину так нравится писать.

– Мерлин! - раздраженно позвал Артур. Если тот вдруг надумал спрятаться, то искать его было бесполезно. Хоть обыщи сверху донизу весь замок, все равно не найдешь. – Мерлин!

В тишине раздался лишь слабый стук молоточка – погнутые наручи восстанавливались от повреждений. Артур глубоко вдохнул. Если Мерлин не появится в течение пяти минут, то восстанавливать придется не только королевское снаряжение.

– Мне надоели эти игры, - решительно заявил Артур и что есть силы стукнул ногой по каменной стене. Удар отозвался тупой болью в теле, и Артур зашипел. – Где ты прячешься, идиот?!

Скрипнув, повернулась лестница, ведущая на самый верх, и услужливо подъехала к площадке, где находился Артур. Он взялся за перила, позволяя нести себя в нужном направлении. То, что лестница вела его сейчас к Мерлину, он не сомневался.
Как всегда. По-хорошему не получается, а стоит только пнуть – так все сразу становятся такими послушными, аж диву даешься.
Ступив в очередной полупустой коридор, Артур осмотрелся. В самом конце распахнулась дверь, словно приглашая войти. Он закатил глаза, поражаясь такому гостеприимству.

– Опять шумишь? – ласково спросил Мерлин, не отрываясь от своих исследований. Он был взъерошенным, на щеке виднелось чернильное пятно. Мерлин довольно улыбался – явно опять придумал какое-то полезное заклинание. «Надо будет потом уточнить», - сделал себе пометку Артур и опустился в большое кресло.

– Не шумел бы, если бы замок тебя не прятал.

– Он сам и привел тебя ко мне, разве нет? – приподнял брови Мерлин, откидываясь на стуле, и сладко потянулся.

– Пока я не разрушил половину стены. Очень вовремя, надо сказать. Мне иногда кажется, что он совсем как ты. Пока колодками не пригрозишь – не послушается, - покачал головой Артур и внимательно уставился на Мерлина, будто пытаясь найти в нем перемены – все же Артур два месяца был в походе. Но повода беспокоиться не было. Мерлин остался все тем же – угловатым, гибким, понимающим, когда нужно, с полувзгляда. Он подошел вплотную и протянул руки к доспехам. Артур наклонился, позволил снять с себя тяжелую броню и едва слышно застонал от легкости, накрывшей все его тело.

– Ты преувеличиваешь, - привычно заспорил Мерлин, откладывая наплечники в сторону.

– Ничуть. Более того, мне опять пришлось отсылать рыцарей. Между прочим, сэр Лион не хотел оставлять меня одного в неизвестной местности. Но твой замок не показывается, когда я не один, - неодобрительно заметил Артур, вставая только для того, чтобы с него сняли кольчугу.

– Не ругайся, - примирительно пробормотал Мерлин, останавливаясь сзади, и перегнулся через спинку, наконец-то обнимая – крепко, цепко, не желая отпускать. – Ты прекрасно знаешь, что это и твой дом тоже.

– Очень часто я в этом совсем не уверен, - ответил Артур, предугадывая, что Мерлин обязательно фыркнет – этот разговор повторялся из раза в раз. – И зачем я только подарил его тебе?

– Потому что я попросил? – улыбнулся Мерлин, зарываясь носом в шею, и вздрогнул от нахлынувшего на него спокойствия и радости. Артур был дома. Целый, невредимый, сидел здесь, ворчал – да пусть бы хоть кричал. Главное, что вернулся.

– Ах, это была просьба? А мне показалось, что ты орал, как безумный. «Артур, он мне нужен!», - Артур засмеялся, передразнивая, и, встав, привлек Мерлина к себе. – Перепугал моих рыцарей, ничего не объяснил. Нужен он ему, понимаешь ли! А о том, что в мои планы вовсе не входило завоевывать очередной замок, ты как-то не подумал.

– Ты же понимаешь, что замок будет защищать тебя до последнего камня.

От Артура пахло пожухшей травой, пыльной дорогой и горячим железом. Как всегда. Мерлин вплел пальцы в отросшие светлые волосы, погладил затылок, давая прижать себя ближе, и ответил на жадный, нетерпеливый поцелуй. Как же он ждал! Волновался, не находил себе места, лично допрашивал каждого гонца, прибывавшего с новой вестью в Камелот.
И Артур наконец-то дома.

– С чего это вдруг такая преданность? – усмехнулся король, стирая чернильное пятно со скулы и заранее зная ответ. Мерлин насмешливо улыбнулся, в который раз поражаясь наглости Артура, но глаза его оставались серьезными.

– Потому что я люблю тебя.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 12.10.2010, 19:56
Сообщение #9


Участник Merlin Big Bang


Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026





Артур открыл глаза, едва забрезжил рассвет. Он чувствовал себя уставшим и разбитым, словно провел несколько дней, не слезая со своего коня. Ночью, проснувшись, он еще долго лежал, вслушиваясь в равномерное дыхание учеников и боясь, что снова приснится подобная чепуха.
Нахмурившись, Артур потянулся и сел на кровати. Сквозь незанавешенные окна было видно серое, низкое небо с набрякшими водой тучами, слышался пронзительный свист ветра. Артур зябко повел плечами и принялся одеваться. Но как он не избегал смотреть на соседнюю кровать, взгляд то и дело воровато скользил по сжавшемуся в клубок Мерлину, накрывшемуся одеялом чуть ли не с головой. Из-под толстой ткани торчали только темные вихры да кончик носа. Мерлин смешно сопел, пару раз что-то бормотнул, и Артур замер, не желая его разбудить.
Не желая вообще его видеть. Ближайшие пару часов уж точно. Ему следовало подумать. И пусть сон казался ему всего лишь ночным бредом, что-то глубоко внутри зудело, не давало покоя. Проще всего было не обращать на это внимания, но врать самому себе Артур считал ниже своего достоинства.
Впрочем, его надежде не суждено было сбыться. Мерлин, наверное, что-то почувствовал и, сонно моргнув, приподнялся на локте.

– Артур? – хрипло спросил он, протирая заспанные глаза. – Что-то случилось?

– Нет. Спи, - коротко ответил принц, отворачиваясь. Но, к несчастью, он успел заметить, как недоверчиво дрогнула нижняя губа Мерлина. И как тот по привычке ее прикусил.

Артур глубоко вдохнул. В памяти всплыло, как он во сне целовал эти губы, этот красиво очерченный рот, как трогал – собственнически, прижимая к себе. И Мерлин тихо стонал и подавался навстречу.

– Черт, - прошипел Артур и запустил пятерню в волосы. Он совершенно точно сходил с ума.

Мерлин завозился, удобней устраиваясь на кровати. Не вылезая из-под покрывала, он сел в изголовье и молча рассматривал принца. Как всегда, когда обижался. И наверняка там, под одеялом, подумал вдруг Артур, он нервно сжимает в замок свои пальцы, не понимая, что происходит, но не вмешиваясь.
Потом он улучит момент, чтобы спросить, в чем дело, и будет кружить вокруг да около, пока Артур не расскажет ему все. Или не рявкнет, приказав оставить его одного.
Насупленный Мерлин был смешным и трогательным. Артур поморщился, прокатив это слово на языке. Оно идеально подходило под описание слуги – особенно, когда его волосы напоминали воронье гнездо, а на щеке отпечатался шов от подушки.
Артур выругался, на этот раз громко и довольно неприлично, и постарался вытряхнуть из головы ненужные мысли. Он никогда не задумывался, что знает о Мерлине слишком много. Не какие-то факты, вроде его детских проделок в Эалдоре, или мелочи – какая у него любимая еда или развлечение.
Но он четко улавливал каждый оттенок его настроения, замечал малейшее изменение в поведении. Мерлин хмурился, и Артур сразу ждал очередной колкости или холодной тишины. Мерлин был учтивым, и Артур раздражался от этой насмешливой вежливости. Мерлин улыбался, и Артур порой сдерживал себя, чтобы не улыбнуться в ответ. А когда Мерлин был счастлив, Артур подозревал, что весь мир замирал, расцветая яркими красками. С самого утра, едва только взглянув на зашедшего в его покои слугу, Артур уже знал, спорил ли тот с Гаюсом или лекарь накормил его в кои-то веки нормальной пищей. По Мерлину можно было отслеживать и настроение самого Артура.
Не считая, конечно, моментов, когда слуга замыкался в себе, ничего не рассказывая, не огрызаясь на подначивания и оскорбления.

Определенно, он чересчур хорошо знал Мерлина. В этом не должно было быть ничего такого: Мерлин – его слуга, и проводит с ним большую часть времени. С другой стороны Моррис, а до него – десятки других мальчишек, прислуживали ему точно также. Но тогда Артуру было все равно, тревожит их что-то или, наоборот, радует.

– Артур, тебя что-то беспокоит, - осторожно начал Мерлин, пытливо разглядывая принца.

– Потрясающее наблюдение, Мерлин, – съязвил Пендрагон, в первый раз желая, чтобы скорее наступило время завтрака, а потом и уроки, где можно было спокойно побыть наедине со своими мыслями. Или вовсе не думать. В классе Снейпа, например, отвлекаться было нежелательно. Артур, конечно, совсем не боялся этого колдуна, но получить еще одну отработку не хотелось.

– Что случилось? Это из-за книги? Или из-за Хогвартса? Или…?

– Из-за тебя, - едва ли не прорычал Артур, зверея от этого незамутненного непонимания. Как можно быть таким раздражающим? – Если ты сейчас не заткнешься, я не знаю, что с тобой сделаю.

Мерлин моргнул. И еще раз. Отбросил одеяло. Вздрогнул, когда голые ступни коснулись холодного пола, и потянулся за штанами и обувью. Одевшись, он, не говоря ни слова, вышел из спальни, оставив Артура посреди этого сонного царства. Одного, как тот и хотел. И с чувством вины, подтачивающим его изнутри.
В конце концов, Мерлин же был не виноват, что Артуру приснилась вся эта ерунда.

Мерлин нашелся в гостиной. Умытый, он сидел около камина, обняв руками колени, и почти дремал. Несколько капель упало с его волос за ворот рубахи, и он поежился и придвинулся ближе к согревающему огню.
Пламя, с веселым треском пожирающее поленья, бросало золотые отблески на бледное лицо Мерлина, оттеняя высокие скулы и пушистые ресницы. Артур завороженно уставился на своего слугу, внимательно разглядывая каждую деталь, словно не видел его раньше. Артуру бросилась в глаза его костлявость, ненормальная худоба. Резкий излом плеч, прямая, как струна, спина, острые углы коленок и локтей…
Чем больше Артур смотрел, тем больше его охватывало смятение. Он не понимал, почему этот сон так сильно захватил его, но принц решил не поддаваться этому безумию. Мало ли, что привиделось в волшебном замке, где каждый камень источает магию.

– Тебе следовало остаться и доспать, - хрипло проговорил Артур, усаживаясь рядом.

– Я привык вставать рано, - безразлично произнес Мерлин.

– Что-то незаметно, - поддел его Артур, протягивая ладони к камину и согревая замерзшие руки. – Как тебе спалось? – невзначай спросил он.

– Хорошо, - Мерлин довольно потянулся, зевнул и широко улыбнулся. – Очень хорошо. Тебе разве нет?

– Не очень, - неопределенно ответил Артур, и Мерлин, разумеется, встрепенулся. Уставился на него круглыми, как у совы, глазами и приоткрыл рот, чтобы начать допрос. Но Артур успел его перебить. – Мне просто снился дурной сон.

– Про Камелот? – обеспокоенно поинтересовался слуга, весь превращаясь в слух.

– Да, - солгал Артур, сжимая зубы.

– И ты думаешь, что это связано с реальностью? Но это не так! Понятно, что ты переживаешь за Камелот, любой бы на твоем месте переживал… я тоже беспокоюсь обо всех оставшихся там людях…

– Мерлин.

– … но я уверен, что Альбус сказал правду – Камелоту сейчас ничего не грозит. Он в безопасности. В полной неприкосновенности.

– Я ни о чем не думаю, Мерлин, - отозвался Артур, поворошив кочергой поленья. – Я просто не выспался.

Если Мерлин и хотел возразить, то, вероятно, быстро переменил решение. И к лучшему. Сидеть рядом, лениво разглядывать яркий огонь и не спорить о бессмысленных вещах – это то, в чем Артур нуждался в данный момент.
Ну, может, еще не чувствовать упершегося ему в бок локтя Мерлина. Но, в общем, Артур был совершенно не против.


– Мерлин, ты, наконец, прекратишь улыбаться? – прошипел Артур, возясь со своим котлом. Булькавшее в нем зелье никак не хотело принимать нужный цвет и запах, и Мерлин, украдкой наблюдавший за работой принца, был готов прийти на помощь, если потребуется.

– Что? А, да. Разумеется, - ответил Мерлин, кивнул и – конечно же – широко улыбнулся. Правда, тут же спохватился и прикрыл ладонью рот. – У меня просто хорошее настроение.

Артур кинул на него еще один – тысячный, не иначе! – подозрительный взгляд, и вернулся к своему вареву. Мерлин сидел за столом, рассматривая возившихся учеников. Дурацкое любовное зелье, которое Слизнорт задал им на этот раз, он сварил очень быстро. Еще бы не сварил: Гаюс ему чуть плешь не проел рассказами, как оно готовится и какой вред несет. Впрочем, как и вся магия, направленная в это русло. Стоит только вспомнить леди Вивиан… Артур был тогда просто безобразно бестолковым. Но, признал Мерлин, в этом не было его вины. Любовная магия всегда увеличивала уровень влюбленности, и околдованный человек начинал вести себя как последний дурак. Судя по всему, за многие столетия действие этой магии ничуть не изменилось.
Рядом Артур беззвучно выругался и выронил из рук черпак. Воспользовавшись заминкой, Мерлин прошептал несколько слов, и грозящееся выплеснуться наружу зелье успокоилось.

– Что ты там бормочешь? – пробурчал Артур, опираясь бедром о стол, и Мерлин на секунду застыл. В горле у него пересохло.

– Говорю, что, кажется, у тебя получилось, - выдавил он из себя, кивая на порозовевшую жидкость в котле. Артур самодовольно ухмыльнулся:

– У меня всегда все получается. И я, в отличие от некоторых, не прибегаю к использованию гаюсовских уловок.

– Ты их просто не знаешь, - фыркнул Мерлин, отворачиваясь, чтобы не выдать заливший лицо румянец.

Артур был взъерошенным и расслабленным. Как там. Мерлин опустил голову на скрещенные руки и прикрыл глаза. Сон запомнился ярко, детально, словно Мерлин только что проснулся.
Было очень странно видеть себя, пишущего в магической книге и даже не скрывающего этого. И Артура, который с любопытством изучал новое заклинание. Мерлин вздохнул и потерся щекой о мягкий рукав. Сон, конечно, был совсем сказочным, но кое-что не отпускало.
То, что дело происходило в Хогвартсе, можно было списать на подсознание. Замок сильно влиял на них. Но если подумать… Мерлин сосредоточился, пытаясь поймать ускользающую все утро мысль. Если подумать, Хогвартс был совсем как тот замок из видения. Их замок.
Для них не было никаких потайных комнат. Они свободно перемещались по нему, ни разу не заблудившись. Лестницы послушно отправляли их туда, куда они следовали. А все остальные, не только ученики, но и учителя, не замечали многих дверей в коридорах, как если бы тех помещений и вовсе не существовало.
Но они были. Определенно.
И предположив, что сон мог быть правдой, это означало…

Мерлин встрепенулся и, резко выпрямившись, уставился прямо перед собой.

– Что такое? – спросил Артур, сняв котел с огня и помешав пахнувшее приторно-сладким зелье.

– Ничего. Просто… - Мерлин замялся, пораженный своим открытием, и Артур бы наверняка высказал ему свое негодование, но из дальнего конца лаборатории раздался взрыв, и принц потерял всякий интерес к слуге.

Мысленно поблагодарив Симуса, Мерлин больно ущипнул себя. Нет, он не спал.
Мозаика складывалась в четкую картину.
Ведь если Хогвартс был их домом, то все видения – их будущее, тысячелетиями хранившееся в древних стенах. Поэтому Мерлину изначально было так комфортно здесь, как и Артуру, хоть тот и ворчал, что замок ему не нравится.
Артур из сна тоже жаловался на это. И настоящий Артур не мог не почувствовать свое подсознательное недовольство, отпечатавшееся в холодном камне.
Мерлин шумно сглотнул и потер лоб. Голова кружилась от этих предположений, и чем больше он размышлял, сравнивая некоторые факты, тем сильнее убеждался в своей правоте.

Значит, он все-таки станет придворным магом. Сны невозможно было истолковать как-то иначе. Мерлин прикусил губу, сдерживаясь из последних сил, чтобы не рассмеяться. Радость затопила его, кажется, от макушки до пяток, разливаясь огненной волной по всему телу. Артур разрешит ему колдовать! У него будет полное право распоряжаться своей магией, открыто защищать Артура и Камелот, разрабатывать новые заклинания!

– Финниган просто идиот, - проворчал вернувшийся за стол Артур и нетерпеливо стал ожидать ходившего между партами профессора. – Как можно не справиться с таким легким заданием?

– Понятия не имею, - абсолютно честно ответил Мерлин, даже не вслушиваясь, что там говорит принц. Сейчас он был готов согласиться с чем угодно.

Мерлин заново увидел Хогвартс. Рассматривал низкие потолки подземелья, многовековую каменную кладку, а когда мазнул взглядом по стене, висевший факел тут же вспыхнул, привнося больше света в полутемное помещение. И Мерлин был уверен, что он это сделал сам по себе, ведь маг сейчас не собирался колдовать.

Значит, это будет его замок. Который ему подарит Артур. Мерлин выдохнул и провел пальцами по волосам, не в силах поверить в происходящее. Артур завоюет ему замок! И будет сам приезжать сюда после своих походов, не вернувшись для начала в Камелот. Здесь не будет ни рыцарей, ни слуг. Только они и магия, помогающая им в бытовых вопросах, позволяющая ни в чем не нуждаться. Артур согласится с этим, ему будет уютно здесь, хорошо, спокойно. А Мерлин заколдует замок так, чтобы никто, кроме принца – нет, короля! – его не нашел. Ради их же безопасности.
Это будет их убежище. Без лишних людей. Где можно будет отдохнуть от повседневных забот, расслабиться хоть на несколько часов, а еще…

Мерлин моргнул и судорожно сглотнул. Осторожно повернулся и, словно в первый раз в жизни, посмотрел на Артура. Тот задумчиво переливал свое зелье в пузырек, недоверчиво нюхал и, вроде бы, не замечал ошалевшего взгляда своего слуги. Безумного, светящегося счастьем взгляда.

Как Мерлин не старался, он не смог сдержать улыбки. Пусть Артур говорит, что хочет, пусть ругается – все равно. Сейчас точно все равно.
Титул придворного мага, замок… По большому счету это не имело значения.
Волшебник зажмурился и, собравшись с духом, позволил себе признаться.
У него будет Артур.
АРТУР.
Сердце дрогнуло и забилось сильнее, соглашаясь с этим утверждением. Мерлин закрыл лицо руками, не обращая внимания на удивленного принца.



Драко мрачно шел по коридору к Трофейному залу. Испуганные первокурсники шарахались в разные стороны, сливались со стенами, и Малфой привычно осклабился. Несмотря на то, что за год он сильно отдалился от слизеринцев, его репутация осталась неизменной.
Свернув за угол, он остановился напротив массивных дверей. Вздохнув, он секунду помедлил.
Что он вообще тут делал? Зачем согласился помочь этому зарвавшемуся гриффиндорцу? Мог ведь просто послать его куда подальше и продолжать свою миссию.
Вместо того чтобы отрабатывать заклинание со шкафом, он стоял здесь, готовясь учить странного парня магической дуэли.
Ему казалось нелепым, что Артур не умеет сражаться на палочках. То, что холодным оружием он владеет превосходно, Малфой уяснил сразу же. Наглядно продемонстрировали. Драко нахмурился, вспоминая неприятный эпизод в своей гостиной. И ведь если бы они дрались нормально, без шпаг, он бы в два счета уложил Стюарта на лопатки.
Из зала донесся шум, и Малфой, задрав подбородок, шагнул внутрь. Он дал слово – он его сдержит. Один урок, и можно забыть об этом безумном недоразумении.

– А, Малфой, - поприветствовал его Артур, оборачиваясь на тихий скрип. Драко кивнул и застыл, разглядывая насупившегося Мерлина и смотрящего с откровенной ненавистью Поттера.

– А этот что тут делает? – лениво растягивая гласные, поинтересовался слизеринец, облокачиваясь о подоконник. Поттер предсказуемо покраснел и огрызнулся:

– Тебя забыли спросить, Малфой!

– Соскучился, Поттер? Тебе мало меня на уроках? – прошипел он и, прежде чем потрясенный Гарри смог ответить, Драко закончил будничным тоном. – Спешу тебя расстроить – лично я не желал увидеть твою рожу.

Справа раздался удивленный звук – не то возглас, не то кашель, и Драко взглянул на Мерлина. Тот сидел на полу, скрестив ноги, и недоуменно наблюдал за ним и Поттером. Ну конечно, спелись с этим очкастым придурком, и теперь будут его защищать.
Малфой чувствовал, как потихоньку начинает закипать.

– Мы не договаривались, что они, - он пренебрежительно указал на лишних людей в помещении, - будут здесь. Тебе так нужны зрители?

– Обстоятельства изменились, - отрезал Артур, вовсе не собираясь ничего объяснять. Он выглядел недовольным, и Драко не догадывался, из-за чего именно. – Они нам не помешают.

– Я бы так не говорил, - дернул плечом Малфой, сделав шаг назад. Поттер неприятно ухмыльнулся:

– Что, бежишь от меня, Малфой?

– Нарываешься, Поттер, - мгновенно отреагировал Драко, уговаривая себя оставаться спокойным и не ввязываться в потасовку. Ему это ни к чему.

– И что ты мне сделаешь? Шарахнешь Круцио? - выплюнул Поттер, подходя ближе, и в руку Малфоя удобно легла его палочка.

– Следи за своим языком, Поттер. Как бы не пришлось пожалеть о сказанном, - не повышая голоса, пригрозил он.
Круцио. Этот идиот даже не подозревает, что Круцио – самое простое, что с ним мечтал сделать Драко.

– Хватит, - решительно возразил Артур, ступая между ними. Драко уставился на него, вопросительно подняв бровь. – Мы не для этого здесь находимся, - и, прежде чем Малфой успел язвительно поинтересоваться, на кой черт Стюарту понадобились услуги Поттера, Артур повернулся к Гарри. – Ты, - указательный палец ткнулся в черную робу, и Гарри попятился от неожиданного толчка, - сядь с Мерлином и прекрати этот балаган. Я не держу тебя, но если ты увязался за Мерлином, то сиди и работай! Не мешай мне с Малфоем. Это понятно? – Поттер упрямо сдвинул брови, собираясь заспорить. Артур повторил громким и властным тоном, не терпящим возражений: - Это. Понятно?

– Понятно, - поспешно ответил за Поттера Мерлин, потянул того за рукав, усаживая рядом с собой, и предостерегающе глянул на разозленного Гарри.

Малфой не смог удержаться от надменной усмешки. Видать, Артуру Поттер уже успел чем-то насолить. Впрочем, это же Поттер. Он всему миру насолил своим рождением.
Гарри что-то проговорил, недовольный тем, что его осадили, и Драко краем уха поймал предостерегающие слова Мерлина: «Артур хочет, чтобы его учил Малфой. Это не обсуждается, Гарри».
Изумительно. Хоть у кого-то, помимо него и Стюарта, тут есть мозги.

– С чего начнем? – обратился к нему Артур, крутя в пальцах свою палочку. Он выглядел неуверенным, явно сомневаясь, что с палочкой получится добиться чего-то выдающегося на дуэли.

– Приветствия и этикет тебе, я полагаю, не особо нужны? – ухмыльнулся Малфой, и Артур вернул ухмылку. – Тогда начнем с заклинаний. На дуэли ты должен предугадывать каждый ход противника, вовремя выставлять блок, нападать сам. Желательно так, чтобы от одного удара у противника не осталось ни сил, ни возможности атаковать.

– Ясно, - бесстрастно кивнул Артур. – Бьются, как я понимаю, не насмерть?

– Смотря где. На поле битвы ты, конечно, можешь благородно долбануть врага головой о стену, но Пожирателям Смерти наплевать на правила дуэли – они с легкостью используют непростительные заклятия, даже Аваду Кедавру.

– Какая новость, - донеслось из угла, и Мерлин тут же шикнул и грохнул на пол перед Поттером увесистый том.

Малфой приподнял бровь – и моргнул.
Этого абсолютно не может быть. Никак. У него, определенно, галлюцинации – после такой напряженной недели. Заклинание перемещения в Исчезательном шкафу абсолютно вымотало его, и он ни на дюйм не продвинулся.
Мерлин настороженно глянул в их сторону и открыл книгу. Глаза Малфоя расширились, когда он увидел, как Мерлин с увлечением читает пустые страницы.

– Какие заклинания? – окликнул слизеринца Артур, и Драко переключился с темноволосой макушки Мерлина на потерявшего терпение Стюарта. Внутри все неприятно сжалось, словно он оказался лицом к лицу с неизвестными сильными колдунами, но Малфой поспешил избавиться от этих мыслей. Чушь собачья.

– Для начала – Экспеллиармус…

Экспеллиармус, - Артур хмыкнул, поймав палочку опешившего Драко, и бросил ее обратно владельцу. – Я его знаю. Как и Ступефай.

– Отлично, - отозвался Драко и уверенно шагнул на середину зала. – Тогда мы начнем с Протего. Защитные чары, которые будем практиковать в понедельник на уроке Снейпа.

– А ты их, как я вижу, неплохо знаешь, - улыбнулся Артур, следуя за Малфоем и останавливаясь ровно напротив, готовясь повторять каждое движение.

– Поверь мне, он знает не только это, - пробормотал Поттер. Малфой фыркнул и отвесил издевательский поклон:

– Я рад, что ты остаешься моим преданным фанатом, Поттер. А теперь сделай одолжение – заткнись и не суй нос не в свое дело.

Гарри набрал в грудь побольше воздуха, но рассерженного выражения на лице Артура хватило, чтобы он вернулся к изучению магической книги Мерлина. Хотя изучать там было нечего. Гарри не видел ни строчки и старательно пытался не касаться фолианта, боясь активировать защиту. В прошлый раз ему хватило с лихвой полета через всю комнату.
Поэтому Поттер со скучающим видом рассматривал, как Драко тренирует Артура, показывая ему все новые и новые заклинания, а чуть позже стал прислушиваться с повышенным вниманием. Некоторые заклятия он и сам не знал, несмотря на свою обширную практику. Малфой кидал настороженные взгляды в их сторону, и Гарри не нравилось, что тот украдкой изучает книгу. Наверняка ему любопытно, почему на страницах ничего нет.
«И кто еще сует свой нос, куда не просят! Впрочем, это же Малфой», - подумал Поттер, взъерошивая волосы, и шокировано замер. Внутри все заледенело от нехорошего предчувствия.
Вот именно. Это же Малфой. Не понаслышке знакомый с магическими артефактами.

– Мерлин, - тихо позвал мага Гарри и наклонился ближе, зашептав: - Тебе стоит замаскировать как-нибудь книгу. Ты же сам понимаешь всю ее значимость. Если кто-то проведает, что книга Великого Мерлина находится здесь, в наших руках, то…

– Я понял, - кивнул Мерлин и достал палочку. Вздохнув, он мельком посмотрел на увлеченно тренирующегося Артура и произнес несколько слов на странном наречии, как тогда, в лесу. Его зрачки вспыхнули золотом, и обложка книги стала меняться, превращаясь в ничем не примечательный синий переплет с вытисненными буквами: «Магические существа и растения». – Скажем Артуру, что это ты заколдовал ее, - словно невзначай сообщил Поттеру Мерлин и снова углубился в книгу.

– Ты ищешь нужное заклинание?

– Ага, - подтвердил Мерлин, а после немного помедлил и оценивающе посмотрел на Гарри. – Думаю, я бы разрешил тебе видеть, что здесь написано, но ты вряд ли поймешь все…

Гарри закрыл глаза. Открыл. Протер стекла очков. На желтоватых страницах явственно проступала чернильная вязь, превращаясь в слова и картинки. Он придвинулся вплотную, уставившись на изображение чудовища. По описанию оно достигало трех метров в высоту и состояло наполовину из туловища змеи, наполовину – льва. Из пасти с клыками вырывалось пламя, а конец хвоста был увенчан огромным шипом. Наверняка ядовитым.

– Ты встречался с этим? – хрипло выдохнул Поттер, и Мерлин отрицательно покачал головой:

– Нет. Большую часть книги я в первый раз вижу. Еще не дорос, наверное, - засмеялся он и подался вперед, впиваясь взглядом в фигуру Артура, уворачивающегося от града магических ударов. Все тело Мерлина напряглось, и он был готов в любой момент поставить щит, чтобы отразить заклятие. Не пришлось. Малфой опустил палочку и помог подняться откатившемуся за стеллаж с кубками принцу.

Мерлин волновался. Драко, конечно, не причинил бы вред Артуру, но кто знает, что на уме у этого почти что Пожирателя Смерти? Вон, с какой уверенностью он говорил о приспешниках Волдеморта! Мерлин поежился и облегченно выдохнул, когда Артур вступил в новую схватку с Малфоем.
С палочкой в руке Артур выглядел странно. Не так грозно, но его опыт владения мечом пригодился здесь как нельзя кстати. Его реакция была отменной, и Драко порой пропускал несколько выпадов, не ожидая, что Артур среагирует за такое короткое время.

– Он ничего ему не сделает, - произнес Поттер. – Малфой пока еще в своем уме, и вылететь из школы ему совсем не хочется. Так что не тронет он твоего короля, - подбадривающее улыбнулся Гарри и поспешил добавить: - Но немножко пришибить может.

– Не сможет, - уверенно заявил Мерлин, любуясь движениями Артура. Совсем как на турнире, когда тот в пылу боя не признавал никакой опасности, смело кидаясь навстречу любому новому вызову.
Мерлин довольно прихлопнул ладонью по ноге, когда после затяжного сражения Артур с Малфоем разорвали образовавшуюся между палочками связь и устало отошли к окну, о чем-то беседуя. Артур поднял руку и вытер влажный лоб. Малфой что-то быстро объяснял ему, беря за запястье, показывая, как нужно поворачивать кисть в одном из заклинаний, а Мерлин наблюдал – пристально, цепко и с огромной гордостью.
Ни разу не дравшись на магических дуэлях, Артур в первый же вечер делал значительные успехи. Что было не удивительно.
«Мой король», - повторил про себя Мерлин фразу Поттера и вздрогнул, когда ему в голову пришла одна мысль.
Выхватив книгу из-под носа Поттера, он зашуршал страницами, выискивая заклинания контроля, которое он писал в своем сне.
Так просто было проверить свои догадки! Ведь если это их будущее, если Хогвартс – это их замок, то заклинание должно находиться в книге. Мерлин быстро листал прекрасно сохранившийся фолиант, замирая от предвкушения и страха. А что если его нет? Получается, что сон – это просто сон. И тогда Артур… и Мерлин… То есть, они не будут…
Горло словно опалило огнем, и Мерлин нервно сглотнул, уставившись на раскрытую книгу. По спине побежали мурашки, и маг прикусил костяшки пальцев, чтобы не поддаться охватившим его эмоциям. Радость, испуг, удовлетворение, любопытство, нежность – все переплелось между собой, как в витиеватом почерке заклинания контроля, которое он видел прямо перед собой.

Глава восьмая


У него снова ничего не вышло. Бездыханное птичье тельце валялось посреди клетки, но Драко не испытывал никакой жалости. На кону стояли жизни его семьи.
Он перепробовал уже почти все. Методично, заклятье за заклятьем. Результата не было. То есть, нужного результата. Шкафы перемещали содержимое, но… вряд ли бы Лорду понравилась смерть самых преданных ему Пожирателей.
Драко вспомнил счастливую улыбку тетки, бешеные глаза Фенрира, бесшумно ползающую по поместью Нагайну и стиснул зубы.
Получится. Еще есть время. Шкафы заработают, как положено, а он, наконец, уничтожит Дамблдора. Старый профессор умрет. Во имя будущей победы Темного Лорда, во имя возвращения чистокровным их настоящего места в магическом мире.
Полный бред.
Драко обессиленно опустился на пол и оперся спиной о шкаф. Сердце на мгновение сладко замерло: шагнуть самому внутрь – и все, никаких забот. Но он был Малфоем, а Малфои не допустили бы такой мысли: сделать этот шаг и закрыть за собой испещренную царапинами дверь.
Распустив галстук, Драко судорожным движением подгреб под себя колени, уткнулся в них подбородком и уставился в пустоту. Выхода не было. Даже если он справится, кто гарантирует, что все пойдет должным образом? Что отец с матерью, да и он сам, останутся в живых?
В голове шумело, боль разливалась от затылка к вискам. Драко прижал холодные подушечки пальцев ко лбу, провел ладонями по лицу и усмехнулся.
А когда-то он думал, что самое гадкое в Хогвартсе – это старая сучка Макгонагалл, мерзкий сквиб Филч и очкастая рожа Гарри Поттера.
Теперь же ему было плевать и на учебу, и на факультетские соревнования, и на квиддич, и на главного врага. По сравнению с появляющимся дома Лордом Поттер был мелкой сошкой, комаром, которого Драко едва замечал.
Взгляд снова наткнулся на клетку, на скрюченные птичьи лапы, и Драко прикрыл глаза.
Отец верит, что он справится. Значит, нужно справиться, чего бы это ни стоило.
Драко поднялся, поправил мантию, галстук, пригладил волосы и движением палочки испепелил трупик. Не оглядываясь, он направился к выходу из комнаты.
Придется просить у Снейпа разрешение на чтение книг из Запретной Секции. Может быть, там найдется подходящее заклинание.



Артур не находил себе места. Этот обед у Слизнорта, куда отправился Мерлин, был величайшей из возможных глупостей старого дурака. Да, его бездарный слуга хорош в зельях, но зачем, скажите на милость, приглашать его разделить трапезу? В Хогвартсе и так неплохо кормят, а Мерлин, сколько не ест, все равно остается тощим, как бродячая собака.
Помимо всего прочего Артур был задет. Не тем, что уступил Мерлину. Принца раздражало иное. Какой-то профессор, чудак, возящийся с сушеными цветами и шкурками, имеет право отбирать у него Мерлина! Уму непостижимо.
Впрочем, на Мерлина Артур тоже немного злился. Слишком легко тот согласился пойти к Слизнорту. Хотел отдохнуть от своего хозяина? Или причина лишь в тяге Мерлина к вечеринкам?
В любом случае, Артур был зол на него.
Настолько, что, поглощенный своими чувствами и размышлениями, даже не заметил, как столкнулся нос к носу с высоким полноватым парнем в синем галстуке и значком старосты на лацкане мантии.

– Стюарт? – приподнял тот брови и демонстративно достал часы. Осуждающий жест рэйвенкловца еще больше взбесил Артура. Да кто такой этот мальчишка, что смеет так смотреть на наследного принца Камелота и первого воина своего королевства?

– Чего тебе? – снизошел Артур до ответа.

– Находиться вне собственной гостиной после отбоя запрещено, - с ноткой брезгливости пояснил староста. – Десять баллов с Гриффиндора. И ты сейчас же…

– Гольдштейн, я разберусь, - голос Малфоя показался Артуру скорее уставшим, чем пренебрежительным.

– С какой стати, Малфой? – рэйвенкловец презрительно оттопырил губу и повернулся к Драко.

– Личные счеты, - улыбнулся тот.

Гольдштейн задумчиво окинул взглядом Артура, осклабился и кивнул. – Ладно. Баллы я уже снял.

– Возможно, я этого не услышал, - протянул Малфой, засунув руки в карманы мантии и принимаясь покачиваться на пятках.

Гольдштейн хмыкнул, поправил галстук и грузно зашагал прочь из коридора.
Артур, все это время наблюдавший за странным поведением Малфоя, дождался, пока топот утихнет, и повернулся к Драко, ожидая объяснений.

– Грязнокровка, - буквально выплюнул Малфой.

– Я тебя не понимаю, - сообщил Артур, действительно не в состоянии понять смысл разыгравшейся перед глазами сцены.

– Его родители – обычные магглы. В них нет ни капли магической крови, - нехотя пояснил Драко. – Что ты здесь делаешь?

– Думаю, нам нужно поговорить, - заметил Артур, проигнорировав вопрос, и кивнул в сторону ближайшей двери. – Пойдем.

– Куда? Здесь стена! – лицо Малфоя выражало искреннее недоумение.

Артур нахмурился.
– Мне казалось, у тебя, в отличие от Поттера, нормальное зрение. Пойдем.
Он толкнул дверь и придержал ее, пропуская неуверенно держащегося Драко вперед.

– Так что ты делал в коридоре после отбоя? – спросил Малфой, озираясь по сторонам. Артур и сам огляделся. Ничего особенного, очередная пыльная комната со старыми вещами.

– Ждал Мерлина. Он на обеде у Слизнорта.

– Мне казалось, ты тоже приглашен. Почему ты не у Горация? – Драко отряхнул грязь с парты и уселся на краешек. Он даже не пытался скрыть своего напряжения.

– Наверное, слишком хорош для него, - усмехнулся Артур и направился к дальнему концу комнаты. Там на столе маячил кувшин, в каких в Камелоте обычно держали вино. Успев привыкнуть к чудесам в замке, Артур ничуть не удивился, когда его догадка подтвердилась. Разлив темно-красную жидкость по нашедшимся тут же бокалам, он вернулся к Малфою.

– Видимо, я тоже, - сказал Драко, поблагодарив. – Слишком хорош.

– Что там вообще происходит? – спросил Артур, снимая пробу. Вино было неплохим. Слабоватым, на его вкус, но неплохим. – Почему Слизнорт берет недотеп вроде Мерлина и Поттера?

– Они разговаривают. Об учебе, о заклинаниях, о волшебниках, - неопределенно махнул рукой Драко. – Меня тоже удивляет выбор учеников. Хотя твой драгоценный Мерлин странный.

– Что ты имеешь в виду? - напрягся Артур, припомнив странный недавний сон. Или в Хогвартсе всем такие снились?

– Разве вы не спите вместе? Гольдштейн видел вас в ванной, - невозмутимо произнес Драко, делая большой глоток вина.

Артур моментально подавился своим.
– Этот парень – идиот, - совершенно искренне пробормотал он, пытаясь взять себя в руки. От слов Малфоя стало жарко, а пульс участился.

– Не могу спорить, - пожал плечами Драко.

У Артура осталось ощущение, что подозрения Малфая не развеялись. Неважно. В конце концов, ему было плевать, что там воображает себе Драко. Следовало сменить тему и расспросить о другом.
Артур сделал еще глоток, прикидывая, как перейти к интересующей его теме. В этот самый момент Драко опустошил бокал, поставил его на парту рядом с собой и машинально почесал предплечье. То самое, где, как уже знал Артур, Пожирателям ставили метку.
Артур наклонился вперед и дернул наверх рукав мантии, обнажив слегка воспаленную бледную кожу, украшенную изображением черепа со змеей. Малфой испуганно дернулся, сметя бокал и разбив его вдребезги. Артур выпрямился.

– Значит, ты Пожиратель. Мне так и говорили.

– И что? – ощерился Драко, став похожим на загнанного охотником волка. – Убьешь меня теперь?

Реакция удивила. Артур вытащил палочку, махнул ей, призывая кувшин с вином (и сделав вид, что не заметил, как дернулся Малфой от обычного Акцио) и наполнил свой бокал.

– Нет, зачем? Мне все равно, чей герб у тебя на руке. Твой отец служит Волдеморту, ты тоже. Это естественно. Я понимаю, - Артур чувствовал испуг и злость Малфоя, но в чем причина таких эмоций, оставалось для него тайной.

Губы Драко дернулись в некрасивой, неестественной улыбке.

– Ни хера ты не понимаешь. Никто не понимает.

Артур покачал головой. Это он-то не понимает, что такое – следовать желаниям отца? Поступать сообразно своему долгу и положению?
Еще один идиот, хоть и не безнадежный, в отличие от большинства учеников Хогвартса.

– Оставь истерики для своих сокурсников, - отрезал он. – Это ты подсунул ожерелье той девчонке и отравленное вино Альбусу?

– Ты ничего не докажешь, - угрожающе проговорил Драко, вскинув подбородок.

– Думаешь, я тебя сдам? – поинтересовался Артур, понимая, что Поттер не ошибся в своих обвинениях: Малфой действительно зачем-то покушался на жизнь Дамблдора.

– А ты бы этого не сделал, будь у тебя доказательства? – Драко расслабленно откинулся назад, опершись на одну руку. Но Артура не обманула нарочито вальяжная поза: Малфой был собран и мог ударить в любой момент.

– Меня не волнуют ваши игры, - Артур отхлебнул еще вина, почувствовав, как оно приятным теплом растекается по телу. Кажется, он поспешил усомниться в его крепости. – Это нельзя назвать рыцарским поступком, но что еще от вас ждать? Вы все тут такие дети! Не знаете, что такое настоящая война. Держитесь за эти разноцветные тряпки на шее, делите истинный герб на четыре части, грызетесь между собой, как шавки, и считаете, что подвиги былых лет имеют к вам какое-то отношение. Слушаете всех, кроме самих себя. Для вас слово «честь» – пустой звук, вы пятнаете ее без раздумий. А должны были бы объединиться и… - Артур помолчал, разглядывая темно-красную жидкость в неверных отблесках свечей. – Вот ты, Малфой. Что ты получишь, если Волдеморт придет к власти?

– Почет и признание, - ответил смятенный Драко, на секунду потеряв лицо.

– Да? А я слышал, он любит убивать тех, кто ему служит, - напомнил Артур. Поттер вряд ли врал о таком. Хотя Артур не мог представить, как это: уничтожать своих людей. Уже за одно это Волдеморта следовало отправить на плаху. – Ты боишься смерти, - Артур подошел к Малфою. – И ты этого стыдишься. Зря. Все боятся смерти, даже мои рыцари. Но самое страшное – не просто погибнуть. Страшно умереть, запятнав честь. Подумай об этом, Драко.
Артур залпом допил вино, поставил бокал ровно на то место, где стоял бокал Малфоя, и направился к двери.
– Подумай обо всем этом.

Пообщавшись с Драко, Артур направился к подземельям. Собственные слова разбередили недовольство. Соблюдать правила больше не хотелось – даже во имя придуманной Альбусом легенды и увещеваний Мерлина. Хватит. Сейчас он заберет своего слугу, и никто ему в этом не помешает!
Но когда он уже приблизился к нужной комнате, в коридоре показалась группка учеников. Артур без труда признал Гарри, Мерлина и смутно знакомую ему девушку.
Принц прислонился к стене, дожидаясь, пока они подойдут. Гарри что-то говорил, бурно жестикулируя. Мерлин широко улыбался и отшучивался, а девушка звонко смеялась, держа его под локоть.
Артур нахмурился и вышел на свет. Он не мог объяснить, что именно вызвало его раздражение, но оно нарастало, как снежный ком.

– Артур! – воскликнул Мерлин, останавливаясь. – Почему ты не спишь?

– Вышел прогуляться, - процедил принц, начиная злиться. Уже третий раз ему задавали этот вопрос, и отвечать на него Артуру совсем не хотелось.

– Я могу составить тебе компанию? – понимающе спросил Мерлин, не обращая внимания на удивленно таращившихся на него спутников.

– Да, - коротко сказал Артур, скрещивая руки на груди, и перебил собравшуюся возмутиться девушку. – Иди за мной.

Вероятно, Гарри каким-то образом почувствовал настроение принца, потому что тут же потянул однокурсницу за рукав мантии и увлек за собой, невнятно попрощавшись.

– Ты сам на себя не похож, - вздохнул Мерлин, когда они остались одни. – Я в чем-то виноват?

– Ты всегда виноват, Мерлин, - отмахнулся Артур.

– Конечно, - кивнул тот. – Пойдем, поговорим немного? Я столько хочу тебе рассказать, а в гостиной будет неудобно.

Артур удивленно приподнял брови. Мерлин опять вел себя с ним так, будто они друзья или… В мозгу снова мелькнули те образы из сна, и он едва сдержал порыв потрясти головой.
На этом этаже подходящих комнат не было, да и они оба полюбили давно найденное помещение в соседнем крыле замка. Идти до него было не слишком далеко: подняться по лестнице и свернуть в третий коридор. Сделав знак следовать за собой (единственный знак, который Мерлин сумел запомнить), Артур зашагал вперед.
Против обыкновения, Мерлин пристроился не сзади, а рядом, и, пока они шли, все время болтал без умолку о клубе. Занятый своими мыслями Артур пропускал мимо ушей вываливаемые на него сплетни вперемешку с перечислением подававшихся на обеде блюд. Разговор с Драко не был запланированным, но в беседе с ним неожиданно вырвалось то, что очень настораживало Артура. Его по-настоящему поражало, что, несмотря на общую опасность, угрожавшую этим глупым магам, они до сих пор были так разрознены, не хотели объединить свои силы. Это напоминало ему случай в Эалдоре, когда жители деревни не могли собраться и усвоить элементарного: вырезать всех по одному просто. Но победить слаженных, действующих вместе людей гораздо сложнее.
И почему Альбус, который совсем не выглядит идиотом, позволяет своим ученикам вести глупые факультетские распри, и не обращает внимание на то, что творится у него под носом? Если даже Гарри Поттер догадался, что за покушениями на жизнь профессора стоит Малфой, как этого мог не понять Альбус? А если понимает, почему он ничего не делает? Что вообще за игры ведет директор?
Артур был разозлен. Происходящее напоминало ему Камелот. Вечные придворные интриги, в которые его никогда не посвящали, считая, что дело принца – безопасность королевства. Для политики же он до сих пор считался слишком юным, и как переубедить в этом отца, Артур не знал.

Не стоило ему вспоминать о Камелоте. При мысли о своем королевстве Артур в очередной раз почувствовал собственное бессилие. Он до сих пор торчал здесь, а там…. Вдруг Дракон все же солгал?

– Ты меня не слушаешь, - вздохнул Мерлин. В голосе слышался завуалированный упрек.

– Нет, - рассеянно подтвердил Артур, входя в комнату.

– Как всегда, - Мерлин посмотрел на него исподлобья и сжал губы, прекрасно зная, как это действует на Артура. Удивительное дело, Мерлин умел заставить его стыдиться без серьезного на то повода. – Ты что, пил?

Артур окончательно очнулся.
– Ты зарываешься, - предупредил он. – И потом, а ты разве нет?

– Прости. Мы же сейчас ученики, нам запрещено пить алкоголь. Что с тобой творится? – обеспокоенно спросил Мерлин, без разрешения опускаясь в кресло.

Артур, подумав, устроился в соседнем, и принялся рассказывать. В конце концов, беседы с Мерлином нередко помогали ему лучше понять ситуацию.
Но спокойно поговорить не удалось: Мерлин взвился, стоило Артуру упомянуть про обнаруженную у Малфоя метку.

– Артур! – Мерлин вскочил со своего места. – Сир! А если бы он напал на тебя?

– Брось, что бы он мне сделал? – усмехнулся Артур. Мерлин опять вел себя слишком нагло. Усомнился в воинской доблести своего принца, да еще и явно хотел отругать… Но искренняя тревога в его глазах компенсировала недостаток почтения.

Мерлин выдохнул через рот, укоризненно взглянул на Артура и запустил пальцы в волосы.
– Он мог тебе навредить.

– А ты не забыл, что меня учили убивать с детства? – напомнил Артур, проводя ладонью по подлокотнику.

– Это его мир. Он же волшебник, он знает множество заклинаний…

Артур презрительно фыркнул. Мерлин за него переживает! Сам щуплый, сражаться почти не умеет, колдовать еще хуже получается, а беспокоится за Артура! Вот уж правда, идиот еще тот.
Хотя в словах Мерлина был здравый смысл. Артур подумал и прикинул, что Малфой наверняка знал непростительные заклятия, за применение которых сажали в темницу пожизненно. И которые являлись самым эффективным средством для войны.
Следовало спросить у Драко при удобном случае.

– …ты научишься себя беречь? – закончил Мерлин свою пламенную речь.

Артур широко улыбнулся, чувствуя необъяснимую нежность к своему непутевому слуге.
– Я прекрасно это делаю. Ладно, давай еще раз про свой клуб, на этот раз я тебя выслушаю.

Но Мерлин, похоже, уже выговорился.
– Да ничего особенного на самом деле, - хмыкнул он. – Спрашивали меня о каких-то странных вещах. Я даже не слышал про них! И все такие умные, а половина – самодовольные, как ты.

– Тогда тебе там точно не место, - заметил Артур, удобнее устраиваясь в кресле. Его начало клонить в сон. Это было неудивительно – бьющие в отдалении часы отзвонили полночь.

– Я тоже так думаю. Хотя кормят там вкусно, - рассмеялся Мерлин и зевнул.

– Давай-ка спать, - предложил Артур, поднимаясь на ноги. Он порадовался своей предусмотрительности, что отправился именно сюда. Эта комната очень напоминала его покои в Камелоте, даже стоящая кровать была схожих размеров и мягкости. Обычно Артур просто валялся на ней, когда они прятались здесь от надоедливых учеников. Сейчас же следовало использовать ее по прямому назначению.

– Здесь? Артур, я хочу вернуться в башню. Ночи холодные, и если я лягу спать на полу, к утру у меня будет ломить все тело. Я простужусь, не смогу помочь Гарри, мы останемся здесь навечно и…

– Ляжешь со мной.

– Что? – осекся Мерлин.

– Ляжешь со мной. Как в Эалдоре. Только не смей закидывать ноги на мою подушку.

– Это ты тогда пихал свои ноги! – возмутился Мерлин, все еще не веря, что Артур не шутит.

Принц глубоко вдохнул, подхватил одну из подушек и швырнул ее в Мерлина.

– Ложись уже! Это приказ. Я понимаю, что ты предпочел бы переночевать с той девушкой…

– Артур. Ваше Высочество. Ты…

– Да? – высоко приподнял брови Артур.

– Болван, - рассмеялся Мерлин.

– Я все-таки всыплю тебе плетей, - пообещал Артур, раздеваясь и устраиваясь на постели. Мерлин неловко стащил штаны и рубашку и улегся тоже, предусмотрительно положив подушку как можно дальше от ступней Артура.
На удивление, эта возня успокоила принца, и он почти моментально провалился в сон.

Темные завитки были мокрыми и прилипали к шее. Он наклонился, зарываясь носом в теплые, пахнущие травами волосы, и поцеловал ямку в основании шеи. Раздавшийся стон отозвался сладкой судорогой в паху, и он шумно выдохнул, на миг закрыв глаза.
Не хотелось кончить раньше времени. Напротив, он жаждал продлить взаимное удовольствие как можно дольше, бесконечно, довести их обоих до точки, когда уже просто невозможно сдерживаться.
Они еще даже близко не насытились друг другом. И он сомневался, что когда-нибудь смогут это – насытиться.
Он осторожно шевельнулся, проверяя, все ли в порядке, можно ли уже двигаться дальше. Член сдавливало – шелковисто-мягкое, тугое, немного влажное. Внутри все звенело от желания начать нетерпеливые жесткие толчки, чтобы легкие обжигало от недостатка воздуха. Ведь они оба забывают, как дышать во время этого.
Того, что между ними.
Артур снова склонился к шее, втянул носом запах Мерлина и лизнул выступающий позвонок. Перед глазами блестели, расплываясь, капельки пота на спине любовника, слышалось неровное, сбитое дыхание. Артур провел рукой по правому боку Мерлина, пересчитывая пальцами ребра и вырывая из его груди полустон-полусмешок.
Тело под ним напряглось, Мерлин приподнялся на локтях, а потом извернулся и шлепнул Артура по бедру.

– Двигайся.

Артур перенес вес тела на руки, упираясь ими в постель, и мягко повел тазом, толкаясь внутрь, и легким движением тут же почти выскользнул из Мерлина.

– Еще, - рвано попросил тот.

Артур оперся поудобнее одной рукой, положил вторую на бедро Мерлина, и качнулся уже сильнее. И еще раз. И еще.
Капельки пота на спине вновь блеснули перед глазами, Артур слизнул солоноватую влагу, прикусил кожу на плече Мерлина, ощутив, как тот блаженно дернулся под ним… и перестал сдерживаться.


Артур резко сел на постели. Сердце стучало, как бешеное, заходясь в заполошных ударах, он весь взмок, а член натягивал ткань штанов. Артур вытер лицо ладонью, взъерошил себе волосы и зажмурился. Картинка, только что бывшая такой пугающе реальной, теперь расплывалась, таяла, как снег по весне. Он все еще чувствовал под пальцами горячую, немного липкую кожу Мерлина и видел черноволосый затылок, но все это было будто сквозь пелену.
Несколько вздохов, с силой прижатые к глазным яблокам пальцы и прикушенная губа – и даже смутные очертания пропали.
Но не эрекция.
Член по-прежнему настойчиво взывал о ласке. Артур опасливо покосился на свой пах и перевел взгляд на мирно спящего Мерлина.
Или не совсем мирно.
Артур встал и, морщась от неудобства, обошел вокруг кровати. Мерлин, как и во сне, лежал на животе. Осторожно, стараясь действовать бесшумно, Артур опустился на пол рядом с постелью. Мерлин что-то простонал, выгнулся и потерся о простынь.

– Артур, - сорвалось с приоткрытых губ Мерлина.

Страх окатил противной волной, отдавшись вязким комком в желудке. Артур слепо уставился перед собой, стараясь не думать, что он видит перед собой. Но, как он ни старался, Мерлин не дал ему шанса притвориться, что все нормально. Слуга обнял подушку, зарылся в нее носом, снова потерся о простыню и позвал его по имени.
И Артур не мог припомнить за Мерлином ни такого голоса, ни интонаций.
Он приподнялся и замер, завороженный капельками пота на плечах и спине. Голова закружилась. Артур протянул руку, дотронулся до кожи и поднес пальцы к губам. Язык коснулся подушечек, во рту стало солоно, и принц в смятении отшатнулся.
Мерлин неожиданно замолчал, прекратив постанывать. Артур напрягся, но Мерлин дышал все еще чересчур размеренно для проснувшегося. Ступая как можно тише, Артур вернулся на свою часть постели и откатился подальше от Мерлина. Покосившись на спящего слугу, Артур запустил руку в штаны. Выпустив член наружу, он провел несколько раз по стволу сложенными кольцом пальцами, и кончил, захлебываясь беззвучным криком. Кое-как вытерев сперму краем простыни, Артур поправил белье, натянул одеяло до подбородка и забылся сном, слишком утомленный, чтобы разбираться в странностях сейчас, посреди ночи.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 12.10.2010, 19:59
Сообщение #10


Участник Merlin Big Bang


Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026





– Артур, Артур! Вставай! – Мерлин настойчиво тряс принца за плечо, и Артур разлепил глаза, сонно промаргиваясь. – Мы проспали! Все уже, наверное, завтракают.

– Это невозможно, - возразил Артур. Но взошедшее утреннее солнце, слабым светом заливающее комнату, было веским доказательством. Мерлин переминался с ноги на ногу, держа в руках одежду Артура. – Нам же лучше. Тогда мы поедим здесь, - и пока слуга душераздирающе зевал, Артур громко позвал Стиффлера.

Домовик появился в ту же секунду. Низко поклонился, чуть не отбивая нос о ковер, и с нетерпением стал ожидать приказов.

– Принеси нам еды, - распорядился Артур, встав с кровати, и надел предложенные Мерлином штаны. Эльф пискнул и исчез. Артур довольно улыбнулся. – Все бы так выполняли мои поручения.

– Не понимаю, о чем ты, - невозмутимо ответил Мерлин и потянулся поправить загнувшийся ворот рубахи Артура.

В прикосновении теплых пальцев не было ничего нового: Мерлин постоянно трогал его в силу своих обязанностей, но Артур перехватил запястье.

– Я сам! - рявкнул принц, отпихивая руку слуги.

Мерлин перевел удивленный взгляд со своей ладони на лицо Артура и, пожав плечами, отошел в сторону. Принц почувствовал, как на скулах проявляется румянец от еле сдерживаемой злости. Он ничего не мог поделать – сегодняшний сон получился очень явным, будто все происходило в действительности. Горячий Мерлин, его стоны, их слаженные движения, собственная рука на твердом члене…
Как такое вообще возможно?
Глубоко вдохнув, Артур постарался успокоиться и отогнать от себя непрошеные мысли. Мерлин не виноват, что принцу снятся такие сны – а он срывается на него уже второй раз. Кроме того, Мерлин, кажется, сам видел нечто подобное, но это никак не повлияло на него. По крайней мере, слуга не шарахался от Артура и ничем не выдавал себя. И если бы ночью Артур не проснулся, вряд ли бы он узнал о том, что Мерлина тоже мучают кошмары.

Потому что иначе, чем кошмаром, такие видения не назовешь. Доедая принесенную Стиффлером кашу, Артур украдкой посматривал на Мерлина.
Как ему вообще могло прийти в голову подобное? Он и Мерлин? Это абсолютно дико, нереально! Не то чтобы Артур никогда не спал с мужчинами – такое случалось, и не раз. Взять, к примеру, походы. В этом не было ничего предосудительного. Но Мерлин?!
Артур искоса глянул на уплетающего за обе щеки завтрак Мерлина. Тот подлил им еще немного сока, залпом осушил свой бокал. Внимание Артура мгновенно оказалось прикованным к его рту. Чертовски соблазнительному, надо признать. С пухлыми, красиво очерченными губами, влажными сейчас от сладкого напитка. Артур нервно дернул тесемку и опустил ложку в пустую тарелку.

– Ты наелся? Или попросить Стиффлера принести тебе добавки? – вежливо спросил Мерлин.

– У меня еще десерт, - хмыкнул Артур, стараясь откровенно не рассматривать длинные, пушистые ресницы и тонкую шею.

Странно. Он знал Мерлина вдоль и поперек, но именно сейчас замечались все детали, которые не должны были замечаться. Артур никогда не смотрел на Мерлина как на того, с кем можно лечь в постель. Да это было просто смешно! Предположи кто такое, Артур бы скривился из-за столь неудачной шутки. А сейчас он ловил себя на мысли, что в Мерлине что-то есть. Его нельзя было назвать красивым. К примеру, сэр Николас, последний любовник Артура, был высоким, мускулистым, с обаятельной улыбкой и честным, открытым взглядом. От таких парней девушки падают без чувств и дарят им ленты. Мерлин был полной противоположностью рыцарю внешне, разве только рост совпадал, но по обаянию мог дать ему фору. Мерлина любили все – от мала до велика. Конечно, леди не засматривались на слугу – положение не позволяло. Простые же горожанки постоянно флиртовали с ним. Кое-кто даже осмеливался позвать Мерлина на свидание. Артур сам слышал во время очередного обхода Камелота, как известная своим легкомысленным поведением дочка пекаря предлагала Мерлину прогуляться вечером, утверждая, что закат над озером особенно прекрасен.
Артур не слышал, принял ли Мерлин ее незавуалированное предложение. В конце концов, его это не касалось. К тому же, у него была запланировала поездка по окрестным деревням, и вернулись они довольно поздно. И валившийся с ног от усталости (и от нескольких часов в седле) Мерлин, скорее всего, ушел прямиком отсыпаться.

– Мерлин, - неожиданно позвал Артур, усмехаясь. – Ты встречался с Розалиной?

– Розалиной? – недоуменно переспросил слуга, отрываясь от яблочного пирога и морща лоб.

– Дочь пекаря. Мне говорили, она звала тебя на свидание.

Мерлин вспыхнул, на скулах появились красные пятна. Это выглядело забавно и довольно мило. Вот оно. Артур помрачнел, осознав, что подумал.
Он считает Мерлина милым. А еще – привлекательным, раз не может отвести глаз от его пальцев, рассеянно трогающих нижнюю губу и подбородок. И ведь не первый раз он рассматривает его. Тогда, когда Мерлин беспомощно барахтался среди мокрой одежды в ванной для старост, Артур хорошо помнил, как подхватил его, осторожно поддерживая за талию. Словно тот был леди.
И это было до сна.

Артур сжал кулаки. Отчаянно хотелось выругаться, ударить по стене, сказать, что все это – чушь собачья. Мерлин просто худющий до невозможности. На такого чихнешь – рассыплется. Поэтому его надо аккуратно держать, чтобы не сломать ему ненароком что-нибудь. И ничего такого в этом нет. Совсем нет.
Не считая того, что это все было самообманом.

– Звала, но у меня совершенно не было времени. Ну и потом, она совсем не в моем вкусе, - скомкано проговорил Мерлин, опуская глаза.

– Кто же тогда в твоем вкусе? – заинтересовался Артур. И наклонился поближе. – Розалина – красивая девушка, у нее полно ухажеров, а ты так бездарно упустил свой шанс.

– Можно подумать, я там чего-то не видел, - огрызнулся Мерлин, и принц приподнял брови. Разговор принимал интересный оборот. – То есть, она красивая и приятная девушка, это тебе любой скажет. И ее предложение меня очень удивило, - зачастил, оправдываясь, слуга. - Но я не люблю… легкодоступных, - помедлив, закончил он.

– Вот как. Мерлин предпочитает штурмовать крепость, - поддразнил его Артур, и Мерлин смутился еще сильнее.

– Я предпочитаю вообще не поднимать эту тему. Какое тебе дело до моей личной жизни?

– Кто-то же должен помочь тебе определиться. С твоим равнодушным отношением и медлительностью всех девушек разберут, и ты останешься совершенно один, - продолжал гнуть свое Артур, в глубине души понимая, что он не против такого развития событий.

– Поверь мне, сир, один я никогда не останусь, - рассмеялся Мерлин. – У меня всегда будешь ты. А после тебя ни времени, ни желания встречаться с кем-то на стороне совершенно нет.

Артур шокировано уставился на слугу. Тот, как ни в чем не бывало, доедал свой пирог.

– На что ты намекаешь?

– Даже и в мыслях не было на что-то намекать, сир, - открестился Мерлин. – Я имел в виду только свои тяжелые обязанности, ничего больше. После рабочего дня все, о чем я мечтаю – мягкая постель, подушка и одеяло. И чтобы Гаюс не отчитывал.

Принц нервно выдохнул, провел пальцами по волосам и отвернулся. Если бы кто-то другой сказал ему нечто подобное, Артур обозвал бы его ленивым идиотом, который не умеет работать и жалуется на свою жизнь.
Артур не был уверен, но в словах и тоне Мерлина помимо мягкой насмешки чудилось что-то еще.
Что-то, чего никак не могло там быть. Наверняка.
И, выходя из гостиной Гриффиндора на урок трансфигурации, Артуру запоздало показалось, что Мерлин не был полностью честен с ним при ответе на вопрос.

В классе профессора МакГонагалл Мерлин не мог сосредоточиться. Он был бы рад читать учебник и разбирать новые заклинания – скажем, как превратить камень в лягушку. Сложнейший раздел магии! Мерлин вспомнил, как потратил много часов, заставляя статую обратиться в живую собаку, и был склонен согласиться с определением.
Но вместо того, чтобы выписывать основные плюсы и минусы этого заклинания себе в пергамент, он мучительно краснел, возвращаясь к увиденному ночью. Никогда еще ему не снилось таких откровенных, живых снов. Все словно происходило наяву, и с утра, когда Мерлин проснулся, его не покидало ощущение, что мышцы сладко ноют от испытанного наслаждения. На теле хранились воспоминания об артуровских поцелуях и укусах, и, хотя зеркало не отражало никаких отметин, маг буквально осязал их. Честно говоря, он жалел, что сон так быстро кончился. Эти мысли пугали и возбуждали его. Присев рядом с постелью принца, он долго всматривался в знакомое до мельчайшей трещинки на губах лицо. То, о чем он упорно не желал думать, было настолько красочно и хорошо, что ему хотелось (он больше не мог отрицать), хотелось, чтобы это стало реальностью. И пусть раньше он не представлял, как это: спать с мужчиной – испытанные во сне чувства отзывались в нем легкой дрожью и желанием прикоснуться к ни о чем не подозревающему Артуру.
Мерлин громко вздохнул и подпер подбородок рукой. Книжка была нудной, рассеивала внимание. Черкнув пару строк в своем листе, Мерлин покосился на Артура. Тот читал про себя, время от времени делая пометки, и нетерпеливо крутил в пальцах камень, который предполагалось заколдовать. Сжимал и разжимал в кулаке, проводил ногтями по закругленному краю, легко поглаживал. Распахнув глаза, Мерлин наблюдал за этими движениями, стараясь не думать, как ночью, во сне, эти же пальцы ласкали его член, точно также поглаживая, вверх-вниз, доставляя удовольствие, вверх-вниз, в одинаковом ритме с толчками внутри, вверх-…

– Все закончили? – строгий громкий голос профессора вырвал Мерлина из охватившего его оцепенения. Он судорожно сглотнул и поерзал, чувствуя теплую тяжесть в паху. Только этого ему не хватало. – Теперь вы можете приступить к практике.

МакГонагалл продемонстрировала им, как это заклинание выглядело в действии. Надо признать, оно особо не отличалось от того, каким Мерлин оживил змей на щите Валианта. Разве только палочкой в тот раз махать не требовалось, да и слова были совершенно другими.
Ученики вокруг зашумели, произнося заклинание каждый на свой лад, и Мерлин снова проследил за Артуром. Тот, как ни в чем не бывало, словно всю жизнь только и делал, что колдовал, поднял вверх палочку и торжественно приказал камню превратиться в лягушку. Ничего не произошло. Артур нахмурился и закусил губу, и Мерлин отвернулся, проклиная и ночные видения, и себя самого. Жест принца жаркой волной прокатился по позвоночнику. Если так и дальше пойдет, то он точно сойдет с ума.

– Да что за…, - выругался Артур, сдерживаясь, чтобы не зашвырнуть кусок гранита куда подальше. – Почему он не слушается?

– Потому что это сложное заклинание, - ободряюще ответил Мерлин и улыбнулся, глядя на свой камень. – У меня тоже не получается.

– Да с тобой-то все понятно, - раздраженно отмахнулся Артур и снова уткнулся в учебник, надеясь найти там решение всех своих неудач.

– О, ну конечно, - язвительно пробормотал Мерлин и вернулся к заданию. Он, разумеется, мог попытаться сотворить это дурацкое заклинание, но вряд ли у него получится. Даже дохлой жабы не выйдет, как у Невилла. Лонгботтом позеленел и грузно осел на стул, неверяще уставившись на мертвое животное. Профессор МакГонагалл спокойно провела палочкой над трупиком, и перед Невиллом снова лежал плоский камень.

– Попробуй еще раз, - посоветовала она нерадивому ученику и отошла к слизеринскому ряду.

Там тоже все было невесело. Ученики бились со своими кусочками гранита, но в лучшем случае из камня появлялась лягушачья лапка. Только Малфой сидел, погрузившись в раздумья, а перед ним скакала туда-сюда мелкая тварюшка. Драко лениво приподнимал палочку, чтобы жаба не упала со стола, и снисходительно посматривал на сокурсников. Встретившись взглядом с Мерлином, он ухмыльнулся, и маг раздраженно отвернулся.
Да если бы этот Драко только знал…!
Выдохнув, Мерлин уставился на свой камень и прошептал нужные слова, воспользовавшись общей суматохой и визгом, поднятым Парвати Патил, когда лягушка прыгнула ей на колени. Он не был уверен, что заклинание сработает: все-таки камень был сделан не в форме животного, но все вышло наилучшим образом. Он радостно улыбнулся и, подумав, убедил себя помочь Артуру. Пусть тот и выпендривается постоянно, доводя Мерлина до бешенства, но сейчас дело касалось магии, а в магии Артур был совсем не силен.

Но помощи не потребовалось. Артур с победным видом рассматривал коричневато-зеленую жабу, брезгливо тыкая ее кончиком своей деревяшки. Мерлин изумленно кашлянул, и Артур кивнул ему:

– Я же говорил, что у меня получится.

– Молодец, - похвалил его Мерлин, как будто Артур нуждался в его одобрении. – Правда, молодец.

Он чувствовал гордость за принца. Прожить всю жизнь в королевстве, где магия находится под запретом, истреблять колдунов – и в то же время так быстро учиться творить волшебство, как если бы это умение было у него в крови! Мерлин пораженно покачал головой. Он хотел было спросить у Артура, что тот думает по поводу своих успехов в колдовстве, как прозвенел звонок.

– Что ты собираешься делать? – поинтересовался Артур, сгребая вещи с парты в сумку.

– Ну, у нас же нет сейчас занятий. Я планировал полистать книгу, если ты не против, - протянул Мерлин, выжидающе уставившись на принца. Тот недовольно поджал губы, не желая разрешать слуге прикасаться к магическому фолианту, но в итоге просто махнул рукой.

– Хорошо. Я пойду фехтовать. Ты вполне можешь изучать книгу в Трофейном зале.



Драко сидел на подоконнике в Трофейном зале. За стеклом шел дождь вперемешку со снегом, и Малфой поежился от сквозившего через раму ветра. Заканчивался февраль, зима потихоньку отступала, но март обещался быть холодным, а Драко терпеть не мог холод. Он плотнее укутался в школьную мантию и посмотрел на Артура.
Закатав рукава тонкой рубахи, тот атаковал нелепое чучело, нанося резкие удары. Меч засвистел, разрезая воздух под острым углом, и соломенная кукла распалась на части. В стороне лежало несколько ее собратьев.
После их магической дуэли Артур всегда задерживался в этой комнате, чтобы размяться с мечом. Шпага, на которой он иногда дрался с Малфоем, ему не нравилась. Он постоянно критиковал «нелепое оружие», утверждая, что в ближнем бою с ней ничего не добьешься. Глядя на размахивающего мечом Артура, Драко был склонен согласиться с гриффиндорцем. Вот только у них на шпагах не дрались. Были, конечно, маггловские состязания, где всегда кто-то выигрывал, но чтобы биться всерьез? Они даже мечи не использовали. К чему это все, когда есть палочка и ряд надежных заклинаний?
Артур этого не понимал. Несмотря на то, что он довольно быстро обучался всевозможным заклятиям, который показывал ему слизеринец, он предпочитал волшебной палочке свой клинок.

С громким хрустом последнее чучело упало на пол, и Артур тыльной стороной ладони вытер влажный лоб. Опершись на рукоять отполированного до блеска меча, он удовлетворенно огляделся и отпихнул ногой кучу тряпья и сухой травы. Во всех его жестах сквозила почти королевская небрежность, и Драко внутренне ежился от таких мыслей.
Ведь такого не может быть, в самом деле. Артур Стюарт – простой парень, чудом выживший после нападения Волдеморта. Он и этот, Мерлин. Ну и имена, в самом деле! Интересно, о чем вообще думали родители Китона, называя своего сына в честь Великого Мерлина. Это же просто уму непостижимо!

– Я закончил, - оповестил Стюарт, отряхиваясь от пучков соломы, застрявших в его одежде.

Вот, например, эта его фраза. «Я закончил». Торжественно и властно, так, словно кто-то должен был тут же появиться и убрать все за ним. И еще поклониться.

– Я вижу. Можно посмотреть? – внезапно спросил Драко, протянув руку в направлении меча. Артур равнодушно пожал плечами.
Клинок был тяжелым. Драко удивленно присвистнул, обеими руками взявшись за удобную рукоять. Свет отражался на широком лезвии, сверкающем так ярко, что у Драко заболели глаза. Он зажмурился и, повертев меч в руках, отдал его Артуру.

– С детства тренируешься? – поинтересовался Малфой, спрыгивая с насиженного места.

– Да. У меня не было деревянного меча, - сказал Артур, шагая к выходу. – Мне сразу дали настоящий клинок, заявив, что мне необходимо учиться драться, как и подобает рыцарю.

Рыцари. Еще одно понятие, так часто употребляемое Артуром. Старомодное, отдающее средними веками и дамскими романами. Вот только Артур говорил об этом так, будто каждый день сталкивался с этими рыцарями. Впрочем, если он действительно тренировался с такими же, как он, помешанными на всей этой куртуазной ерунде, то неудивительно, что для него шпага – простая иголка, а тяжеленный меч – нормальное оружие. Драко не мог назвать себя хилым, но он вряд ли бы выдержал полноценный силовой бой с таким мечом. И уж тем более не пошел бы с ним на мантикору. Подумать только! Этот придурок был в Запретном лесу один и убил – без помощи магии – волшебное животное, попадающее под высшую категорию опасности. Во всех учебниках авторы – могущественные колдуны! – советовали воздержаться от схватки с этой тварью. Если же борьба была неминуема, то действовать нужно осторожно и согласовано. И чем больше народу находилось бы напротив мантикоры, тем лучше. Видимо, Артуру на все эти рекомендации было наплевать. Зато после такого геройства он, как настоящий рыцарь, покорил не одно девичье сердце. Если, конечно, в Хогвартсе нашлась хоть одна сумасшедшая, чтобы связаться с этим странным Стюартом. Впрочем, в Гриффиндоре таких дурочек хватает.

– И если рыцарь побеждает в битве, он убивает своего противника? – усмехнулся Драко, вспомнив их самую первую дуэль.

– Зависит от обстоятельств. Если это рыцарский турнир, то противника следует пощадить. Если он не угрожает твоей жизни, - Артур поморщился, явно вспомнив нечто неприятное, и Драко прикусил язык. Слишком много вопросов. Артур постоянно поглядывал на него со смесью недоверия и недоумения, не понимая, как можно не знать элементарных вещей. Ему, конечно же, невдомек, что его понятия об элементарных вещах давно вышли из моды. – А в битве – нет, ни в коем случае. Пока война не окончена, любая ошибка, будь то слабый удар или излишняя жалостливость, может стоить тебе жизни.

– Поттер бы тебя осудил за такие слова, - ухмыльнулся Драко, засовывая руки в карманы. – Это идет в разрез со всеми его убеждениями. Убивать плохо, надо всегда давать человеку второй шанс.

– Ты когда-нибудь убивал? – спросил Артур, останавливаясь и поворачиваясь к Драко. Малфой сглотнул, внутри все напряглась под пристальным, очень внимательным взглядом Артура. Разговор резко принял неожиданный поворот, и Драко это очень не понравилось. – Так я думал, - фыркнул Артур, когда Малфой первый отвернулся. – Убивать – это не просто проткнуть кого-то мечом или, как тут у вас, произнести пару слов с дурацкой палочкой. Ты всегда видишь их глаза в момент смерти. Неважно, враг это или просто человек, попавший под твое оружие. Даже если ты убиваешь, чтобы защитить себя, это не отменяет того, что ты делаешь. Поттер – идиот, если считает, что на войне можно пощадить противника и повернуться к нему спиной. Но в обычной жизни всегда есть шанс, что кто-то изменится. Я не жалею о тех, кого убил, но и не горжусь этим.

– Поттер – идиот только потому, что слишком идеален, - возразил Драко, обнимая себя за плечи.

Если Артур и хотел что-то ответить, то он не успел. Из-за угла вышла группа гриффиндорцев, во главе с Симусом и Дином. Вероятно, они возвращались с квиддичного поля. И очень не вовремя.

– Что ты сказал, Малфой? – угрожающе произнес Финниган, останавливаясь рядом. – Гарри слишком идеален? Для Пожирателей Смерти – уж наверняка.

– Закрой рот, Финниган, - процедил Малфой, машинально ступая назад, рассматривая студентов вражеского факультета…и Артура. Который стоял на их стороне, скрестив руки, и с осуждением разглядывал Малфоя.

– Закрой мне рот, Малфой, - огрызнулся Симус, подходя вплотную. – Или слишком страшно постоять за свои слова?

– Я еще ничего не говорил, за что мне пришлось бы держать ответ. Особенно перед грязнокровкой, - вскинул подбородок Драко. В коридоре раздался шум, и сзади показалась группа слизеринцев. Они с удивлением и жадным ожиданием уставились на разворачивающуюся перед ними сцену.

Драко вздохнул. Его сокурсники держались обособленно, отстраненно, никто даже не вышел, чтобы защитить его. В то время как друзья этого придурка-ирландца сгрудились вокруг него, в любую минуту готовые помочь ему. Наглядный пример взаимодействия учеников Слизерина и Гриффиндора внутри своих факультетов. Слизеринцы вполголоса переговаривались между собой. Драко знал, что они ждут. Его просьбы. Одного взгляда, и тогда они, возможно, вступятся. Чтобы потом между собой осудить слабость Малфоя.

– Повтори, что ты сказал, - прорычал Симус, полностью выведенный из себя. Просто, как и всегда. Смешные гриффиндорцы, кидающиеся на каждое оскорбление – в свою сторону или сторону друга. Поэтому-то их и легко уничтожить, с идеалами и иллюзиями. Спровоцировать, ударить посильнее, а когда они, храбрецы, полезут грудью на амбразуру – быстро прихлопнуть.

– Да пошел ты, - фыркнул Драко и шагнул вперед, направляясь к себе. Он не собирался ввязываться в ненужную, глупую потасовку. Прав был Стюарт. Они как дети, дерутся из-за любой мелочи, что для их возраста уже просто смешно.

Но Финниган не был настроен действовать разумно. Он крепко схватил Драко и прижал обратно к стене. Слизеринцы притихли, а гриффиндорцы, наоборот, подбодрили своего сокурсника криками. Все, кроме Артура. Он с нескрываемым презрением рассматривал собравшихся, но когда Симус замахнулся для удара, то подался вперед и перехватил руку, вывернув ее за спину. Финниган зашипел, матерясь, но Артур лишь усилил нажим, заставляя того согнуться. Гриффиндорцы взорвались возмущенными возгласами, Дин полез к Артуру, чтобы отпихнуть его от Симуса. Артур вдруг улыбнулся, и от этой холодной улыбки Драко вздрогнул. Стюарт одним движением выхватил меч, и через секунду острие уже касалось груди застывшего Томаса.

– Не будьте идиотами, - прошипел Артур и оттолкнул Симуса. Тот бы упал, не подхвати его под локоть Колин Криви. – Мне кажется, я уже объяснял: хотите драться – деритесь честно, а не нападайте вдесятером на беззащитного.

– Это Малфой-то беззащитный? Этот хорек? – выплюнул Симус и осекся, когда меч, описав круг, коснулся его горла. Он весь побледнел, сглотнул и попытался отступить, но Артур надавил сильнее, так, что лезвие ощутимо легло на кадык.

– Он был без палочки. Он не собирался драться. А теперь ты – без меча, без своей деревяшки и, как я вижу, без особого желания сражаться со мной. И, если судить по-твоему, я не могу считать тебя беззащитным, - лениво продолжил Артур, провернул оружие в ладони и снова наставил его на испуганного парня. – Что-нибудь еще хочешь сказать?

Симус не мог выдавить ни слова. Он молча смотрел на Артура, на его опасно сощуренные глаза, на лезвие около своей шеи. По клинку тянулась узорчатая вязь, и Финниган изумленно выдохнул, когда понял, что означают эти буквы. Он открыл рот, намереваясь спросить у Артура, как тот получил этот меч, и тут же закрыл его, догадываясь, что вопрос Стюарт явно не оценит. Мельком глянув на своих друзей, Симус понял, что они думали о том же. Ну и о его безопасности, разумеется.

– Артур, - белый, как мел, Невилл подошел ближе, - от-отпусти его, по-пожалуйста. Это все слишком далеко за-зашло, - заикаясь, пробормотал он, почти задушив в ладонях своего Тревора.
Принц повернулся к нему, и Невилл пожелал провалиться сквозь землю. Его лицо посерело, но он старался не отводить глаз, быстро-быстро моргая от волнения.
Артур убрал клинок, легко хлопнув Лонгботтома по плечу. От неожиданности тот выронил жабу, и она стремительно ускакала прочь по коридору.

– Да что здесь, мать вашу, происходит? – растерянно произнес Симус перед тем, как уйти.

Драко чувствовал холодный, шершавый камень стены. Его мелко потряхивало, как тогда, когда он стоял напротив Темного Лорда, принимая метку. Было больно и противно. В тот раз речь шла о физической боли, сейчас же все было по-другому.
Его могли избить. Благородные, отважные гриффиндорцы могли избить его, и никто бы даже не шелохнулся. Возможно, кто-нибудь позвал бы преподавателей, но чтобы вмешаться в драку? Это вряд ли. Драко зарылся пальцами в волосы и несильно потянул растрепанные пряди, приходя в себя. Интересно, где носило Крэбба и Гойла? Эти два тупых шкафа, конечно, обижались, что он перестал уделять им внимание, но вступились бы за него по привычке. Им ничего не стоило раскидать этих придурков по коридору.
Все слишком изменилось. Он продолжал оставаться негласным лидером, его боялись, но не уважали. Да и чем можно измерить уважение в слизеринском понимании? Было подхалимство, было восхищение – по большей части фальшивое, были зависть и страх. И те, кто в унисон пели Драко дифирамбы, просто ждали его падения с пьедестала. Не верили ему и опасались, прекрасно зная, что Люциус является правой рукой Лорда. А теперь они готовы были смотреть на его избиение, чтобы насладиться унижением Малфоя.

– Твои люди предали тебя, - негромко произнес Артур, оборачиваясь к Малфою и убирая меч в ножны.

Драко кивнул, поднимая глаза. Артур не хмурился, не улыбался. Он был предельно собран и спокоен, словно не он минуту назад намеревался всадить лезвие в глотку своего сокурсника. Впрочем, он бы этого не сделал. Урок был преподан грамотно и правильно.
Драко, не стесняясь, разглядывал Артура, словно увидел его первый раз. Возможно, он сходил с ума, что было бы довольно печально, но то, каким был Артур, как он себя вел… Его особая манера держаться, его речь, наполненная властностью и благородством, его отношение к другим людям, будь то учителя или ученики… Мерлин Великий, он даже Снейпу дерзил так, словно тот был его слугой! И все эти разговоры о чести и рыцарстве – это не казалось притворством, стилем жизни, как у долбанутых магглов, помешанных на рыцарской эпохе. Артур так жил. Воспитывался. Это текло в его венах вместе с кровью – очень вероятно, королевской кровью. И он не врал, говоря ему еще тогда, в гостиной Слизерина, что учился убивать с рождения. Это не было угрозой – просто констатацией факта. Чем больше Малфой общался с Артуром, тем четче осознавал, что тот говорил правду. Складывалось впечатление, что Артур вообще не лгал. Его реплики били точно в цель, будто он видел всех здесь насквозь.

– Ты не ранен? – спросил Артур, цепко осматривая Драко. Без особого беспокойства, просто уточняя. – Если нужно, пойдем к леди Помфри.

Леди Помфри. Драко подавил в себе истерический смешок, расписываясь в собственном безумии. Это абсолютно нереально, но это правда. Артур – как пришелец из прошлого, и, значит, он появился здесь с какой-то определенной целью.

– Нет, все в порядке, - выдохнул Малфой, отлепляясь от стены. – Мне лучше сейчас просто отдохнуть.

– Как хочешь, - ответил Артур и развернулся, чтобы уйти к себе.

– Артур, - позвал его Драко, и когда тот остановился, слабо улыбнулся. – Спасибо.

Стюарт кивнул и не спеша удалился. Малфой несколько минут разглядывал пустой коридор, а после медленно направился в свою комнату. Благо, как старосте, ему полагалось отдельное помещение. Встречаться со своими «друзьями» ему сейчас совершенно не хотелось. Все, чего он желал – упасть на кровать и забыть о школе, об этой войне и о предстоящем разговоре с отцом, которому наверняка донесут о произошедшей стычке.



Когда Мерлин, смеясь над шуткой Гарри, ввалился в гостиную, все шушуканье мгновенно стихло. Десятки пар глаз внимательно уставились на него, и маг нервно потеребил корешок прижимаемой к груди книги. Они как раз искали с Поттером окончание заклинания легилеменции, выбирая из нескольких возможных, и Гарри невесело смеялся над слишком большим умом Мерлина, придумавшим разнообразные варианты проникновения в сознание человека. Им требовалась определить нужный, иначе вся их затея с треском провалится. И если Волдеморт догадается об их планах, последствия могут быть катастрофичными.

– Что случилось? – поинтересовался взволнованный Гарри, подходя к раздраженному Симусу. Тот ничего не ответил, продолжив разглядывать смущенного Мерлина.

– Мерлин, - тихо начала Парвати, - ты видел меч Артура?

– Разумеется, - улыбнулся тот. – Много раз. Он же с ним не расстается.

– То есть как – не расстается? Совсем? – удивился Дин, и Мерлин утвердительно кивнул. – И спит он с ним, что ли? – продолжал допытываться Томас.

– И спит тоже, - абсолютно серьезно произнес Мерлин, недоумевая, почему это вызвало такой интерес. Невилл звучно сглотнул, толкая в бок обалдевшего Симуса, и громко зашептал, что никогда больше не станет возмущаться шумом и светом в комнате. Мерлин закашлялся и поспешно забормотал: – Нет, что вы, он никогда не направит его против вас, ему это не надо. Он…

– Он уже направил. Чуть не снес мне голову, - рявкнул Симус, и Мерлин попятился от сшибающего с ног гнева, переполнявшего гриффиндорца.

– Этого не может… - маг осекся. Это вполне могло случиться. Мерлин знал, как Артура раздражают все эти малолетние колдуны. И если они что-то не поделили, с принца вполне бы сталось пригрозить им мечом. – Хорошо, такое очень даже может быть, но он никогда бы не причинил вам вред.

– Мерлин, послушай, - вмешалась Лаванда Браун, пресекая этот диалог. – Ты его, конечно, лучше знаешь, и надеюсь, то, что ты говоришь – правда. Но нас поразило другое, - Мерлин удивленно повернулся к ней, и Лаванда, поколебавшись, закончила: - Откуда у него меч Годрика Гриффиндора?

– Что? – в один голос воскликнули Гарри и Мерлин. Маг непонимающе нахмурился. – Меч Годрика Гриффиндора? Он какой-то особенный?

– Только истинный гриффиндорец способен вытащить меч Годрика из Распределяющей Шляпы, - пояснил ему Гарри. – Это оружие одного из четырех основателей Хогвартса. Его очень сложно отыскать даже самым лучшим ученикам нашего факультета, не говоря уже о… других людях.

– А, - Мерлин выглядел озадаченным. – Ну, Артур его просто нашел. Извините, мне нужно… - слуга поспешно покинул гостиную и отправился наверх, в спальню, где, по идее, должен был находиться Артур.

Тот лежал на своей кровати и, казалось, дремал. Мерлин на цыпочках подошел поближе и, положив книгу рядом с принцем, осторожно взялся за рукоять меча, не желая разбудить Артура. Но Пендрагон моментально перехватил запястье Мерлина и сел на постели.

– Мерлин?

– Да кто же еще? - испуганно буркнул маг и дернул рукой. Артур поспешно отпустил его. – Я хотел посмотреть на меч.

– Ты мог просто спросить, - недовольно заявил Артур, вытаскивая клинок и отдавая его Мерлину, - а не подкрадываться ко мне, как воришка.

– Я не хотел тебя беспокоить! – возмутился слуга, касаясь ладонью витиеватой гравировки. Нет, это точно был Экскалибур, никаких сомнений. Это оружие он запомнил в мельчайших деталях, да и сильнейшая магия, пропитавшая его насквозь, теплой волной отдалась в мерлиновых ладонях.

– Тогда научись ходить тихо. Я тебя услышал еще с порога, - пробурчал Артур. – Зачем тебе мой меч?

– Они все, - Мерлин махнул рукой, указывая на выход из спальни, - считают, что это меч Годрика Гриффиндора. Ну, того, кто построил Хогвартс. – Артур продолжал смотреть с выражением полного непонимания на лице, и Мерлин поднялся, догадываясь, что теперь ему, во что бы то ни стало, придется добыть объяснения. – Я, пожалуй, пойду в библиотеку.

– Хорошая мысль, - хмыкнул Артур, опираясь на локти. – А больше они ни о чем не говорят?

– Ну, если учесть, что половина из них трясется в страхе из-за того, что ты чуть не отрубил голову Симусу, то нет. Больше ничего интересного, - Мерлин осуждающе смотрел на принца, но тот лишь откинулся на подушки и захохотал. – Артур, это не смешно! Что ты сделал?

– Я? Они решили избить Малфоя. Пришлось научить их драться по правилам.

– Артур! – Мерлин шокировано поднес пальцы ко рту, не смея поверить, что Артур действительно вступился за Малфоя. С мечом. Против своих же. – Ты…

– Иди в библиотеку, - отрезал принц, почувствовав негодование Мерлина. Тот потоптался на месте еще некоторое время, но раздраженного взгляда Артура хватило, чтобы пойти исполнять поручение принца. Столпившиеся в дверях гриффиндорцы посторонились, освобождая ему проход, и Мерлин вежливо поблагодарил их. – Кстати, Мерлин! – он обернулся и машинально вскинул руку, ловя брошенный ему Экскалибур. Студенты шарахнулись по сторонам, Поттер нервно ослабил узел галстука, а Артур издевательски улыбнулся, будто не замечая реакции учеников: – Заодно почисти его.

Глава девятая


Драко было страшно. Очередная стычка с гриффиндорцами выбила его из колеи, став пресловутой последней каплей. После того, как Артур вступился за него, Драко, не мешкая ни секунды, отправился в кабинет декана. Снейпа не было, но Драко знал пароль. Как и то, где профессор хранит свои зелья.
Нужная бутылочка нашлась быстро. Драко в два глотка осушил содержимое и осторожно положил пузырек в карман. Конечно, профессор все равно узнает, что одно из успокоительных зелий пропало, и с легкостью догадается, кто его взял, но пусть это случится немного позже. Когда Драко будет в норме.
Сердце все еще колотилось, как бешенное, а внутренности были свернуты в тугой комок. Драко беззвучно всхлипнул, нервно провел руками по лицу и прикрыл глаза, дав себе несколько секунд на слабость. Продышавшись и подавив подкатывающую истерику, Драко тихо покинул кабинет и направился в библиотеку.
Забиться в дальний угол, успокоиться и подумать обо всем.
Мадам Пинс кивнула ему, разрешая пройти в зал, и Драко занял любимый стол. Зелье постепенно начинало действовать. Липкий ужас уходил, но успокоения не было. И не могло быть: Драко чересчур хорошо понимал, что загнан в клетку. То, о чем он запрещал себе думать с самого лета, с тех пор, как предплечье расцветила уродливая метка, полностью заняло его мысли.
Гребаный Стюарт с его речами!

Драко знал: Артур говорил правду. Гриффиндорец безо всякой жалости или сочувствия озвучил сокровенные размышления Малфоя. Темный Лорд их уничтожит, как уничтожает всех вокруг себя. Но Драко не мог перестать ему служить: сила Господина была велика, одна мысль о неподчинении заставляла его впадать в оцепенение, как от Ступефая.
Летом Драко показали Круциатус в действии. И он ни за что не хотел бы испытать его на себе. Или увидеть, как его применяют… например, к матери.
Драко стиснул зубы. Если кто-то только заподозрит, что он не так предан делу, как должен быть… Его ничто не спасет. Лорд не знает жалости. И его родной отец – тоже. Люциус сам убьет его, извиняясь тем самым за слабость сына и доказывая собственную верность.
Драко вздохнул и попытался собраться. Если отставить в стороне эмоции, что он имеет? Его обязанность – помочь Пожирателям Смерти проникнуть в Хогвартс. Для этого нужно починить шкаф, сообщающийся с магазином «Горбин и Бэрк». И – убить, наконец, Дамблдора. Ни в том, ни в другом он сильно не преуспел. А время шло, сжимаясь кольцами вокруг него, будто огромная безжалостная змея. Ни ожерелье, ни алкоголь не достигли своего адресата, и Драко начинал понимать: это судьба. Если он хочет убить Дамблдора, ему придется сделать это лицом к лицу. Обманом лишить палочки и произнести: «Авада Кедавра».

Он не сможет.

Драко не сомневался в этом ни секунды. Сколько тетка ни учила его убивать, Драко не был создан для этого. «Трус», – презрительно цедила Беллатриса, блестя черными глазами. – «Дешевка, сынок своего папочки-предателя».
Драко не спорил. Он никогда не был героем. Он боялся темноты (тот поход по Запретному лесу на первом курсе до сих пор снился ему в кошмарах), опасных животных, психов в трущобах… да много чего. Он учился преодолевать свои страхи, не показывать их, создавать иллюзию силы – и у него это получалось. Но все равно в глубине души он думал про себя так же.
Трус.
Это, кстати, было одной из причин, по которой он ненавидел и одновременно тянулся к Поттеру. Очкарик ни черта не знал об их мире, был плохо одет, неловок, его хотел убить Темный Лорд (и пытался сделать это уже шесть раз), но Гарри не боялся.
Или притворялся не хуже Драко.
Чертов Поттер верил, что сможет справиться с Господином. И вот его рука явно не дрогнет, если ему представиться возможность сказать «Авада Кедавра» . Драко не отказался бы посмотреть на это.

Он пролистнул выданную мадам Пинс книгу, но сейчас ему было не до поиска необходимого заклинания. Зато зелье, видимо, всосалось в кровь, окончательно очищая разум от эмоций.
Драко подпер подбородок сложенными в замок кистями. Пищи для размышлений скопилось немало. Помимо его собственной миссии, в Хогвартсе происходило нечто странное, связанное как раз с Поттером. Факты были загадочными, но неплохо увязывались между собой. Эти новенькие, Артур и Мерлин, излишне взрослые для школьников – откуда они взялись здесь и зачем? Почему сразу после их прибытия из замка пропали двое из «золотого трио»? Грейнджер бы не покинула учебу ради мелочи, да и Уизли всегда стремился быть поближе к Гарри. Но грязнокровка и нищеброд исчезли, а их место рядом с Поттером заняли Стюарт и Китон.

Артур Стюарт, говорящий о мечах, рыцарях, турнирах и гербах. Убивающий мантикору в Запретном лесу, позволяющий себе хамить преподавателям на занятиях и ни черта не смыслящий в магии.
Мерлин Китон, с легкостью варящий без учебника сложное зелье и выставляющий никому неизвестную сферу во время магической дуэли с Поттером.
Артур и Мерлин.
Драко вспомнил увиденную им в Трофейном зале Книгу и пораженный шепот гриффиндорцев, осознавших, что за меч находится в руках Стюарта.

Король Артур и Великий Мерлин.

Это могли быть они.
Драко криво улыбнулся сумасшедшей идее, но заставил себя попытаться развить ее, не отвлекаясь на «это невозможно». В конце концов, есть же маховики времени! А сколько в магическом мире прочих секретов – об этом даже Дамблдор наверняка не знает.

Мысль, о том, что они вовсе не те, за кого себя выдают, зрела у Драко очень давно. Нездешность Артура и Мерлина бросалась в глаза. Дело было даже не в одежде и не в поведении. Драко нутром чувствовал: они не просто из какого-то отдаленного места – они вообще не отсюда.
Но и эта безумная теория, что щуплый лопоухий парень – тот самый Мерлин, не выдерживала критики. По легенде, Артур был воспитанником волшебника. И уж точно не обращался с ним, как со своим домашним эльфом. Драко усмехнулся этой аналогии, но более точной он не смог подобрать.
Но если все-таки предположить, что он, Драко, прав, если эти гриффиндорцы – действительно каким-то образом возродившиеся Великий Мерлин и король Артур, пришедшие на помощь Поттеру – дело Господина обречено на провал. Лорд был могущественным колдуном, но Мерлин… Мерлин, по слухам, умел не просто многое – он мог почти все. Древняя магия являлась его стихией, текла по венам, и Мерлин был в состоянии распоряжаться ей как пожелает. Поговаривали, что он даже не пользовался палочкой.
Осталось только понять, готов ли Драко всерьез поверить в то, что этот неуклюжий придурок, смотрящий в рот Артуру, и есть самый известный волшебник в магическом мире.

Словно подавая своеобразный знак, мироздание решило подшутить над Драко. По крайней мере, появившегося перед ним Мерлина Малфой воспринял именно так. Китон читал прямо на ходу. Не глядя, плюхнулся за соседний стол, умудрившись наверняка весьма чувствительно удариться боком об угол и даже не обратив на это внимания. Драко сощурился, всматриваясь в обложку книги.
«Магические артефакты, история и описания, с древнейших времен и по нынешние», гласило витиевато оттисненное название. Драко знал эту книгу: с ее помощью он как-то раз писал эссе по зельеварению. «Нынешние времена», указанные на форзаце, датировались восемнадцатым веком. Именно тогда Занудин Любопытникус составлял свой весьма подробный и скучный список, достоинство которого ограничивалось лишь тем, что автор с небывалой тщательностью раскапывал все об упоминавшемся артефакте, приводил всевозможные варианты возникновения, наброски и прочее. Среди исследователей книга считалась настоящим сокровищем. Драко был с ними согласен – у него ушла треть свитка на цитирование, и эссе написалось быстро и легко.
Но что понадобилось Мерлину?

Драко прикинул. Курсы у них совпадали, и ни одно из заданий не было связано с магическими артефактами. Значит, его интересует внепредметная информация…
Драко моргнул.
Неужели он ищет что-то про меч Годрика?
В горле пересохло от неожиданной догадки. Ведь не может быть, чтобы Стюарт таскал такое оружие, ничего о нем не зная!
В другой момент Драко бы остался на своем месте. Гордость не позволила бы подняться и пересесть к гриффиндорцу. Но сейчас ему было не до этого.

Мерлин вздрогнул, когда напротив него опустился слизеринец. Малфой выглядел как обычно, за исключением одной детали: Драко не пытался напустить на себя отстраненно-презрительный вид. Мерлин осторожно отложил книгу в сторону. Назревал разговор, и интуиция подсказывала, что эта беседа может прийтись ему не по вкусу.
Малфой изначально не слишком ему нравился. Если подумать, их знакомство началось с дуэли Артура, а потом принц и вовсе проникся Драко, несмотря на то, что тот был опасен. Гарри многое успел рассказать про своего школьного врага, и Мерлин склонялся к тому, что тот говорил правду. Малфой был изворотлив, замкнут, себе на уме. Мерлин с легкостью верил, что Драко может предать, обмануть – лишь бы самому выйти сухим из воды. А когда подтвердилось предположение, что Малфой – Пожиратель Смерти…
Если бы Мерлин мог, он бы запретил Артуру проводить с Драко время. Но не стоило даже мечтать об этом. В лучшем случае Артур бы съязвил и дал подзатыльник, в худшем… Мерлин и так боялся, что по возвращении в Камелот не будет вылезать из колодок. Тогда как, по книге, должен был бы задерживаться в покоях своего принца.
Давешние сны окатили теплой волной, заставив отвлечься от полученных из фолианта знаний про меч и от сверлящего его взглядом Драко.

– Меч Годрика, - спокойно произнес Малфой. – Согласно легенде, выкован гоблинами по его заказу. Они до сих пор злы, что после смерти Гриффиндора меч остался в Хогвартсе, а не вернулся к ним.

Мерлин пожал плечами.

– Гоблины не имеют на него права.

– По их законам – имеют, - возразил Драко. – Им чуждо понятие собственности, используемое в магическом мире.

Мерлин покачал головой. Гоблины лишь слегка перековали меч, судя по иллюстрациям. Привели в порядок, нанесли собственную вязь. Но Экскалибур остался Экскалибуром.

– Кто вы? – тихо спросил Драко.

Мерлин мог соврать, но вряд ли бы у него вышло. Он никогда не был слишком хорош в этом. Утер, Гаюс, Моргана, Гвен – все легко распознавали, когда он пытался слукавить. Исключением являлся Артур. И то Мерлин подозревал, что принцу просто лень вытрясать из него подробности, почему он на самом деле не сменил постельное белье или опоздал с ужином. К тому же Мерлин откровенно устал от постоянных недоговорок. Будто мало ему секрета с магией! И самое главное: он видел, что Драко догадался. Сложно было не догадаться, если он провел столько времени с Артуром. Который с самого начала не особо заботился о соблюдении придуманной для них Дамблдором истории.

– Я – Мерлин, - в итоге сказал он.

Если Малфой поймет его правильно, значит, так и нужно.
Драко облизнул губы, прищурился, и Мерлин устало потер глаза. Интересно, Артур будет ругаться, когда осознает, что Малфой посвящен в их тайну?

– Значит, легенда ошибалась?

Мерлин поморщился. Вот это обсуждать он точно не хотел.

– Как видишь, у меня нет бороды, - сдержанно улыбнулся он. – А Артур – настоящий принц, вырос при дворе своего отца и привык командовать.

Драко кивнул.

– Я все равно не понимаю, как такое возможно.

– Никто не понимает, - утешил его Мерлин и, пожевав нижнюю губу, обратился: – Драко.

– Что? – слизеринец все еще находился под впечатлением от услышанного.

– Артур ничего не знает. О легенде и о том, кто он. Кто мы оба. И не должен узнать, - Мерлин сглотнул и уставился на Драко, практически не моргая.

– Ты хочешь сказать, что он не в курсе, что ты создал весь магический мир? – изумился Малфой.

– Именно, - подтвердил Мерлин, чуть бледнея. – И останется в неведении до тех пор, пока не придет пора узнать правду, - Мерлин замолчал, продолжая наблюдать за реакцией Драко. Только идиот мог пропустить проскользнувшие угрожающие нотки в голосе Мерлина.
Малфой идиотом не был.

– Я ничего не расскажу ему.

Вздохнув с облегчением, Мерлин закрыл книгу и встал. Все необходимое он узнал, одной загадкой стало меньше. Правда, он не был уверен, стоило ли говорить сокурсникам, что их драгоценный Годрик всего лишь нашел изрядно потрепанный временем Экскалибур и присвоил его себе.
Нужно было посоветоваться с Гарри. Вдруг тот подскажет объяснение, которое удовлетворит учеников?
Попрощавшись с Драко, Мерлин вернул фолиант хозяйке библиотеки и отправился на поиски Поттера.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 12.10.2010, 20:00
Сообщение #11


Участник Merlin Big Bang


Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026



Артур в очередной раз поздравил себя с тем, что добился права тренироваться. Без упражнений с мечом жизнь в Хогвартсе опостылела бы ему уже давно. А регулярные занятия позволяли ненадолго представить, что он дома, чем по-настоящему спасали его. Помимо всего прочего, теперь тренировка служила еще одной цели: Артур избавлялся от лишней энергии. Он привык, что в Камелоте у него редко выдавалась свободная минутка. Проверка постов сменялась обучением рыцарей, обучение – охотой, охота – разговорами с отцом и присутствием на советах. В итоге к закату максимум, на что он был способен – это устало отчитать лентяя-Мерлина, бездумно поваляться перед камином, наблюдая, как слуга имитирует вечернюю уборку, и лечь спать. И в голову не лезли всякие глупости. Да и спал он там спокойно, без сновидений.
Не то, что здесь.
Лишенный привычных нагрузок, Артур напоминал самому себе застоявшегося в стойлах коня. А каждый знает: безделье никому не идет на пользу. В теле постоянно присутствовало томление, Артур был полон смутных желаний и жил будто впроголодь, не получая до конца необходимых ему ощущений. Не чувствуя себя самим собой.
Но стоило мечу оказаться у него в руках, как все это проходило, забывалось, подобно дурному сну. Магические дуэли, те, которым учил его Малфой, действовали не хуже. Концентрироваться и поддерживать заклинания получалось не так просто, как казалось на первый взгляд. Если, тренируясь с мечом, Артур не задумывался над своими действиями – тело само знало, как нужно поступить, где сделать поворот, где присесть, развернуться, с какой силой нанести удар – то с палочкой в руках все шло иначе. Артура выматывало размахивать деревяшкой, уворачиваться от посылаемых в него заклятий, пытаться предугадать, что использует противник, и выставить соответствующую защиту. Но он был доволен – даже когда дыхание окончательно сбивалось, пот катил градом, а сам он начинал корить себя за допущенные промахи.
Из Малфоя вышел хороший учитель, скрепя сердце, признавал Артур. Конечно, он до сих пор был задет тем фактом, что какой-то волшебник младше его, уступающий по знатности и, ко всему прочему, разгуливающий в юбке, учит его бою, но Артуру приходилось смирять гордость и впитывать эту науку.
Мерлин мог сколько угодно верить в силу колдовства. Артур был уверен: конечный исход решит хорошая драка. И он должен быть к ней готов.

Артур в очередной раз раздраженно посмотрел на дверь Трофейного зала. Малфой задерживался, что на него было не похоже. Драко ценил точность и никогда не опаздывал. Артур похлопал себя по бедру, куда был прикреплен потертый футляр для палочки, скривился и отправился на поиски.
Может быть, гриффиндорцы опять решили напасть?
Но на этот раз вины сокурсников не было. Артур не знал, как так вышло, но, пройдя по коридору и поднявшись по одной из лестниц наверх, он почти сразу обнаружил Драко. Тот разговаривал с высоким мужчиной, чьи длинные волосы были такого же цвета, как у самого Малфоя. Артур замер, размышляя, как поступить. Подслушивать было недостойно рыцаря, но слова Мерлина не прошли даром. Слуга беспокоился за него и не доверял Малфою. Сейчас же Артуру представилась возможность узнать о Драко немного больше. И он решил это сделать. Его первейший долг – вернуться в Камелот живым. Ради этого можно пойти на небольшое нарушение.

–…чаровался в тебе, Драко. До меня дошли странные слухи. Гриффиндорцы – плохая компания для наследника рода Малфоев, ты же понимаешь, о чем я?

Артур усмехнулся. Даже он прекрасно догадался, что отец Драко имеет в виду. Того заботило вовсе не противостояние детей с разноцветными тряпками на шее.

– Да, отец. Но разве Малфои прислушиваются к сплетням?

По губам мужчины скользнула холодная улыбка.

– Ты стал дерзок. А ведь твои успехи… вернее, их отсутствие, оставляют желать лучшего. Ты не справляешься с данным тебе поручением. Ни с одним из поручений. Я начинаю думать, что оказанная тебе честь, - мужчина посмотрел на предплечье Драко, - была преждевременна.

Драко попытался что-то сказать, но отец остановил его жестом руки, обтянутой тонкой перчаткой:

– Но я заслужил доверие Господина. И тебе придется собраться и стать, наконец, достойным своего положения – во всех смыслах. Драко, не вынуждай меня огорчиться еще больше. Мы с твоей матерью и мысли не допускаем, что ты струсил. В отличие от твоей тетки. Она болтлива, и некоторые уделяют ее словам излишне много внимания. А я не хочу испытать на себе гнев Сам-Знаешь-Кого. Так же, как этого не заслуживает твоя мать.

Драко побледнел. Артур наморщил лоб, пытаясь продраться сквозь намеки старшего Малфоя. Ясно было только одно: если Драко не выполнит данные ему поручения, его семья пострадает.
Артур развернулся и пошел прочь, не став дослушивать беседу. Он и так узнал все, что хотел.

Чем больше отец говорил про Господина, честь, долг и грозил неминуемой расплатой за непослушание, тем легче становилось принять промелькнувшую еще в библиотеке дикую мысль.
У Драко наконец появился выбор.
Дело Дамблдора и безумных гриффиндорцев могло выгореть. Если с ними Артур, который по легенде должен был прийти в этот мир, чтобы спасти его от неминуемой гибели. Если с ними Великий Мерлин… Драко прикрыл глаза, заставив немного успокоиться опять бешено застучавшее сердце.
Решаться нужно было сейчас.
Это было похоже на прыжок со скалы в море. Хватит ли глубины, чтобы не расшибиться о подводные камни? Не окажется ли вода такой холодной, что тело вмиг занемеет, не дав выплыть? Найдутся ли силы, чтобы закончить начатое?
И Драко был готов рискнуть. Он отдавал себе отчет: в случае неудачи его родители могут пострадать. Оставалось слабая надежда, что отец сумеет убедить Лорда в несостоятельности своего наследника, и тогда чета Малфоев обойдется малой кровью. Но вот для Драко путь назад будет закрыт навсегда. С другой стороны – он и так закроется через несколько месяцев. Когда у Драко не получится убить Дамблдора.
Проследив за удаляющимся отца взглядом, он провел рукой по волосам, приглаживая идеально лежащие пряди, и отправился в Трофейный зал. Он и так уже очень опоздал.

Артур был там. Гриффиндорец, размахивая мечом, рубил наколдованные чучела в капусту. Движения были широкие: замах, удар, оттяжка, движение корпусом вперед – по инерции. Все экономно, точно, резко. Продумано до мелочей.
Принц, за плечами которого не один турнир. Будущий король, которому предстоит еще не одна битва. Драко внезапно продрало морозом по коже. До него только теперь окончательно дошло, что это и правда тот самый Артур. Легенда.
Легенда тем временем утерла пот со лба, кивнула в знак приветствия и опустила меч, оперевшись лезвием об пол.

– Я задержался, - заговорил Драко, в последний раз просчитывая все варианты.

– Я заметил, - подтвердил Артур, наблюдая, как чучела восстанавливаются и замирают на своих местах.

– Ты знаешь, кто я, - медленно начал Драко. Артур молчал, не перебивая, и Малфой продолжил. – Что я – Пожиратель.

Артур нетерпеливо повел рукой, понукая говорить дальше.

– Так вот, я думал над твоими словами. Мне кажется, ты прав. Темный Лорд, - Драко с трудом произнес вслух его имя, - не пощадит меня, уничтожит за малейший промах. И я хочу освободиться от него, от власти, которую он имеет надо мной и моей семьей.

Меч прочертил тонкую царапину на полу, а затем Артур вогнал его в ножны.

– Ты хочешь предать его? – уточнил он, глядя Малфою прямо в глаза.

– Да, - Драко сумел произнести это твердо, голос не дрогнул.

– Это разумно, - Артур перевел взгляд на герб, составленный из четырех факультетских.

Малфой удивленно вскинулся.
– И ты не будешь упрекать меня в бесчестии?

Артур хмыкнул.
– У тебя странные представления о чести, Малфой.

Возможно, гриффиндорец хотел добавить что-то еще, но не вышло: в зал ввалился Поттер чуть ли не под ручку с Мерлином. И тот затараторил с порога.

– Артур, мы только что полностью восстановили заклинание, теперь будем…

Мерлин осекся, в помещении на миг повисла пауза, пока ее не нарушил…

– Что этот ублюдок здесь делает? – разумеется, Гарри Поттер. В своей излюбленной манере.

– Он свой, - нарочито спокойно ответил Артур.

– Свой? – переспросил Гарри и криво улыбнулся. – Малфой? Слизеринец? Без пяти минут Пожиратель? Свой?

– Ну почему же – без пяти? – влез Драко, чувствуя, что нервы сдают. Но сейчас дать выход эмоциям было наслаждением. Стычки с Гарри давно превратились в добрую традицию. – Я уже Пожиратель, Поттер.

Он задрал рукав мантии, одним движением расстегнул запонки на рубашке и потянул ткань вверх, выставляя метку на всеобщее обозрение.

– Нравится?

Разумеется, Поттеру этого более чем хватило. Слова полились рекой. Драко поморщился, даже не пытаясь перекрыть поток истинно гриффиндорского красноречия, суть которого сводилось к тому, что Малфоя нужно немедленно скормить дементорам.
Но если Драко привык к таким высказываниям Поттера, то у Артура было иное мнение на этот счет.

– Помолчи, - приказал он Гарри.

Драко воспользовался паузой и заговорил ровным, четким голосом:

– Я осознаю, что мне сложно поверить…

– Сложно?! – Поттер шагнул вперед, но Мерлин удержал его за край мантии.

– Не перебивай, - попросил Драко и постарался улыбнулся. Получилось не очень. Где-то внутри билась истеричная мысль: «Что ты делаешь? Что ты, мать твою, делаешь?!». Драко глубоко вдохнул и подавил слабое, предательски слабое желание развернуться и уйти. Забыть про этот вечер, про свое решение. Оставить все, как есть, и ждать. Ждать, пока придет момент расплаты за собственное бессилие.

Тишина затягивалась. Драко провел рукой по волосам и решительно произнес:

– Я предоставлю вам доказательства. Улики, используя которые, вы сможете серьезно мне навредить, если я предам вас.

Мерлин повернулся к Артуру, вопросительно посмотрев на него. Тот пожал плечами, словно все давно уже было решено. Гарри изумленно уставился на обоих.

– Вы что, правда позволите ему…

– Да, - скучающе ответил Артур. – Я бы поверил и на слово. Но так будет лучше.

– Да, но… - Гарри, казалось, никак не хотел уступать.

– Поттер, прекрати психовать, - оборвал его Артур. – Если твои подозрения оправдаются, я сам разберусь с Малфоем.

Странно. Явственно прозвучавшая угроза ничуть не испугала Драко, хотя он вполне мог вообразить, как именно разберется с ним Артур. Малфой усмехнулся. Он прекрасно отдавал себе отчет, что променял одну клетку на другую. Здесь от него тоже ждали – информации, двойной игры, предательства своей семьи, в конце концов. Но вкупе все это давило гораздо меньше, чем требования отца. Требования Волдеморта.

Оглядевшись по сторонам, он приметил обычный стакан, в каких в Хогвартсе наливали сок, а в Хогсмите – сливочное пиво. Взмах палочки, разученное два года назад заклинание – и стакан превратился в невысокий сосуд с плотно прилегающей к горлышку крышечкой. Драко подозвал его к себе, поставил на каминную полку и сосредоточился, «вынимая» из головы серебристо-серую нить воспоминаний. Ожерелье, оказавшееся в итоге у Кэти Белл, отравленная медовуха, по ошибке попавшая к Слизнорту, часы, проведенные в возне со шкафом – все это тянуло на десяток лет в Азкабане. Но страха не было. Только равнодушие с нотками облегчения. Как будто с плеч упал невыносимый груз, тот самый, который он на себе нес с лета.
Именно сейчас у него появился реальная, почти осязаемая возможность выйти из битвы целым и невредимым. Из битвы, в которой он, если признаться честно, вовсе не хотел участвовать.
Когда ниточки свернулись клубком в сосуде, а сверху легла пробка, Драко озвучил, какие именно воспоминания он туда поместил. Артур вскинулся, услышав о шкафе, и Драко пришлось потратить минут десять, объясняя, как он должен был сработать и в чем заключалась его миссия.
Стоило ему замолчать, как Гарри выдернул мантию из рук Мерлина.

– Ну ты и ссссссука, Малфой. Ты хоть понимаешь…

– Уничтожь этот шкаф, - опять перебил Гарри Артур. Драко подавил вспышку гнева (все-таки его гордость немало страдала от такой безаппеляционности) и согласно мотнул головой. Но Артуру этого показалось мало: – Сейчас, - резко повторил он. – Иди и сделай это прямо сейчас.

Малфою оставалось только подчиниться.
Когда за ним захлопнулась дверь, Артур повернулся к Гарри. По большей части Поттер его раздражал, но ради достижения цели с ним нужно было договориться.

– Почему ты не способен допустить мысль, что он не лжет?

Гарри с горечью посмотрел на Артура:
– Я давно знаю его. Это Малфой. Его интересует лишь собственная выгода.

– Верно, - сказал Артур. – Ему выгодно помочь нам. Он получит жизнь и свободу, мы – информацию о противнике из первых уст.

Гарри устало всплеснул руками:

– Хорошо. Ладно. Но я все равно проверю, какие именно воспоминания он скинул сюда. Если там то, о чем он говорил, он действительно у нас на крючке.

Артур видел, что Поттер ни на секунду не поверил в раскаяние Драко и желание присоединиться к ним. Но спорить гриффиндорец больше не решался, и это было все, что им сейчас требовалось.
Артур переключил внимание на Мерлина. Тот стоял на полшага позади Гарри, весь погруженный в свои мысли. Артур знал это выражение лица. Мерлин, как и Поттер, был не в восторге от союза с Драко. Значит, в ближайшем будущем слуга ненавязчиво попытается сделать выговор, маскируя его предупреждением и беспокойством. Артур хорошо успел изучить Мерлин и ни капли не сомневался, что так и будет. Внутри разлилось неожиданное тепло. Эта искренняя тревога Мерлина всегда делала Артура странно счастливым.
Смутившись собственных мыслей, Артур затеребил эфес меча, Поттер рассеянно взглянул в его сторону и заметил висящие за его спиной часы.

– Мерлинова борода! – выругался Гарри и тут же покраснел, до корней волос. – Прости, Мерлин. Но мы ужасно опаздываем! Ужин у Горация!

Артур повел головой, уговаривая себя не злиться. Он дал слово, что не будет запрещать Мерлину ходить на эти вечера.

– Я совсем забыл, - откликнулся тот, в голосе явственно прослушивались виноватые нотки. – Артур?..

– Идите, - он указал на дверь и вытащил меч из ножен. – Давайте же.

– Пойдем, Мерлин! – нетерпеливо позвал Гарри прежде чем еще раз посмотреть на принца: – Артур. Будь осторожен с Малфоем.

Мерлин неловко шагнул к дверям, бросил еще один взгляд на Артура и пошел вслед за уже спешившим к выходу Гарри. Артур, кивнув на последнюю реплику Поттера, дождался их ухода, взмахнул палочкой. Чучела пришли в движение, и он начал очередной бесконечный бой с фигурами из соломы и пакли.



Пот градом катился по его лицу. Артур коротко выругался и нырнул за ближайший шкаф. Рядом взорвался пустой стеллаж, и мелкие осколки брызгами разлетелись во все стороны. Артур почувствовал, как острое стекло оцарапало кожу на щеке и шее, и быстро поднялся на ноги. Управляться с мечом и трансфигурированной в щит палочкой было дико неудобно. Ему приходилось концентрироваться не только на бое, но и на поддержании заклинания, обеспечивающего безопасность. Малфой еще в детстве откопал его в фамильной книге, и даже Поттер пораженно присвистнул и взял на вооружение. Конечно, он бы в этом никогда не признался, но, казалось, Драко обладает удивительной способностью читать мысли Гарри. Получилось как всегда. Драко задел сокурсника своим комментарием, Поттер вспыхнул, как маков цвет, и Артуру снова пришлось разнимать этих идиотов.
Тихие шаги слизеринца замерли, и Артур тенью скользнул по дощатому полу, ведя меч плашмя. Как он и думал, Малфой оказался за углом, и лезвие крепко приложило его по голени. Зашипев, Драко упал на одно колено, но сумел встать и парировать удар Артура. Малфой побледнел, но под замешательством и страхом Артур с удовлетворением заметил то, по чему так соскучился в Хогвартсе. Жажду сражаться. Рыцари тоже побаивались принца – особенно когда тот выходил из себя. И все же, несмотря на тщательно скрываемый испуг, защитники Камелота входили в раж. Им нравилось драться, и проиграть сильнейшему было совсем не обидно.
Малфой был изворотливым и хитрым. Артур припомнил, как Поттер называл слизеринца хорьком и змеей. И если первое сравнение удивляло, то со вторым он бы не стал спорить. Нехватка у Драко боевых навыков с лихвой компенсировалось великолепной адаптацией к сложившимся условиям. Артур получал искреннее удовольствие от их драк и после с радостью отмечал, как от усталости ноет все тело. Мерлину приходилось подолгу массировать напряженные мышцы, и в это время Артуру чудилась особая близость между ним и слугой. Мерлин тщательно разминал окаменевшие плечи, его пальцы гладили и давили, заставляя принца выгибаться и облегченно выдыхать. Только богам было известно, чего стоило Артуру сдержаться и ничем не выдать себя. То, какую реакцию вызывали прикосновения Мерлина, он мог объяснить исключительно проклятыми снами, не покидавшими его с тех самых пор, как он впервые увидел себя вместе с Мерлином. С еще пущим негодованием он отмечал, что при всем раздражении на неловкость ситуации, ему нравилось. Мерлин не был излишне нежным и осторожным и не старался дотронуться там, где не следовало бы. Но каждое прикосновение Мерлина – будь то легкое поглаживание или резкое постукивание – посылало волну мурашек в низ живота, и Артур благодарил небеса за невнимательность своего слуги.

Сейчас думать о Мерлине было глупо, расслабляться было нельзя. Малфой вошел во вкус. Драко нападал с завидным упорством, и как бы Артура не бесило постоянно отбивать атаки, он знал, что так – лучше. Он сумеет приспособиться к магическому щиту, а это немаловажно в безумном мире волшебников.

– Вы здесь? – раздался голос у него из-за спины, и Поттер с шипением пригнулся, пропуская над головой заклятие Драко. Малфой триумфально отсалютовал и сделал гриффиндорцу знак отойти. Гарри, на изумление, без слов подчинился ему.
Это жест стоил Драко палочки. Артур победно улыбнулся, сжал в ладони нагретую деревяшку, а после бросил ее Малфою. Драко выматерился и взял себя в руки.

– Ты чертовски невезуч, Поттер, - манерно протянул он, задыхаясь после схватки. – И твое невезение заразно. А я ведь тебя, между прочим, предостерег.

– Заткнись, Малфой, - закатил глаза Гарри. – Признай, что ты был нерасторопен.

– До твоего прихода у меня все шло отлично, - огрызнулся Драко, и Артур громко вздохнул.

– Где Мерлин? – спросил он, прекращая ненужный спор.

– Мерлин! - ухмыльнулся Поттер, заговорщицки подмигнув Артуру. Вкупе с круглыми очками это смотрелось довольно нелепо. – Твой Мерлин не так прост. Очаровал Мелинду в первый же вечер. Она влюбилась в него по уши!

– Мелинду? – недоуменно переспросил принц, нахмурившись.

– Мелинду Боббин? – уточнил Драко, и когда Гарри кивнул, зааплодировал. – Неплохо, неплохо.

– Что неплохо? – рявкнул Артур, не понимая, что происходит.

– Ее родители владеют целой сетью аптек. Весьма приличное наследство для единственной дочери. Хороший выбор. К тому же, она довольно симпатичная и неглупа.

– Это уж точно, - согласился Гарри. Если бы Артур не был так ошарашен, он бы съязвил, что в первый раз за все время эти двое сошлись во мнении. – В общем, она сегодня за ужином мне намекнула, чтобы я оставил их с Мерлином одних. Обычно мы вместе провожаем ее до гостиной, но…

– Какой гостиной? – перебил Артур, и Гарри серьезно посмотрел на него. Словно только увидел.

– Гостиной Рэйвенкло, она находится на пятом этаже…- честно ответил гриффиндорец, но прежде, чем он успел закончить, Артура в зале уже не было.

Мерлин обнаружился довольно быстро. На восьмом этаже. Он сидел на ступеньках лестницы, подперев подбородок руками, и смотрел в пол. На его скулах играл румянец, да и сам вид слуги был слишком мечтательным, слишком влюбленным, чтобы пытаться отрицать это. Внутри у Артура все всколыхнулось, когда Мерлин растерянно поднес пальцы ко рту и коснулся ими губ. Облизнулся и, опустив руку, потер колено.
Хотелось орать. Встряхнуть этого придурка и отчитать за похождения. Может, дать затрещину – чтобы из непутевой головы вылетели все неподходящие мысли. Чтобы и думать не смел.

– Артур? – удивленно воскликнул Мерлин, вынырнув из своего блаженного состояния. Его глаза будто светились в полумраке замка, а улыбка была широкой и чересчур радостной. Глупой, поправил себя Артур. – Ты уже освободился?

– Не совсем, - холодно ответил принц и резким движением поднял слугу на ноги. Тот пошатнулся, машинально уцепившись за плечо Артура, и ойкнул. – Пойдем.

– Куда? – непонимающе спросил Мерлин, поправляя свою куртку, но Артур молча направился в ближайшую комнату, где можно было спокойно поговорить. Или покричать. Первым попавшимся помещением была Выручай-комната, как ее называли ученики Хогвартса. Что в ней такого особенного, Артур особо не понимал – да, она изменялась под нужды людей. Но и все остальные комнаты в Хогвартсе подстраивались под него.

Войдя в запыленное и захламленное помещение, принц мрачно осмотрелся. Повсюду стояли какие-то предметы, которыми явно давно не пользовались, что-то было сломано, гулко отстукивали часы, показывая время в обратном направлении. Перешагнув через валяющиеся на полу доски и щепки, Артур вплотную подошел к застывшему посередине Мерлину и легко пихнул его. От толчка Мерлин чуть было не упал на полуразрушенный стол. Артур крепко сжал его рубашку. Ткань угрожающе затрещала, норовя вот-вот порваться, и принц, поморщившись, рывком поставил Мерлина в вертикальное положение. Чтобы толкнуть еще раз, прижимая к стене.

– Артур, да что с тобой такое? – раздраженно выдохнул Мерлин, и если бы Артур не знал своего слугу настолько хорошо, он бы ни за что не почувствовал накрывший его с головой страх.

– Что с тобой такое? – медленно, цедя каждое слово, заговорил Артур. – Ты еще помнишь, зачем мы здесь?

– Разумеется. И я делаю все, что в моих силах, чтобы помочь Гарри, - утвердительно кивнул слуга, показав на торчащую из сумки книгу, с которой он не расставался ни днем, ни ночью.

– Интересно, - жестко усмехнулся Артур, - а обхаживание девушек тоже способствуют помощи? Или он, - принц выразительно опустил взгляд и со злым удовлетворением отметил, как на щеках Мерлина проявились красные пятна, - бунтует и мешает сосредоточиться на основном?

– О чем ты вообще говоришь? – опешив, пробормотал Мерлин, и уставился на Артура так, словно тот был идиотом.

– О Мелинде. Ты ее постоянно провожаешь.

- Я и Гарри. И потом, разве ты бы не проводил леди? – возразил Мерлин, и Артур неприятно улыбнулся.

– До спальни?

– Что? – возмущенно выдохнул Мерлин, не веря, что они обсуждают это.

– Провожаешь до спальни?

– Артур. Или ты пьян, или Малфою удалось сильно тебя ударить, - помолчав, произнес Мерлин, и Артур сжал кулаки от гнева. Этот идиот еще смеет обижаться и оскорблять! – Я не знаю, что там тебе наплели, я всего лишь действую так, как велит мне воспитание. Придвинуть стул и налить сока – это нормально, тебе так не кажется?

– Брось. Ты не рыцарь. С чего вдруг такая любовь к соблюдению этикета? - парировал Артур, и Мерлин дернулся, словно тот снова толкнул его. – Что-то я не припомню такого рвения за тобой в Камелоте, - Мерлин продолжать молчать. Он тяжело дышал и отводил глаза. Артур машинально следил за тем, как дергался кадык на не прикрытой платком шее, когда Мерлин нервно сглатывал. – И как, твое воспитание позволило залезть ей под юбку? – нарушил Артур затянувшуюся тишину.

– Да будет тебе известно: не все горят желанием трахнуть первую попавшуюся девчонку, - выплюнул Мерлин, отворачиваясь, и Артур тут же властно повернул его к себе. Ругающийся Мерлин – это было что-то новенькое. Грубое слово огнем прокатилось по горлу и ухнуло вниз, разжигая любопытство, распаляя еще больше.

– Иногда девчонки горят желанием трахнуть, как ты выразился, тебя, - Артуру отчаянно хотелось провести пальцами по пунцовой щеке, скользнуть ниже, надавить на адамово яблоко, вызвать удивленный возглас. Внутри все дрожало от предвкушения, как у хищника, преследующего свою добычу.

– Тебе виднее, - съязвил Мерлин и отстранился. Вернее, это была очень хорошая попытка отстраниться.

– Так что вы там делали, Мерлин? – понизив голос, не прекращал допытываться Артур. – Она показала тебе свою…комнату? Угостила чем-нибудь? Разрешила больше, чем положено правилами приличия?

– Я смотрю, моя личная жизнь не дает тебе покоя, - прищурился Мерлин, выдерживая насмешливый взгляд Артура. – С чего бы это вдруг?

– Потому что, Мерлин, ты мой слуга, если ты еще этого не забыл.

– Ну что вы, сир, вы очень хорошо напоминаете мне про мое место, - горько произнес Мерлин, стискивая зубы, чтобы не послать сейчас его королевское высочество к черту.

– Я рад, что хоть про это ты помнишь. Иногда, – фыркнул принц. – Так что вы там делали?

– Что мы делали? – зашипел вдруг Мерлин, покачиваясь на пятках. Отлепился от стены, к которой был буквально пригвожден Артуром, и подался вперед, так, что кончики носов соприкоснулись. – Вот что.

Губы Мерлина были теплые и влажные. Артур замер, распахнув глаза, рассматривая темно-синюю радужку напротив. Язык скользнул в его приоткрытый рот – на удивление несмело вопреки эмоциональному порыву слуги. Прошелся по кромке зубов, пощекотал нёбо, дотронулся до языка Артура, и, прежде чем принц успел подумать, его губы шевельнулись, отвечая на поцелуй…который моментально прекратился.

Мерлин медленно ступил назад, неверяще глядя на принца, на его рот. Обхватил себя руками, несмотря на то, что стоял рядом с полыхающим жарким огнем факелом. Но не потупился, как ожидал Артур.
Молчание затягивалось.

– И как, понравилось? – ровным, металлическим голосом поинтересовался Артур.

– Что? – переспросил Мерлин, будучи не готов к таким вопросам.

– Понравилось? - учтиво повторил Артур, наслаждаясь замешательством Мерлина. Все внутри перехватывало от нездорового желания услышать ответ на свой двусмысленный вопрос.
Силки захлопнулись, добыча оказалась в ловушке.

– Не твое дело, - дернул плечом Мерлин, осознав, в какое положение он попал.

– Очень даже мое, - спокойно отчеканил Артур. – Меня касается личная жизнь моих людей. Я в ответе за тебя.

– Ну, раз ты в ответе за мою личную жизнь, тогда сделай так, чтобы я хоть раз получил удовольствие, - отрезал Мерлин и, развернувшись, направился к дверям.

Идиот. Просто идиот. И непонятно, кто их них – больший. Мерлин еле уговорил сам себя не превращать все в этой комнате в порошок. Гнев душил, заставляя магию внутри взбеситься, и только выработанная за два года привычка сдерживаться спасла его от раскрытия своих способностей.
Но Артур! Мерлину хотелось застонать и приложиться головой об стену. Он не догадывался, что нашло на принца, на что он так взъелся. Мерлин не думал про эту Мелинду! Конечно, он замечал оказываемые ему знаки внимания, это было приятно. Каждому льстит, когда девушка показывает, что ты ей небезразличен. Но у него и в мыслях не было отвечать ей взаимностью, тем более, после всех видений. Он вспоминал их и за ужином у Слизнорта, невпопад комментируя выступавших учеников, и после, когда провожал девушку к ее гостиной. Она щебетала, как птица, рассказывала о своем доме, породистых собаках. Утверждала, что Мерлин обязательно должен приехать к ней на летних каникулах. Кажется, он пробормотал что-то вежливое, вроде: «Посмотрим ближе к лету», отчетливо осознавая, что до лета они тут не задержатся. Он погрузился в себя, переживая последний довольно откровенный сон, и упустил момент, когда она восприняла все по-своему и внезапно поцеловала его.
Это было…странно. Неправильно. Он привык целовать сам, а чужие ласки, особенно такие неожиданные, вызывали отторжение.
Мерлин поспешно отстранился, вытирая мокрые губы, и развел руками.

– Ты гей? – спросила она, обиженно глядя на него из-под пушистой челки.

– Нет, - быстро ответил Мерлин, не особо разбираясь, что такое «гей». – Но…

– У тебя есть девушка? – безапелляционно перебила она его, моментально вогнав в краску. Ни в Эалдоре, ни даже в Камелоте он не встречал настолько прямых леди.

– Нет, - он нервно провел ладонью по шее, намереваясь ослабить узел платка, но с запозданием вспомнил, что не надел его сегодня. Мелинда молчала, угрюмо покусывая ноготь, и Мерлин облегченно выдохнул.

– Я тебе не нравлюсь? – так же внезапно, как и поцеловала, спросила она. И Мерлин пожелал оказаться как можно дальше от гостиной Рэйвенкло.

– Нравишься, - честно ответил он. Мелинда ему нравилась. Как Гвен. Как Элоиза, подруга Уилла. Она была симпатичной и умной девочкой, с ней было весело шутить на скучных собраниях у Горация, но и только. – Просто…

– Тебе нужно время? Я понимаю. Ты такой смешной, Мерлин, сказал бы сразу, - улыбнулась она и поцеловала его еще раз – в щеку. – До встречи завтра.

– Мне не нужно никакого времени! – запротестовал он, но Мелинда его уже не услышала.

Опешивший, он постоял некоторое время перед дверью с бронзовым молотком в виде орла, охраняющей вход на территорию чужого факультета, а потом поспешил вниз. Артур должен был закончить тренировку. Наворачивая круги между этажами по застывшим согласно его желанию лестницам, Мерлин улыбался, понимая, что соскучился. Эти ужины наводили на него дикую тоску, ничего интересного в них он не находил, а уж когда ему задавали какие-то вопросы, то и вовсе хотел провалиться сквозь землю. Возможно, Слизнорт и сам пожалел, что принял его в круг избранных. Хотя, судя по тому, как внимательно он наблюдал за работой Мерлина на уроках, ему не терпелось побольше узнать о методах мага.

Мысли об Артуре подернулись дымкой последнего видения, и Мерлин решил не торопиться. Картинки про него и Артура, где они с принцем переплетались руками и ногами под одним одеялом, никак не хотели уходить. И он позволил себе минутку слабости. В конце концов, если этому суждено сбыться, то можно немножко подглядеть?
Была зима. Это он точно помнил, потому что из приоткрытого окна сквозило, и он все собирался закрыть его, но Артур – король Артур – постоянно отвлекал Мерлина. Его огрубевшие от оружия ладони лениво дразнили расслабленное тело Мерлина, щекоча под ребрами, оглаживая самые чувствительные местечки, и тот задыхался, потерявшись в прикосновениях и стонах. Артур ухмылялся, но маг – придворный маг – знал, что все это – наносное, и что Артур любит его открытость и податливость.
Мерлин прижал пальцы ко рту, облизнув пересохшие губы, почти жмурясь от накрывшего его счастья, и именно тогда его нашел Артур. Не благородный и мудрый правитель, а эта высокомерная задница.

Настроение было окончательно испорчено. Артур, разумеется, запомнит и этот разговор, и поцелуй. Мерлину совсем не хотелось представлять, что тот предпримет по возвращении в Камелот. Извиняться он не собирался, а просто так принц ему этого с рук не спустит. Значит, колодки. Или темница. Не очень веселый выбор. Если Артур поуспокоится, и наказание будет только на один день, то вполне можно стерпеть гнилые овощи. А вот если нет… Ночевать на сырой соломе всяко приятнее, чем стоять, скрючившись, в одной и той же позе на протяжении нескольких суток.

– Господин Артур, господин Мерлин! – перед глазами возник перепуганный домовик, и Мерлин едва не упал, споткнувшись и запутавшись в ногах.

– Что случилось? – от былого раздражения в голосе Артура не осталось и следа. Он опять был собранным, готовым сражаться, и, видать, на Стиффлера это произвело настолько неизгладимое впечатление, что он отвесил три поклона прежде, чем объяснил им причину своего страха:

– Там мистер Драко… Мистер Поттер…

– О, черт! - выругался Артур, бегом направляясь в Трофейный зал. Мерлин старался не отставать, но хуже всего пришлось домовику. Поэтому Мерлин, нагнувшись, подхватил эльфа на руки и нагнал принца. – Они поубивали друг друга?

– Нет, что вы, - драматичным шепотом вещал Стиффлер. – У мистера Поттера снова болел шрам!

Артур с Мерлином переглянулись и прибавили шагу. Маг чувствовал, как в животе неприятно скручивается тугой узел.
Шрам у Гарри болел только тогда, когда Волдеморт кого-то убивал.
Завернув за угол, Артур влетел в забитый кубками зал.
На залитом лунным светом полу сидел бледный Малфой. Находящийся без сознания Гарри лежал на его коленях и, похоже, стонал, но Артур не слышал ни звука.

– Заглушающее заклятие, - оповестил Стиффлер, заламывая пальцы, и уставился полными ужаса глазами на страдающего Поттера.

Артур хотел было уточнить, что это за заклятие, как комната наполнилась громкими криками. Он помедлил и шагнул назад, пересекая невидимую черту. Снова все стихло. Кивнув сам себе, он присел рядом с взволнованным Драко.

– Что произошло?

– Я не знаю, - прохрипел Драко, и Гарри снова застонал. Из-под темных ресниц заструились слезы, и испуганный Малфой быстро провел ладонью по лицу гриффиндорца. – Мы немного поговорили, поругались, а потом он упал на пол и… Я никогда не видел этого, понимаешь? – выпалил Драко и скривился, хватаясь за предплечье.

– Что с тобой? – спросил Мерлин, достав палочку.

– Волдеморт. Призывает всех Пожирателей Смерти присоединиться к нему. Она всегда так горит, - сквозь зубы произнес Драко, поглаживая метку через рукав мантии. Кожу нещадно жгло и кололо, и Малфою слабовольно подумалось, что отрезание конечности – не самый худший вариант избавления от этой боли.

Все смешалось. Они привычно поспорили с Поттером, даже собрались начать магическую дуэль – в кои-то веки они остались наедине и могли выплеснуть всю скопившуюся в них ненависть. А потом к его руке словно приложились каленым железом, и он опустил палочку. Поттер шагнул к нему, спрашивая, в чем дело, но сам вдруг упал на холодный камень, заорав так, что Малфой инстинктивно наложил Заглушающие чары.
Это было ужасно. Своя боль была почти нестерпимой, но она не шла ни в какое сравнение с поттеровской. Того чуть ли не подбрасывало вверх, как магглов, страдающих эпилепсией. Если бы Драко не схватил его, Гарри вполне мог навредить себе.
Сейчас, сидя в окружении Артура и Мерлина – Мерлин Великий, Мерлина! – он ощущал стыд за свое волнение и неловкость. Он не только не ушел, он помогал Гарри Поттеру. И пусть это все было машинально, пусть его разум был ослеплен раздирающей предплечье болью, факт оставался фактом. Он помогал Поттеру. Этому четырехглазому уроду-который-выжил-сто-тысяч-пятьсот-раз.

– Я, пожалуй, пойду, - выдохнул Драко, отчаянно желая побыть одному.

– Вам придется задержаться, мистер Малфой, - раздался хорошо знакомый всем голос, и все трое едва не подпрыгнули на месте.

Дамблдор опустился на колени и зашептал какое-то заклинание. Оно было незанкомо Мерлину, но откуда-то он знал, что оно не прогонит видение Гарри. Лишь облегчит физические страдания. Им оставалось только ждать.

– Неважно выглядишь, Драко, - сочувственно произнес директор, и Малфой моментально замкнулся в себе. Лицо его снова выражало брезгливость и отвращение ко всему происходящему, и Мерлин недоверчиво воззрился на него.
Как можно доверять такому человеку?
Но Артур доверял. А Мерлину приходилось надеяться, что интуиция Артура их не подведет.

– Со мной все в порядке. Я простыл, - соврал Малфой, и Дамблдор, улыбнувшись, кивнул, словно ни капли не усомнился в словах слизеринца. – Итак, что вы тут делали посреди ночи, позвольте узнать?

– Я патрулировал Хогвартс, а они были здесь, - спокойно продолжал врать Драко. – Артур размахивал своим мечом, Мерлин с Поттером занимались. Я хотел снять с них баллы за нарушение режима, но Поттер отключился.

– Ясно. Что ж, пожалуй, надо отнести Гарри в больничное крыло. Мадам Помфри даст ему успокоительное, да и тебе, Драко, не помешает выпить лекарство от простуды, - Мерлину казалось, что он ослышался. Альбус говорил мягким тоном, но складывалось четкое ощущение, что под лекарством тот имеет в виду Веритасерум.

До владений леди Помфри они дошли быстро. Артур нес находящегося без сознания Гарри на руках, а Мерлин, путаясь в болтавшейся на длинном ремешке сумке, - Экскалибур. Дамблдор только удивленно блеснул очками при виде легендарного меча. Но что его особенно заинтересовало, так это вывалившаяся на пол книга, когда Мерлин в очередной раз споткнулся и уронил сумку. Конечно, на фолиант были наложены маскировочные чары, но Мерлин был уверен, что Дамблдор видел сквозь них.
Гарри очнулся внезапно. Сел на кровати, чудом не ударив хлопотавшую вокруг него леди, и рванулся к Дамблдору. Но тот успокаивающе провел ладонью по его плечу, и порыв Поттера утих.

– Что ты видел, Гарри?

– Волдеморт! Он в Румынии, он напал на драконозаводчиков! На Чарли Уизли. И, - Поттер вдруг побледнел и сжал кулаки, - я не видел Рона и Гермиону. И Джинни. Их там не было. Это значит… Это значит, он их убил?

– Гарри, Гарри, послушай меня, - попытался образумить обезумевшего от горя Поттера Дамблдор. Тот выворачивался из его рук, отчаянно тер покрасневшие глаза руками, бормоча:

– Чарли жив. Волдеморт хотел убить его, но тот улетел на Венгерской хвостороге. Драконы вырвались на свободу, и вполне возможно, начнут атаковать! А большинство драконологов убиты Пожирателями. Я видел их тела, я видел, как их пытали. Где Рон?! Где были они?

– Гарри! – воскликнул Дамблдор, и Гарри затих. Только комкал в руках простынь и сглатывал подступающие слезы.

– Я все же пойду, - проговорил Малфой. В этот раз директор не стал возражать.

Драко на негнущихся ногах покинул помещение. Он, конечно, слышал, что Поттер может видеть то, что делает Темный Лорд, но чтобы видеть все убийства… Видеть, как на твоих глазах убивают близких…
Кажется, у него в шкафу оставалось полбутылки огневиски. Пожалуй, это был идеальный повод прикончить ее.

Когда за Малфоем закрылась дверь, Дамблдор сел ближе к Гарри.

– Гарри, твоих друзей не было в Румынии. Они солгали тебе по моей просьбе. И лучшей защиты не нашлось! Я понятия не имею, зачем Волдеморт напал на фабрику Чарли, но если он смог достать информацию из твоей головы, это значит, что план сработал.

– План? Ты знал, что он нападет? – вмешался пораженный Артур.

– Нет, - терпеливо повторил Альбус. – Я не знал, но предполагал. Поверь мне, Чарли и остальные люди были предупреждены.

– Их пытали, - с яростью выдохнул Артур, наклоняясь к директору. – Они искали информацию, и, наверное, мы все здесь догадываемся, какую именно. Куда ты направил его друзей?

– Я не могу ответить на твой вопрос, Артур, - грустно покачал головой Дамблдор, и прежде чем Мерлин успел вскочить, Артур уже сжимал ткань мантии Альбуса.

– Ты можешь. И ты ответишь. Мне надоело тут изображать из себя неведомо кого, колдовать в вашем чертовом мире, искать информацию по крупинкам и подвергать моего слугу и мое королевство опасности! – Артура трясло от злости, и Гарри беспомощно взглянул на Мерлина. Тот только развел руками. С таким Артуром он бы никому не посоветовал спорить. – Я устал ото лжи и недоговорок. Мне плевать, если ты не хочешь ничего говорить этому идиоту, в чьих мозгах копошится Волдеморт. Но ты скажешь мне. Мы можем пойти в твою комнату, можем остаться здесь. Выбирай.

– Здесь, - решительно заявил Гарри. – Я тоже хочу знать. Я имею право знать, профессор.

– То есть ты отдаешь себе отчет в том, что ставишь под угрозу жизни Рона, Гермионы и Джинни? – печально спросил Дамблдор и недовольно поморщился, когда Артур безапелляционно отрезал:

– Ты уже поставил их жизни под угрозу, отправив неизвестно куда. Волдеморт искал их, разве это не ясно?

– Он не знал, зачем они уехали, - возразил Дамблдор.

- Глупости. Он прекрасно знал, что они хотят сделать, иначе бы не стал нападать с такими разрушительными последствиями.

– Это Волдеморт, Артур, он всегда так делает. Ты просто не знаешь, с кем мы имеем дело.

– Зато я много знаю о войнах и тактических схемах. И поверь мне, Альбус, это было прямое нападение, целью которого стояло уничтожение друзей Поттера. Поэтому, может, покончим с таинственностью и чувством вины, которое ты так щедро взваливаешь на Поттера? Пора рассказать, где ходят эти трое.

Дамблдор вздохнул, помолчал немного, но сдался.

– Они отправились за хоркруксами, - и, предупреждая град вопросов, пустился в объяснения. – Хоркруксы – это предметы, в которых можно сохранить свою душу.

– Это как? – опешив, спросил Мерлин, чуть не упав с кровати. Директор вздохнул. Разговор становился похож как две капли воды на тот, которые хранился в его Думоотводе.

– Видите ли, душу можно разделить. И спрятать одну её часть вне тела. И тогда, если на такого человека нападут и тело будет уничтожено, вторая часть души сохранится. Конечно, ее не хватит на то, чтобы существовать в полной мере, зато душа не умрет.

– Это что, своеобразный способ бессмертия? – с отвращением произнес Артур.

– Совершенно верно. Многие темные колдуны пытались докопаться до истины, как работает это заклятие. Его очень сложно найти, практически невозможно. Но некоторые решились попробовать.

– И как он создается? Хоркрукс? – поинтересовался Поттер.

– Плевать, как он создается, - мрачно перебил его принц, вставая и принимаясь ходить по комнате. – Любому идиоту ясно, что Волдеморт разделил свою душу. На сколько частей?

– На семь, - спокойно ответил Дамблдор, и Мерлин с Поттером удивленно приоткрыли рты. – Один из них был дневником Тома Реддла, Гарри. Его уже нет.

– Дневник? – недоуменно нахмурился Гарри.

– Да. Вполне одушевленная была вещь, не находишь?

– Отлично, про дневник – это очень увлекательно, - раздраженно отмахнулся Артур. – Важнее то, что их осталось всего шесть, - фыркнул он. – И те трое должны найти их?

– Ты не слушаешь меня, - укоризненно заметил Дамблдор. У Артура на скулах заиграли желваки. – Их осталось пять. Еще один – кольцо Марволо Мракса, которое я уничтожил тем летом, - Дамблдор поднял обожженную руку. – Ты спрашивал меня, Гарри, откуда эта рана. Уничтожить хоркрукс не так-то и легко, даже мне, с моим опытом, пришлось постараться.

– Звучит весело, - мрачно пошутил Артур, рассматривая потемневшую, обгорелую кожу. – Значит, пока хоркруксы не будут уничтожены, Волдеморта невозможно убить?

– Да, к сожалению, это так.

– Ублюдок, - выругался Артур.

Мерлин понимал его гнев. При таком раскладе становилось совершенно непонятно, что им придется сделать. Защищать Гарри? Отправиться на поиски хоркруксов? Попытаться убить Волдеморта без них?
Убить Волдеморта. Мерлин шумно сглотнул, искоса посмотрев на директора. Альбус предлагал ему попытаться убить Волдеморта, после рассказа про Древнюю Религию! Располагая информацией об этих хоркруксах! Расчетливость Дамблдора не знала границ. Сознавая, что Мерлин еще не тот самый Великий Мерлин, каким ему суждено стать, он намеревался использовать всю его силу против этого бессмертного существа.
Страха не было. Гнев быстро сменился холодной яростью. Последний раз Мерлин испытывал нечто подобное на Острове Блаженных, когда покончил с Нимуэ.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 12.10.2010, 20:01
Сообщение #12


Участник Merlin Big Bang


Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026



– Мне нужно вам кое-что показать, - сказал Дамблдор, поднимаясь. – Мерлин, ты мне не поможешь?

– С удовольствием, - замешкавшись, ответил он и взглянул на Артура. Тот стоял у окна и задумчиво созерцал открывавшееся перед ним озеро с вершинами гор вдалеке.

– Я позвал тебя не только за помощью, - признался Дамблдор, едва они зашли в его кабинет. Директор приблизился к неглубокому каменному сосуду, по краям которого были вырезаны какие-то символы. Содержимое сосуда нельзя было назвать ни жидкостью, ни паром. Это было что-то среднее; неизвестная субстанция светилась голубоватым сиянием.

– Я понимаю, - усмехнулся Мерлин. – Перенести эту чашу вы бы смогли, не поднимая рук.

– Что я и сделаю, Мерлин. Я хотел спросить у тебя насчет книги, которая находится в твоей сумке.

– Вы хотели спросить или воспользоваться ею, профессор? – уточнил Мерлин. Он знал, что ведет себя неучтиво, но отношение Дамблдора, его страсть все скрывать и манипулировать людьми вывели мага из себя. И это хорошо, что еще Артур не догадывался обо всем этом!

– Мерлин, ты злишься на меня, - мягко начал Дамблдор. – Наверное, мне следовало рассказать вам все в первый же день. Но поставь себя на мое место. Мне нужно было обеспечить Гарри полную безопасность, у меня появилась возможность – уникальная, невероятнейшая! – воспользоваться помощью не кого-то там, а самого Мерлина! То, что вы пришли в наш мир, я воспринял как добрый знак.

– Еще бы. У нас не было другого выбора, - заметил Мерлин, поглаживая пальцами корешок книги. – Зачем вам она?

– Если я не ошибаюсь, это книга Вели… твоя книга.

– Вы не ошибаетесь.

– Но как вы нашли ее? Она считалась утерянной много веков назад! Сама Ровена Рэйвенкло не смогла отыскать ее!

– Я думаю, потому, - протянул Мерлин, нахмурившись, - что я в будущем не захочу, чтобы ее находил кто-то посторонний. По крайней мере, уже сейчас я не испытываю никакого желания, чтобы ее смотрели люди вашего времени. Там слишком много ценной информации, и с вашими интригами и войнами вы уничтожили бы этот мир за одну секунду.

– Ты считаешь, я хочу уничтожить наш мир? – опечаленно всплеснул руками Дамблдор.

– Отнюдь. Вы готовы пожертвовать собой, лишь бы спасти его, - Мерлин выразительно глянул на искалеченную кисть.

– И, зная это, ты все равно мне не дашь прикоснуться к источнику великих знаний? Твоих знаний, Мерлин.

– Нет, профессор, - Мерлин покачал головой. Он выглядел слегка виноватым, но взгляд у него был твердым и решительным. – Я сам с ней разберусь. И если найду хоть что-нибудь, касающееся хоркруксов, я поставлю вас в известность.

– Мне очень жаль, Мерлин, что ты не доверяешь мне, - тихо проронил Дамблдор, поглаживая свою бороду. – Ты еще так юн, а уже столь недоверчив, мой друг.

– За два года в Камелоте Артура пытались убить десятки раз. Не особо настраивает на безоговорочное доверие, верно? – хотел отшутиться Мерлин, но вышло по-горькому правдиво. Замечание Дамблдора неприятно царапнуло внутри, будто незаслуженное оскорбление, на которые обычно был горазд Артур.

– Тебе виднее, - пожал плечами Альбус и достал палочку. – Вингардиум Левиоса! - Сосуд покачнулся и поднялся в воздух. Дамблдор взял с полки узкую колбу с таким же белесым туманом в ней и направился к выходу. – Тогда, пока мы еще наедине, я хотел спросить насчет драконов. Как сказал Гарри…

– Я понял, профессор, - равнодушие в его словах плескалось через край. Усталость, гнев, опустошение – все перемешалось. Мерлину больше всего на свете хотелось отмотать этот безумный час назад и порадоваться негодованию Артура. Пусть тот орал беспричинно и обвинял неизвестно в чем, но даже с таким Артуром было спокойно и хорошо. – Я сразу понял, как только услышал. Волдеморт может управлять драконами?

– Не знаю, Мерлин. Я не припоминаю, чтобы их можно было околдовать и подчинить своей воле. Но они агрессивны по своей природе и вполне вероятно, что они нападут на города.

– Ясно, - кивнул Мерлин, поежившись. Выходить в темноту и призывать Дракона… других драконов не хотелось, но, похоже, выбора у него не было. – Что с ними сделать?

– Что ты можешь с ними сделать? – поинтересовался Дамблдор.

– Все, - просто ответил Мерлин и, поразмышляв, повторил. – Все, что касается их воли. Мой отец был Повелителем драконов, а когда он умер, его дар перешел ко мне. Я не хочу их убивать. Мы можем перенаправить их в другое место? Как то, где они находились?

– Хорошо, - согласился Дамблдор, подходя к больничному крылу. – Тогда я пришлю тебе сову с адресом, куда их можно «перенаправить», как ты выразился. И, Мерлин, у Гарри есть мантия-невидимка. Если она тебе нужна, он с радостью тебе ее одолжит.

– Мне скорее нужно сильное сонное зелье для Артура, - грустно усмехнулся Мерлин, думая о том, как будет пробираться ночью из тихой спальни в Запретный лес.

В Думоотводе (Дамблдор назвал этот каменный сосуд именно так), они все посмотрели воспоминание Слизнорта – подправленное, искаженное. А потом Гарри достал у себя из головы свое видение, и Мерлин задохнулся от ужаса, когда оказался лицом к лицу с безносым кровожадным чудовищем. Волдеморт не мог их видеть, он хохотал, глядя на вспышки огня по всему драконьему загону. В небе кружили несчастные животные, некоторые из них падали, сраженные заклятиями. Вокруг слышались крики пытаемых людей, стоял запах паленой плоти, и Мерлин, зажмурившись, вынырнул из той реальности. Он не мог и не хотел оставаться там ни секунды. Рядом грязно ругался Артур, и в кои-то веки Мерлин был с ним полностью согласен.

– Я все больше убеждаюсь в том, что мой отец был прав, запретив магию, - выплюнул он, с отвращением глядя на Думоотвод.

Это было даже не больно. Привычно. Слова Артура окатили холодом, и Мерлин сглотнул и отвернулся. Ему нечего было сказать. После увиденного он не мог обвинять Артура в его слепой ненависти ко всему волшебному.

– Вам всем следует принять успокаивающих капель, - предложил Альбус. – Уже поздно, и вам лучше лечь спать. А после случившегося вряд ли у вас это получится. И не нужно возражать, Артур, это и правда необходимо, - проговорил Альбус и позвал мадам Помфри.

Та принесла три одинаковые склянки с бесцветной жидкостью, и Артур, поморщившись, опрокинул в себя содержимое стакана. Гарри, помедлив, последовал его примеру.
Мерлин сделал большой глоток. Зелье по вкусу напоминало воду. Это и было водой, понял он, когда Дамблдор заговорщицки подмигнул ему.
Что ж, проблема с Артуром удачно разрешилась. Оставалось только добраться до леса, призвать всех драконов, в том числе и Великого, и приказать им следовать за Килгаррой туда, куда скажет Дамблдор. Не самое сложное задание, но Мерлину очень не хотелось снова пробуждать передавшийся от отца дар. Вот только его мнения никто не спрашивал. Мир снова и снова подвергался угрозе, и, разумеется, ему нужно было помочь. Спасти. Если не от Волдеморта, так от магических тварей. Которые даже разговаривать толком не могли.
Мерлин вздохнул и побрел вслед за Артуром в их спальню.
Ночь обещалась быть длинной.

Глава десятая


Мерлин не хотел поступать так с Артуром, но другого выхода не было. Дамблдор не спросил его мнения, хотя Мерлин признавал разумность этого решения. Принц забылся спокойным сном. Мерлин поправил одеяло, укрывающее Артура, погладил того по щеке, извиняясь за чужое самоуправство и, покинув гриффиндорскую башню, отправился в Запретный лес. Впервые за последнее время он чувствовал себя спокойно. Полностью сосредоточенный на предстоящем важном деле, Мерлин не мог переживать из-за всего остального.
В каком-то смысле Мерлин был даже рад, что ему придется усмирять драконов. Порой в Камелоте он тоже любил занять себя работой и не думать о некоторых вещах. Не скучать по матери, не винить себя в смерти Уилла, не злиться на Артура за очередные обидные слова и поступки.
В лесу оказалось холодно и ветрено. Мерлин зябко поежился, встряхнулся, покосился на стоящего неподалеку Дамблдора и поморщился. Он был уверен, что профессор пришел не просто так. Директор хотел увидеть, как Мерлин будет призывать драконов. Чтобы потом записать заклинание и, наверное, попытаться опробовать. Мерлин решил, что не станет говорить Альбусу: дело не только в магии. В Дамблдоре все равно не было нужной крови. Его попытки обречены на провал.
Мерлин зевнул, позавидовав мирно спящему Артуру, подавил в себе мелькнувшее желание вернуться в спальню и лечь – желательно рядом с принцем, и закрыл глаза. Слова снова рождались изнутри, как тогда, на поле брани. Мерлин медленно втянул воздух и заговорил.
Заклинание отдавалось легкой вибрацией, щекотало горло, вырываясь наружу. Мерлин закончил его читать и уселся на ближайшую корягу. Откуда-то он знал: надо немного подождать. Вокруг было тихо, шел снег. Альбус стоял неподвижно, но Мерлин даже отсюда чувствовал его любопытство.
Наконец, вдали послышался стремительно нарастающий шум, а потом стало темно – небо заполонили Драконы. Мерлин прикусил ноготь, рассматривая бесконечные хвосты, шипастые позвонки, кожистые крылья, и улыбнулся.
На поляну тяжело опустился Килгарра.

Артур не выносил, когда люди пытались ослушаться его приказов. Ему хватило этого в детстве: внешней почтительности и, тем не менее, неподчиненности окружающих. Когда в ответ он слышал: «Король запретил, сир». Ему пришлось вырасти и доказать, что он не просто так сын Утера Пендрагона. Что с ним нужно считаться.
Детское желание быть могущественным сменилось другим – теперь от его приказов зависели жизни людей. И если уж Артур брал на себя такую ответственность, то требовал беспрекословного послушания. И немедленного исполнения.
Мерлин не слушался его почти никогда. И уж точно не с первого раза. Но вместо того, чтобы выгнать слугу взашей, Артур раз за разом пытался выбить из него дурь, отправить в колодки или темницу, отвесить подзатыльник или просто сделать замечание. В надежде, что однажды Мерлин образумится. Надежда эта таяла с каждым днем. Мерлин становился только наглее, а Артур постепенно привыкал к задержке завтрака, спугнутой дичи и прочим мелким неприятностям.
И все же некоторые приказы Мерлин был обязан соблюдать. Например, проснуться, когда наследный принц уже полчаса пытается разбудить своего слугу, холодея от страха, что с этим идиотом случилась беда.

– Мерлин! – рявкнул Артур, откровенно грубо начиная трясти его за плечо. Темноволосая голова обессилено мотнулась.

Подавив нарастающую панику, Артур огляделся по сторонам и отпустил Мерлина. Только для того, чтобы схватить со столика кувшин с водой и опрокинуть его на слугу.
Тот слабо застонал. Артур сел на край постели, выдохнул и отвернулся, стараясь справиться с чувствами. Что бы он там не говорил – Мерлин был ему дорог. Поэтому у него не было никакого права умирать. Как не было права целоваться с преступно юными леди и…
Артур невольно облизнул губы, вспомнив, как язык Мерлина скользнул ему в рот. Тогда его взбудоражило происходящее. Все наложилось одно на одно. Сон, где Мерлин отдавался ему. Явь, где Мерлин стонал и терся о простыню. Утро, когда Артур не мог отвести глаз от припухлых губ Мерлина, линии шеи, неловких длинных пальцев. И собственные смутные мысли, проснувшийся интерес.

Сейчас, когда прошло немного времени, Артур готов был признаться себе: он ревновал. Не то что бы он хотел Мерлина, но видеть его рядом с той девушкой принц не желал. Это было бы нечестно и по отношению к самой леди. Ведь они скоро вернутся домой, в Камелот…

– Артур?.. – донеслось тихое, вырывая Артура из круговерти мыслей, от которых начинала побаливать голова.

Мокрый Мерлин ошарашенно моргал, очнувшись, но выглядел все еще очень плохо. Цветом лица он мог соперничать со слизеринским гербом, а голос… Артур не сомневался, что Мерлин шепчет не просто так.

– Ты вставать собираешься? – хмуро спросил Артур.

– Я сейчас, - отозвался Мерлин, попытался приподняться на локтях и рухнул вниз. – Артур, ты пропустишь занятия. Иди, а я попозже подойду...

– Ты кого пытаешься обмануть? – тихо и очень зло поинтересовался Артур. – Мерлин, что ты успел натворить, пока я спал?

Артур с трудом сдерживался. Ему одновременно хотелось отвесить Мерлину затрещину – за вранье – и дотронуться до его волос, убирая их с вспотевшего лба.

Мерлин отвел глаза.

– Я ничего не делал. Наверное, меня продуло на одном из занятий, или сок вчера был несвежий.

Артур напис сверху, упершись коленом в постель, а руками – по обе стороны от головы Мерлина. Тот шумно сглотнул.

– Дамблдор опоил меня чем-то?

Мерлин мог и не отвечать – Артур и так все понял по расширившимся зрачкам.

– Ему была нужна моя помощь. Он же знает, что я слуга, поэтому вполне разумно, что он…

– Ты – мой слуга, - произнес Артур, испытывая необъяснимое наслаждение от самой формулировки, говорящей о принадлежности Мерлина ему. – Ты работал полночи?

– Да, как-то так, - Мерлин испуганно закусил губу.

– Последний раз ты выполняешь чужие поручения. Мерлин, ты хорошо понял?

– Да, - слуга попытался кивнуть. Но недомогание было слишком сильным.

Артур отстранился и осмотрелся. В спальне никого не было, а обращаться за помощью к леди Помфри после того, как она поднесла ему сонное зелье, Артур не хотел. Наконец, он припомнил: у этого Невилла был целый ящичек со склянками. Его бабушка все время обновляла запас лекарств и заставляла взять их с собой в Хогвартс, не доверяя школьному врачу. Артур решительно начал копаться в вещах Лонгботтома.

– Что ты делаешь? – Мерлин приподнялся на локте.

– Бодроперцовое, противопростудное, от поноса, для общего укрепления организма… вот это пойдет, - пробормотал Артур. Ему не нравилось лечить Мерлина магическими настойками, но здесь не было Гаюса, чтобы сварить нормальную микстуру. – Тут написано «пять капель». Открывай рот.

– Я не буду пить непонятно что, - запротестовал Мерлин.

– Тогда я поступлю с тобой, как на псарне со своими собаками – зажму нос, и когда ты откроешь рот, чтобы вдохнуть, волью силой, - предупредил Артур, снова усаживаясь на постель.

Выражение лица Мерлина стало абсолютно непередаваемым. Артур сдержанно улыбнулся и, не удержавшись, все же потрепал его по волосам.

– Мерлин, я не пойду на урок без тебя.

Увидев послушно приоткрытый рот, Артур порадовался одержанной победе и влил пять капель прямо на язык Мерлину. Но когда слуга, поморщившись, проглотил зелье и машинально облизал губы, Артура словно прошило изнутри дрожью. Ему опять вспомнился поцелуй, вкус Мерлина, мягкость его губ, легкое возбуждение, испытанное Артуром.
Чертовы сны, клубы талантливых учеников и собственные не к месту проснувшиеся желания!

– Мне правда лучше, - сказал Мерлин, усаживаясь.

– Я рад, - Артур поспешно встал, вернул зелье обратно в ящичек Невилла, положив все, как было.

– Спасибо, - негромко поблагодарил Мерлин, поднимаясь на ноги.

Артур повернулся к нему. Мерлин одевался. Движения были замедленные, будто тот не до конца владел своим телом, но выглядел он почти сносно. Вон, какой румянец на щеках появился.

– Твое вечное сопротивление…

– Я больше не буду сопротивляться, - поспешно уверил Мерлин. Его щеки покраснели еще больше, Артур недоумевающе моргнул. – Прости.
Кивнув в знак того, что извинения приняты, Артур поднял с пола сумку, в которой лежали их учебники. Обычно ее таскал Мерлин, но сегодня принц счел нужным сделать исключение. Хотя бы до обеда, пока Мерлин окончательно не придет в себя.
Дождавшись, пока слуга оденется, Артур спустился вниз, поприветствовал присевшую в реверансе Полную Даму и отправился на занятия. Мерлин шел сзади, непривычно молчаливый, все еще с влажными волосами, и Артур чувствовал себя почему-то очень хорошо.

К вечеру Мерлин полностью восстановился, и после некоторого раздумья Артур отпустил его к Гарри, помогать с заклинанием против Волдеморта. Делать этого не хотелось: Артуру гораздо больше нравилось присутствие Мерлина рядом. Но для скорейшего возвращения домой он был готов пожертвовать своим комфортом.
Кроме того, Артур тоже не бездействовал. С некоторых пор он начал всерьез приглядываться к ученикам. Те были еще детьми, но определенный опыт позволял Артур понять суть человека. Он научился этому на рыцарских тренировках. Чтобы выигрывать, мало знать в совершенстве технику боя. Следует понимать противника, как он мыслит, чувствует. Станет ли он держаться на расстоянии или навяжет контактный бой, использует ли специальные приемы или будет честен и благороден – все это приходилось порой узнавать прямо во время драки. Так что глаз у него был давно наметан. Рассматривая этих подростков, Артур видел многое. Среди школьников встречались лидеры, трусы, тихони, одиночки. Иногда поведение было связано с положением: Артур обратил внимание, что магглорожденные предпочитали держаться вместе, охотнее общались с себе подобными или полукровками и избегали чистокровных. Чистокровные тоже сохраняли кастовость. Артуру было легко понять их взаимоотношения между собой. Он потратил несколько часов, наблюдая за слизеринцами, и теперь мог безошибочно сказать, какая семья находится в вассальной зависимости от другой, кто имеет большее влияние, власть, деньги.

Помимо этого разделения было и другое, по цветам факультетов. Артура раздражало разбиение герба на четыре части, о чем он уже говорил Малфою. Но раньше он не понимал – насколько. Школьники упрямо держались за свои раскрашенные тряпки на шее, не желая признавать общую, грозившую им всем опасность. Впрочем, не все и осознавали эту опасность. Артур был уверен, что среди детей находилось немало тех, кто считал Волдеморта героем.
Все это повергало его в глухую, хорошо контролируемую ярость. Тогда Артур оставлял обитателей замка и принимался бродить по замку, мысленно рисуя карту. Он догадывался, что тот же Альбус счел бы его сумасшедшим, ведь, по словам директора, Хогвартс постоянно менялся. Но Артуру было безразлично мнение Дамблдора. Он руководствовался прочно поселившимся в нем предчувствием, что его заметки не пропадут даром.
Ему не хватало стражи и рыцарей. Артур уже примерно представлял, где нужно поставить людей и как вести оборону, если на замок нападут. Вот только ставить было некого.
Разве что… разве что убедить этих юных магов: защита от Волдеморта важнее их гордости. Важнее отдельно взятой жизни.

Артура никак не мог отделаться от этих мыслей. И все последующие вечера, когда Мерлин раз за разом отправлялся к Поттеру, Артур, немного отойдя от насыщенной тренировки с Малфоем, отправлялся в очередной обход. Информация копилась, картинка становилась все четче и четче. Иногда Артур закрывал глаза, прислонившись лбом к холодной хогвартсткой стене, и будто видел замок изнутри – все лестницы, переходы, классы. При желании можно было взглянуть и сверху. Тогда Артур прикидывал, сколько в школе учеников, способных дать хоть какой-то отпор, и распределял их по периметру. Эти расчеты успокаивали его и хотя бы ненадолго возвращали в Камелот. Он снова чувствовал себя наследным принцем, а не потерявшимся во времени воином, вынужденным сменить меч на короткую деревянную палочку.
Артур все сильнее тосковал по своим землям, привычному укладу жизни. Он допоздна засиживался перед камином в гостиной, крутя в руках нож и время от времени метая его в стену, пока едва держащийся на ногах Мерлин не возвращался в башню. Тогда Артур позволял уговорить себя лечь и быстро засыпал. Чтобы очутиться в зыбкой, странной реальности, где он целовал припухшие темные губы и ласкал худое податливое тело.

И все сложнее было убеждать себя, что в этих снах виновата магия. Артур припоминал прошлое, отдельно взятые мелочи, и гнал от себя осознание происходящего. Иногда, когда он все же додумывал мысль до конца, ответ получался неутешительным: Мерлин давно нравился ему. Просто до сих пор Артур не понимал, как именно тот ему нравится. Их многое связывало, он давно знал, что привязан к этому неуклюжему неумехе, но вот желание близости стало для Артура сюрпризом.
И Артур не знал, как поступить. Он ни за что бы не смог принудить Мерлина, используя свое положение. Но и продолжать постоянно наталкиваться взглядом на влажный рот, длинные пальцы, крепкую задницу – все это было выше сил Артура.
Единственным выходом от наваждения было спрятаться, загрузить себя изматывающими тренировками, построениями планов, даже этой дурацкой учебой. Лишь бы не возвращаться к мыслям о доме и о Мерлине.



– Ну что, еще раз? – ободряюще улыбнулся Мерлин. Гарри провел ладонью по влажному лбу:

– Дай мне пять минут.

Мерлин понимающе кивнул и уселся на пыльный пол, погрузившись в поединок Малфоя и Артура. Они, как всегда, находились в Трофейном зале. Рядом с магом лежали учебники по зельеварению, защите от темных искусств и трансфигурации – зачастую они с Гарри заканчивали раньше из-за боли в шраме, поэтому, в ожидании Артура, Мерлин принимался домашнее задание. Которое у них, впрочем, не спрашивали. То ли Дамблдор позаботился, то ли преподаватели волшебным образом забывали о новичках или делали им поблажки – неизвестно. Но Мерлину все равно нравилось писать сочинения и исследовать действия разных заклинаний. Когда у него было время, конечно. У Артура это восторга не вызывало. Он то и дело забирал найденную магическую книгу и отправлял засидевшегося слугу спать, угрожая выкинуть фолиант. Нужное заклинание уже было восстановлено, а интерес Мерлина к магии Артур не поощрял.
Мерлин погладил раскрытые страницы. Слова заклинания отпечатались у него в подсознании, но его до сих пор удивляла одна вещь. Заклинание подчинения сознания, как именовалось оно в книге Великого Мерлина, шло сразу после окончания книги из Камелота, и было написано другой рукой. Мерлин мог поклясться, что нигде не видел подобного почерка. Он был четким, каллиграфическим, совсем как у придворного летописца, но вряд ли Джеффри мог заниматься колдовством. Мерлин прыснул со смеху, представив, как пожилой мужчина начинает управлять мыслями горожан. Нет, Джеффри и магия абсолютно несовместимы.

– Есть успехи? – спросил Артур, вытирая мокрое лицо поданной Мерлином тряпкой. Тот отрицательно покачал головой.

– Как обычно. Он вторгается в мозг Волдеморта, видит его глазами пару секунд, а дальше у него либо пустота, либо болит шрам.

– Может, ему обезболивающего выпить перед этим? – предложил подошедший Драко, посматривая в сторону бледного Поттера.

– Пошел ты, Малфой, - отозвался тот, вяло махнув рукой.

– А если усилить заклинание? – произнес Артур, с сомнением глядя на книгу, захлопнутую, стоило только Малфою подойти.

– Как? А вдруг оно убьет его? – возразил Мерлин. В словах Артура была правда, но любое увеличение силы заклинания грозило Поттеру как минимум обмороком. Мерлин и так еле успевал подхватывать его.

Подхватывать. Они же всегда стояли друг напротив друга, как правило, Мерлин – спиной к Артуру, чтобы тот не видел его настоящего колдовства. Зажатая в руке палочка была лишь прикрытием. А что если…?

– Как долго ты можешь выдержать эту боль? – торопливо спросил Мерлин, пододвинувшись к расслабленно сидящему Гарри. Тот задумался:

– Проблема не в том, что я не могу держать. Меня выкидывает, понимаешь?

– Тебя выкидывает Темный Лорд? – уточнил Драко, нервно барабаня пальцами по бедру.

– Не знаю. Не уверен, - скривился Поттер, избегая взгляда слизеринца. Ему с трудом давались обсуждения общих дел с Малфоем. И хотя тот не соврал относительно своих мыслей, которые сдал им, но – доверять Малфою? Это же абсурд. – Такое ощущение, что я словно натыкаюсь на барьер, появляется боль, и я не могу пройти дальше.

– Ты чего-то боишься? – приподнял брови Артур.

– Разве только того, что он узнает, что я копошусь в его мозгах.

– Наверное, поэтому ты и не проходишь дальше? – продолжал допытываться Артур, царапая мечом каменный пол. Мерлин неодобрительно покосился на него.

– Я не знаю! – воскликнул Поттер, потерев виски. – Я… давайте попробуем еще раз.

– Я попытаюсь усилить заклинание, - сообщил Мерлин и задержал собравшегося подняться Гарри. – Лежи. Если вдруг что-то пойдет не так, ты хоть не ударишься.

– Потрясающая забота, - фыркнул Драко. – Пусть мозги полезут через уши, зато затылок останется целым.

– Пошел ты, Малфой, - в унисон пробормотали Гарри с Мерлином, и последний подложил свою куртку под голову гриффиндорца.

– Ты перенимаешь тупизну Поттера, - проворчал Драко и повернулся к хмурящемуся Артуру, наблюдавшему за этими двумя с явным неодобрением. И Драко был уверен, что недовольство вызвано отнюдь не рискованностью происходящего. – Еще раз? – предложил Малфой, вытаскивая волшебную палочку.

– Я хочу посмотреть, - отказался Артур и прислонился к стене, не сводя глаз со склонившегося к Гарри Мерлина. Тот повел плечами, явно чувствуя себя неуютно под таким пристальным вниманием, и опасливо глянул в их сторону.

– Да брось, чего ты там не видел. Не факт, что получится.

– Все равно.

Драко пожевал губу. С одной стороны, ему самому было интересно, с другой – Мерлин в перерывах между занятиями ясно дал понять, что будет лучше, если Драко целиком и полностью займет Артура на время заклинания. Малфой понятия не имел, чем вдруг Стюарт – то есть, Пендрагон – мог помешать Мерлину, но, видимо, так и было. Как и сейчас. Маг крутил в руках палочку, не решаясь начать, и Драко широко улыбнулся.
Перед тем как запустить Ступефаем в Артура.
Тот машинально отпрыгнул и поднял левую руку. Его палочка уже превратилась в щит, который успешно отбил следующее проклятие.

– Ты что творишь, идиот? – выругался Артур, отражая атаку за атакой.

– Мне скучно, - пояснил Малфой, выводя их на середину зала.

Мерлин облегченно выдохнул. Обмануть Артура вряд ли бы получилось – тот был чересчур внимателен ко всем деталям. И заметил бы, что кончик палочки Мерлина не загорается, когда он колдует.

– Никогда бы не подумал, что мне придется однажды благодарить Малфоя, - пробубнил он, нависая над растянувшимся Поттером.

– Не поверишь – меня терзают те же мысли. Причем, еще с прошлой недели.

– Потом расскажешь, - перебил его Мерлин. – Я не буду усиливать заклинание, оно и так достаточно мощное. Я попробую убрать боль, но ты должен будешь немного потерпеть, если вдруг получится не сразу, хорошо? Я никогда этого не делал, - предупредил Мерлин.

– Я тебе верю, - серьезно ответил Гарри и, сняв очки, приготовился.

Мерлин шепотом произносил нужные слова, и Гарри вновь и вновь смотрел, как вспыхивают золотом зрачки мага. Раньше он не видел это в непосредственной близости. Казалось, янтарные искры проявлялись из синевы, окаймляли радужку по кругу, и прежний голубой выгорал, блекнул под ярким огненным цветом.
Комната привычно погрузилась в темноту, перед Гарри было только лицо Мерлина. Вскоре он снова почувствовал, как тело охватывает вязкое оцепенение. Паническое ощущение, словно его затягивает в трясину, отпустило, когда он расслабился и позволил ему затопить себя. Ему чудилось, что он парит в невесомости, и с разных сторон к нему тянутся белесые ниточки, связывая, окутывая, пока приятная легкость и пустота не сменилась назойливой болью в шраме. Тут же появился страх замкнутого пространства, чего Гарри никогда не замечал за собой – после стольких-то лет в чулане. Мир расплывался, но теперь он видел не Мерлина: перед глазами появилось странное помещение. Потолок был низким, покрытым паутиной. Штукатурка кое-где отвалилась, и на тех местах проявились темные от протекающей воды пятна. Напротив него – напротив Волдеморта – потрескивали пожираемые языками пламени поленья, на грязном столе тикали большие часы, будто отмеряя оставшееся этому миру время, а весь пол был усыпан газетами. Заголовки кричали о возвращении Того-Кого-Нельзя-Называть, о побегах из Азкабана, пестрели заметки о безумстве Гарри Поттера. Гриффиндорец нутром чувствовал, что Волдеморт рад этим сообщениям.
Боль увеличивалась, картинка размывалась, и Гарри изо всех сил постарался оставаться в сознании. Где-то сквозь шум в ушах до него доносились непонятные звуки – наверняка, очередного неизвестного заклинания, а после все резко стихло. Не было ни боли, ни подкатившей к горлу тошноты. Гарри с минуту наслаждался блаженной тишиной, не смея поверить, что у них получилось.

– Он живой? – раздалось откуда-то сверху.

– Да. Кажется, сработало.

– Он отдыхает, что ли? – этот возмущенный возглас, несомненно, принадлежал Артуру. – Доставай информацию, пока этот красноглазый ублюдок не очнулся.

«Он в сознании», - хотел было сказать Гарри, но у него не получилось. Вместо этого навалился ворох разных мыслей. Имена, места событий, вереница непоследовательных образов, среди которых мелькал и Люциус, и Драко, и безумная Лестранж, и даже предатель Червехвост. Гарри снова замутило, он замотал головой, пытаясь вычленить хоть какую-то информацию, как сверху снова заговорили:

– Поттер, улавливай любую картинку и следуй за ней. Как по карте. Не можешь это – разберись, что он чувствует. Выяви причину эмоций.

Малфой. Его четкий, размеренный голос, отдающий распоряжения, немного прояснил неразбериху. Гарри прекратил метаться и глубоко вдохнул. Волдеморт думал о Люциусе, и Гарри, как слепой, протянул руку, надеясь поймать эту мысль в кулак. Волдеморт ждал. Ждал вестей от Малфоя-старшего. И тот не замедлил показаться. Камин заполнился зеленым дымом, и оттуда церемонно вышел отец Драко.

– Люциус, - неприятно улыбнулся Волдеморт.

– Мой Лорд, - на лице Малфоя не дрогнул ни один мускул, когда он приложился губами к холодной, длиннопалой ладони Волдеморта.

– Как идут дела, Люциус? Твой сын меня крайне разочаровывает. Не стоит ли нам вызвать его на допрос, как ты считаешь?

– Я думаю, скоро у него все получится, мой Лорд, - Люциус многообещающе усмехнулся. – Он отчитывается мне каждый день. Вы ведь знаете, с этим Дамблдором, который чуть что – пригоняет в школу почти весь Аврорат, это несколько... затруднительно.

– Разумеется. Старый магглолюб думает, что эти идиоты помогут ему. Он и понятия не имеет, что их начальник находится под моим контролем, - захохотал Волдеморт. Гарри задохнулся от возмущения. Волдеморт наложил Империус на главу Департамента авроров! Значит, в нужный момент сверху придет указ не вступать в бой с Пожирателями! Ненависть бурлила внутри Гарри. Откуда-то издалека слышалось умоляющее: «Гарри! Гарри!». Это совершенно точно кричал Мерлин, но Поттеру сейчас было не до него. Аврорат под контролем у Волдеморта! Темный Лорд, тем временем, продолжал: – Впрочем, это не отменяет возложенной ответственности на твоего сына. Я думаю…

В голове снова все поплыло, и Гарри вынырнул из видения, ощутив, как Малфой трясет его за плечи.

– Ты охренел? Он что-то собирался сказать, а ты!… – возмутился Поттер,

– Ты чуть не убил Мерлина, придурок! - разозленно рявкнул Артур, обнимая Мерлина и буквально вливая ему в горло воду. Тот брыкался, бился в сильных руках, а потом покорно обмяк, приходя в себя. Гарри изумленно рассматривал разыгрывающуюся перед ним сцену. Мерлин выглядел…отвратительно.

– Что…что такое?

– Это ты нам должен сказать, - безапелляционно заявил Драко, сев на корточки. – Заклинание же связывает вас обоих. Я понятия не имею, что произошло у тебя, но Мерлину стало плохо. Еще чуть-чуть, и Артур бы тебя прикончил, - жестоко пошутил Малфой, но судя по несчастному выражению на лице Мерлина и сердитому взгляду Артура, шутка вполне могла оказаться правдой. – Что там было?

– Волдеморт говорил с твоим отцом, - глухо произнес Гарри, и Драко напрягся. – Он сомневается в тебе. Хотел вызвать на допрос, но твой отец его отговорил. – Малфой кивнул и зарылся пальцами в волосы. Светлые пряди упали на лоб, практически скрыв под собой глаза и страдальческую морщинку между бровями. – И еще он сказал, что глава Аврората находится под его контролем! – выпалил Гарри, вскакивая на ноги. – Нам надо сообщить об этом Дамблдору!

– Погоди ты про Дамблдора, - отрезал Артур, все еще поддерживая ослабевшего слугу. – Скажем потом, когда соберем больше информации. Что ты сделал с Мерлином?

– Ничего, - растерянно развел руками Поттер. – Правда, ничего. Я его даже не чувствовал, хотя слышал вас всех…

– Ты злился, - тихо пробормотал Мерлин. – Ты был в ярости.

– Я? – Гарри моргнул, а потом неуверенно подтвердил. – Ну, наверное. Когда узнал про авроров…

– Я снял твою боль, - помолчав, выдавил из себя Мерлин, избегая пристального взгляда Артура. Тот наверняка потом устроит ему взбучку. – Она частично была на мне. Все то время, что ты провел в сознании Волдеморта. Нет, мне не было больно! – поспешно оговорился маг, когда Артур развернул его лицом к себе. – Просто я ее удерживал…не знаю, как объяснить, это заклинание из книги. Но когда Гарри начал злиться, его эмоции тоже ушли ко мне и перебили то заклинание. В книге сказано, что нужно хорошо уметь контролировать свои эмоции, чтобы оно не позволило боли вырваться.

– Как и вообще при легилеменции, - прошептал Драко. – Эмоции – это слабое место.

– Да, - кивнул Мерлин. – В противном случае вся боль уходит на принимающую сторону. В общем, это и получилось, наверное.

– Никаких больше заклинаний на сегодня. И на завтра, - решительно заявил Артур, подбирая с пола лежащий меч, книгу и сумку Мерлина. - Может, на всю неделю.

– Но, Артур! – в один голос воскликнули Мерлин и Гарри. – Нам нужно…

– Никаких заклинаний, - приказным тоном повторил Артур. – Пока этот придурок не научиться хладнокровно воспринимать все новости, я не позволю тебе действовать с ним в паре. Ты мне нужен живым.

– Ты всем нам нужен живым, - поправил Артура Драко, когда тот вышел наружу, утянув за собой Мерлина. Тот вяло сопротивлялся, видимо, уже смирившись с характером Артура. – Забавно, конечно.

– Что «забавно»? – опасливо покосился на него Гарри, но Драко безмятежно откинулся на локти, разлегшись на оставленной куртке Мерлина.

– Не так я представлял себе Великого Мерлина. Ну, знаешь, даже если отойти от образа старца с бородой по пояс, то я думал, что это будет более…импозантный, скажем так, колдун.

– Внешность обманчива, - по привычке возразил Гарри, усевшись рядом и скрестив ноги. – Честно говоря, меня тоже это слегка удивило.

– Слегка? Признайся, Поттер, ты онемел и был похож на рыбу с раскрытым ртом и выпученными глазами, - усмехнулся Драко, и Гарри вспыхнул – и осекся. В зрачках Малфоя плясали смешинки – веселые и совсем не издевательские. Будто он не хотел задеть, а лишь подшутить. Как сам Гарри не раз подшучивал над Роном.

– Кто бы говорил. Наверное, сам был не лучше. Откуда тебе вообще известно, кто они? – поинтересовался гриффиндорец.

– Вовремя спохватился, Поттер, - захохотал Драко. – Ну, при всей их маскировке не догадаться невозможно, глядя на Артура. Его замашки и поведение кричат о его происхождении громче любого вопиллера.

– Да, он невыносим почти так же, как ты, - согласился Гарри, улыбаясь уголками губ.

– О, хочешь сказать, я выгляжу как король? Ты делаешь мне комплименты, Поттер? – приподнял брови Драко, возвращая колкость. – Тогда мне надо найти какого-нибудь сильного, по-настоящему могущественного волшебника, чтобы он бегал у меня в услужении. Наподобие Мерлина.

– Мерлин – слуга Артура, - внезапно серьезным тоном произнес Гарри. – Вот уже два года. И Артур не знает о том, что Мерлин – маг.

– Ты серьезно? – опешил слизеринец и придвинулся ближе. – Артур думает, что Мерлин – самый обычный человек?!

– Именно. В Камелоте магия запрещена. Колдунов казнят. И Мерлин скрывает свои способности, - поделился секретом волшебника Гарри.

– Так вот почему он так себя… - Малфой не договорил. Ему вспомнилась библиотека, отчаянная полупросьба-полуугроза Мерлина. С таким раскладом тот без сомнения найдет способ заставить замолчать Малфоя. По спине побежал холодок, и Драко поежился. – Получается, что Мерлин знает всю их историю? Какие подвиги они совершат и как умрут?

– Что-то он знает точно, но что конкретно – одному Мерлину известно. Тьфу ты, - хмыкнул Гарри, оговорившись, и на минуту вновь представил себе Мерлина, шипящего на незнакомом языке ночью в заснеженном Запретном лесу. – Он делает все возможное, чтобы Артур не узнал.

– Я понимаю, - задумчиво пробормотал Драко. Будь он на месте Мерлина, он бы тоже, наверное, хранил эту тайну. Никому не нравится знать, как он умрет. Лично он, Драко, не горел бы желанием быть посвященным в такие подробности.

– Малфой, - позвал его Поттер. Теперь он выглядел смущенным и потерянным, как если бы сам был в шоке от того, что собирался сказать. – Тогда, когда у меня болел шрам… В общем, я хотел поблагодарить тебя за то, что не дал мне размозжить голову о бетонные плиты.

– Не за что, Поттер. Твоя голова представляет для нас слишком большую ценность, - попытался уколоть Малфой, но тон его был серьезен. Повисла неловкая пауза, которую разорвал слизеринец. – Ну, я пойду. Увидимся, Поттер.

– Ага, - ответил Гарри, вставая следом за ним с холодного пола. Драко кивнул ему и быстрым шагом вышел из Трофейного зала, оставив Гарри одного. Совершенно разбитого, с чувством вины перед Мерлином и неясной, зыбкой симпатией к Малфою.



В гостиной Слизерина было немноголюдно. Семикурсники уже сейчас начали готовиться к ТРИТОНам. Те, кто был в команде по квиддичу, заняли угол возле камина, где Урхарт объяснял новую стратегию игры. Ученики младших курсов прилежно делали уроки, перешептываясь и пугая друг дружку страшными отработками у профессора Снейпа. Тот, конечно, не так часто назначал наказания студентам своего факультета, но злоупотреблять его лояльностью не стоило.
Все было привычно. За исключением того, что Малфой смотрел на своих однокурсников с другой стороны баррикад. Артур четко дал понять: выясни, кто не будет сражаться за Темного Лорда. Разительное отличие Артура от всех остальных учеников состояло в том, что он не видел разницы между человеком с одного факультета и с другого. В то время как три четверти школы ненавидели слизеринцев, практически в открытую называя их Пожирателями Смерти, Артур считал, что у каждого здесь есть свое мнение и свой выбор. Он не обвинял, не судил, он просто недоумевал – почему все те, кто носит серо-зеленые цвета, обязательно должны быть за Волдеморта. И чем больше Драко общался с Артуром, тем сильнее уважал его позицию.
Малфой сделал ошибку, приняв метку. И сколько бы он не высмеивал идеалы Поттера, мол, людям надо давать второй шанс, где-то внутри подтачивало паническое беспокойство. Дал бы ему, всем им, слизеринцам, этот же самый Поттер второй шанс? Переход Драко на их сторону он принял в штыки. И пусть Малфой делился с ними информацией касательно находящихся в распоряжении Волдеморта Пожирателей, отношения Поттера к нему это не меняло. Предатель – читалось на его лице, как только Драко появлялся в Трофейном зале. Несмотря на то, что за всю данную им информацию Малфоя уже давно могли убить. И Авада Кедавра была бы просто благословением по сравнению со всеми пытками Темного Лорда. Драко знал, он не раз видел, как тот расправляется с неугодными ему слугами. Все должны были выполнять его волю, нравилось им это или нет, но даже обуреваемый страхом или паникой, преклоняющий колени, Малфой чувствовал себя оскорбленным. Он не ощущал никакой защиты, даже наоборот, боялся Господина, в то время как приспешники Дамблдора были уверены в своей безопасности.

Драко оглядел помещение. Среди его сверстников практически все были уже с меткой, некоторым вот-вот предстояло ее принять. Про семикурсников и говорить было нечего. А вот младшие… Они заглядывали в рот старшим, некоторые копировали их стиль поведения, спрашивали советов – украдкой, чтобы никто не заметил и не высмеял. Каждый был сам за себя, и впервые это могло сыграть Драко на руку.
Он присел рядом с корпящим над сочинением для Снейпа четверокурсником. Магнус Томпсон. Сын ведьмы и маггла. В меру скрытный, в меру болтливый. То, что нужно.

– Затруднения? – ухмыльнулся Драко, наблюдая, как Магнус роется в огромном томе.

– Не совсем. Просто надо дописать еще немного, чтобы сочинение было в пятнадцать футов длиной.

– Я бы на твоем месте вписал про похожие зелья и чем это, - Драко постучал пальцем по пергаменту, - лучше них. Профессор Снейп любит сравнительный анализ.

Магнус удивленно моргнул. Перевел расширившиеся глаза с учебника на свой свиток и радостно улыбнулся.

– Точно! И как я сам не додумался?

– Ты слишком сильно боишься нашего декана. Хотя за четыре-то года можно было и привыкнуть, что нас он наказывает крайне редко.

– Ну, тебя-то точно прощает, а вот других может и наказать, - пожал плечами Томпсон. – А тебе разве не надо готовиться?

– Я все сделал, - скучающим голосом протянул Драко, затем пододвинул к себе лежащий рядом с книгами сегодняшний выпуск «Пророка». – Тот-Кого-Нельзя-Называть готовит нападение! – продекламировал он и скривился. – Чушь какая.

– Почему чушь? – насторожился Магнус, и Драко лениво зевнул.

– Потому что если бы Темный Лорд готовил наступление, никто бы об этом не узнал. Кроме его помощников, конечно. Ты же понимаешь, о чем я, - доверительно прошептал Драко.

– Так он не готовит? – встрепенулся Магнус и поежился, когда Драко цепко оглядел его с макушки до скрытых под столом пяток.

– Понятия не имею, Магнус. Почему ты спрашиваешь меня? – Томпсон покраснел, забормотал извинения, и Драко мысленно поздравил себя с успехом. Рыбка съела приманку. – Магнус, прекрати извиняться. Лучше осмотрись. Скажи, кто именно из наших уже принял метку?

Томсон ошалело вертел головой, потом неуверенно указал на Пэнси Паркинсон, болтающую с Меллисентой Булстроуд, а также на Крэбба и Гойла.

– Они, скорее всего.

– Ты не можешь знать наверняка, - будничным тоном осадил его Малфой. – Метка – это ответственный шаг, связывающий тебя с Темным Лордом покрепче кровных уз. Говорят, он даже убить может через нее.

– Но многие из нас все равно ее принимают. Хотят принять, - поправился Томпсон.

– Они хотят славы, Магнус, - ощерился Малфой, впиваясь взглядом в высокую фигуру Блейза Забини. – И они не понимают, на что подписываются. Никто не понимает. А назад дороги уже нет.

– Драко, к чему ты ведешь? – недоверчиво спросил Магнус, откладывая перо, которое до этого нервно теребил пальцами и почти сломал.

– Нас все называют Пожирателями. Что ж, многие недалеки от истины в своих догадках. Но если задуматься, чего мы хотим на самом деле… вот ты, скажи, тебе принципиально жить в мире чистокровных? – Магнус вспыхнул до кончиков ушей, и Малфой жестко усмехнулся. Больное место, как же. Полукровка на факультете Салазара Слизерина.

– А тебе? – вопросом на вопросом ответил Томпсон.

– С одной стороны – безусловно, - принялся размышлять Драко, нарочно не замечая, как вздрогнул четверокурсник. – Я с детства воспитывался в окружении чистокровных, я рад, что в моих венах нет никакой примеси. С другой же стороны, я понимаю, что без смешанных браков мы бы все вымерли много веков назад. Понимаешь, да? – уточнил он у оскорбленного, но заинтригованного Магнуса.

– Странно слышать это от тебя, Малфой, - не преминул поддеть тот, и Драко фыркнул. Показывает зубки. Трепыхается на крючке, хотя трепыхаться осталось недолго.

– Видишь ли, Магнус, я привык объективно и адекватно рассматривать любую ситуацию, не скатываясь в глупые истерики.

– Но Грейнджер ты постоянно называешь грязнокровкой.

– Это же Грейнджер. Такие, как она, оскорбляют мое понятие о нормальных людях, - закатил глаза Малфой, и Магнус хихикнул. Драко притворно зевнул и поднялся. – Ладно, удачи тебе с сочинением, Магнус. А я пойду спать.

– Здорово быть в любимчиках у Снейпа, - без зависти пошутил Томпсон, и Драко постучал пальцем по столу.

– Поверь мне, стать любимчиком Снейпа гораздо проще, чем любимчиком Темного Лорда. В случае проступка Снейп просто унизит тебя по всем пунктам, а вот Сам-Знаешь-Кто… Впрочем, я не люблю обсуждать слухи, - многозначительно промолчав, закончил свою речь Малфой, и судя по настороженному, чуточку испуганному выражению на лице Магнуса, слова попали в цель.

А это значит, что в рядах Слизерина скоро поселится сомнение. Которое не выплывет наружу до определенного момента, благодаря скрытности и хитрости учеников, особенно когда дело касается личной выгоды. Но оно четко укажет на тех, кто не готов ступить на сторону Волдеморта.
И Драко оставалось только надеяться, что в нужный момент Мерлин сделает решающий ход до того, как Темный Лорд узнает, кто стоит за массовым побегом гипотетических союзников.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 12.10.2010, 20:03
Сообщение #13


Участник Merlin Big Bang


Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026





– А вот и наш юный Малфой, - широко улыбнулся Волдеморт, и Драко стоило больших усилий не отшатнуться, когда тот поманил его пальцем. В горле противно першило, в голове до сих пор ревел ветер от аппарации, а коленки предательски тряслись. Хвала тому, кто придумал школьные мантии! Драко подавил приступ тошноты и бесшумно опустился вниз, целуя холодную, в синеватых прожилках, кожу.

– Вы хотели меня видеть, мой Господин? – прошелестел Малфой на манер своего отца, стоящего сейчас неподалеку.

– Очень давно, Драко. Люциус говорил о твоей загруженности на учебе, но я устал ждать. Науки всегда полезны, мой юный друг, но есть задания поважнее, - рубашка прилипла к мокрой спине, и Малфой покорно кивнул.

– Я стараюсь, мой Господин. Шкаф… мне почти удалось овладеть этим заклинанием.

– Слишком долго, Драко. Люциус нахваливал мне тебя. Неужто он просто ослеплен отцовской любовью?

Одного взгляда на стиснутые челюсти отца хватило, чтобы собрать в кулак всю волю и продолжать врать.

– До сегодняшнего дня я всегда оправдывал его ожидания, - ответил Малфой, не опуская глаз. Омерзение напополам с ужасом охватили его целиком. Ногти до крови впились в ладонь, отрезвляя, заставляя мыслить четко.

– А ты наглый, - почему-то довольно усмехнулся Волдеморт и подался вперед. – Вот только Дамблдор еще жив.

– Я работаю над этим, - бесцветным голосом подтвердил Драко.

– Ты уже провалил две попытки. Сколько мы все будем ждать, Драко? – обманчиво ласково спросил Волдеморт, обводя рукой комнату. Собравшиеся Пожиратели зашевелились. Раздалось недовольное ворчание тетки, чей-то издевательский смешок. Они все сомневались, что Драко сможет справиться с обоими заданиями.
«И правильно делали», - жестко подумал Драко. Вот только зря они сомневались в самом Драко.

– Третью я не провалю, - спокойно произнес он, откидывая упавшую на лоб челку.

– Почему ты так уверен?

– Потому что я сам убью его.

– Отлично, отлично, - захохотал Волдеморт и потрепал Драко по плечу. – Но поговаривают, Драко, что ты ведешь себя подозрительно. Почти не с кем не общаешься, кроме двух новичков-грязнокровок, - по помещению пробежал шум, и Малфой выдавил очередную вежливую улыбку. Они еще делали вид, что удивлены! Интересно, кто же донес… Сука Паркинсон или подхалим Забини? – Ходят слухи, - шепнул вдруг Волдеморт прямо на ухо Драко, - что кто-то сеет волнение среди слизеринцев. Уж не пытаешься ли ты настроить их против меня, Драко?

Драко сглотнул. В глухой тишине это прозвучало неприлично громко. Быстро же Волдеморт прознал. Впрочем, вполне предсказуемо. Младшекурсники уже вовсю сомневались, так ли прав Темный Лорд. Конечно, они ни за что не сказали бы такое вслух, но Драко пару раз удалось подслушать учеников своего факультета. Похоже, с Магнусом он не ошибся. Вот только подслушивать умел не один Драко.

– Все думают, что я Пожиратель, - ответил Драко, сузив глаза. – И никто не подозревает ни Панси, ни Блейза, ни Крэбба с Гойлом. Мое поведение скрывает их. Меня проверить не могут, спасибо положению нашей семьи в обществе, а их – вполне. Без обид, - Драко дружелюбно поднял руки вверх, обращаясь к закутанным в плащи фигурам. Под капюшонами не видно было лиц, но по телосложению легко угадывалось, кто есть кто. Они столько раз посещали поместье Малфоев, что он выучил каждое движение, каждый жест, принадлежащий тому или иному человеку.

– Похвально, - чуть изумленно заметил Волдеморт. – Но что-то раньше ты не порывался защищать их.

– Ну почему же, родители Крэбба и Гойла могут подтвердить, от скольких переделок я спас их сыновей, - Темный Лорд нехорошо прищурился, и Драко, набрав побольше воздуха, продолжил. – Что касается новичков, мне было интересно, кто они такие и какой магией располагают. И удастся ли их использовать в своих целях.

– И что ты о них скажешь?

– Мне нечего сказать. Один примерно как Поттер, второй вообще почти что сквиб, - Драко мысленно порадовался, что Артур не слышит его сейчас. Он бы и мокрого места от него не оставил. – Никакими экстраординарными способностями не владеют. Уровень Уизли или Лонгботтома.

– Как же им удалось спастись? Я точно помню, что уничтожил всех, кто находился в той школе, - задумчиво пробормотал Волдеморт, отходя от Драко и словно забывая про него.

– У них были портключи. Видать, успели пробраться в кабинет к декану или еще куда-то. Должен ли я разузнать? - спросил Малфой.

– Не помешает. Хотя, впрочем, все равно они умрут очень скоро. Кстати, по последним данным, авроры снова заполонили Хогвартс?

– И шагу ступить нельзя, - скривившись, процедил слизеринец.

– Ничего, пусть пока поиграют в защитников, - благосклонно разрешил Волдеморт, а потом крутанулся на пятках и, взяв Малфоя за подбородок, заглянул тому в глаза. – А что насчет учеников, Драко? Что ты пытаешься провернуть, мой юный друг, за моей спиной?

– Лишь проверяю их верность, мой Господин, - отчеканил Драко, стараясь ничем не выдать нахлынувшей паники, когда Волдеморт проник в его мысли. Картинки замелькали перед внутренним взором, и Драко нахмурился – ощущение, что в его мозгах копошатся холодными пальцами не походило. – Даже среди самых преданных и верных друзей может завестись предатель, - Драко мысленно представил Червехвоста, чувствуя, что Лорд ухватился за эту картинку. – Не хотелось бы, чтобы в самый ответственный момент свои же подставили подножку.

– Очень хорошо, - медленно проговорил Волдеморт, выныривая из сознания Драко, и тот незаметно перевел дух. Неужели сработало? Он так усиленно верил в эту идею, что, кажется, сумел обмануть Волдеморта. Впрочем, радоваться еще было рано. – Ты свободен, Драко. Но запомни – есть ошибки, которые я не прощаю никогда. Если люди, у которых вообще нет права на ошибку.

Малфой, оцепенев на мгновение, поклонился, кивнул отцу и достал палочку.
Он терпеть не мог аппарировать, но вряд ли бы сейчас на свете нашлось что-то, что понравилось бы ему больше знакомого рывка внизу живота.

Стукнувшись подошвами ботинок о каменный пол трактира, он попрощался с хозяином Кабаньей головы и вышел за дверь. Волдеморт вызвал его в тот выходной, когда им разрешено было посетить Хогсмид. Уворачиваясь от летающих то тут, то там снежков, он спешно направился в школу. Похоже, ему понадобится помощь Великого Мерлина.
Драко фыркнул, понадеявшись, что сам Великий Мерлин сейчас не драит артуровы сапоги в какой-нибудь кладовой.

Вопреки его опасениям, Мерлин нашелся вместе с Артуром на поляне перед озером. Рядом вертелся Поттер. Артур с нескрываемым раздражением рассматривал незамерзающую воду, а Мерлин о чем-то увлеченно спорил с Гарри. Всю эту неделю они не занимались заклинанием, как и приказал Артур, и Поттер порядком злился на его упрямство. Он несколько раз обещал держать себя в руках, но Артур сильно сомневался в этом. Мерлин на удивление молчал. То ли и правда ему крепко тогда досталось, то ли сам Артур устроил ему веселую жизнь после.

– О, а вот и Малфой, - прокомментировал Гарри. – Напился сливочного пива?

– Скорее наелся сладких речей Темного Лорда, - огрызнулся Драко, и Поттер поменялся в лице. Артур выпрямился, а Мерлин привычно распахнул глаза. Драко даже покачал головой – он выглядел совершенно беззащитным. Ну какой там из него легендарный маг?

– И что он сказал? – осведомился Артур.

– Что и всегда. Убить Дамблдора. А также преуспеть со шкафом. Которого уже нет в живых, - Драко вздрогнул и обхватил себя руками. Страх за себя пришел неожиданно. Его всего затрясло, словно он не был одет в теплую зимнюю мантию. – Он меня подозревает.

– Это логично, - равнодушно пожал плечами Артур. – Что еще?

– Ничего, кроме того, что он меня убьет, - холодно отрезал Драко и собрался удалиться, как широкая ладонь легла на его рукав и развернула к себе.

– Прекрати, - властно сказал Артур. – Никто тебя не убьет. Про шкаф я уже думал. Мы расскажем Дамблдору.

– Что? – вскинулся Драко.

– Ты же с нами, так что тебе нечего бояться. Потом передашь Волдеморту, что Дамблдор обнаружил шкаф в Хогвартсе и уничтожил его. Думаю, ума Альбусу хватило бы, чтобы распознать опасность этой штуки.

– Но он мне не поверит! Он и так мне почти не верит! Тут же везде шпионы!

– А для этого Альбус создаст фальшивые мысли. Наподобие тех, что передал нам ты, - вмешался Мерлин, и Артур согласно махнул рукой. – Доказательство будут при тебе.

– Мерлиновы яйца! – выругался Драко, хватаясь за волосы, словно до этого не представлял, во что он ввязался.

– Что?! – в один голос воскликнули Мерлин и Артур. Мерлин ярко покраснел, зато Пендрагон выглядел и позабавленным, и шокированным одновременно.

– Это выражение такое, - спохватился рассмеявшийся до слез Гарри. – Ну вы же в курсе, Великий Мерлин… Мы постоянно говорим про его бороду, его величие…и даже яйца.

– Кошмар какой, - искренне возмутился Мерлин и легонько пихнул хохочущего Артура.

– Позор. Надо было ему так прославиться, чтобы все потом поминали его гениталии, - отдышавшись, пробормотал Артур, и все трое снова громко рассмеялись. Кроме Мерлина. Конечно, это могло вызвать вопросы у Артура, но смеяться над таким Мерлин просто не мог.

– Кстати, еще кое-что, - посерьезнел вдруг Драко, когда они более-менее успокоились. – Мне понадобится какое-нибудь зелье или заклинание для блокировки памяти. Темный Лорд сегодня проникал в мое сознание. Я не хочу умереть раньше времени. Может, в книге Великого Мерлина оно есть? – словно невзначай бросил Малфой, глядя прямо в глаза магу, и Мерлин ошарашено открыл рот:

– Откуда ты знаешь, что это книга Великого Мерлина?

– Ну, я же не совсем идиот? – усмехнулся Драко, и Мерлин кивнул.
В чем – в чем, а в мозгах Драко отказать было сложно.



Вскоре Артуру стало понятно, что он нуждается в помощи. Он успел приметить учеников с разных курсов, которые показались ему подходящими для будущего сражения с Волдемортом (а что оно состоится, Артур никогда не сомневался). Но он не мог быть полностью уверен в безошибочности своих наблюдений. Немного поколебавшись, Артур обратился к Поттеру.
В конце концов, тот знал большинство обитателей школы. Да и следовало присмотреться к самому Гарри. После всех этих снов Артуру не нравилось сближение Мерлина с Поттером, будь тот хоть трижды Избранный.

– Подожди! Что именно я должен делать? – Артур пропустил слова Гарри мимо ушей и зашагал дальше.

Что за манера задавать глупые вопросы? Заразился от Мерлина?

– Артур! – Поттер, тяжело дыша, нагнал его и пошел рядом.

– Я же объяснил. Мне нужна консультация. Кто из этих болванов согласится защищать замок, а кого следует запереть, когда придет время.

– Какое время? – Гарри покачал головой. – Дамблдор не допустит сражения в школе.

Артур резко остановился.
– Я не собираюсь обсуждать, что он допустит, а что – нет. Ты сделаешь то, что я при… прошу или нет?

Гарри поджал губы, явно угадав непроизнесенное слово, но тут же сдался.
– Ладно. Я постараюсь.

Поттер не солгал. Очередной обход замка принес свои плоды: Артур убедился, что был прав в большинстве случаев. Некоторые из указанных им учеников даже как-то состояли в тайной организации, где Гарри обучал их заклинаниям. Артур скептически отнесся к мысли, что Поттер может кого-то чему-то научить, но к сведению принял.

– Еще вот эти двое, - Артур кивнул в сторону двух парней с серебристо-зелеными галстуками на шее.

– Слизеринцы никогда не поднимут палочку против Волдеморта, - отрезал Поттер.

– Мне кажется, ты ошибаешься, - задумчиво протянул Артур.

Гарри было виднее, но Артур привык доверять своей интуиции. И он уже не раз наблюдал ситуации, когда долг держит, а душа противится. Из таких людей не выходит хороших воинов – служить нужно сердцем. Принесенная присяга должна горячить кровь и воодушевлять, а если она оседает камнем, вынуждая действовать согласно данному слову… Артур чувствовал, что этих двоих тяготит навязанный выбор. Но о слизеринцах он потом спросит Драко. Малфой обязан быть в курсе того, что творится на его факультете.
Когда они закончили «прогулку», Гарри поспешил сбежать, отговорившись какой-то чушью насчет домашнего задания, но Артур не стал спорить. Возвращаясь к башне, он заметил еще одно: ранее недружелюбно настроенные к нему ученики теперь смотрели на него иначе. Вероятно, дело было в Поттере, которого многие вполне серьезно считали будущим спасителем магического мира.
Нет, если бы от этого не зависело возвращение домой, Артур сам бы придушил Гарри, ибо нечего тут спасать. Впрочем, принц лукавил перед самим собой: он успел привязаться к этой парочке магов – Поттеру и Малфою. И пусть обоих не грех было бы разок-другой бросить в темницу или хотя бы заковать в колодки, Артур хотел им помочь. К Драко он чувствовал симпатию и своеобразное уважение, а Гарри… Гарри неуловимо напоминал ему Мерлина.
А о Мерлине в последнее время иначе как с теплотой и нежностью Артур думать не мог.

В подземельях Мерлину нравилось. Там было прохладно, немного влажно и неуловимо напоминало пещеру под замком, где Утер некогда держал Дракона. Помимо привычной обстановки Мерлина завораживало и другое: столько самых разных ингредиентов, бутылочек, настоек, порошков! Диковинные названия, старинные книги, реторты, котлы, пробирки – настоящий рай! Гаюс бы сбрил левую бровь ради возможности похозяйничать в этих угодьях.
Мерлин был не столь кардинально настроен, но и он не упустил случая засунуть нос, куда не просят. К сожалению, особо полюбопытничать ему не удалось – Драко страшно нервничал. Поэтому Мерлин не стал ему говорить, что состав зелья экспериментальный. В книге рядом с некоторыми составляющими стояли знаки вопроса и ниже приводились заменители, так что Мерлин решил просто довериться вдохновению.
Это был не самый плохой способ, к слову. Сработало же такое у Артура в пещере с вильдеринами?
Вдохновение, кстати, Мерлина и не покидало. Усадив Драко на табурет, он заметался по комнате, собирая необходимое. Решительно отставив в сторону аптекарские весы, Мерлин начал приготовление зелья, на глаз сыпанув порошок из жженых перьев выскакунчика. Драко сдавленно застонал и отвернулся. Мерлин не обратил на сей факт ровным счетом никакого внимания. Он с упоением колдовал. В прямом смысле.
Ну кто в здравом уме полезет в банку с копошащимися личинками какого-то там насекомого?

От Драко можно было не прятаться, и Мерлин с удовольствием пользовался своей магией: нарезал, помешивал, ссыпал, добавлял огня и остужал, когда зелье почти приготовилось. Мерлин был слегка разочарован. Оно сварилось быстро и совершенно точно – правильно. А из этого следовало, что они сейчас отсюда уйдут, и больше Мерлина никто не пустит в sanctum sanctorum профессора Снейпа, как обозвал данное помещение Драко.
Мерлин вздохнул и прикрыл глаза, вспоминая заклинание. Ошибиться было нельзя, иначе Драко не получит необходимую ему защиту.
Следовало раз и навсегда оградить разум Малфоя от Волдеморта.
Слова, наконец, выстроились в голове, сложились в нужную магическую формулу, и Мерлин заговорил. Драко выглядел откровенно напуганным. Судя по всему, он не особо рассчитывал, что зелье сварено верно, и сомневался, что их затея увенчается успехом. Но отвлекаться и успокаивать Малфоя сейчас было нельзя.

– … Драко Малфой, - закончил Мерлин заклинание, обозначив, кто именно должен получить защиту.

Как всегда после выплеска магии, Мерлин почувствовал себя слегка обессиленным. Мышцы расслабились, и больше всего на свете ему хотелось отдохнуть. И отнюдь не в компании слизеринца.

– Твои глаза, - пробормотал Драко.

– Желтые, я знаю, - кивнул Мерлин и протянул ему пузырек. – Пей. Все прошло хорошо.

– Откуда ты можешь знать?

Мерлин размял затекшее плечо. Интересно, как охарактеризовал бы Артур промедление Малфоя? Назвал бы это трусостью или счел нормальной реакцией? Мерлин предпочел бы первое. Увлечение принца боем на шпагах и магическими дуэлями до сих пор вызывало у Мерлина легкую ревность и беспокойство.

– Ты же помнишь, кто я, - небрежно ответил Мерлин.

Такое поведение и самовосхваление претили ему, но Малфою нужно было это услышать. Мерлин оказался прав – после его слов Драко сглотнул, неслышно прошептал что-то и опорожнил пузырек.


Искусству картографии Артура учил Джеффри. Будучи юным, принц не понимал, почему он должен разбираться, как правильно наносить местность на пергамент, зачем нужны условные обозначения и какой прок от этих карт. Мир Артура ограничивался замком и близлежащими землями, где он ориентировался как рыба в воде. Когда Артур выдал все это Джеффри, тот согласно покивал головой и предложил Артуру изобразить хотя бы одно замковое крыло – со всеми комнатами, коридорами, ответвлениями. Артур взялся за дело, намереваясь утереть нос учителю, провозился больше часа и в итоге досады порвал пергамент на мелкие клочки.
У него ничего не вышло.
Джеффри не стал над ним смеяться, но теперь после рыцарской тренировки Артур приходил в пыльную прохладную библиотеку и учился. Сначала они читал карты – своих земель и чужих. Среди последних было много невиданных мест. Артур не верил, что могут быть горы, бесконечно устремленные вверх, или настолько широкие реки, что их не переплывешь, даже если плыть весь день. Но Джеффри не лгал ему, а Артур потихоньку разбирался, что к чему. Спустя какое-то время они принялись составлять карту сами. Артур чертил план замка больше недели, пока он не совпал с тем, что имелся у самого Джеффри. Позже, имея этот план, они прикидывали, как лучше организовать посты стражников, каким именно маршрутом они должны следовать при обходах. Где наиболее удобные места для засады шпионов, а где – просто потайные комнатки, которые Артур тут же запомнил – на будущее. Только тогда принц начал понимать, что для защиты замка мало уметь размахивать мечом и приказывать людям.

Теперь выученная когда-то наука пригодилась: Артур составил план Хогвартса, пометил наиболее проблемные зоны и попытался прикинуть, куда стоило бы поставить защитников. Мерлин, сидящий рядом с ним во время этих размышлений, был тих и молчалив. Накануне вечером, после того, как он сварил защиту для Малфоя, слуга выглядел не очень хорошо. Сказавшись уставшим, он поспешил лечь, и Артур с трудом подавил в себе возникший вдруг порыв улечься рядом и обнять Мерлина.
Но тот и без него прекрасно пришел в себя, вот только поведение Мерлина изменилось. Он по-прежнему ходил следом за Артуром, но принца не покидало ощущение, что Мерлин все время чего-то ждет от него. Он часто выглядел задумчивым, сосредоточенным, и периодически Артур ловил на себе его взгляды. Отличавшиеся от прежних.
Это не было плохо или неприятно – напротив. Артуру доставляла удовольствие компания Мерлина, ему хотелось, чтобы тот находился поблизости от него. Всегда.

– Вот здесь еще хорошо бы, нет? – Мерлин коснулся пергамента, указывая на точку на втором этаже.

Артур медленно кивнул. Действительно, туда можно было кого-нибудь поставить. Если бы он захватывал замок, то использовал бы иной путь, но кто знает этих магов, не умеющих вести войну и действовать по плану?

– Да, я думаю… - договорить не удалось: Артура перебил звонкий девичий голос.

– Мерлин! Вот ты где! Еле тебя нашла, - Мелинда пробралась к ним через сидящих учеников, и Артур недовольно вскинулся. – Ты же проводишь меня к профессору? Кстати, мы могли бы уже пойти, заодно немного поболтаем перед обедом.

Ах да, очередное собрание у Слизнорта. Артур стиснул зубы.

– Нет, прошу прощенья, но я не могу. – Мерлин смущенно улыбнулся, но не сделал даже попытки сдвинуться с места.

– Мерлин?

Мерлин вздрогнул – обращение прозвучало как окрик, и Артур осознал, что не собирается терпеть наглую девицу, будь она хоть трижды леди.

– Мерлин занят, - отрезал Артур, повернувшись к девушке. – Вам придется пойти одной, моя леди.

Мелинда повела себя странно: сначала недоуменно нахмурилась, а потом, удивленно посмотрев на них, вдруг покраснела. И сразу же, будто это было заразно, вспыхнули щеки и у Мерлина.

– Заааааааанят, - протянула она, пристально глядя на слугу.

– Да, - негромко, но очень твердо подтвердил тот. – Артур… прав.

– Никогда бы не подумала, - выдала Мелинда нечто уж совсем, по мнению Артура, непонятное и ушла, громко цокая каблучками.

– Странная, - отозвался принц, проводив ее взглядом.

– Не обращай внимания, - Мерлин подался вперед и дотронулся до его пальцев, все еще лежавших на карте. – Так что ты говорил?


Обед у Слизнорта в этот раз дико раздражал Мерлина. Он старался не смотреть на демонстративно избегающую его Мелинду и улыбался соседу слева. Тот уже битый час вопрошал общественность, куда делась Гермиона, и жаловался, как ее не хватает на собрании. Мерлин сочувствовал парню, который явно был влюблен и теперь тосковал по своей леди. На взгляд Мерлина, это было очень романтично – ровно до тех пор, пока Гарри шепотом не сообщил, что Кормак МакЛагген – дурак и сноб, а Гермиона влюблена в Рона.
Мерлин кивнул, пригубил сливочное пиво и тоскливо уставился на поданную перемену блюд.
Теплота, оставшаяся после разговора с Артуром, стиралась, сменяясь беспокойством. Мерлин знал, как принц не любит эти сборища – они задевали его гордость, да и… Может, Артур поступил так случайно, но сегодняшнее происшествие с Мелиндой одновременно радовало и огорчало Мерлина. Он был благодарен, что принц отвадил настойчивую девушку (похоже, раз и навсегда), но слова Артура… Отдавал ли он себе отчет, как двусмысленно они прозвучали?

Гораций поднял бокал вверх, произнося тост, Мерлин сделал глоток и встал.

– Куда ты, мой мальчик? – обеспокоенно спросил профессор.

– Я… мне нужно уйти, - Мерлин замялся, придумывая причину, и тут его осенило. – Одно зелье требует моего присмотра.

Профессор заметно оживился, заинтересовался, что именно варит Мерлин, но тот ловко ушел от ответов – общение с королем Камелота не прошло для Мерлина даром. После Утера Слизнорт казался простым собеседником.
В итоге его отпустили, и Мерлин направился вниз. Артур в это время должен был тренироваться. Мерлин не ошибся.

Принц был чем-то выведен из себя. Он методично нападал на чучело, установленное недалеко от квиддичного поля. Удары сыпались один за другим, но Артур не получал удовлетворения от тренировки. Ему явно не хватало сопротивления противника, и в другое время Мерлина бы заставили надеть доспехи. Впрочем, Мерлин знал способ получше.

– Привет, - поздоровался он.

– Ты так и не научился ходить бесшумно, - отозвался Артур. – Что ты здесь делаешь?

– Устал сидеть там и ушел. Можно я побуду здесь?

Как Мерлин и ожидал, Артур не стал возражать. Принц продолжил тренировку, но спустя минут пятнадцать вынужден был сделать перерыв. Над Хогвартсом сгущались сумерки, так что Артуру пришлось достать палочку и «зажечь» ее. Листавший до этого книгу Мерлин поднял голову, посомневался немного, и все же решился. Для вида взмахнув палочкой, он прошептал заклинание, и рядом с Артуром возник светящийся голубоватый шар.

Принц обернулся и уставился на него.

– Это ты сделал?

– А ты видишь здесь кого-то еще? – спросил Мерлин. – Так удобнее.

– Да, верно, - Артур проглотил благодарность, что совершенно не задело Мерлина: он уже привык к тому, как принц «хвалит» его хорошие идеи. Хорошо еще, что идиотом не обозвал. С него бы сталось.

Мерлин окончательно отвлекся от чтения. Наблюдать за Артуром, его отточенными движениями, ударами, увлеченностью боем было в сто крат интереснее, нежели читать про собственные изобретения. Мерлин прикусил губу, ловя себя на желании поддразнить Артура, и опять взмахнул палочкой, имитируя колдовство. Чучело задвигалось быстрее, еще одно, валявшееся рядом, восстановилось и ожило, тоже бросившись в атаку. Артур изумленно моргнул, перехватил поудобнее меч и отбил нападение. Но Мерлин не собирался упрощать ему жизнь. Чучела восстанавливались простым «Репаро», а темп он задавал каждый раз чуточку быстрее. Наконец Артур мощным движением разрубил одно и сразу за ним второе и остановился, вытирая мокрый лоб. Принц задыхался, волосы казались темнее, чем обычно, а черты лица заострились в неверном свете – поляну окончательно окутала темнота.

– Все? – спросил Мерлин, встав на ноги.

– Да. Мне нужно вымыться, - сообщил Артур и зашагал к подтрибунным помещениям, где располагались душевые для квиддичных команд.

Внутри оказалось совсем пусто, но воздух был наполнен влагой. Артур припомнил, что когда он только пришел тренироваться, над полем кружили игроки Хаффлпафа.
Впрочем, Артур сейчас был не готов думать об играх и прочем. Все мысли сосредоточились на Мерлине. Артур недоумевал, что именно привело слугу к нему. Разумеется, Артур привык, что Мерлин околачивается рядом, когда он разминается, но этим вечером тот вел себя иначе. Он будто ждал чего-то, а его взгляд был чересчур расслабленный, какой-то жадный, желающий.
И Артур отлично отдавал себе отчет, что именно хочет Мерлин. Но следовало решить, готов ли сам Артур переступить черту и дать волю своим эмоциям?

– Помоги мне раздеться, - попросил он, пристально посмотрев на Мерлина.

Если Артуру примерещилось, он это сейчас поймет.
Мерлин улыбнулся, торопливо засунул книгу в сумку, бросил ее на лавку и подошел к нему. Пальцы уверенно дернули за веревки на рубашке, распуская узел, заскользили, выпутывая их из шнуровки. Мерлин не поднимал глаз, весь сконцентрированный на происходящем, и Артур мог спокойно любоваться тенями от ресниц на щеках и бисеринками пота, выступившими над верхней губой. Их хотелось слизнуть, вынудить Мерлина разомкнуть рот и поцеловать – глубоко, с языком, чтобы ощутить его вкус, сбить ему дыхание и заставить коротко постанывать. Как во снах.

– Сир? – Мерлин поднял голову. – Я сниму?

Артур кивнул, Мерлин облизнулся и потянул края рубахи вверх. Артур поднял руки, чтобы облегчить Мерлину задачу, и на секунду смутился, ощутив собственный запах. Но Мерлин, кажется, ничего и не заметил. Он не торопился стащить ткань: пальцы чутко пробежались по бокам, погладили кожу – ненавязчиво, будто бы случайно. Артур коротко выдохнул.
У него начало вставать.
Наконец, Мерлин расправился с рубашкой и отступил в сторону, словно не знал, что ему дальше делать.

– Штаны, - коротко, едва не сорвавшимся голосом приказал Артур.

Мерлин вспыхнул, торопливо шагнул обратно, наклонился, чтобы ослабить тесемки, и Артур понял, что выжидать дальше нет смысла. Желание Мерлина было написано на его лице крупными буквами: он часто дышал, зрачки расширились, заливая чернотой серо-голубую радужку, а губы… губы были приоткрыты. Они манили, звали, умоляли о поцелуях. Артур резко провел рукой по волосам. Он уже практически знал, каким будет их вкус. И слишком четко представил, как прекрасно они будут смотреться на его члене.

Мерлин выпрямился, видимо, заподозрив неладное, и Артур не выдержал.

Первый поцелуй вышел нежным. Несмотря на кипящую в крови страсть, Артур не хотел быть грубым. Было бы глупо испортить все нетерпением. Мерлин не сопротивлялся. Он сам прильнул к нему, вжался в тело и обнял руками за шею. Артур осторожно захватил в плен нижнюю губу, легонько прикусил, сорвав гортанный стон из груди Мерлина, и тот послушно открыл рот, полностью отдаваясь сжигающему их обоих возбуждению. Первые робкие секунды были забыты, их словно несло бурным потоком – некогда оборачиваться, невозможно сопротивляться, можно лишь покориться происходящему.
Недолго думая, Артур толкнул Мерлина к стене и запустил руки ему под рубашку. Мерлин тоже не стал терять времени даром, но он находился в более выгодном положении, сразу получив доступ к горячей обнаженной коже. Артур сдавленно выругался, прямо в поцелуй, снова прикусил губу, втянул в рот язык, принявшись его жестко посасывать, и потерся бедрами о пах Мерлина. Тот вздрогнул и ударился головой о деревянные панели, которыми было оббито помещение. Артур его понимал: его самого прошила волна, от члена по животу вверх, заставив повторить движение еще раз, и еще, стремясь усилить наслаждение, сделать его полнее и насыщеннее.

– Артур! – Мерлин звал его, явно не осознавая, зачем. – Артур!

Пальцы Мерлин скользнули по бокам вверх, сильно нажали, спустились вниз. А после Мерлин раздвинул ноги, давая Артуру лучший доступ, и тот поспешил подхватить его под левое колено, заставив закинуть ногу себе на бедро. Мерлин обессилено откинулся назад, выгнулся, опять обнял Артура за шею и специально, нарочито медленным жестом, царапнул нежную кожу пониже затылка.
Этого оказалось достаточно.
Артур толкнулся последний раз, чувствуя, как его захлестывает оргазм, надавил рукой на отлично выделявшийся под тканью член Мерлина, и тот кончил следом, продолжая держаться за Артура и болезненно вздрагивать от сладких судорог.

Наверное, следовало что-нибудь сказать. Но у Артура не было никаких идей, а сводить произошедшее к шутке или чему-то в этом духе он не желал. Да и зачем? Они занимались любовью друг с другом, потому что оба этого хотели. И не было других причин и объяснений.
Но озвучивать это вслух Артур пока не торопился.
Он осторожно отстранился, не выпуская Мерлина из объятий, и провел рукой по его затылку. Кончики волос, влажные от пота, прилипли к шее, и это снова отдалось волной возбуждения. Которое сейчас следовало пересечь. Все же раздевалка была не лучшим местом для таких вещей.

Артур внимательно посмотрел на Мерлина. Он чувствовал, что покраснел – щеки слегка горели, да и Мерлин ничем не отличался. Слуга или, вернее, уже любовник выглядел смущенным, но довольным. На душе стало спокойно. Артур наклонился, коснулся его губ, и Мерлин без лишнего стеснения ответил на поцелуй, который на этот раз получился неспешным и томным.
Полным благодарности за доставленное наслаждение.

– Я схожу ополоснусь, - шепнул Артур, оторвавшись ото рта Мерлина.

– Я тоже, - согласился тот и нырнул в ближайшую душевую.

Артур проследовал в соседнюю, слишком расслабленный и счастливый, чтобы переживать из-за все же перейденной грани.
Вымывшись и натянув на себя одежду, он вернулся в помещение. Мерлин уже ждал его. Артур кивнул ему на выход, и они отправились в замок. Говорить по-прежнему не хотелось. Казалось, любые слова могут все испортить, так что Артур просто шагал рядом, радуясь близости Мерлина. И лишь когда тот попытался свернуть в коридор, ведущий в гриффиндорскую башню, Артур произнес:

– Мы туда не пойдем.

– Но почему? – Мерлин озадаченно остановился.

– Нет смысла, - Артур не стал пояснять, что не хочет в общую спальню и по иной причине. – Нас вполне устроит любая из этих комнат.

И действительно, рядом с ними маячила дверь, которую, как они уже оба знали, наверняка не видят остальные обитатели замка.
Артур вошел в помещение, потянув за собой замешкавшегося Мерлина, и огляделся. Внутри царил полумрак, уютно потрескивал камин, а в глубине комнаты стояла большая и наверняка довольно удобная кровать. Мерлин было дернулся, заметив ее, но Артур положил руку ему на плечо, и тот сразу затих. Они проследовали к манящим их мягким подушкам и свежим простыням, разделись, стараясь не смотреть друг на друга (в чем провалились оба: взор просто притягивался, как магнитом), и легли.

Мерлин вздохнул, завозившись, и этот короткий звук снова разбередил что-то в Артуре. Может, он не был готов обсуждать, но действовать – вполне. Впрочем, излишне торопить события ему не хотелось. Поэтому он перекатился, навис над мгновенно замершим под ним Мерлином и склонился, накрывая его губы своими. Взгляд Мерлина сразу смягчился, «поплыл» в предвкушении удовольствия. Он осторожно высвободил руки, обнял Артура, погладив пальцами по затылку, и открыл рот, чуть приподняв голову. Языки столкнулись, стало влажно, вкусно, мокро. Это было удивительно, непревзойденно хорошо. Мерлин разделял его чувства, наслаждался поцелуем и отвечал – с пылом и желанием. Артур провел языком по его верхней губе, втянул в рот нижнюю и отстранился, коротко прикоснувшись ко рту напоследок.

– Спи, - шепнул он, уткнувшись носом Мерлину в скулу.

Тот согласно кивнул, прижал на мгновение Артура к себе и откатился – подальше от искушения. Как и сам Артур.

Просыпаться не хотелось. Артур давно не помнил ночи без снов, но эта выдалась именно такой. Возможно, дело было в том, что произошедшее накануне оказалось слаще и в тысячу раз лучше любого сна, которые, несмотря на всю их изматывающую прелесть, оставались лишь фантазией.
В реальности губы Мерлина, его рот, его руки на собственном теле были гораздо лучше.
Артур мечтательно улыбнулся, чувствуя, как напрягся его член. Он попытался понять, сколько у них времени и можно ли будет сейчас…

– Сир! Артур, вставай, мы опаздываем к Гарри!

Заполошный голос Мерлин разбил вдребезги планы Артура. Принц повернулся и увидел, как Мерлин, скатившись с постели, прыгает на одной ноге, пытаясь надеть штаны. Заметив хмурый сонный взгляд, Мерлин показал на отстукивающие секунды часы, безо всякого уважения швырнул в Артура его одежду и принялся лихорадочно напяливать рубаху.
Артур выругался и последовал его примеру. Времени действительно было в обрез, вернее, оно уже истекло.
Но, тем не менее, когда они оба оделись и подошли к двери, Артур остановил Мерлина, взял его чуть выше локтя и привлек к себе. Ему нужно было подтверждение. Нужно было убедиться еще раз, что вчерашние жаркие объятия – не плод его разыгравшегося воображения. И что сейчас, при свете дня, Мерлин также не против.
Тот и не возражал. Пробормотав что-то про не умеющего выбирать время болвана, Мерлин сам прижался к его рту. И лишь после этого Артур толкнул дверь плечом, ощущая себя готовым к чему угодно.
Хоть к схватке с Волдемортом прямо сейчас.

Глава одиннадцатая


– Он должен быть с минуты на минуту, - в десятый раз повторил Гарри, отпивая сливочного пива.

– Ты так волнуешься за Малфоя? – усмехнулся Артур, барабаня пальцами по столу.

Они сидели в весьма приличном кабаке с абсолютно дурацким названием «Три метлы». Полноватая женщина, леди Розмерта, подозрительно оглядела их с Мерлином, ласково поприветствовала Гарри и удалилась за стойку. Они выбрали угловой столик, подальше от людей, и теперь ждали Драко. В последнее время Волдеморт постоянно вызывал его к себе, и с каждым вызовом Драко становилось все хуже и хуже. Зелье, сваренное Мерлином, работало – Темный Лорд проверял лишь «верхний слой» мыслей Малфоя, где не хранилось ничего крамольного, даже наоборот. Например, там было фальшивое видение про Дамблдора и шкаф. Артур оказался прав: директор школы с легкостью «взял вину» за разрушенный шкаф на себя. Они вместе прошли в Выручай-комнату, где Альбус сначала починил обломки, а затем собственноручно уничтожил новехонький портал. Предварительно приказав всем покинуть помещение.
Волдеморт был в ярости. Пощечина, которую получил Драко в порыве гнева, доказывала – он поверил. И с тех пор жизнь Драко превратилась в кромешный ад. Собственные сокурсники теперь следили за ним, не скрываясь, Люциус дергал по малейшему поводу, постоянно угрожая смертью матери, ведь Господин вряд ли пощадит ее. Снейп, слава Мерлину, молчал, но определенно о чем-то догадывался. В перерывах между домом Мраксов, поместьем Малфоев и уроками Драко еле находил в себе силы, чтобы тренироваться с Артуром. Тот уже выучил все, что только возможно, и теперь они просто сражались, поддерживали форму. Драко никому бы не признался, но именно в эти моменты он чувствовал себя в безопасности. Подставляясь под клинок Артура, посылая в него заклятия, кидаясь к очнувшемуся Поттеру, который делал громаднейшие успехи в добыче информации, он ощущал облегчение и понимал, что совершил правильный выбор. Метка на правом предплечье перестала быть клеймом, скорее, она напоминала о собственной ошибке. Которую он вовремя исправил. Но продолжал исправно платить по счетам.

– Я волнуюсь не за него! – предсказуемо взвился Гарри. – Я переживаю за мою мантию-невидимку.

– Не бойся, не украду, - раздался сбоку насмешливый голос, и Поттер ойкнул, когда нечто толкнуло его, заставляя подвинуться. – Хотя удобная вещь, конечно.

– Еще бы, - буркнул Гарри, уставившись на предполагаемого собеседника.

– Мне срочно нужно выпить, и желательно чего-нибудь покрепче. И, ради Мерлина, Поттер, не пялься так на меня, меня тут как бы нет. Конечно, ты слывешь безумным, «Ежедневный Пророк» каждый год об этом пишет…

– Заткнись, - прошипел Гарри, уткнувшись в свой бокал со сливочным пивом и сделав вид, что не замечает дрожащих от сдерживаемого смеха губ Мерлина.

– Тут только эта сладкая вода, - недовольно пожал плечами Артур. – Терновый джин бы не помешал.

– Ничего не знаю насчет тернового джина, но просто джин был бы кстати. Поттер, иди, наложи Империус на мадам Розмерту, пусть она продаст тебе крепкий алкоголь.

– Пошел ты, - вяло отмахнулся Гарри, не двигаясь с места. Артур широко улыбнулся и поднял руку, подзывая к себе хозяйку заведения.

– Бутылку джина, - не колеблясь, заказал он и, подумав, кивнул в сторону Поттера, - и сливочное пиво.

– А не слишком ли вы молоды, господа, для джина? – весело подмигнула им мадам Розмерта, забирая опустевшие стаканы, и Мерлин предупреждающе заехал локтем в бок Артуру. Тот окинул пристальным взглядом насторожившуюся леди, поднялся и, опершись ладонями о стол, наклонился к ней.

– Я сказал, бутылку джина, - отчеканил он таким тоном, каким обычно командовал слугами в Камелоте. Женщина послушно спустилась в погреб.

– Ты ее напугал, - с укоризной заметил Мерлин, вздыхая. – Ты всех пугаешь.

– Ничуть, - не согласился Артур. Но когда мадам Розмерта вернулась с заказом, он как можно искренней улыбнулся ей: – Я вам очень признателен, моя леди. Сейчас нечасто выпадает шанс расслабиться и хотя бы на вечер забыть о Волдеморте.

– Осторожнее с джином, - ответила хозяйка кабака, предсказуемо вздрогнув при имени Темного Лорда, и, отвернувшись, пошла встречать новых посетителей.

– Ты покорил ее, - констатировал Малфой. Артур с Мерлином пронаблюдали, как невидимая ткань шевельнулась, из-под нее показались тонкие пальцы, обхватили пузатый бокал, а после забрали под мантию. – Вот как надо завоевывать женщин. Сначала напугать до смерти, потом сказать грамотный комплимент.

– Артур не говорил ей комплиментов, - возразил Мерлин, отхлебнув и закашлявшись. Джин из этого мира был ничуть не похож на камелотский. В сто раз крепче, такой, что на глаза моментально навернулись слезы. Даже Артур – и тот слегка задохнулся.

– Он назвал ее «леди», обратился к ней по-особому и выразил свою признательность. Поверь мне, - тон Драко стал снисходительным, - на женщин это действует только так.

– Обычный этикет, - хмыкнул Артур, допивая свою порцию и обновляя бокал. Поколебавшись, он плеснул и Мерлину. Ровно на полпальца. – Тебе много не надо. Ты и от глотка вина хмелеешь, - строго произнес он в ответ на возмущенный возглас Мерлина.

– Неправда, - с жаром запротестовал маг, но Артур уже не слушал.

– Что там с Волдемортом? – спросил он, глядя на Гарри. Тот вопросительно поднял брови.

– Да мне откуда…

– Он меня спрашивает, придурок, - фыркнул Драко. – Слово «конспирация» у тебя в мозгах не задерживается дольше, чем на две минуты? – И, не дав вспылить Поттеру, продолжил. – Волдеморт разрабатывает защиту. Насколько мне удалось понять, он будет присутствовать во время нападения на Хогвартс, но сам сржаться, разумеется, не станет. Он говорил что-то отцу о… я не знаю, о границе, защите, которая блокирует любые заклинания. Если я правильно все расслышал.

– Когда он наступает? – хмуро поинтересовался Артур.

– Неизвестно. Скоро. Он взбешен. Я даже не догадываюсь, чем, но он пока весь в поисках друзей Поттера. Сегодня МакНейр обмолвился, что, кажется, они нашли медальон Слизерина. Кому-нибудь это о чем-то говорит?

Все трое синхронно кивнули. Драко раздраженно дернул рукой, задев Гарри, отчего тот облился джином.

– Аккуратнее!

– Постираешь. Итак, может, вы меня просветите? Или я все еще недостоин доверия? – язвительно спросил он.

– Ты доказал, что достоин…

– Не до конца! – встрепенулся Гарри, с силой пнув Артура под столом. Через секунду он взвыл, хватаясь за ушибленную лодыжку – реакция Пендрагона была отменной.

– Ты охренел, Поттер?! – возмутился Драко, наклоняясь к гриффиндорцу. – Я рискую своей шеей по два раза на неделю, я приношу вам всю информацию, и ты говоришь, что я не заслуживаю ответного доверия?!

– Я и сам могу достать это из головы Волдеморта, - огрызнулся Гарри, практически упав на лавку под натиском Малфоя.

– Вы, двое. Сели ровно и успокоились, - рявкнул Артур и никак не прокомментировал действия Мерлина, который разлил джин по бокалам, и выпил свой. Не говоря ни слова. – Ты ничего не можешь без Мерлина, Поттер, запомни это хорошенько, - почти по слогам процедил он. – Драко, тебе знакомо заклятие разделения души?

– Не очень, - нехотя признал он. – Читал только, что оно дарует своего рода бессмертие, и для это нужно создать хоркрукс, но в книге больше ничего не было… Погоди, вы шутите? – выпалил Драко и стукнул кулаком по столу. – Хоркрукс?!

– Ага, - кивнул Мерлин, поднимая бутыль. – Еще джина?

– Не помешает, - тихо пробормотал Малфой. – Теперь мне ясно, куда отправился Уизли со своей грязно…Грейнджер, - быстро поправился он. – И зачем они Темному Лорду.

– Да. В общем, нам необходима информация о дне нападения, о защите и об этих двоих. Если Волдеморт их найдет, мы обязательно узнаем об этом, - подытожил Артур. – Понятно, в каком направлении надо работать?

– Понятно, - проворчал Мерлин, поднимаясь. – Я сейчас верну… Ой, простите.

Стакан, который Мерлин держал в ладони, выпал, забрызгав светлую мантию высокого парня. Явно не ученика Хогвартса. Мерлин пошатнулся, бормоча извинения, и смахнул со стола бокал Поттера. Сливочное пиво раскрасило бежевую ткань уродливыми пятнами.

– Ах ты урод! - вскричал тот, стиснув воротник рубахи Мерлина и подтянув мага к себе. На Мерлина пахнуло парами крепкого ликера, и он поморщился. – Я тебе сейчас покажу…

Прежде чем пьяница успел «показать», его колени подогнулись, и он начал оседать на пол, отпустив волшебника. Мерлин сделал два шага назад и оперся на стол, глядя, как Артур заламывает руки парня за спину. Лицо пьянчуги исказила гримаса страха, а Артур с бесстрастным выражением смотрел на кривящийся от боли рот. Рядом уже суетилась мадам Розмерта, уговаривая Артура отпустить незадачливого буяна, и угрожала вызвать авроров. Драко тронул опешившего Поттера за локоть.

– Пора сваливать.

– Нам нужно идти, - подскочил Гарри, и Мерлин согласно кивнул, все еще не отлепляясь от стола. – Артур, пойдем.

– Он заплатит за нас, моя леди, - наконец, сказал Артур, оттолкнув от себя грузное тело. – Спасибо за гостеприимство, - любезно улыбнулся он шокированной хозяйке «Трех метел» и церемонно склонил голову, после чего схватил Мерлина за плечо и выволок из заведения.

– Как так можно? Нам еще повезло, что там не было журналистов! Но слухи пойдут. Артур, ну почему ты?.. – распалялся Поттер, едва поспевая за широким шагом принца. Тот никак не реагировал на отчаянную тираду, только следил за тем, чтобы Мерлин успевал переставлять ноги. Тот молчал, закутавшись в свою куртку почти по уши, и послушно следовал за ним. Взъерошенный, с красным носом и щеками, чуть пошатывающийся от выпитого, он выглядел каким-то особенно родным. Артур сжал его плечо, привлекая к себе.

– Спасибо, - пробормотал Мерлин, поворачиваясь к Артуру и поскальзываясь на ледяной дорожке. Принц расхохотался, поднял его за шиворот и легонько подтолкнул в спину.

– Не за что. И я все-таки был прав. Ты совершенно не умеешь пить, - постановил Артур и улыбнулся, когда Мерлин закатил глаза.

Больше они не проронили ни слова по пути к замку. Снег тихо падал, оседая хлопьями на их волосах и скрипя под подошвами сапог, сзади негромко переругивались Поттер с Малфоем, впереди уютно светился теплыми огнями Хогвартс. «Наш замок», – с любовью подумал Мерлин. Ладонь Артура продолжала лежать на его плече, и Мерлин закусил губу, чтобы не сморозить какую-нибудь глупость.
Артур все так же улыбался, и его улыбка пьянила получше самого крепкого джина. Неважно, из какого мира.


Длинные дни, наполненные бессмысленной, по мнению Артура, учебой, сменялись такими же длинными вечерами, когда они оказывались вчетвером в одной из многочисленных комнат Хогвартса, скрытых от посторонних глаз. Артур смотрел, как Мерлин прислоняется лбом ко лбу лежащего на полу Гарри, шепчет слова заклинания, сжимает кулаки, снимая боль гриффиндорца. Этот момент принц видел множество раз, и каждый из них давался ему с трудом. Хоть Мерлин и уверял его, что никакой боли он не чувствует, Артуру не нравилась эта затея. Поэтому во время дуэли или беседы с Драко он приглядывал за этими двумя. Но, кажется, Поттер усвоил тот урок. Больше выдержка его не подводила, чем Артур был приятно удивлен. Иногда они все вместе сидели вокруг погрузившегося в сознание Волдеморта Гарри, и тогда Драко давал наставления четкими фразами, словно не понаслышке знал легилеменцию. Впрочем, так оно и было, судя по рассказам Драко о его детстве и понятиях Люциуса об обязательных дошкольных знаниях.
Иногда Гарри «просыпался» почти сразу, иногда мог час находиться в мыслях их заклятого врага, выискивая крупицы новой информации. После таких занятий Мерлин напоминал собой выжатую тряпку. Он и сам не понимал, как именно действует заклинание, но складывалось ощущение, что все свои силы Гарри черпает из Мерлина. И Артуру пару раз буквально на руках приходилось тащить любовника до ближайшей спальни, коих в замке было навалом.
Разумеется, ни о каких ласках в такие ночи и речи не шло. Мерлин раскидывался на кровати на манер звезды, и Артур, ворча, двигал его, чтобы улечься самому. Они подолгу лежали, разговаривали о предстоящем сражении и молчали или просто целовались. Вряд ли Мерлин был способен на что-то большее, и Артур шутливо пенял ему, называя бесполезным слугой и любовником. Мерлин лишь устало тянул за его за руку, заставляя заткнуться.

Их утро начиналось все позже и позже, и профессор МакГонагалл однажды сделала им выговор за постоянные опоздания. Артур предсказуемо разозлился, а Мерлин извинялся за них двоих, совсем не чувствуя себя виноватым. Да, пусть они не высыпались, но их ночи того стоили. Ласки становились все смелее, прикосновения из неуверенных превращались в жадные, и Мерлин порой не мог дождаться, когда Гарри с Малфоем уйдут, чтобы подойти и крепко обнять измотанного поединками Артура. Разумеется, тот обзывал его девчонкой, на что Мерлин и не думал обижаться. В этом просто не было смысла, к тому же, руки Артура прижимали его к широкой груди, не позволяя отстраниться.
Иногда посреди лекции Мерлин ловил на себе изучающие, ночные взгляды Артура, и тогда все объяснения преподавателей были насмарку. Он пропускал их мимо пылающих ушей, потому что было совершенно очевидно, что на уме у принца. Когда Мерлин, задумавшись, машинально водил пальцами по губам, Артур вспоминал, как эти самые пальцы и губы касались его члена. Низ живота наполнялся сладким томлением, хотелось дождаться окончания урока, собственнически прижать Мерлина в одном из тайных помещений и…
Такое нетерпение было недостойно поведения и характера Артура, и он мотал головой, успокаиваясь и предвкушая их вечер.
Все это было похоже на приторную балладу придворных менестрелей, и Артуру порой казалось, что сны поглотили реальность, и когда он проснется, все будет как прежде. Артур и представить себе не мог, что спать вдвоем будет доставлять ему такое удовольствие. И неважно, что Мерлин пихался острыми локтями и коленками, а то и вовсе мог закинуть на него свою ногу – тепло слуги под боком, его сонные глаза со слипшимися ресницами и все еще красный от поцелуев рот становились самым лучшим пожеланием доброго утра.

– Ты невыносим, - заявил Мерлин, зевая и откидывая одеяло. – Ты навалился сверху и проспал на мне всю ночь! Всю ночь, Артур!

– Заткнись, Мерлин, - Артур потянулся, встал с кровати и направился к умывальнику. Прохладная вода освежала, приятно бодрила после ленивой истомы.

– И у меня теперь ломит все тело! Я отлежал себе руку и ногу, и мне пришлось растирать их, пока ты бессовестно дрых и даже не думал пошевелиться!

– Мерлин, - нетерпеливо повторил Артур, останавливаясь возле стула с одеждой. Мерлин, продолжая бурчать под нос, быстро облачил принца в его любимую рубаху, подал штаны.

– А когда я попытался отодвинуться, ты…

– Мерлин! – прорычал Артур, встряхивая слугу за плечи. – Заткнись, и идем завтракать.

Мерлин насупился и, не говоря ни слова, оделся. Несмотря на их близость, Артур оставался Артуром. А именно – высокомерным болваном, и Мерлин не уставал задаваться вопросом, как он докатился до такой жизни. Вчера он произнес это вслух, за что, естественно, получил выволочку от Артура с последующими гонениями по всяким мелким поручениям, и только под вечер Артур снизошел до нормального человеческого разговора. И то, наверняка, потому, что им нужно было обсудить последние видения Гарри.
А потом Артур, не спрашивая, уложил его в кровать и наглядно показал, какие привилегии имеет Мерлин и как ему вообще повезло занимать почетную должность личного слуги принца. Мерлин не удержался и поинтересовался, у всех ли слуг до него были такие привилегии, и, в общем, зря он это сделал. И хотя Мерлин довольно обстоятельно извинился за глупое предположение, затылок до сих пор побаливал от затрещины.
Сны больше не появлялись, и не сказать, что Мерлин сильно по ним скучал. Конечно, они будоражили любопытство, распаляли желание приблизить будущее, но то настоящее, которое они обрели, нравилось Мерлину гораздо больше.
Они практически не спали в гриффиндорской башне, и Гарри улыбался, догадываясь, что Артуру не особо нравилось ловить на себе подозрительные взгляды сокурсников. Впрочем, тем тоже дышалось легче. После того, как они обнаружили меч у Артура, им было не по себе. Так что отсутствие Пендрагона их только радовало.

Мерлин болтал ногами, сидя на столе и глядя на мелкий дождь за окном. Зима потихоньку отступала, стояло начало марта, и снежные морозы сменились промозглой сыростью. Небо было темно-серым, постоянно серым, Мерлин никогда не видел его таким в Камелоте, и это давило на виски, подстегивало работать усердней, чтобы поскорее вернуться домой. С Артуром. В их привычный уклад, где магия запрещена, а он – всего лишь слуга, которому следует заботиться об оружии и покоях принца. Ну и о его безопасности, конечно. И теперь, может быть, еще и о…
Тихо скрипнула дверь, и в комнату вышел Артур. Мокрые волосы облепляли лоб, по телу стекали капли воды, ныряя за повязанное на бедрах полотенце. Артур зябко поежился и глянул в сторону камина. Пламя послушно взмыло выше, озаряя ровным золотисто-красным светом всю спальню. И Мерлина, уставившегося на Артура и жадно приоткрывшего рот. Будто не видел раньше.
Впрочем, подумал он, подходя вплотную к Мерлину и бесцеремонно стягивая с него рубаху, в таком Мерлине были свои плюсы. Он становился послушным и как никогда покладистым.
Артур усмехнулся, позволяя Мерлину толкнуть себя на кровать.
Определенно, одни плюсы.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 12.10.2010, 20:04
Сообщение #14


Участник Merlin Big Bang


Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026





Жарко. Голова кружилась от выпитого вина, беспорядочных поцелуев и горячего дыхания. Жадные губы покрывали все его тело, неторопливо исследуя каждый сантиметр влажной кожи. Мягко касались старых, знакомых шрамов, безошибочно находили самые чувствительные места, заставляя выгибаться и глухо стонать в кулак. Шершавые подушечки пальцев очерчивали новые раны, подзажившие и более свежие, и Артур видел, как неодобрительно хмурится Мерлин, как появляется складка у рта.
А после магия теплой волной прокатилась изнутри, залечивая, изгоняя почти не тревожащую боль. Ладони уверенно скользнули по бедрам, разводя в стороны, и Мерлин легко укусил низ живота, сразу под ямочкой пупка. Артур вскинулся – и был припечатан обратно к матрацу.

– Лежи спокойно, - хрипло произнес Мерлин, и Артур усмехнулся приказному тону.

Это было похоже на ритуал. Когда Артур возвращался, Мерлин постоянно вел себя так. Казалось, ему было необходимо ощущать Артура, ласкать его, словно заново вспоминая, как это – быть вместе. Ни о каком забвении и речи не шло, но каждое прикосновение Мерлина сквозило такой тоской, такой нежностью, что Артур и не думал возмущаться положением дел. В конце концов, если быть честным, эти чувства были обоюдными. А Артур никогда не вр