IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> "More than life", Бен/Джетро (предполагается Артур/Мерлин), реинкарнация, AU, NC-17
la novocaina
сообщение 18.9.2010, 0:05
Сообщение #1


Новичок


Группа: Пользователи
Сообщений: 11
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026



Название: "More than life"
Автор: la novocaina
Бета: alelluya
Фанартисты: Чудик, tindu
Пейринг: Бен/Джетро (подразумевается Артур/Мерлин)
Рейтинг: NC-17
Жанр: AU ко вселенным Dis/Connected и Doctor Who (s4ep10 “Midnight”), romance, реинкарнация
Размер: ~33 000 слов
Disclaimer: Упоминаемые в фике персонажи принадлежат ВВС, никакой выгоды не извлекаю. Все совпадения с реальными людьми случайны. All is just for fun. Название позаимствовано из песни Whitley «More than life».
Warning: нецензурная лексика (в достаточном размере).
Summary: «Авалон» - популярный ночной клуб в самом сердце Лондона. Бен – молодой и достаточно успешный владелец этого клуба. Джетро – случайно забредший посетитель. Веселье, музыка и алкоголь льется рекой? Пожалуй. Но Джетро всего семнадцать, а Бен не любит иметь неприятности с законом.
A/N: Действие происходит в реальности Dis/Connected, только лет так на семь попозже. Но упоминаемые второстепенные герои остались прежними: Джош, Паула, Энтони, Софи, Эмили.
A/N-2: Фик написан в подарок Sabira на день рождения.

Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 18.9.2010, 0:08
Сообщение #2


Новичок


Группа: Пользователи
Сообщений: 11
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026



Подъезжая к ночному клубу, Бен с удовлетворением посмотрел на выстроившуюся у входа очередь. На часах еще не было и одиннадцати, и такой ажиотаж его всегда радовал. В то время как в других заведениях народ появлялся к двенадцати или часу, в его клубе еще с десяти вечера начинали запускать пришедших поразвлечься людей.
Пискнув сигнализацией и любовно проведя ладонью по капоту машины, он направился прямиком к большим дверям. Можно было, конечно, зайти через другой, тайный вход на подземной парковке, которым пользовалось большинство вип-персон, но ему нравилось наблюдать за галдящей толпой, предвкушающей еще одну веселую ночь на танцполе.

- Как дела, мальчики? – поприветствовал он охранников, стоящих на фейс-контроле, и те почти синхронно кивнули, подняв большие пальцы вверх.

- Пятница, - пожал плечами Джон, снимая цепочку и пропуская внутрь девушку с весьма глубоким декольте. Она кокетливо улыбнулась Бену, моргнув нарощенными ресницами, и скрылась за темно-синей завесой. – С такими темпами скоро нужно будет закрывать доступ. Яблоку уже негде упасть.

- Надеюсь, до таких кардинальных мер не дойдет, - рассмеялся Бен и хлопнул невозмутимого парня по спине перед тем, как переступить порог.

Ночной клуб «Авалон» был довольно большим и престижным заведением. Бену стоило немалых трудов объединить в одном месте и высший свет английского общества, и обыкновенных людей, намеревающихся хорошо провести выходные. Ну, почти обыкновенных. Тех, кто был готов платить за вход двадцать фунтов стерлингов и затем – от четырнадцати за коктейль и восемь за пиво. Желающих набиралось немалое количество, а если учесть постоянные скидки (первый напиток – за счет заведения), то частенько к бару было просто не протолкнуться. Весь первый этаж был превращен в огромную, чтобы никто не толкал друг друга локтями, площадку, ближе к стенам стояли кресла и столики. По периметру располагались три широких барных стойки, а в глубине возвышалась сцена, где в самом разгаре веселья появлялись профессиональные танцовщицы.
Второй этаж был меньше и шикарнее. Почти все пространство занимали большие мягкие диваны. Бар здесь был один, и его содержимое по ценовой категории и качеству существенно отличалось от того, что продавали внизу. К алкоголю предлагались различные закуски – от сырной тарелки до фруктов, разумеется, бесплатно. Впрочем, стоимость бутылки хорошего виски или коньяка с лихвой покрывала затраты на еду. Сюда пускали либо по клубным картам, позволить себе которые могли лишь достаточно обеспеченные люди, либо по предварительному заказу столика, что обходилось в пятьсот фунтов.
Бен не считал цену завышенной. Он создавал все условия и удобства для отличного времяпрепровождения, начиная от музыки и заканчивая недоступностью важных лиц простыми смертными. В меню клуба было все, что только можно пожелать. Алкоголь на любой вкус, лучшие диджеи, отдельные комнаты для приватных танцев или переговоров, приятная атмосфера и полная безопасность.
«Двадцатники», как про себя называл обывателей первого этажа персонал клуба, не раз пытались прорваться наверх, чтобы воочию увидеть сильных мира сего, среди которых нередко встречались как футболисты топовых клубов, так и представители актерской и музыкальной профессий. Никому это не удавалось. Более того, эти лица сразу же заносились в черный список, и дерзкому фанату вход в приличные заведения автоматически закрывался. Взаимодействие с директорами других развлекательных учреждений у Бена было налажено превосходно, и такие взаимные услуги помогали всем сторонам.

Удовлетворенно улыбнувшись, Бен окинул взглядом помещение и уже ступил на лестницу, как его внимание привлек молодой человек у барной стойки. Бен прищурился. Парень как парень, одетый по последнему веянию то ли эмо-, то ли панк-движения: черная футболка, узкие, в облипку, джинсы, заправленные в тяжелые ботинки на рифленой подошве, вытянутая гелем челка, падающая на глаза. Таких тут можно встретить десятками, и все они выглядели значительно моложе своего возраста. Но этому старше семнадцати дать было совершенно невозможно.
Нахмурившись, Бен направился к бару. Парень ничего не замечал, погруженный в свои мысли, лишь цедил разбавленный колой ром или виски, и мрачно смотрел на дно бокала, словно пытаясь отыскать там что-то интересное. Бен присел рядом, положил на столешницу ключи от машины и свой пиджак и улыбнулся бармену:

- Мне как обычно, Джош, - молоденький веснушчатый парень кивнул, и через мгновение перед Беном стоял его любимый коньяк. Подержав жидкость на языке, он сделал глоток и повернулся к мальчишке. – Каким ветром тебя занесло в «Авалон»?

Тот медленно поднял голову, и Бен дружелюбно осклабился, глядя в злые темно-синие глаза.

- Отъебись, - выдохнул парень, залпом осушив содержимое бокала, и отодвинул его Джошу, делая знак повторить заказ.

- Разве мама не учила тебя быть вежливым? – приподнял брови Бен, немного опешив от подобного начала разговора.

- Я что, неясно выражаюсь? – вскинулся парень, наблюдая за тем, как бармен разбавляет Бакарди ледяной колой. – Я не по этой части, так что отъебись.

- Окей, не хочешь по-хорошему, будет по-плохому, - холодно улыбнулся Бен, и парень напряженно замер, не сводя взгляда с хищного, опасного выражения лица Бена. Тот протянул руку и перехватил предназначавшийся мальчишке коктейль. – Сколько тебе лет и как ты вообще прошел сюда?

- Да какая тебе разница, ты что, коп, что ли? – не выдержав, повысил голос парень, и Бен поднялся на ноги. Радужное настроение, с которым он приехал в клуб, таяло, как эскимо на солнце.

- К твоему счастью, я всего лишь владелец этого клуба. И пока еще достаточно добрый. Документы.

Мальчишка чуть побледнел, но достал из заднего кармана джинсов бумажник и шлепнул о стойку университетскую карточку.

- Мне есть восемнадцать, - прошипел он, и, судя по маленькой запинке, хотел добавить кое-что еще, но в последний момент сдержался. Только недобро поджал губы.

- Джетро Кейн, - прочитал вслух Бен, рассматривая пластиковый прямоугольник. – Исторический факультет, Лондонский Городской университет, - задумчиво пробормотал он, водя краем карточки по темному дереву. Джетро попытался забрать обратно свой документ, но Бен отступил, вертя в пальцах пропуск в учебное заведение. – Хороший университет. Звезд там с неба не хватают, но учат весьма прилично.

- Очень рад за твои обширные познания, - съязвил Джетро.

- Мой знакомый заканчивает его в следующем году, - продолжал, как ни в чем не бывало, Бен, выстукивая твердым пластиком мелодию играющей сейчас песни. – Правда, факультет искусств. Впрочем, карточная система там одинаковая, - Бен ухмыльнулся и достал свой айфон. – Джон, подойди к бару на первом.

- Что не так? Мне восемнадцать, так что я имею полное право пить и быть здесь. Я заплатил за вход эти гребаные двадцать фунтов!

- Все так, - спокойно ответил Бен и повернулся к моментально появившемуся перед ними охраннику. – Все так, кроме того, что пропуски в Городском университете совершенно другие. Их поменяли в прошлом октябре, - безмятежно улыбнулся он опешившему Джетро и, подхватив свой пиджак, распорядился. – Джон, его на выход, а сам потом зайдешь в мой кабинет.

- Да, мистер Дэвис.

- Что касается тебя, - Бен ухмыльнулся, обращаясь к Джетро, - считай, тебе повезло. Выпивка, так и быть, за наш счет.

Охранник взял под локоть упирающегося парня, и поволок на улицу. Бен насмешливо фыркнул, когда Джетро попытался вывернуться из железной хватки, но Джон лишь крепче стиснул ладонь на его руке, угрожающе заломив ее за спину, и вскоре они скрылись из виду. Бен покачал головой и направился наверх. Останавливаемый по пути знакомыми, перекидываясь с ними парой вежливых приветствий, он еле-еле выбрался в длинный пустой коридор. Ослабив галстук, Бен облегченно выдохнул и пошел к своему кабинету. Он был в самом конце, за большой дубовой дверью, весьма просторный и комфортабельный. Бен не любил себе ни в чем отказывать. Он повесил пиджак в шкаф и только сейчас заметил, что до сих пор сжимает в руке карточку незадачливого парня. С фотографии на него смотрело хмурое лицо. Джетро Кейн на бумаге ничуть не отличался от Джетро Кейна в жизни. Поджатые пухлые губы, резкие скулы, упрямый взгляд. Интересный мальчик. И умный. Как подделал документ! И ведь обманул же всех. Бен убрал карточку в ящик стола и с наслаждением откинулся на спинку кожаного кресла. Ночь не задалась с самого начала. Хорошо еще, что успел выгнать этого идиота.

В дверь постучали. После короткого «войдите» в комнате возник Джон. Он виновато улыбнулся, отдавая себе отчет в том, чем ему грозит такой проступок.

- Кто пропустил мальчишку, Джон?

- Я, мистер Дэвис, - вздохнул тот.

- Тогда, думаю, ты и сам понимаешь, что из твоей зарплаты будет вычтен полагающийся штраф, - устало произнес Бен, и Джон кивнул. – Тебе следовало изучить все экземпляры идентификационных документов. Университетские пропуски тоже относятся к ним. Ты прекрасно знаешь, чем грозит нам такое нарушение закона.

- Знаю, - согласился охранник. – Это была моя ошибка. Приношу свои извинения. Такого больше не повторится.

- Я очень на это надеюсь, - честно ответил Бен. Джон был неплохим парнем, и ругать его не доставляло Бену никакой радости. – И проинструктируй других на этот счет.

- Хорошо, мистер Дэвис.

- Возвращайся к своим обязанностям, - Бен отпустил незадачливого охранника.

Но стоило Джону открыть дверь, как за порогом обнаружился начальник отдела безопасности. Он вел перед собой Джетро, скрутив тому руки, и Бен удивленно постучал ручкой по столу. Джетро выглядел испуганным, как нашкодивший ребенок, а лицо мужчины было мрачнее тучи.

- Мы поймали его на стоянке, мистер Дэвис. Мне очень жаль, но он успел повредить вашу машину.

- Что значит «повредить»? – уточнил Бен ледяным тоном.

- Он помял вам переднюю дверцу с водительской стороны, вероятно, ударив ногой, - Бен отметил про себя внушительные ботинки и сжал зубы. – А когда мы его задержали, он ударил кулаком. На машине осталась царапина, - Бен глубоко вдохнул, борясь с желанием прибить этого мстительного идиота тяжелой подставкой для ручек. – Мне позвонить в полицию, мистер Дэвис?

- Я сам позвоню, - сообщил Бен, поднимаясь. – Оставьте нас.

Охранники, не говоря ни слова, удалились. Бен не спеша подошел к растерянному, но силящемуся не показать этого Джетро. Внимательно осмотрел того еще раз. На длинных пальцах поблескивали массивные кольца, и царапина должна была получиться глубокой. Такую не отполируешь. Бен никогда не был уличен в кровожадности, но сейчас ему очень хотелось придушить этого гаденыша собственными руками.

- Как же вы меня все заебали, - честно простонал он в пустоту, взъерошивая волосы, и спросил, подходя вплотную. - Мы с тобой нигде раньше не пересекались? – Джетро инстинктивно шагнул назад. И еще. Пока не уперся лопатками в стену.

- Пятнадцать минут назад, у барной стойки, если у тебя проблемы с памятью, - огрызнулся он, и Бен даже восхитился дерзостью мальчишки.

- Вообще-то я подразумевал, не трахал ли я тебя когда-нибудь, - фыркнул Бен, с удовлетворением наблюдая, как шокировано распахиваются наглые глаза. – Но сам знаю, что нет. Я не связываюсь с глупыми малолетними психами.

Джетро молчал, видимо, отходя от такого откровенного вопроса. Бен пристально следил за ним. Парень напоминал загнанного в ловушку дикого звереныша, готового защищаться до последней капли крови. Его взгляд блуждал по кабинету, старательно избегая стоящего напротив Бена, язык скользил по пересохшим губам, а обтянутая темной тканью грудь тяжело вздымалась от частого дыхания. Боится, усмехнулся про себя Бен. Боится, но скорее умрет, чем признает свою вину.

- Ты что, не мог нажраться в другом месте? – спокойно поинтересовался Бен, но Джетро не принял невербальное предложение свести все к нормальной беседе.

- А ты что, не мог мне дать нажраться у тебя? Я никого не трогал и никому не мешал, - выпалил он, обвиняюще посмотрев на Бена. Тот чуть не присвистнул от такого нахальства.

- Мне не нужны неприятности с законом, придурок. А вот у тебя они скоро будут, - лениво ответил Дэвис, изучая малейшую реакцию Джетро на свои слова. Тот вскинул подбородок и по-хамски рассмеялся.

- Не будут. Я расскажу в полиции, что ваши люди меня впустили, даже не спросив документа. Ваши люди наливали мне крепкие спиртные напитки, хотя мне нет восемнадцати. И если в полиции сделают анализ, а они его сделают, количество алкоголя тут же покажет, что пил я далеко не кока-колу.

- Иди сюда, - поманил пальцем Бен, отступая к темно-красным портьерам. Раздвинуть их было делом двух секунд. Джетро пораженно уставился в огромное, занимающее всю стену, стекло. Через него можно было разглядеть практически весь зал, оба этажа. Конечно, не детально, но для деталей служило пять плазменных панелей, расположенных сбоку, демонстрирующих каждый скрытый угол в клубе. Бен взял с прикрепленной подставки пульт и переключил камеру. Изображение танцующей стриптиз девушки сменилось изображением большого дивана с грузным мужчиной. Тот присосался к бутылке с пивом и оживленно разговаривал с пожилой леди в вечернем платье. – Познакомься, Джетро, это – шеф полиции. И скоро он удалится в одну из тех замечательных комнат, где девушки раздеваются за деньги. Уверен, он будет совсем не рад, когда мы отвлечем его от этого приятнейшего события. И что-то мне подсказывает, что он вполне согласится с тем, что ты незаконно проник в мой клуб, сфальсифицировав документы не самого плохого учебного учреждения.

Джетро сник, словно воздушный шарик, из которого выкачали весь воздух. Он понуро опустил голову, уставившись на носки своей обуви, помявшей любимую машину Бена. Дэвис выжидающе кашлянул.

- Что будем делать?

- Не надо полиции, - шумно сглотнул Джетро, засовывая руки в карманы. – Договоримся так.

- Как «так»? – заинтересованно протянул Бен, обходя вокруг ссутулившегося парня. – Починка двери Бентли стоит больше трех тысяч фунтов. Замена и того дороже. Насколько я вижу, - опасно понизив голос, продолжил Бен, окидывая Джетро оценивающим взглядом, отчего тот вспыхнул, а на скулах заиграли желваки, - таких денег у тебя нет. Что ты можешь предложить мне, Джетро?

- Интимные услуги я оказывать не буду, - заявил парень, вскидывая подбородок. – Лучше сразу в тюрьму.

Бен расхохотался. Он смеялся долго, взахлеб, сам до конца не понимая, что его так насмешило – уверенность Джетро, что Бен домогается его, шантажируя полицией, или то, как легко было вывести Джетро из себя и сбить с толку.

- Даже в мыслях не было, - усмехнулся он, отворачиваясь и возвращаясь за рабочее место. – Не возбуждаешь.

Джетро покраснел, затем побледнел, закусил губу и подошел к столу. Без разрешения плюхнулся в кресло и принялся внимательно разглядывать коленки.

- Вот что, Джетро, - заявил Бен после некоторого молчания, с удивлением замечая, как тот вздрогнул при звуках своего имени. – Сделаем так. Ты будешь работать официантом, и весь твой заработок пойдет на погашение твоей…скажем, задолженности. Разумеется, деньги на питание тебе выплачиваться будут.

- У меня уже есть работа, - возразил Джетро, не поднимая глаз.

- Значит, у тебя ее больше нет, - отрезал Бен. – Надо было раньше думать, прежде чем портить чужое имущество. Завтра я поеду в салон и оценю ущерб. Но до тех пор, пока ты не отработаешь всю сумму, машина будет стоять в моем гараже. Пленка с камеры наблюдения прилагается. Это понятно?

- Да.

- Отлично, - Бен потянулся и достал из стеллажа стопку бумаг. Найдя нужные, он кинул их Джетро. – Твой рабочий контракт. Ознакомься и подпиши.

- Может, я буду барменом? – спросил тот, беря скрепленные степлером листы.

- Обойдешься, - неприятно улыбнулся Бен и положил перед Джетро ручку. – Но в твоих же интересах убедить меня повысить тебя до этой должности, - парень кивнул и, даже не читая контракт, махнул свою подпись под двумя экземплярами. – Смело. А если бы там были какие-нибудь ужасные условия?

- Что может быть ужаснее, чем работать на тебя? – пробурчал Джетро, поднимаясь. – Я могу идти?

- Вали, - милостиво разрешил Бен, убирая бумаги в папку с наклейкой: «Трудовые договоры». – И да, Джетро, - тот обернулся от двери, неприязненно уставившись на нового шефа. – Завтра в восемь тридцать. И не опаздывай.



Джош был щуплым, конопатым парнем и нелепо выглядел в белой рубашке, застегнутой на все пуговицы. Как окончивший школу ученик, пришедший забрать свой аттестат: костюм не сидит, галстук давит, но правила есть правила и их нужно соблюдать. Принять свидетельство об окончании учебы, посмеяться над обреченными на такую же муку друзьями и дождаться вечера, когда можно будет переодеться в нормальную одежду и открыть первую бутылку пива. И тогда уже станет неважно, что потом с фотографий тебе будут улыбаться запакованные в широченные, бесформенные пиджаки унылые рожи, а мама с гордостью поставит этот убогий выкидыш фотографа на самое видное место в гостиной.

Джетро повел плечами. Он терпеть не мог официальный стиль. Рубашка сковывала его движения, манжеты наручниками облегали запястья, а воротник неприятно натирал шею. Джетро расстегнул верхние пуговицы. Плевать на правила. Он сдохнет в этом открахмаленном ужасе раньше, чем часы пробьют полночь.

- Еду у нас не заказывают. Максимум – что-нибудь к выпивке. Орешки, чипсы, - вещал Джош, пихая ему в руки внушительную алкогольную карту. – В первое время тебе понадобится это, но лучше, чтобы ты привык запоминать на ходу. Расторопность – одно из важнейших качеств, требуемых от официантов. И многих отсеивали именно из-за медлительности.

- Поверь, я бы сам с удовольствием отсеялся, - огрызнулся Джетро и засунул предложенный блокнот с карандашом в нагрудный карман. Вряд ли он ему понадобится. Одним из его действительно важных достоинств была отличная память, как зрительная, так и слуховая. Он мог воспринимать любую информацию и быстро обрабатывать ее. В колледже его даже как-то называли ходячим процессором.

- Не стоило тогда бить машину Бена, - пожал плечами Джош, выходя из-за стойки.

- Как будто я знал, чья это машина, - пробурчал Джетро, послушно идя вслед за барменом, рассказывающим о нумерации столиков. – А если бы знал, то ударил бы посильнее.

- Ты или полный идиот, или счастливчик, - покачал головой Джош. – Бен тебя, считай, пожалел. Любой другой на его месте давно бы упрятал тебя за решетку. Надо признать, я вообще удивлен, почему Бен так не сделал.

- Звучит так, словно будто ты его хорошо знаешь. Давно вкалываешь в этом курятнике? – язвительно парировал Джетро, засунув руки в карманы черных, идеально отглаженных брюк. Со стрелками. Пальцы скользнули по шлевкам в поисках любимого ремня с огромной бляхой, но, не найдя ничего, кроме простой ткани, залезли за непривычно высокий пояс штанов.

- Около года. Зря ты так отзываешься, это отличное место, - осуждающе произнес Джош, когда они вернулись к бару, и достал бутылку минералки. – Будешь?

- Лучше колу, - еще лучше был бы ром с колой, но он же находился на рабочем месте. – Что это ты так защищаешь своего хозяина?

- Он мне скорее приятель, - спокойно ответил Джош, отхлебывая воды. – Мы вместе учились в колледже. А когда, после университета, я решил пойти в магистратуру, бизнес отца рухнул. А мы уже взяли кредит. На моей предыдущей работе пошли массовые сокращения, а найти что-то подходящее я не мог.

- Кризис, - согласился Джетро.

- Ага. И тогда я встретился с Беном. Случайно. Не сказать, что мы здорово общались в колледже…

- Я думаю, вы вообще не общались, - жестко припечатал Джетро, выразительно осматривая Джоша с макушки до пяток. – Ничего личного, но ты не похож на супер-крутого парня, на которого вешаются все девчонки. Впрочем, если Бен в колледже был ботаником-задротом… - задумался Джетро, на секунду представив Бена в очках и с кучей книжек. Образ казался совершенно нереальным.

- Что ты! – рассмеялся Джош, даже не думая обижаться на незавуалированное оскорбление. – Бен был далеко не ботаником. Ну, ты, в общем, прав. Мы не общались. Но когда встретились на поминках Дженни, я разговорился с Паулой, и Бен был рядом. И так получилось, что он предложил мне работать здесь.

- Сразу барменом?

- Сразу. И мне нравится. Непыльное место, платят хорошо, удается совмещать с учебой, а также выплачивать кредит. Коплю на машину вот, - заговорщицки произнес Джош, и прежде чем Джетро успел поинтересоваться, кто такие Дженни и Паула, Джош вынул из-под стойки поднос и заставил его бокалами. – Так, тебе надо тренироваться. Сейчас, погоди, - он снова нырнул вниз, достал огромную бутыль воды и заполнил все емкости. – А теперь неси это к столу номер четырнадцать.

Стол номер четырнадцать располагался в другом конце зала. Джетро, скрипя зубами, ухватился за ручки подноса.

- Не так. Представь, когда тут будет толпа народу. Ты должен нести это над головой.

- Я тебе что, наложница султана? – чертыхнулся Джетро, но поднял поднос наверх. Рука дрожала, но равновесие удалось найти довольно скоро. Он неуверенно сделал шаг, еще один, а потом Джош легко подтолкнул его бедром, и поднос с грохотом полетел на пол. Джетро с ужасом наблюдал, как бокалы, словно в замедленной съемке, разбиваются о дубовую поверхность, а вода расплескивается в радиусе пары метров. Звон битого стекла эхом отразился от стен пока еще пустого помещения.
И это хорошо, что он еще не дошел до тканевого покрытия.

- Не успел начать работать, а уже громишь мою посуду? – раздалось вдруг свысока, и Джетро задрал голову. Бен стоял на втором этаже, опираясь на перила, и, казалось, довольно долго наблюдал за ними. Может, поэтому Джош так быстро прервал их разговор?

- У меня просто термоядерная разрушительная энергетика, - мрачно сообщил ему Джетро.

- Я заметил. Все это будет вычтено из твоей заработной платы, - ухмыльнулся в ответ Бен.

- У меня ее и так почти нет! – возмутился Джетро, отступив, когда метла уборщицы проехалась по носкам его ботинок. Он ее даже не увидел.

- Не моя вина, Джетро. Бери следующий поднос и пройдись еще раз.

- Где я его возьму? – прошипел Джетро, стараясь не взорваться. Его унижал и этот снисходительный тон, и ситуация, в которую он попал по собственной же глупости, и даже то, что сейчас приходилось смотреть на Бена снизу вверх.

- Здесь, - раздалось сбоку, и Джош отдал ему жестяную посудину, на этот раз заполненную фужерами.

- Ты издеваешься? – взбешенно процедил Джетро, и Джош сделал страшные глаза. – Я же его грохну.

- Грохнешь – заплатишь, - лениво пояснил Бен и прищелкнул пальцами. – Вперед. В твоих же интересах научиться этому как можно быстрее. Если на тебя поступит хоть одна жалоба, мы отправимся в полицию.

- Да чтоб тебя… - прошептал Кейн и, вдохнув побольше воздуха, поднял поднос на вытянутой правой руке.

Он не знал, каким чудом ему удалось донести все, не расплескав практически ни капли, до нужного столика. Джош, а потом и присоединившаяся к нему уборщица честно пытались создать ему самые неудобные условия для этого процесса, Бен сверху кидался скомканной бумагой (и очень метко, мать его), а Джетро мрачно представлял, как надевает свои любимые гриндерсы и громит все эти зеркала на стенах, а также пострадавшую Бентли. Ей уже без разницы, ударом больше, ударом меньше – все равно отвозить в починку.

Клуб довольно быстро заполнялся людьми. Протискиваясь сквозь однородную потную массу, движущуюся под ритмы очередной популярной r'n'b песни, Джетро мельком взглянул наверх. Бен был там. Будто задавшись целью следить за ним, он то и дело высматривал его в толпе, и один раз даже помахал ему рукой. Джетро мысленно выругался. Конечно, сам-то Бен рассиживал в вип-зоне с какой-то длинноногой моделькой, пил кофе и смеялся над наверняка тупыми фразами этой блондинки. Судя по ее яркому макияжу и почти полному отсутствию одежды, на что-то умное она не претендовала.
Решив, что они были отличной парочкой – маленькая шлюшка и высокомерный болван – Джетро кивнул сам себе и тут же зашипел, когда какая-то девчонка со всей силы наступила ему своей десятисантиметровой шпилькой на ногу. Она тут же защебетала извинения, Джетро постарался как можно вежливее улыбнуться и вернулся к бару.

- Лучше бы я пошел в полицию, - проговорил он. – Три Мохито, пять Хайнекена и один «Секс на пляже».

- Не переживай, - ободряюще улыбнулся Джош. – Ты скоро привыкнешь.

- Надеюсь свалить раньше, чем привыкну к этому борделю.

- В этом ты не прав. Несмотря на стриптизерш и приватные комнаты, секса здесь нет. Бен строго следит за этим, - серьезно ответил ему Джош, кроша лед в стаканах. – Ему не нужны неприятности с законом, поэтому все знают: максимум, что в «Авалоне» может обломиться – хорошее знакомство.

- Ну он же не контролирует те кабинки? – неверяще спросил Джетро.

- Служба безопасности днем просматривает записи с камер наблюдения. К тому же, все танцовщицы – настоящие профессионалки своего дела. Они не будут рисковать работой ради лишних ста фунтов.

- Тебя как послушать, так тут просто рай, а Бен – прямо святой.

- А тут и есть рай. Как для отдыхающих, так и для работников. Да, Бен требователен, но за такую зарплату все выполняют его наставления без возражений. Держи, - Джош выставил на поднос заказ. – И кстати, в следующий раз, пока я делаю коктейли, ты можешь обойти остальные столики.

К четырем утра Джетро едва стоял. Он не уставал так даже в бытность курьером, когда приходилось мотаться по всему Лондону, развозя письма и рекламные предложения. Виски ломило от громкой однотипной музыки, рук он почти не чувствовал и старался не думать, как он завтра выдержит еще одну ночь. Слава Богу, что это воскресенье, значит, народу будет поменьше – работу и учебу еще никто не отменял. А потом можно будет отдохнуть до четверга.
К концу смены в списке достижений Джетро числились облитая кофе рубашка, шесть перепутанных заказов, несколько телефонов от размалеванных девиц и потерянное любимое кольцо. Он даже не заметил, как оно умудрилось соскочить с пальца. Широкое, гладкое, без всяких узоров, в отличие от других его колец. Тяжелое, навряд ли из серебра, но довольно удобное. Он нашел его на дорожке возле своего дома, когда был еще ребенком, после оно долго лежало в нижнем ящике стола, пока Джетро не подрос. Оно до сих пор было ему велико и нередко соскальзывало с большого пальца.
Раздосадованный, он стал хмуро ходить по забросанной бумагами и битым стеклом танцплощадке. Глаза резало от яркого света, осколки обманчиво поблескивали, переливаясь под люминесцентными лампами, но Джетро продолжал бродить по помещению, потихоньку впадая в отчаяние. Это было глупо, но кольцо было ему дорого, и если кто-то нашел его раньше и унес домой…

- Что ты ищешь? – зевая, спросил Бен, спустившись со своего Олимпа, как про себя называли второй этаж работники «Авалона».

- Не твое дело, - рявкнул выведенный из себя, расстроенный Джетро и нагнулся, чтобы с разочарованием поднять какую-то гайку. Впрочем, с нанесенной резьбой и цепочкой. – Идиотский кулон.

- О, я понял. Ты решил обследовать здесь все на предмет выпавших денег и драгоценностей. Ты еще и мелкий воришка, - изумленно приподнял брови Бен, следуя за Джетро.

- Слушай, заткнись, а? Иди лучше, ублажи свою девушку. Или она уже тебе отказала?

- Отнюдь, - довольно осклабился Бен. – Она пока разговаривает с Джошем.

Даже несмотря на свою сосредоточенность на пропавшем украшении, Джетро недоверчиво обернулся и непонимающе посмотрел, как блондинка весело смеется с Джошем. Это выглядело довольно глупо. Нелепый, веснушчатый, с всклокоченными волосами Джош и эта фифа в леопардовом платье, едва скрывающим нижнее белье. Впрочем, кто знает, может, Бен уже его снял. Хотя, по словам Джоша, Бен был блюстителем порядка.

- Не это ищешь? – будничным тоном спросил Бен, подняв с пола кольцо Джетро и покрутив его на пальце.

- О. Да. Спасибо, - Джетро протянул руку, но Бен шагнул назад. Он все рассматривал находку, а после, подкинув, сжал в кулаке. – Отдай сюда!

- Отдам, когда расплатишься с долгами.

- Если ты думаешь взять его как залог, то это идиотизм. Оно не имеет никакой ценности, - прошипел Джетро, наступая на Бена. Тот не двигался с места, лишь ухмылялся. Теперь его лицо было близко-близко, и Джетро заметил отчетливые синяки под глазами, залегшую складку около уголка рта, легкую щетину.

- Я вижу. Зато для тебя оно представляет ценность. Мне большего не надо.

- Ублюдок, - яростно выдохнул Джетро и обиженно закусил нижнюю губу. Его просто трясло от злости, хотелось ударить этого придурка, размозжить его не обремененную серым веществом башку о ближайшую стену, стереть эту надменную ухмылку. В конце концов, он был всего лишь владельцем этого пафосного борделя и ничего больше.

- Будь хорошим мальчиком – и получишь его раньше, - неожиданно тихо произнес Бен и, не отрывая взгляда от Джетро, надел кольцо на указательный палец. – Чтобы не потерять, - пояснил он и, отсалютовав, удалился к поджидающей его девушке.

Джетро, не шевелясь, наблюдал, как он приобнял ее за талию и повел к выходу, задержавшись по пути около охранников. Блондинка висла на нем, как мамин кухонный фартук на вешалке, пока Бен о чем-то переговаривался с начальником службы безопасности. Потом он легко рассмеялся, хлопнул того по плечу и, достав ключи от машины, вышел вместе с льнущей к нему девушкой на улицу.

- Ты так на него пялишься, словно влюбился, - раздалось над самым ухом Джетро, и тот аж подскочил – от испуга и бредовости этого предположения.

- Совсем свихнулся, дебил? – рыкнул Кейн, и Джош захохотал. – По-моему, эта твоя благополучная работа вредит твоим мозгам.

- Да это нормально. В него многие влюбляются, и парни тоже. Такое еще в колледже было.

- Пошел на хуй, - выплюнул Джетро и направился в комнату персонала. Ему выделили личный шкафчик, куда он мог сложить все свои вещи. Сняв опостылевшую форму, он быстро переоделся в футболку и джинсы и присел на скамейку, чтобы зашнуровать ботинки.

- Слушай, прости, я не хотел тебя обидеть, - продолжил Джош, усаживаясь рядом. Он выглядел виноватым и растерянным. – Неудачная вышла шутка.

- Крайне, - согласился Джетро и, нацепив куртку, хлопнул дверью.

На душе было паршиво. Сначала Бен, теперь Джош. В принципе, если посмотреть, Джош был неплохим парнем. Добрым, внимательным, благожелательным к окружающим. Помогал на протяжении всей ночи и даже прикрыл его, когда Джетро не выдержал и отпросился покурить. Джош лишь сочувственно улыбнулся и указал, где находится черный вход.
Бредя под накрапывающим, нудным дождем, Джетро пнул жестяную банку из-под пива. До этой ночи он и не понимал, насколько влип. С Беном так просто дело не пройдет. Он не выгонит его за ужасную работу, впрочем, это было невыгодно и самому Джетро. Не в его интересах, как любил повторять Дэвис. Который сейчас наверняка трахает эту девицу в машине или дома, пока он, Джетро, стоит на остановке, дожидаясь первого автобуса, чтобы доехать до своей квартиры.
Джетро потер мгновенно замерзшие ладони. Большой палец левой руки смотрелся непривычно голым без массивного кольца, и настроение упало с отметки «ноль» в минусовую степь. Вот же урод, и надо было ему прикопаться в тот момент, когда Джетро почти нашел его!
В том, что Джетро дорого это кольцо, Бен был прав. Он словно видел его насквозь, и это вызывало нехилое раздражение. Надо будет обязательно отнести украшение на чистку после того, как этот идиот вернет его.

В автобусе было теплее. Джетро привалился к стеклу, наблюдая за медленно просыпающимся городом. По дорогам ездили уборочные машины, фонари тускнели в забрезжившем рассвете. На остановках появлялись сонные жители, отчаянно зевающие и полностью погруженные в полудрему и свои плееры. Джетро зябко поежился. Сентябрь едва перевалил за половину, а в воздухе висела эта промозглость, и не было решительно никакой возможности согреться. Даже крепкий чай не спасал. Наверное, живи он не один, было бы проще. Хотя когда он в последний раз встречался с кем-то, ему это не помогло.
Значит, нужно достать где-то фунтов сто и пройтись по магазинам. Щеки обдало жаром при воспоминании, каким уничижительным взглядом одарил его Бен, когда рассматривал в своем кабинете. Ну конечно. Это он спокойно спускал бешенные деньги в различных бутиках и от всего мира ждал примерно такого же. А тут он, Джетро, такой ущербный, посреди его роскошной комнаты, в купленных на распродаже шмотках, и неважно, что одежда была из фирменных магазинов, пусть и для среднего класса.

Джетро сжал кулаки и несильно ударил ими по сиденью впереди него. Сидевший там мужчина с пышными усами встрепенулся, опасливо оглянулся и нахмурился. Джетро дернул плечом и поднялся – следующая остановка для пересадки на метро, и через двадцать минут он будет дома.
Где можно будет завалиться в постель и часов на восемь забыть про весь этот кошмар, в который превратилась вся его жизнь.



- Нет, нет, нет! – воскликнул Джош и перегнулся через стойку. – Это – ром с колой. Это – виски с колой.

- По запаху разберутся, - пробурчал Джетро, выставляя стаканы на подносе в одной лишь ему известной последовательности. Он придумал эту схему через две недели работы. Взял у официантки серебряный лак для ногтей и пометил край подноса. Верхняя точка. И, начиная от нее, он выставлял заказы по столикам. Чем выше номер столика, тем ниже бокалы. По порядку.

- Ты все-таки ненормальный, - заявил Джош, в который раз наблюдая за ухищрениями Джетро, пытающегося впихнуть Мохито на забитую стаканами жестяную поверхность.

- Кто бы говорил, - закатил глаза Джетро и втиснул злополучный коктейль. – Я, по крайней мере, слушаю музыку не по расписанию.

Джош смутился и повернулся к подошедшей паре. Джетро довольно осклабился. Джош был по-своему странным. Общительным, забавным, но полностью погруженным в себя. А его плеер! Когда Джетро впервые увидел его айпод, у него даже не нашлось слов, чтобы прокомментировать ситуацию.
Джош обожал музыку. Но обожал ее избирательно. Вся его обширная коллекция файлов была разбита на многочисленные папки по особой структуре. Сначала шел день недели. А потом – в зависимости от времени. «Завтрак», «Дорога в университет», «Скучная лекция», «Ланч», «Перерыв. Кофе», «Домой», «Дорога на работу»… И таких подпапок было множество! Включая даже «Снотворное». Джетро никогда не встречал такого. И этот Джон еще называет его психом!

- Доброй ночи, дамы и господа, - раздалось со сцены, и зал наполнился криками, свистом и визгами. Джетро поморщился, когда его толкнула вот уж точно безумная дамочка, прорывающаяся вперед, и продолжил разносить в застывшей толпе заказы. Какая ему разница, что там собрался вещать Бен. – Как вы знаете, завтра будет отборочный матч сборной Англии на чемпионат мира, - народ ревом подтвердил, что он помнит об этом событии. – Вне зависимости от результата игры любой, кто придет в красно-белой одежде, получит два бесплатных коктейля. Приходите сами, приводите друзей и – Боже, храни Королеву! – улыбнулся Бен и под аплодисменты и одобрительные возгласы спустился вниз.

- И что это на него нашло? – поинтересовался Джетро у готовящего напитки Джоша.

- Вполне обычное явление. Здесь довольно популярны вечеринки в таком духе. Определенная цветовая гамма, маски. Недавно вот была Ночь Золотых Кроссовок.

- Он свихнулся, - решительно кивнул Джетро и, оглядевшись, шагнул за барную стойку. Джош неодобрительно покачал головой, словно укоряя, но Джетро лишь отмахнулся. По-турецки усевшись между холодильником с газированной водой и ящиком для пустой тары, он достал пачку Кэмела и с удовольствием сделал первую затяжку. – Золотые кроссовки! А Ночь Золотых Стрингов он не устраивал?

- Завтра будет, - улыбнулся Джон, включая вытяжку на максимальную мощность. – Не золотых, а красных, но наверняка многие девушки придут в белых шмотках и красном нижнем белье. Такое уже бывало.

- Бред.

- Ты ничего не смыслишь в бизнесе. Себестоимость этого коктейля – максимум пять фунтов. Завтра воскресенье, следовательно, народу должно быть меньше. Но только не с таким предложением. Все любят выпить забесплатно. Поэтому придут где-то человек триста. То есть, это три тысячи по статье расходов. А теперь умножь триста на двадцать, а потом прибавь туда купленный алкоголь. А покупать будут много. В бесплатные коктейли спиртного наливается значительно меньше. Простая арифметика и чистая выгода. Несмотря на то, что послезавтра – понедельник.

- А что, в других клубах такого не делают? Этих пиар-акций? – полюбопытствовал Джетро, туша окурок в спрятанной тут же пепельнице.

- Делают. Но в «Авалон» идут охотнее. Это престижно, в конце концов. Есть чем похвастаться потом. Ты же понимаешь, фотографии на тусовочных сайтах тоже греют души людей. А уж если удастся сфотографироваться с Беном…

- О да, - Джетро поморщился, вспоминая острые локти девушек, спешащих к сцене. – Три оргазма и пять слезных истерик «О Боже, я его потрогала!!» обеспечены.

- Как-то так, - засмеялся Джош и легко пихнул коленом засидевшегося Джетро. – Иди впахивай. Бен уже на Олимпе.

Бен действительно находился на втором этаже. Стоял, расслабленно опершись о перила, рассматривал свое царство и безмятежно улыбался. Иногда махал кому-то рукой, щурился на яркие вспышки фотоаппаратов. «Молодой преуспевающий бизнесмен, работающий в свое удовольствие», как гласила обложка Men's Health за этот месяц с изображением Бена на фоне пока еще целой Бентли. Это глянцевое лицо попадалось Джетро, кажется, на каждом шагу. Скрещенные руки, по-модному растрепанные волосы, чуть прищуренный взгляд и черное кашемировое пальто. Все, что надо, чтобы свести с ума больше половины женского населения Лондона. И не только. Например, за столиком номер двенадцать сидела кучка француженок, которые были тут уже вторую неделю и не пропускали ни одного вечера.
Если бы они только знали, какой этот придурок на самом деле, они бы так не фанатели по нему. Разумеется, в журналах все интервью – липовые. Конечно же, Джетро ничего не читал про Бена, но мог представить, насколько слащаво там все было показано. Сынок богатеньких родителей наверняка упоминался как самостоятельный, смышленый парень, делавший деньги из воздуха. Ну и в довершении всего там обязательно должна была быть ремарка, что он не женат и претендентки на спутницу жизни не наблюдается. Стандартный ход всех поп-звезд и молодых актеров для привлечения массы поклонниц и обеспечения популярности.

- У Бена есть девушка? – спросил Джетро как бы между прочим, намереваясь проверить свои догадки. Джош хмыкнул.

- Насколько мне известно, нет.

- А та блондинка? С которой он провел прошлую неделю? – продолжал допытываться Джетро и даже помог Джошу раздробить лед.

- Паула? Она просто подруга из колледжа.

- А. Ну да, ясно. Подруга, - заметил Джетро, вспоминая все обжимания Бена с этой Паулой.

- Ну, да, - махнул рукой Джош. – Я потом как-нибудь расскажу.

Джетро постарался не выдать своего разочарования. Ему было интересно узнать про Бена, раскопать какую-нибудь подробность, с помощью которой он мог бы манипулировать им, не унижаясь здесь и не работая, как вол, за копейки. Джош порой говорил про колледж. Из его историй Джетро уяснил, что, несмотря на все возможности четы Дэвис отправить Бена в закрытое учебное заведение, отец настоял на том, чтобы Бен посещал занятия в обычном колледже. Учился взаимодействовать с людьми разных слоев населения, видел жизнь во всех красках, такой, как она есть, а не пресную, вылощенную псевдореальность дорогих закрытых пансионатов для детей из обеспеченных семей.
Нынешнее поведение Бена подтверждало, что он был способным учеником. В свои двадцать четыре он вращался в высшем свете английского общества, обзаводился новыми знакомствами, и Джетро даже не сомневался, что тот когда-нибудь поцелует руку самой Королеве. Если та доживет до столь позорного для нее часа.

«Феномен Дэвиса», как называли другие печатные издания головокружительную карьеру Бена, базировался на его хорошей экономической подготовке и бешеном обаянии. Как Джетро удалось узнать, Дэвис закончил Гарвард. И довольно неплохо закончил. С приличными отметками и пухлой записной книжкой всевозможных контактов. Как подметил какой-то острый на язык журналист, третьим пунктом должен идти букет венерических заболеваний, но эта тайна остается пока за семью печатями. Джетро мысленно даже пожал руку этому бойкому на словцо колумнисту. Судя по тому, что он наблюдал здесь весь прошедший месяц, Бен переспал чуть ли не со всем английским подиумом. Девочки менялись постоянно, только ноги в модных лабутенах мелькали. Каждую ночь он уезжал с новой моделью, иногда, впрочем, они повторялись. Но никогда не было такого, чтобы он покинул «Авалон» в одиночку. По крайней мере, Джетро этого не видел.
Прожигатель жизни и чужих денег, как окрестил его Эй Джей Линн, тот самый журналист, Бен справлялся со своим бизнесом легко и непринужденно. Он не выглядел озабоченным проблемами или кризисом, подкосившим весь мир. У него словно не было забот, как у всех остальных британцев. Он наслаждался каждым мгновением и заражал своим весельем окружающих. Которых прибывало и прибывало, и порой в клубе было просто не протолкнуться. Но все были довольны, никто не жаловался. Здесь знакомились, здесь с шумом отмечали дни рождения и юбилеи, сюда приезжали даже молодожены! И все в один голос твердили об особой атмосфере, витавшей в клубе.
Может, поэтому «Авалон» считался настоящим кусочком рая на Туманном Альбионе?

- Много будешь думать, ошибешься, - раздался над ухом насмешливый голос, и Джетро чуть не уронил поднос.

Он ненавидел Бена. Ненавидел его беспечность, ненавидел его глупые шутки и издевки, но больше всего он ненавидел его привычку незаметно подкрадываться сзади.

- Аккуратнее, - попенял ему Бен, вместе с Джетро подхватывая полетевший было на пол бокал, и Джетро тут же отдернул ладонь.

- Не говори мне под руку, - ответил он и развернулся, чтобы уйти.

- Как работается? – не отставал Бен. Он обнял его за плечо, разворачивая к себе, и Джетро усмехнулся. Какая ирония. Столько девочек мечтает перекинуться с Беном хотя бы парой слов, а он удостоился чести стоять к нему вплотную и намеревался нахамить.

- Охуенно, не видишь, что ли? Лучше тренажерного зала. Качаешь бицепсы и сбрасываешь лишний вес. И сауна впридачу, - медленно произнес он, выразительно оглядывая себя с головы до ног.

Бен запрокинул голову назад и расхохотался.

- Нет, худеть тебе нельзя. Тебя и так сейчас любая девчонка уложит на лопатки.

- Ты отвлекаешь меня от работы просто, чтобы поострить? – холодно уточнил Джетро. – К твоему сведению, у тебя напрочь отсутствует чувство юмора.

- Я твой босс. Могу отвлечь, могу и заставить переработать…

- Я тебе не раб! – вспылил Джетро.

- …за дополнительную плату, - закончил Бен, неожиданно серьезно глядя на него, и Джетро заскрипел зубами от злости.

Бен был абсолютно прав. И знал это. Предложи он Джетро вылизать весь клуб к утру за тысячу фунтов, тот бы согласился. Лишь бы побыстрее расплатиться со своим «долгом».

- Я хочу быть барменом, - упрямо заявил Джетро, первым разрывая зрительный контакт.

- А сможешь ли? – приподнял брови Бен.

- Смогу. Я запомнил рецепты всех коктейлей, которые готовит Джош, и если что-то вдруг забуду, что навряд ли… В этом случае у меня есть богатая фантазия.

- Я не собираюсь оплачивать расходы всем отравившимся после твоих экспериментов.

- Придурок, - буркнул Джетро. – Я буду поступать на химический факультет в следующем году, - внезапно для самого себя признался он. – И уж поверь мне, я знаю, что и с чем можно смешивать, а где следует поостеречься.

- Великий маг и знаток всех ядов Джетро? – притворно испугался Бен.

- Показать оценки? – убийственно-спокойным тоном парировал Джетро.

- Покажи, - согласился Бен и, так и не убирая руки с плеча, подтолкнул его к бару. – Джош, с сегодняшнего дня и далее, когда народу будет поменьше, проведешь ему практику. Как делать мохито, оргазмы и сексы на пляже. Когда у него станет получаться, скажешь мне. Если же нет – второго шанса не жди… волшебник, - фыркнул Бен.

- Мне он и не нужен, - нахмурившись, сказал Джетро. – Я справлюсь.

- Посмотрим, - с сомнением протянул Бен и, кивнув им обоим, удалился.

- Ты бы хоть поблагодарил его, - упрекнул Джетро Джош, впуская его за барную стойку, и вынул из ящика широкоформатный блокнот.

- За что? – недоуменно спросил Джетро, открывая этот блокнот, в котором были написаны инструкции по приготовлению коктейлей.

- Как… Ты что, действительно не понимаешь? Да никто из официантов так быстро не дорастает до бармена. Он делает тебе огромное одолжение! – Джон был поражен. Он растерянно смотрел то на Джетро, то на находящегося наверху Бена. – Странно. Очень странно.

- Ну, может, он хочет поскорее выкинуть меня на улицу? Когда получит деньги за свою машину. Все-таки мне семнадцать, а он же такой законопослушный, аж тошно.

- Владел бы ты всем этим, тоже бы не особо нарушал закон, - жестко отрезал Джош, видимо, оскорбившись за своего приятеля. – Вот, твой любимый ром с колой. Лед. Лимон. Ром. Кола.

- Я не идиот, - прорычал Джетро, уязвленный тем, что его фактически назвали малолеткой. Но Джош и не думал извиняться. Он обслуживал покупателей, оставив Джетро один на один с пособием по тому, как напоить людей. И, читая про многочисленные алкогольные миксы, Джетро старался подавить в себе подзуживающее чувство вины. Перед обиженным на него Джошем, разумеется, а не перед Беном, пусть даже тот и оказал ему такую услугу. Какая, к черту, разница, мог бы и сразу сделать его барменом, раз уж на то пошло. А не издеваться над ним, заставляя таскать тяжеленные подносы оголтелым компаниям.

А дома, ворочаясь под шерстяным одеялом, Джетро поглядывал на лежащую на тумбочке распечатку с его оценками по химии и думал о том, что еще три месяца – и не будет ни выносящей мозг музыки, ни надоевших пьяных рож, ни Бена, мать его, Дэвиса. И не будет этой подтачивающей изнутри горечи, поселившей где-то в горле после сегодняшнего утра, когда он увидел Бена на выходе.
Без беспечной улыбки, с кучей бумаг, прижатых к груди, тот облокотился о дверцу черной Ауди, зарывшись пальцами в волосы. Казалось, спал на ходу. Но стоило только начальнику отдела безопасности закрыть клуб, как Бен тут же встрепенулся и, вежливо поблагодарив за хорошую ночь, уехал со стоянки.

Джетро еле слышно простонал и засунул голову под подушку. Он явно переработал. Иначе почему сейчас он практически жалеет Бена? Бена, который всю ночь тусовался и танцевал на Олимпе, не забыв при этом опустить пару раз Джетро?
Плевать. Все просто. Завтра он сунет свои оценки под нос Дэвису и докажет ему, Джошу, всем им, что он сможет все.
Абсолютно все.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 18.9.2010, 0:15
Сообщение #3


Новичок


Группа: Пользователи
Сообщений: 11
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026





Работать барменом было не очень сложно. Составы коктейлей четко запомнились со второго же вечера, расстановка бутылок в баре – тоже, но Бен дал строгое указание: три недели практики, и только потом – финальное испытание. На вопрос о том, что представляет из себя экзамен, Джош пожал плечами и туманно объяснил, что все зависит от настроения Бена. Из чего Джетро сделал вывод, что испытание было всего лишь капризом Дэвиса, желанием еще больше поглумиться над ним. Эта мысль практически не вызвала особого раздражения – текущее положение дел уже научило Джетро не обращать внимания на дурацкие выходки хозяина заведения, будь то тычок под ребра в самый неподходящий момент или куча мелких поручений, не входящих в его должностные обязанности. Выбросить мусор, дождаться закрытия клуба, прийти пораньше… Таких постановлений было несчетное количество, и сидящий на ступеньках перед запертой дверью Джетро неторопливо курил, ожидая приезда Бена с ключами. Непонятно, зачем тому нужно было, чтобы Джетро оббивал порог «Авалона», но если это поможет быстрее разобраться с возникшей ситуацией, то почему нет? Джетро умел подстраиваться под обстоятельства. Неохотно, но умел.

Каждую ночь, начиная с половины четвертого, Джетро вставал за барную стойку и мешал спиртные напитки. Это занятие было гораздо интересней, чем таскание подносов. К тому же огромный выбор алкогольной продукции дарил кучу возможностей неугомонной фантазии. Когда люди мало-помалу покидали клуб, Джетро с удовольствием возился со стопками, изобретая новые коктейли. Рецепт сначала тщательно продумывался. Джетро как наяву видел разлитые по колбочкам жидкости и самого себя, в просторном кабинете, медленно и кропотливо сливающего напитки в один бокал. Громкая музыка, постоянные заказы и рабочий процесс не мешали ему абстрагироваться от происходящего, и Джош порой пару раз прикрикивал, напоминая, что его просили сделать совсем другое. Все свои исследования он записывал на салфетках, чтобы позже, дома, внести их в любимую тетрадь.
Тетрадь была старой, потрепанной, еще со школы. Ее купил отец для учебы. Формата А4, со сменными блоками для разных предметов и темно-коричневой обложкой. Издалека многим казалось, будто переплет кожаный.
Тетрадь по назначению, вопреки надеждам отца, он не использовал. Он изо дня в день таскал ее с собой в школу, и на скучных занятиях разрисовывал разноцветные листы карандашом. Рисунки, в основном, выходили схематичными, как наброски, которые делает художник прежде, чем начать картину, но Джетро тратил на каждый довольно много времени. Ему нравилось, когда после многочасового просиживания с карандашом и ластиком линии «вставали» так, как надо, были четкими, уверенными. Тогда стирательная резинка откладывалась в сторону, и Джетро улыбался краешком рта, довольно захлопывая тетрадь.
После окончания школы началась суматоха с определением колледжа, а затем – университета, и рисунки почти перестали появляться на желтоватых страницах. Зато там возникли названия лондонских улочек и хороших кафе, где Джетро успел побывать, пока бегал с документами по учебным заведениям. Затем начались химические формулы, занявшие аж два блока, которые Джетро не хотел менять и старался скомпоновать все так, чтобы нужные ему данные были в одном месте. И вот теперь – коктейли. В конце концов, неплохое исследование для будущей практики. Конечно, преподаватели не согласятся, но когда это учителям нравились странные идеи Кейна? И когда это он делал что-то так, как делали все?

- Здесь «Камю» есть? – раздался сбоку вежливый вопрос, и Джетро застыл, недоуменно посмотрев на посетителя. Тот был высоким, худощавым парнем лет двадцати. Завитки темных волос, небрежно убранных за уши, смешно топорщились и непослушно падали на лицо, и парень постоянно поправлял их быстрыми нервными движениями. – Коньяк.

- Тут только Хеннесси из самых дорогих, - развел руками Джетро. Одного взгляда хватило, чтобы понять: мальчик явно при деньгах, и как он очутился среди «двадцатников», одному Богу было известно. – Возможно, наверху есть то, что вам нужно.

- Там есть, - подтвердил парень, усаживаясь на высокий табурет. – Неважно. Налей Хеннесси.

Джетро кивнул. Поставив бокал на столешницу, он потянулся вернуть бутылку на полку, как парень издал протестующий звук и сделал знак оставить все, как есть.

- Я еще выпью, - улыбнулся он и сделал глоток. Поморщившись, он облизнул губы и снова глотнул.

- Вы из Франции? – спросил Джетро, играя картонной подставкой под пивные бокалы. Народ танцевал, уже влив в себя лошадиную дозу спиртного, заказов было мало, а присевших клиентов надо было умасливать, как сказал ему Джош. Умаслить можно было двумя способами. Либо не трогать и дать напиться, либо заговорить и позволить выплеснуть на тебя весь их негатив. Как правило, хороший бармен всегда чувствовал, когда нужно промолчать, а когда стоит начать беседу. Джетро ни разу не работал за стойкой, но у парня был настолько несчастный вид, словно он умолял поговорить с ним.
Не то чтобы Джетро хотелось утонуть в его проблемах – у него и своих хватало выше крыши. Первая и самая наихреновейшая из них периодически маячила на втором этаже и отсвечивала белозубой улыбкой. Но правила есть правила. К тому же Джош должен был донести Бену обо всех успехах Джетро. Приличные чаевые были бы идеальным доказательством того, что такого бармена, как Джетро, Бену придется еще поискать.

- Да, - усмехнулся тот, гладя ножку бокала длинными пальцами. – Слишком сильный акцент?

- Нет, но ваша «р» выдает вас с головой.

- И правда, - рассмеялся парень и протянул руку. – Франсуа.

- Джетро, - ответил Кейн, пожав раскрытую ладонь. На другой стороне стойки Джош приподнял брови, и Джетро вполне разделял его удивление. Никогда еще сюда не спускались богатенькие випы с Олимпа, и уж тем более не знакомились с обслуживающим персоналом.

- Джетро, - повторил Франсуа, прокатив плавную, мягкую «р» на языке. – Интересное имя.

- Папа с мамой постарались, - ляпнул Джетро, принимая заказ у официанта. Шесть простых коктейлей и два спрайта.

- О да. Очень постарались, - согласился парень, внимательно посмотрев на Джетро, и взялся за бутылку. – Не переживай, я сам налью. Готовь свои мохито.

Джетро отвернулся, чтобы не показать ненароком своей озадаченности. Странное поведение парня не раздражало, но несколько настораживало. Конечно, вполне могло быть и так, что тот нанюхался кокаина наверху и решил осчастливить своим присутствием простых смертных.
Впрочем, это же «Авалон». Ни о каких наркотиках и речи быть не может. Хотя Джетро был уверен, что те, кто хотел закинуться, все равно находили способ. На входе никого не обыскивали, а в туалетах камеры наблюдений не устанавливали.

- Нравится работать здесь? – поинтересовался Франсуа, прикуривая сигарету.

- Ага. Очень. – Сочащийся сарказм удалось заглушить фальшивым кашлем, и Джетро снова вернулся к своим коктейлям. Отличный вопрос, прямо в яблочко.

- Я так и думал. Классное место. Хорошие люди, - продолжал Франсуа, и Джетро понадеялся, что его улыбка получилась искренней. Расстраивать собеседника рассказами об изнанке «классного места» не хотелось. Несмотря на то, что Франсуа был упакован по последней моде, он казался забавным и простым парнем. В нем напрочь отсутствовали зазнайство и снобские замашки, от которых Джетро почти физически тошнило.

- Я вас тут раньше не видел, - поддержал разговор Джетро, добавляя листики мяты в готовые напитки.

- Можно на «ты». Я был на втором этаже, - Франсуа помахал рукой, показывая на Олимп.

- Ну, разумеется.

- Там скучно, - доверительно сообщил Франсуа. - Слишком много мишуры и лжи. Все течет по давно спланированному сценарию. Всегда знаешь, кто с кем уйдет сегодня, кто кого подкупит, кто кому изменяет… Стандартные социальные игры. Здесь как-то свободнее и интереснее.

- Да ты романтик, - не выдержав, фыркнул Джетро и сразу же поднял ладони вверх в извиняющемся жесте. Не хватало еще оскорбить клиента. Конечно, ничего такого обидного он не сказал, но кто знает, что там на уме у капризных богачей.

Но парень не обиделся. Он громко расхохотался, привлекая внимания танцующих неподалеку девушек, а после рукавом светлого пуловера вытер навернувшиеся на глаза слезы.

- Романтик, ага, - пробормотал он, все еще посмеиваясь, а после плеснул себе щедрую порцию коньяка. – Благодаря романтике и сижу тут один, в то время как…

Франсуа замолчал, щелкнув зажигалкой, и Джетро многозначительно глянул на Джоша. Тот ударил ребром ладони о другую ладонь, объясняя тем самым, что не сможет подменить его, и Джетро вздохнул.
Кажется, они дошли до стадии душещипательных бесед.
Следующая же реплика Франсуа подтвердила его догадки.

- Скажи, Джетро, ты когда-нибудь был с кем-то не по любви? Просто так. Ну, только секс и ничего больше?

- Нет, - хмыкнул Джетро.

- То есть были полноценные отношения, с завтраками в постель и битьем посуды?

- Как-то так, - соврал Джетро, скрещивая на груди руки. Как назло – ни одного клиента. Он бы еще мог послушать словесные излияния несчастного французика, у которого явно что-то стряслось, но признаваться в чем-то самому? Нет уж, увольте.

- Как-то так, - задумчиво повторил Франсуа и пожевал нижнюю губу. – А у тебя сейчас кто-нибудь есть?

- Нет.

- Хорошо, - улыбнулся Франсуа. – Тогда представь, что у тебя есть, предположим, девушка. Представил? – Джетро угрюмо кивнул. – Но только вы с ней не вместе.

- Просто спим?

- Да. Спите, и больше – ничего. И тебе хочется нормальных, полноценных отношений. Но она не хочет.

- Почему она не хочет? – Джетро, наплевав на все, выдвинул из-под столешницы стул и сел напротив Франсуа.

- Не хочет и все. Не нравятся ей отношения. Ее все устраивает и так. И у тебя есть выбор: рискнуть и попытаться быть с ней по-настоящему вместе, поговорить, рассказать о своих чувствах. Но тут велик шанс, что на этом всему придет конец. Или же терпеть, довольствоваться тем, что есть. Что ты выберешь?

- Первое, - не задумываясь, ответил Джетро.

- Ты можешь потерять ее, - еще раз предупредил Франсуа, передвигая пепельницу поближе к закурившему Джетро.

- И что? Значит, не судьба, - пробормотал Джетро, выпуская дым изо рта.

- Веришь в судьбу? – усмехнулся Франсуа.

- В принципе, да. Считаю, что все в мире предопределено, но если я сильно захочу что-то изменить, я это сделаю.

- Нагло, - с неприкрытым восхищением произнес француз и сделал еще один глоток.

- Может быть. Главное – действительно хотеть. И знать, что это тебе очень нужно.

- Иногда этого бывает недостаточно, Джетро, - печально улыбнулся Франсуа и откинул мешающую прядь волос назад. – Иногда нужно обоюдное желание.

- Тебя послали? – без обиняков спросил Джетро, решив перейти сразу к делу.

- Ага. Он изначально поставил перед условием: никаких обязательств. Я знал, на что шел, - вздохнул Франсуа.

- Он?

- Ну да. У тебя с этим какие-то проблемы?

- Нет, я просто… нет, все окей, - быстро нашелся Джетро. Внезапно все недомолвки и взгляды Франсуа сложились воедино, как кусочки детской мозаики, и Джетро нервно сглотнул. В мозгу витала только одна мысль: надо было сказать, что у него есть девушка. Ну, на всякий случай.

- Мне казалось, ты сразу понял. Ну да ладно. Я сделал тот же выбор, что и ты, Джетро. Я проиграл.

- И поэтому ты сейчас здесь? Ты сбежал с Олимпа, чтобы не встречаться с…твоим бывшим? – предположил Джетро.

- Не совсем. Мы разбежались месяца три назад. Я возвращался домой. Навещал семью. Сейчас приехал, пришел сюда и встретил его снова, - Джетро на автомате мазнул взглядом по второму этажу, прикидывая, кто бы мог быть любовником этого незадачливого романтика. Все были при парах, и все – с девушками. Интересный расклад получался. – Я сам говорил себе: «Не судьба». Все эти чертовы три месяца я пил, трахался направо и налево и был уверен, что он мне позвонит, стоит только нам встретиться. Нам было хорошо вместе. Понимаешь? – выпалил Франсуа, хватая Джетро за руку и крепко сжимая ее. – Очень хорошо. Просто идеально. И что я увидел сегодня? Размалеванную пьяную девицу на его коленях!

- А он тебя видел? – осторожно поинтересовался Джетро, пытаясь ненавязчиво высвободить попавшую в захват ладонь.

- Видел, - мрачно произнес Франсуа, хватаясь за горлышко бутылки и делая глоток прямо так. «Правильно, на хрена нам бокалы?», подумал Джетро и неодобрительно хмыкнул. Парня уже несло. Конечно, не самая лучшая ситуация, но Франсуа крепко влюбился. Вон, даже через три месяца еще страдает. Это напомнило Джетро о его школьной влюбленности в девочку из параллельного класса. Конечно, дело было не в «просто сексе», и отношения были пусть и недолгими, но вполне нормальными – с обидами, радостями, ревностью. Она не понимала его замкнутости и бунтарского характера, он терпеть не мог ее бесконечные нравоучения. И в итоге они пришли к выводу, что дальше им не по пути. Вернее, это заявила она и демонстративно хлопнула дверью. Джетро пожал плечами и вышел покурить, словно ему не сообщили ничего интересного.
Он ожидал этого и знал, что скоро так и произойдет. Поэтому сильно расстраиваться не собирался. Впрочем, это не избавило его от неприятных моментов вроде воспоминаний перед сном или при встрече, когда вместо нормального поцелуя они ограничивались сухим «Привет».

- И что было?

- Ничего. «Привет-привет», и все. Словно мы не занимались охрененно классным сексом все это время, словно мы не…

- Что ты здесь делаешь, Франсуа?

Почти лежащий на стойке Джетро вздрогнул и выпрямился. Бен появился, как всегда, внезапно, и по одному его виду – весьма и весьма недовольному – стало ясно, что выговора не избежать. И это когда у него стало все получаться! Джетро едва не треснул кулаком от досады.

- Бен? – Франсуа покраснел, опустил глаза. – Разговариваю с Джетро.

- Я вижу, - процедил Бен и поморщился, покосившись на почти пустую бутылку коньяка. – Сколько?

- Я заплачу! – неожиданно взвился Франсуа, и пытающийся слиться с алкогольным стендом Джетро недоуменно нахмурился. Внезапная перемена в настроении француза оставалась непонятной. С чего бы ему смущаться Бена? Ему явно лет двадцать, он при деньгах и имеет право сидеть, где хочет. Если только они не поссорились…
Джетро моргнул. Недоверчиво окинул взглядом напряженного Бена, замершего Франсуа и снова моргнул.
Не может быть.

- Тогда плати и на выход. Джетро, рассчитай его.

«Вообще-то я подразумевал, не трахал ли я тебя когда-нибудь».

- Джетро! – Бен раздраженно пощелкал пальцами перед лицом застывшего Кейна, и тот, спохватившись, кинулся к компьютеру. Пробивая счет, он предпочел притвориться, что не слышит обиженно-просящие интонации в голосе Франсуа.

- Но почему, Бен? Мне здесь хорошо, Джетро – отличный парень, мы просто болтаем. Я никому не мешаю!

- Ты мешаешь Джетро.

- Но тут же никого…

- И ты мешаешь мне. Сейчас.

Франсуа стиснул зубы, глядя на то, как Бен невозмутимо проверяет выбитый чек, а после возвращает его Джетро:

- Сделай платиновую скидку.

- Не стоит, - Франсуа встал и протянул кредитку ожидающему с отстраненным видом Джетро. Тот быстро вжикнул ею через щель кассового аппарата и отдал обратно вместе с ручкой и новым чеком. Франсуа небрежно расписался, чирканул еще пару строк, а затем повернулся к Бену. – Платиновая скидка. Ты всем делаешь такой подарок после ночи с тобой?

- Только избранным, но ты уже в их число не входишь, - холодно улыбнулся Бен, схватив Франсуа под локоть. – Джетро, двойной эспрессо. Я сейчас подойду.

Прислонившись к двери в служебное помещение, Джетро наблюдал, как Бен сопровождает Франсуа к выходу из клуба. В горле неприятно пересохло. Конечно, на месте Франсуа он бы вообще не сунулся в это заведение. К чему такие унижения? Но его последний пассаж… Конечно, он мог выплеснуть свои эмоции, но зачем было так подставлять его, Джетро?

- Сколько он просидел здесь? – спросил Бен, усаживаясь на стул, который раньше занимал его бывший любовник. Джетро пододвинул ему готовый кофе и предложил сахар.

- Достаточно, чтобы рассказать о том, как ты феерически его трахал, а потом бросил, - честно ответил он, вытирая тряпкой столешницу.

- Следи за языком, - спокойно предупредил его Бен, а затем повертел оставленный чек. – «Джетро, будет время – звони». И номер телефона даже оставил. Как мило, - скривился он и скомкал бумагу. – Хреновый из него актер. Скоро вылетит из своего университета.

- Ну, ему по-настоящему было плохо, - заметил Джетро, закуривая. – Такое не сыграешь.

- Это его проблемы, - отрезал Бен. – Что касается тебя, то Джош сказал, что ты делаешь успехи. Жонглировать бутылками уже научился?

- На пятый раз получается, - фыркнул Джетро, про себя поражаясь равнодушию Бена и быстрой смене темы.

- А должно с первого. На следующей неделе приезжает мой заместитель из Парижа, и ты будешь обслуживать наш столик.

- Наверху? – опешил Джетро.

- Наверху, - кивнул Бен. – А чему ты удивляешься? Ты все-таки еще официант, а не бармен. Сделаешь все хорошо – получишь работу. Нет – продолжишь разносить коктейли.

- И почему я чувствую себя проституткой? – выдавил из себя мгновенно разозлившийся Джетро и гневно затушил окурок в пепельнице.

- Неправильно, - ухмыльнулся Бен и поднялся на ноги. – Проститутки работают другим местом. Кстати, Франсуа был тебе благодарен за разговор и просил передать чаевые. Держи.

Джетро смотрел, как Бен достает из кармана сложенные купюры и кладет перед ним. Слишком много для чаевых и слишком мало для того, чтобы он смог ударить Бена.
Ощущение, будто его ткнули лицом в грязь и оплевали, усилилось.

- Я положу это в кассу.

Руки дрожали от едва сдерживаемой ярости, когда он сгреб деньги и, открыв кассовый аппарат, рассортировал банкноты по отделениям.

- Молодец какой, - улыбнулся Бен. – Езжай уже домой, что ли. Надоел ты мне. Джош все сделает.

- Но…

- Домой, - тоном, не терпящим возражений, повторил Бен, опасно прищурившись. – Выспись хорошенько, и со свежей головой отправляйся на учебу, по делам или чем ты там занимаешься в свободное время. А в четверг будь готов на двести процентов.

Джетро кивнул, и, не говоря ни слова, проскользнул мимо Бена, задев того бедром.
Его всего трясло, а пальцы были сжаты в кулаки. И Джетро в первый раз искренне сожалел о том, что пнул тогда злосчастную Бентли.
Если бы он сдержался, если бы не пошел в этот идиотский «Авалон», обещавший полное забвение и избавление от унылой реальности, то не было бы ни этого вечера, ни внезапных откровений, ни обидного, до боли обидного унижения за то, что его втянули в личностные разборки.

- Шли бы вы все, - пробормотал Джетро, пиная валяющуюся на дороге бутылку, и две курящие перед клубом девушки испуганно шарахнулись в сторону.

Часы еле слышно пискнули, а значит, следовало поторопиться, чтобы успеть на ранний автобус.
Покачиваясь в такт движению, Джетро разглядывал унылый серый пейзаж за окном, стараясь не думать обо всем, что он узнал за сегодня. И неважно, что Франсуа подарил великолепный компромат на Бена, мать его, Дэвиса.
Как раз сейчас Джетро было на это откровенно наплевать.



По правде говоря, испытание не казалось Джетро слишком сложным. Все, что от него требовалось - следить за тем, чтобы никто за столом не сидел с пустым бокалом, вовремя менять пепельницы и быть внимательным на случай, если его вдруг позовут. Возможно, обслуживай он другие столики, работы бы значительно прибавилось, но Бен дал четкое указание: никого больше. Джетро расслабленно оперся локтями о столешницу. Второй этаж сначала потряс его пафосом и контингентом, и даже сейчас он украдкой посматривал на расположившихся в дальнем углу футболистов Челси, едва сдерживаясь, чтобы не поддаться глупому порыву ущипнуть себя за руку. Проснуться. И понять, что все это – не сон, не его больное воображение. Пусть Джетро и был далек от футбола, но есть люди, которых ты знаешь независимо от своих предпочтений и пристрастий.

- Не принесешь ли моему другу виски с колой, мальчик? – добродушно спросил опустившийся на барный табурет полноватый мужчина. Джетро мельком взглянул на него, отмечая про себя старую, потертую куртку, стоптанные ботинки и бесформенные брюки. – Он сидим вон там, - мужчина махнул рукой, указывая на уже знакомого Джетро шефа полиции. Кейн напрягся, почувствовав, как ладони мгновенно повлажнели.

- К сожалению, сегодня я работаю только на один столик, - вежливо ответил он, виновато улыбаясь.

- Жаль, жаль, - мужчина покрутил пуговицу на бледно-голубой рубашке. - Такой молодой. Должен выплясывать вместе со всеми на танцполе, а вместо этого…

- Вместо этого я зарабатываю себе на учебу, - соврал Джетро, повертев головой. Тщетно – Бен уже час с лишним находился со своим заместителем в кабинете, в то время как за столиком весело щебетали девушки, потягивая свои коктейли.

- На колледж? – невозмутимо поинтересовался полицейский – а в том, что это был полицейский, у Джетро сомнений не было. За последние полгода он их издалека видел.

- Почему? Университет.

- Врешь ты все, - расхохотался мужчина. – Университет... Да у меня сын такой же, как ты! И ему еще шестнадцать.

- Я не вру, - спокойно парировал Джетро, стараясь не нервничать.

Совершенно ясно, что его проверяли, а через него – Бена. Джетро облизнул пересохшие губы. Ведь если он сейчас намекнет копу, что ему – всего семнадцать, у Бена будут огромные неприятности. Может, шефа полиции он и купил, но от этого – Джетро нутром чуял – ему будет так просто не отделаться. Засудит по всем статьям. А Джетро оправдает. И не придется больше впахивать, как проклятому, в этой какофонии звуков, боясь, что за малейший промах его посадят за решетку.

- Не врешь? – приподнял брови мужчина, а после сокрушенно покачал головой. – Какой молодец. А у меня лоботряс. Не знаю, куда и пристроить его, чтобы поработал. А тут смотрю – ты. Решил узнать, как попал сюда и каковы условия.

- Хорошие условия. Нормальная заработная плата. Возможность совмещать с учебой, - бодро откликнулся Джетро, оборачиваясь и проверяя, все ли нормально с его столиком. – Но мистер Дэвис не берет на работу несовершеннолетних. Он строго следует букве закона.

- Эй, приятель, - мужчина дружелюбно осклабился и похлопал Джетро по плечу, - я не коп. Ты можешь расслабиться. Я ведь вижу, я знаю, что все покупается или получается по знакомству. Это нормально.

- Подождите минуту, - извинился Джетро и, поменяв девушкам пепельницы, шагнул за тяжелую портьеру, туда, где была дверь, ведущая в длинный коридор.

По нему Джетро уже ходил. Вернее, его вели, только через черный вход, когда он по счастливой случайности помял машину Бена. И теперь, немного поплутав в разных служебных помещениях, отведенных под склады с алкогольной продукцией, одеждой для персонала, разной утварью, он наконец очутился перед кабинетом Бена. Он хорошо помнил это гладкое, полированное дерево и раздражающе яркий блеск натертой ручки. Постучавшись, он дождался громкого: «Войдите», и, вдохнув, переступил порог.

- В чем дело, Джетро? – удивился Бен.

Он вальяжно раскинулся в своем кресле, пиджак висел на спинке, наверное, там же был и галстук. Крутил в пальцах бокал с коньяком и широко улыбался, пребывая в явно хорошем расположении духа. Очевидно, многочисленные цифры в куче бумаг, привезенным заместителем, были более чем удовлетворительными.
Сам заместитель лежал на широком кожаном диване. Закинув ноги на подлокотник и подвернув под шею свой шерстяной свитер, он листал папку с доходами по последнему месяцу, делал пометки, что-то вычеркивал. Парень был одного возраста с Беном и учился с ним вместе в колледже, если Джетро правильно запомнил рассказы Джоша. Вот только он не ожидал, что Энтони будет поверенным Бена в Париже. Не каждый темнокожий студент из низших слоев населения добьется такого положения в обществе.
Логика Бена была решительно недоступна Джетро.

- Мне нужна моя идентификационная карточка, - сказал Джетро, подходя ближе. – Которую ты отобрал.

- Зачем? – ухмыльнулся Дэвис и добавил, обращаясь к изумленному другу: - Потом объясню.

- Затем, что твой дражайший шеф полиции привел своего напарника, который капает мне на мозги, желая выбить признание, что мне нет восемнадцати, - оттарабанил Джетро, позлорадствовав, когда улыбка стекла с лица Бена. – Поэтому в твоих же интересах дать мне эту чертову карточку, да и самому появиться там минут через десять.

- Блядь, - выругался Бен, выдвигая ящик письменного стола. Карточка Джетро лежала где-то внизу, под кипой отчетов и прогнозов на ближайшее будущее. Отдав ее Джетро, Бен, нахмурившись, предупредил: - Ни в коем случае не давай ему изучить ее.

- Вот только давай ты не будешь учить меня, как пользоваться этой хренью? – раздраженно откликнулся Джетро, доставая бумажник и запихивая фальшивый документ в специальный кармашек. Потом достал из другого отделения фотографию матери, которая всегда находилась среди денежных банкнот на такой случай. Вот и теперь настала ее очередь. Вложив фото поверх карточки так, чтобы оно удачно закрыло половину номера, фамилию и даже часть имени, Джетро хмыкнул. – Мама всегда так радуется, когда видит, что я ношу ее фото. Она считает, что мы похожи.

- Маленький засранец, - усмехнулся Бен.

- Ты мне должен премию, - нагло заявил Джетро. - За то, что прикрываю твою богатую задницу.

- Минус неделя из общего графика подойдет? – тут же сориентировался Бен.

- Минус месяц, - Джетро демонстративно постучал пальцем по кошельку.

- Ты забыл про царапину от кольца.

- Скоро ты будешь ездить на помятой, подержанной тачке и вспоминать былую роскошь с сожалением, - продолжал гнуть свое Кейн, уже направляясь к выходу.

- Две недели, - хмыкнул Бен.

- Сойдет, - кивнул Джетро и, отсалютовав Энтони, покинул помещение.

- И что это было? – спросил тот, когда за Джетро захлопнулась дверь.

- Это было мое личное исчадие ада, - вздохнул Бен, снова устраиваясь в кресле. – И будет им вплоть до февраля, судя по моим приблизительным подсчетам. Ну, уже до середины января.

- У нас есть целых десять минут, - Энтони отхлебнул пива и, поставив бутылку на пол, с удобством растянулся на софе. – Рассказывай.

Когда Дэвис с другом вернулись в зал, Джетро как раз составлял пустые бокалы на поднос и о чем-то шутил с Софи. Заразительно рассмеявшись, она поцеловала склонившегося к ней Энтони и принялась пересказывать ему слова Джетро. Сидевшие рядом девушки презрительно сморщили носы, глядя в сторону официанта, но при появлении Бена тут же разулыбались.
Бен вздохнул про себя, удивляясь, как некоторые люди дорожат своим имиджем, надевая одну фальшивую маску поверх предыдущей, а другие могут легко изменить свою жизнь ради возможности быть счастливыми. Софи, Холли и Хлои в колледже считались закадычными подружками. Три одинаково гламурные стервы, готовые поставить на место любого, пришедшегося им не по вкусу. Мода, клубы, рестораны, сплетни, шмотки, клубы, мода… Заколдованный круг, в которых в той или иной мере были погружены они все, умевшие развлекаться и разрисовывать реальность яркой палитрой. Ничего не сдерживало, границы расширялись буквально на глазах, и Бен вряд ли мог сосчитать, сколько раз он спал с Холли или Хлои, когда на танцполе не находилось ни одной интересной личности. В принципе, такое изредка случалось и сейчас. С Софи все было по-другому. Кажется, они как-то поцеловались. И то – совершенно случайно. Этим дело и ограничилось.
А потом умерла Дженни, и ее смерть переменила многое. Софи сломалась, треснула пополам, как разбивается фарфор при падении на твердую поверхность. Каким образом Энтони оказался рядом с ней, одним только им было известно. Бен усмехнулся, вспомнив, как в день окончания колледжа эти двое целовались прямо посреди зала, кинув на пол свои дипломы. Высокомерная, выхоленная Софи и парень из трущоб, постоянно попадающий в неприятности. Сказка про Золушку наоборот.
Возможно, теперь подруги кусали локти, когда Софи говорила о том, как отлично живется в Париже, или когда в фейсбуке появлялись фотографии с разных уголков земного шара. Энтони любил путешествовать, и в каждый свой отпуск вращал глобус, предпочитая вслепую выбирать новое место отдыха. Простое, человеческое счастье сквозило в каждом их обращении друг другу, и Бен был рад находиться с ними, в их уютной гостиной, где всегда можно выпить чаю с молоком, забыв про суетливую Францию за окном. Он любил слушать их диалоги и легкие перепалки, смеяться над шутками и ситуациями былых лет, вместе мыть посуду и прибирать дом после какой-нибудь вечеринки. Разумеется, невозможно не сблизиться с человеком, когда работаешь в одной организации, но то, что существовало между ним и ими, можно было приравнять к почти семейным отношениям.
Его родители очень удивились, когда он открыл клуб в Париже и назначил руководителем Энтони. Они не одобряли его веры в человека, который не раз привлекался полицией за нарушение порядка. Но именно в этом случае Бену было абсолютно наплевать на мнение отца. Он ценил вещи поважнее самой чистой репутации. Такие как: принципы, честность и деловая хватка.

- А вы что будете пить, мистер Дэвис? – широко улыбнулся Джетро, и Бен хмыкнул, выныривая из размышлений.

- Коньяк.

- Бен как всегда, - притворно вздохнула Паула, прильнув к Бену, и тот на автомате положил руку ей на плечо. – Взял бы какой-нибудь коктейль.

- В следующий раз, - пообещал он, и довольная Паула поцеловала его в щеку.

Бена очень подмывало напомнить ей о том диалоге на набережной, когда она с пеной у рта доказывала, что между ними ничего не может быть. И даже грозила физической расправой за попытку прикоснуться к ней. Тогда это даже впечатляло.
Они переспали в первый же ее вечер в «Авалоне».
Потом они переспали еще раз, и еще, и сейчас это медленно, но верно скатывалось если не в отношения, то в определенно частый секс. Без обязательств. Пока что.
В том, что они возникнут, Бен почему-то не сомневался. И был уверен, что ему это абсолютно не понравится.

Появившаяся чуть позже Эмили была встречена громкими аплодисментами. Она была все той же сумасбродной девчонкой, накормившей кота ЛСД и почти разрешившей Бену соблазнить ее. Почти. Она до сих пор вспоминала об этом и при любой возможности давала ему чувствительный пинок в лодыжку. И ей все сходило с рук. Потому что, даже переехав в Манчестер и обзаведясь мужем, она оставалась отличной подругой, всегда готовой прийти на помощь или просто так, выпить за компанию.
Это она в свое время здорово насела на него, объясняя, как некрасиво он поступает с девушками, которым изменяет. Не то чтобы он не знал этого раньше, но попробуй поспорь с новоявленным психологом.
В общем, спустя полгода тщательной промывки мозгов, а также истерик его девушки на тот момент, Бен твердо решил: никаких отношений. С сексом проблем никогда не было, привязываться он не особо любил, а работа убивала на корню всю романтику в виде походов по кино на ночные сеансы или спокойных выходных где-нибудь за городом.

Кстати, о спокойствии. Бен прищелкнул пальцами, и подошедший Джетро вопросительно взглянул на него.

- Что там с нашим общим знакомым?

- Все в порядке. Он похвалил молодого студента и ушел вниз, - туманно пояснил Джетро и на секунду сделал страшные глаза. – Мне кажется, он верит всему, что ему скажут.

- Я рад, - расслабленно кивнул Бен и в два глотка допил коньяк. Только сейчас напряжение полностью отпустило его. Почувствовав накрывшее его облегчение, Бен подался вперед, опираясь локтями о колени, и, взъерошив волосы, прислонил стакан к голове. Запотевшее холодное стекло приятно остужало пылающий лоб. – Спасибо, Джетро.

- Минус две недели, ты обещал, - теплое дыхание коснулось шеи, когда Джетро нагнулся, чтобы забрать пустой бокал. Пальцы неловко скользнули по краю ладони, чуть задержались, и Бен прищурился, послушно отдавая ненужный фужер. – Что будете пить, мистер Дэвис? – Джетро невозмутимо покачивался с носков на пятки, с вышколенно-доброжелательным видом, и только яркие красные пятна на скулах свидетельствовали об его волнении.

- Коктейль! – вмешалась Паула. – Здесь готовят самые лучшие коктейли, а он даже не пробует!

- Может, он не хочет отравиться? – добродушно съязвила Эмили, и устроившийся по правую сторону от нее Джош расхохотался. – Кто знает, что вы там мешаете.

- Коктейль, - подтвердил Бен.

- Какой? – уточнил Джетро.

Бен несколько секунд задумчиво наблюдал за ожидающим заказ парнем, а после усмехнулся, откидываясь на спинку дивана.

- Удиви меня.

- Легко, - откликнулся Джетро. – Вы пустите меня за стойку?

- Она в твоем распоряжении, - милостиво кивнул Бен и, обернувшись, сделал знак бармену.

Руки дрожали, когда Джетро отвинчивал крышечки с выстроенных в ряд бутылок. Бармен отошел назад, не мешая ему смешивать алкоголь, и лишь предостерегающе хмыкнул, когда Джетро добавил абсент в виски. Джетро отмахнулся и потянулся за сухим шампанским. Пряный аромат горькой настойки, которую он по каплям вливал в коктейль, не мог перебить другой, более резкий и вкусный запах.
Дорогого парфюма, фруктового шампуня и горячей кожи. Казалось, он преследовал Джетро, куда бы тот не повернулся. Как и взгляд Бена из-за столика, с преувеличенным интересом изучавшего действия Джетро.
И Кейн совершенно не мог предположить, что это его так заденет. Подумаешь, одно прикосновение.
Которое, к слову, повторилось, когда Бен забрал свой заказ. Устно составив завещание, он сделал пару глотков и громко выдохнул.

- Что это еще за…?

- «Пламя дракона», мистер Дэвис, - безмятежно улыбнулся Джетро. – Один из самых крепких коктейлей.

- Дай попробовать, - попросил Энтони и, понюхав содержимое бокала, осторожно отпил. – Блеск! Джетро, сделай мне такой же, пожалуйста.

- И мне, - заявила Эмили, закашлявшись, когда алкоголь огнем прокатился по горлу.

- Мне, пожалуй, что-то послабее, - заказала Софи. – «Маргариту»?

- Я что-нибудь придумаю, - пообещал девушке Джетро и добавил, успокаивая заранее: - что-нибудь вроде «Маргариты».

- Отлично.

Отлично. Джетро не шел – он буквально летел к бару. Выставив еще несколько бутылок, он с упоением начал мешать коктейли, вспоминая рецепты из своей тетради. Не зря же он в уме строго дозировал разные ликеры и вина, как на уроке
Ночь только начиналась. И столик номер семь ее хорошо запомнит.

Через несколько часов за еле стоявшей на ногах Эмили приехал ее муж. Застегнутый на все пуговицы пиджак, очки в тонкой оправе, вежливое выражение лица – Бен уже даже не поражался, как этот занудный директор банка уживался с безумной Эмили. Уживался, видимо, раз с такой любовью обнял ее и забрал из «круга порока и разврата», по словам самой Эмили.

- И, Бен, ты должен взять этого мальчика! – заявила она, пошатываясь, и подняла вверх указательный палец. – Ты просто обязан его взять.

- Эмили…

- Посмотри на него! Да у него золотые руки! А фантазия? Он сделает тебе оборот! Ты непременно должен его взять. Присвоить, пока никто больше его не забрал…

- Эмили, - засмеялся Бен, и в кои-то веки строгий муж подруги поддержал его смех. – Иди уже спать.

- Иду. О, Джетро! – Эмили отцепила от себя руки супруга и подошла к Кейну. Поцеловала в щеку остолбеневшего парня и ткнула его в грудь. – У Бена есть мой номер телефона. Пришли мне рецепт твоей «Пасти дракона», пожалуйста.

- Хорошо, - согласился Джетро и направился к кофейному аппарату. Дело приближалось к пяти утра. Самое время для того, чтобы немного взбодриться перед тем, как поехать домой. За столом его присутствие не требовалось, все пили, и, значит, можно было за чашечкой свежесваренного американо попытаться понять, с чего вдруг его так проняло.

Парни к Джетро клеились с периодичностью раза три в месяц. Внешний вид, удобный и подходящий ему под мироощущение, притягивал их как магнитом. Джетро гомофобом не был, но постоянное назойливое внимание порядком раздражало.
Бен, судя по всему, по этому поводу не особо переживал и тянул в постель всех подряд. Кто был согласен. Конечно, сквозь ораву длинноногих вешалок парню прорваться было бы трудно, но ведь тому же Франсуа удалось. Нашел приключений на свою задницу, промелькнуло в мыслях у Джетро, и он тихо фыркнул. Действительно – на задницу. И довольно неплохих приключений, если вспомнить его восторги.
Джетро поморщился. Какой же бред происходит вокруг него! Он скоро совсем с ума сойдет среди этой тусовки. Надо было поскорее выбираться отсюда. Джетро на полном серьезе раздумывал обнаглеть до конца и предложить Бену свои услуги в качестве составителя коктейлей. Он читал в Интернете, что за такое неплохо платят. А, значит, он быстрее скопит нужную сумму, отдаст ее Дэвису и со спокойно душой покинет это заведение.

- Ты принят, - раздалось у самого его уха. В нос снова ударил терпкий, остро-свежий запах туалетной воды, а потом перед глазами мелькнула своя же чашка кофе. Проследив за ней взглядом, он тихо вздохнул, попрощавшись с остатками американо, который Бен успешно допил.

- Прости, что?

- Ты принят, говорю, - зевнув, повторил Бен и провел ладонью по затылку Джетро, растрепывая тщательно сделанную гелем укладку. – Завтра выйдешь барменом.

Джетро растерянно смотрел вслед удаляющейся фигуре. Бен раскинулся на диване, совершенно не замечая тут же обнявшую его блондинку. Он вертел свой бокал, о чем-то спорил с Энтони, смеялся вместе с Софи и Джошем и изредка поглядывал на уставившегося на него Джетро.

- Они просят повторить последний заказ, - сообщил ему бармен и набросал в шейкер льда. – Сделаешь?

Джетро заторможено кивнул и отвернулся, прерывая зрительный контакт с Беном.
Руки все также дрожали, нос щипало от сладковатых ноток парфюма, а в низу живота поселилась противная слабость. Как тогда, когда он собрал вещи и ушел из дома. Или когда сдавал свой первый экзамен.

Передавая бокалы ребятам, Джетро, помедлив, вскинул голову. Бен полулежал, широко расставив ноги, на мягком диване и продолжал смотреть на него, почти не моргая. В горле противно запершило, и Джетро, освободив поднос, поспешно ретировался за стойку.
Щеки горели, и как Джетро ни силился, он не мог прогнать ощущение, что Бен видел его насквозь.
Не возбуждаешь - уничижительные слова эхом пронеслись в сознании, и Джетро стиснул кулаки.

Он решительно не понимал, что за игру затеял Бен, но, что бы там ни было, он сыграет.
А то, что правила будут его, Бену знать совершенно не обязательно.



Признаться, идея повысить Джетро до бармена приносила свои плоды. Во-первых, у его бара всегда крутилось много народу. В основном, девчонки, конечно. Они вились вокруг Джетро, как загипнотизированные, сраженные наповал то ли его странным чувством юмора, то ли внешним видом. Конечно, он продолжал носить форму, но корпоративная этика позволяла ему ставить гелем волосы (в основном – вытягивать челку на глаза, но изредка его можно было встретить и с ежиком), красить ногти в черный цвет и быть загадочно-отстраненным. Идеальный образ для романтичных девушек.
Во-вторых, Бену стало спокойнее.
Первые две рабочие ночи Джетро Бен просидел внизу. Пил кофе, общался с Энтони, пока Софи была у родителей, и наблюдал. Эмили оказалась права: у Джетро и вправду были золотые руки. Нет, он не умел подкидывать в воздух бутылки и ловко наливать спиртное по стопкам. Но его движения завораживали. Даже Энтони какое-то время, уставившись, смотрел, как Джетро колет лед в шейкере, а потом высыпает его в стаканы. Длинные пальцы уверенно обнимали рукоятку ножа, все движения были четкими, быстрыми и в то же время в них сквозила почти кошачья плавность. Как завершающий штрих.
А его безумные коктейли! Бен полдня провел, изучая отксерокопированные записи Джетро с рецептами новых напитков, удивляясь, как у этого маленького вандала может быть такой талант к смешиванию алкоголя. Но факт оставался фактом: они с Энтони лично перепробовали эти коктейли и после отдали барное меню на переработку в типографию. Джетро получил определенный процент к заработной плате, но – что самое странное – у Бена сложилось четкое ощущение, что Джетро это не нужно. Хотя в его-то ситуации он должен был прыгать до потолка, ведь таким образом он быстрее погасит свою задолженность. А Кейн лишь пожал плечами и сказал: «Я рад, что мои идеи реализовались».
Он вообще будто переменился. Конечно, не было ни дня без огрызаний или фырканий (тут, правда, не обходилось без Бена – тот никак не мог удержаться, чтобы не поддеть Джетро). Но по большей части он превратился в нейтрально-доброжелательного сотрудника. Улыбался посетителям, шутил с коллегами и не раздражал Бена своим вызывающе-наглым видом.
Поэтому Бен вовсе не ожидал, что Джетро заявится к нему в кабинет практически под утро воскресенья. Дэвис, приподняв брови, смотрел, как Джетро выщелкивает из пачки сигарету, прикуривает, а после садится без приглашения в мягкое кожаное кресло.

- И что все это значит? – поинтересовался он с легкой усмешкой.

- Я пришел поговорить.

- Ты на работе.

- Да. И ты тоже, - ухмыльнулся Джетро, стряхивая пепел в большую железную пепельницу. – И пока ты не свалил с очередной девочкой, я решил подняться сюда и поймать тебя. Не волнуйся, там Джош, - добавил он.

- И о чем ты хочешь поговорить?

- Хочу попросить отгул на первое января, - помолчав, признался Джетро.

- Исключено, - ответил Бен, и Джетро моментально весь словно заострился. Вскинул подбородок и подался вперед, с неприязнью глядя на Бена.

- Почему?

- Новый год. Толпа народу, персонал будет сбиваться с ног.

- У меня день рождения, - выдавил из себя Джетро, ломая недокуренную сигарету о днище пепельницы.

- А мне плевать, - проникновенно сообщил Бен. – У нас запланирована грандиозная вечеринка, мы поднимаем цены на входные билеты до пятидесяти фунтов, алкоголь льется рекой, специальная шоу-программа… Я не могу просто так отпускать сотрудников. Даже если у них день рождения. Это не повод.

- Я просто не выйду, - будничным тоном произнес Джетро, поднимаясь. – Так, предупреждаю заранее.

- Ну, тогда мы увидимся после в полицейском участке, - неприятно хмыкнул Бен и опустил голову, погружаясь в расчеты.

- Что ты сказал? – неверяще переспросил Джетро, и его голос предательски дрогнул в самом конце фразы.

- Что слышал. Я увольняю прогульщиков без выяснения обстоятельств. Если надо отлучиться – просишь отгул заранее. И родись ты числа десятого, я бы тебя отпустил без возражений. Но в ночь на первое января ты мне будешь нужен здесь. И это не обсуждается.

- Но я хочу праздновать! Вот ты! Как ты отмечаешь свой день рождения?

- Здесь, в клубе, - развел руками Бен, словно показывая помещение. – На всю катушку.

- Я тоже хочу! – наносное спокойствие, наконец, слетело, и Бен не ожидал, что Джетро будет так взбешен. - Не работать, а отдыхать! Мне будет восемнадцать, черт побери!

- Я повторяю: меня это не волнует. Работа есть работа. И ты не в том положении, чтобы ставить мне условия, - безапелляционно закончил Бен, прерывая все попытки Джетро возмутиться. – Это понятно, Джетро?

Вместо ответа Джетро что есть силы шарахнул дверью. Бен посмотрел на зашатавшийся торшер в углу и, выдохнув, сполз вниз по креслу. Потеребив узел галстука, чуть ослабил его и бездумно уставился в потолок. Голова трещала, будто по ней били огромным молотом. Погода менялась, зима наступала всем на пятки, и не считающий себя метеозависимым человеком Бен мучился мигренями и постоянным недосыпом. Возможно, причиной тому был слишком плотный график в последнее время, или сказалось годичное отсутствие отпуска, но усталость тяжелым камнем давила на плечи и стальным обручем сжимала виски. Не помогали ни таблетки, ни личный массажист, ни хорошая выручка.
Бизнес процветал. Несмотря на кризис, люди желали веселиться и проводить ночи в его клубе. В Париже было то же самое, и ему скоро придется лететь туда на вечеринку – дочь видного политика выходит замуж и будет отмечать сие событие в «Авалоне». Арендует весь клуб на сутки. Такие приглашения только дурак отклонит. Бен дураком не был. К тому же, как хозяин заведения, он имел полное право находиться там. Новые знакомства еще никому не мешали.

Правда, лететь никуда не хотелось. Пусть даже свадьба и запланировала аж на конец декабря. Он встал на ноги, подошел к панелям и переключил камеру наблюдения. На экране показался Джетро. Взъерошенный, угловатый, он на автомате наливал спиртное, рассчитывал людей и не забывал улыбаться. Только от такой страшной улыбки волоски на коже дыбом вставали. Бен оперся ладонями по обе стороны от плазмы, приблизил лицо к экрану и закусил губу.
На самом деле он легко мог дать Джетро этот отгул. Ситуация не была из ряда вон выходящей. Народу в новогоднюю ночь, конечно, будет много, но у них и сейчас порой – не протолкнуться. А все спокойно справляются со своими обязанностями.
Бен с трудом мог объяснить, почему он отказал Джетро. Смутная тревога, что он и так избаловал его, вкупе с четким знанием характера Джетро и желанием воспитать мальчишку не оставили другого выхода, кроме как сказать «нет». Джетро слишком рано осмелел, и если родители не собирались учить его жизни, то Бен этим с удовольствием займется. Джетро был не так безнадежен, как могло показаться на первый взгляд. И пока что Бен еще располагал всеми возможностями.
Джетро был умным, слишком умным для своих семнадцати, но при всем своем уме не замечал очевидных вещей. И не умел разбираться в людях. Бен хмыкнул и, устало потянувшись, вышел из кабинета.
В конце концов, наблюдать за воюющим Джетро было забавно. Возможно, урок Бена не возымеет действия, но в том, что он запомнится, Бен ни капли не сомневался.



Джетро просто трясло. Сначала только от гнева, теперь – еще и от холода. Вчера на весь вечер зарядил дождь, а под утро хорошо подморозило. Кутаясь в казавшуюся теплой толстовку на меху, Джетро продрог до костей. Раздраженно кинув взгляд на часы – без четверти восемь – он остекленевшим взором уставился на пустую дорогу. Автобус должен был подойти сорок пять минут назад. Притоптывая на месте, Джетро безуспешно пытался поймать редкие проезжающие попутки. Возможно, люди побаивались подсаживать к себе странного полусогнувшегося парня в надвинутом по самые брови капюшоне. Еще бы. Постояли бы они на таком холоде больше часа! Прокляв и автобус, и погоду, и всех жителей Лондона, Джетро дрожащими пальцами вынул сигарету. Прикурить получилось с третьего раза. Он глубоко затянулся – и тут же закашлялся, когда ледяной воздух попал в горло. На глазах выступили слезы, и Джетро, матерясь сквозь зубы, бросил сигарету на проезжую часть.
Часы тихо пискнули, извещая о наступивших восьми утра, и Джетро тоскливо посмотрел вдаль. На гладкой, зеркально-скользкой поверхности трассы виднелась мелкая точка. Которая быстро приближалась. Джетро стянул с себя капюшон, поморщился, когда мороз обжег его уши и затылок, нацепил на лицо вежливую улыбку и вытянул руку. Приветливо замигал «поворотник», сигнализирующий о том, что машина собирается остановиться, и Джетро внутренне возликовал. Наконец-то! Он доедет до ближайшей станции метро или хотя бы туда, где ходят эти чертовы автобусы!

- И снова здравствуй, - донеслось из автомобиля, когда стекло с пассажирской стороны опустилось.

Это был удар ниже пояса. Джетро чуть не взвыл от досады и злости. Ну почему из всех водителей, которые могли подобрать его, ему достался именно Бен?! Тот, кому он всю ночь хотел зарядить по наглой, лоснящейся от собственного эгоистичного удовольствия морде.

- Не задерживаю, - буркнул Джетро, отступая.

- Ждешь автобуса? – не желал отставать Бен, и Джетро, сжав кулаки в карманах, посоветовал:

- Отъебись.

- Мы уже это проходили, - скучающим тоном произнес Бен и зевнул. – Ну и потом, не забывай: я все-таки твой начальник…

- Блядь, мы уже не на работе! – взорвался Джетро, нагибаясь к открытому окну. – И мне совершенно похуй, кто ты! Хоть Папа Римский! Я сказал – отъебись! Что тебе еще надо?

- Как у тебя все плохо, - удивленно заметил Бен, и Джетро судорожно выдохнул. – Еще раз пнешь мою машину – останешься у меня в рабах пожизненно, - шутливо продолжил он, и Джетро, с силой стукнув раскрытой ладонью по сиденью, отстранился.

- Пошел ты, - злясь на собственную невозможность что-то сделать, процедил он.

- И пойду. Под одеяло и спать. А ты будешь стоять тут до скончания веков, потому что в городе авария, движение в половине направлений перекрыто или затруднено. Огромные пробки. Понедельник, все едут на работу, - лениво пояснил Бен. – По радио об этом каждые пять минут говорят. Так что залезай в машину и не выпендривайся.

Джетро колебался. Про аварию он не знал. Выходит, ему неизвестно сколько времени придется проторчать на этой остановке, пока его не заберет хоть кто-нибудь. Клуб находился в престижном районе Лондона, но не в самом центре, а в такой ранний час все спешили в офисы, и вряд ли им было по пути с ним.
Конечно, можно было принять помощь Бена. Который нетерпеливо барабанил пальцами по рулю. Принять, слушать его издевки, а потом – благодарить.
Бен выразительно закатил глаза и нажал на педаль газа. Мотор взревел, и Джетро машинально дернул дверную ручку. Запрыгнув внутрь и предпочтя не заметить снисходительной усмешки Бена, он отряхнулся и с наслаждением подставил замерзшие руки под горячую струю воздуха. Благослови Господи того, кто придумал климат-контроль!

- Где живешь? – поинтересовался Бен.

- Решил заделаться альтруистом? – скривился Джетро. – Или потом вычтешь из моей зарплаты еще и за бензин?

- Ради всего святого! - Бен, казалось, начал терять терпение. – Ты можешь хоть минуту побыть нормальным, взрослым человеком и ответить на вопрос?

Джетро моргнул.

- Хэкни, - нехотя выдавил он и отвернулся, ожидая уничижительной реплики.

- Великолепно, - пробормотал Бен и выкрутил руль влево.

- Это направо! – подскочил Джетро.

- Я знаю.

- Мы едем совершенно в противоположную сторону!

- Я знаю, - повторил Бен и снова свернул не туда.

- Высади меня, придурок! – взвился Джетро. Потеребил заблокированный замок и даже угрожающе занес руку над коробкой передач. – Остановись, иначе я сам… Бен, твою мать, выпусти меня, кому говорю!

- Блядь! – Бен резко затормозил, и только ремень безопасности уберег Джетро от поцелуя с лобовым стеклом. Бен схватил парня за шкирку и подтянул к себе. – Как ты меня заебал своими криками. Твой Ист-Энд временно отрезан от центра Лондона! Как и весь юго-восточный район. И я не собираюсь стоять в пробке два часа, чтобы довезти тебя. Я устал, и единственное, чего я сейчас хочу – это проспать до завтрашнего вечера. Поэтому я еду домой, а ты едешь со мной. Как встанешь – свалишь. Хоть в Хэкни, хоть в Фулхэм, хоть к самой королеве – мне плевать. Но если тебе так приспичило – выметайся из машины. Мерзни на остановках или полдня жди такси, за которое заплатишь втридорога.

Бен был просто в бешенстве. Джетро нервно сглотнул, не отводя взгляда от злых, прищуренных глаз. Даже тогда, в кабинете, узнав о поврежденной машине, Бен так не выходил из себя.
Напряженную тишину нарушил дружелюбный голос диктора, известивший о напряженной ситуации на дорогах. Бен не соврал. Разумеется, можно было самому добраться до метро, а потом спуститься в подземку и доехать до нужной станции. Но идти пешком и коченеть в этом холоде мили полторы, как минимум, было сомнительным удовольствием.
Бен разжал ладонь, отпуская Джетро, и тот шарахнулся от него, пытаясь слиться с внутренней обивкой салона. Бен глубоко вдохнул, успокаиваясь, а после плавно тронулся с места. По радио заиграл очередной хит, который в «Авалоне» крутили каждую ночь, и Бен тут же переключил канал.
Джетро язвительно усмехнулся. Оказывается, жизнь, полная развлечений, тоже может утомить. А вот если бы Бен сам стоял за стойкой или разносил коктейли…

- Выручка? – спросил Бен, осторожно ведя машину по покрытой льдом трассе.

- Как в пятницу, - хмыкнул Джетро.

- Отлично, - кивнул Дэвис.

Еще бы не отлично. Джетро с трудом представлял, какие деньги крутятся в этом бизнесе. Но каждый раз, закрывая кассу, он поражался, как Бену удавалось заманивать столько людей, учитывая, что танцевальный сезон уже прошел.
Колеса мягко шуршали по асфальту, подогрев сиденья обволакивал ноги и спину убаюкивающим теплом, и оттаявший Джетро расслабился. И даже не понял, что они приехали, пока Бен не потряс его за плечо.

- Где мы?

- У меня дома, - ответил Бен, щелкая сигнализацией от ворот, и пояснил. – Кенсингтон.

- Разумеется. Как глупо с моей стороны было спрашивать такое.

- Заметь: ты сам это сказал.

Металлические ворота автоматически открылись, и автомобиль вкатился в темное помещение. Бен вышел первым и включил свет. Гараж был просторным, и помимо Ауди, на которой они добрались, в нем стояли уже знакомая Джетро Бентли и Порше. Вмятина на дверце Бентли выглядела внушительно, падающая от нее тень лишь усугубляла вид, и Джетро досадливо закусил губу.

- Голоден? – поинтересовался Бен, когда они шли по выложенной гравием дорожке к дому.

- Нет, - помотал головой Джетро, разглядывая заиндевевшие ветки деревьев, аккуратно выстриженные кусты в саду, да и сам дом. Который был отнюдь не маленьким. Два этажа и огромная площадь. Скорее всего, бассейн тоже имелся – на заднем дворе. Или теннисный корт.

- Если что – еда в холодильнике, - зевая, сообщил Бен, переступив порог, и махнул рукой куда-то в направлении кухни, как предположил Джетро. – Ванная – дальше по коридору. Спать можешь здесь, - предложил он, открыв дверь в одну из комнат.

Джетро удивленно осмотрелся. Одна эта комната была как его спальня и гостиная вместе взятые. На стене висела широкая плазменная панель, по углам стояли колонки, достающие до светильников-бра. Напротив была поистине королевских размеров кровать. На ней запросто могло уместиться трое, а то и четверо человек. На прикроватном столике лежало два пульта – от кондиционера и телевизора. Рядом с выходящим на террасу окном находился комод, сверху которого были аккуратно выстроены пирамиды из DVD-дисков.

- Располагайся, чувствуй себя как дома. Футболка должна быть в третьем ящике, если она тебе нужна. Зубная щетка в шкафчике в ванной, - рассказывал Бен, пока Джетро топтался посреди комнаты. – Спокойной ночи, в общем.

- Спокойной, - эхом откликнулся Кейн.

Если Бен и усмехнулся, Джетро этого не заметил.
Чувствуй себя как дома.
Да если бы у него был такой дом, он бы не боялся лишний раз что-то испортить или сломать! С вещами Дэвиса у Джетро отношения явно не складывались. Машина, стаканы… Даже рубашки, в которых ему приходилось работать! Он уже пару раз отрывал пуговицы на воротниках и манжетах, а еще одну рубашку заляпал каким-то не отстирывающимся соусом. Джош тогда ее выкинул и отдал свою запасную. Не то чтобы они были одинакового телосложения, но на конец ночи хватило, а потом уже Джетро купил себе в магазине новую.
Поэтому – нет. Никаких чужих футболок, тем более, они все наверняка были на вес золота. Джетро решительно дернул молнию вниз, расстегивая толстовку, и потянулся за пультом.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 18.9.2010, 0:19
Сообщение #4


Новичок


Группа: Пользователи
Сообщений: 11
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026





Поспать не удалось. Едва только Бен опустил голову на мягкую подушку, едва только он стал проваливаться в сон, как громкий крик подбросил его на кровати. Он нахмурился, не сознавая, кто может так кричать. Ближайший дом стоял довольно далеко от его, следовательно, это были не соседские дети. Телевизоры нигде не работали, даже у Джетро.
Джетро!
Будто в подтверждение его мыслей, крик повторился. Бен, запутавшись в одеяле, чуть не упал на пол. Грязно выругавшись, он поспешил в гостевую комнату.
Джетро метался на кровати среди разбросанных подушек. Сбившееся покрывало валялось в ногах, руки постоянно елозили по простыне, а кожа влажно поблескивала в желтых бликах непогашенного светильника.

- Джетро! – Бен, недолго думая, забрался в постель и легко встряхнул парня. Тот глухо простонал, не просыпаясь, и Бен повторил движение. – Джетро!

Джетро с трудом разлепил слипшиеся ресницы и испуганно вцепился в Бена. Тот успокаивающе провел ладонью по липким от геля волосам, еще и еще, пока Джетро не перестал вздрагивать, приходя в себя. Когда он, наконец, полностью проснулся, то вывернулся из рук Бена, быстро вытер мокрое от слез лицо, отполз подальше и забрался под одеяло.

- Кошмар? – посочувствовал Бен, и непривычно уязвимый, растерявший всю свою наглость, Джетро заторможено кивнул. – Что снилось?

- Ничего, - хрипло пробормотал Джетро, все еще мелко дрожа.

- Джетро.

- Не твое дело, - внезапно ощерился Кейн и поднялся.

Он даже не успел дойти до кресла, где была сложена его одежда. Пальцы Бена больно впились в его плечи, и Джетро поморщился. Бен еще раз встряхнул его, для профилактики, и процедил, пристально глядя в бледное лицо:

- Очень даже мое. Ты спишь в моем доме, кричишь так, что слышно даже в Ливерпуле, а потом говоришь, что все нормально? Ни хрена. Выкладывай.

Джетро выразительно рассматривал потолок. Бен пробормотал что-то про упрямого болвана, несильно толкнул его на кровать и вышел из комнаты. Чтобы вернуться через минуту с таблеткой и стаканом воды.

- Что это?

- Успокоительное. Пей.

- Мне не…

- Пей, - с убийственной ласковостью повторил Бен и впихнул бокал в трясущиеся руки. И даже придержал за затылок, пока Джетро жадно глотал холодную воду. – А теперь рассказывай, - тоном, не терпящим возражений, заявил он, по-турецки усаживаясь на кровати.

- Да что рассказывать?! – воскликнул Джетро. Бен настойчиво сверлил его взглядом. Джетро вздохнул и, натянув одеяло повыше, пробурчал: - Их два. Этих кошмара. В основном мне снится огонь. Постоянно. Огромный, больше твоего дома. И я там горю. И не могу выбраться. Как будто меня что-то держит. Словно я связан или прикован – не знаю… Но я не кричу, понимаешь? – Джетро говорил монотонно, почти неслышно, и Бену пришлось наклониться вперед, чтобы не пропустить ни слова. – Я просто знаю, что мне нужно сгореть. Так надо. Я не имею права кричать. Я… преступник, хотя я точно ничего плохого не делал. Но я стою там, и огонь поедает меня – медленно, выжигая изнутри. И… это всегда очень больно, как вживую. Я не могу сразу проснуться, - тихо закончил он, ковыряя заклепку на пододеяльнике.

- А второй? – спросил Бен после непродолжительного молчания.

- Что?

- Второй сон. Ты сказал, их два, - терпеливо повторил Бен.

- Он…странный. Я не знаю, как объяснить, - Джетро беспомощно уставился на Бена, и тот ободряюще сжал его запястье. Кожа была почти ледяной. Бен неодобрительно хмыкнул и принялся растирать ладони Джетро. – Там я не знаю, где я. Все серо, как в дыму. Или тумане. И мне плохо.

- Тебе больно? – продолжал допытываться Бен.

- Нет. То есть, да, но… Это странно, говорю же. Я там точно не ранен, но у меня болит все тело. Но это не важно. Мне больно внутри. Я будто схожу с ума. Или сошел. Очень странное ощущение. Очень…ужасное. Я один, ничего вокруг, и только кровь. Везде. На моей одежде, на руках, даже на лице! Везде, - Джетро хрипло закашлялся, и Бен погладил его по плечу. – Все звенит, расплывается, а мне плохо, так плохо, что я не хочу жить, но и умереть не могу! Словно я должен существовать вечно в этой тоске, в этой боли.

- Тише, - успокаивающе произнес Бен и обнял давящего в себе сухие рыдания Джетро. – Тише. Это просто сон. Он прошел.

- Он повторится, - полузадушенно возразил Джетро. – Они всегда повторяются.

- Часто? – помрачнел Бен. Таких снов и врагу не пожелаешь. От одних только рассказов у него волоски на руках дыбом встали.

- Достаточно. Я поэтому и не сдал тебя тогда полиции – мне легче после этой работы, - признался Джетро, все еще судорожно дыша. – Почти ничего не снится в последнее время.

- Отлично. Я просто в восторге, - хмыкнул Бен, продолжая водить горячей ладонью по напряженной спине Джетро. – А раньше?

- Раньше снился только огонь. С детства. Когда начался второй сон, я стал пить. Не много, но достаточно, чтобы забыть. Снотворное не помогает. Ничего не помогает. Даже алкоголь, в принципе, - невесело рассмеялся Джетро. – Просто я наутро не помню. Так четко.

- И давно ты пьешь? – осторожно поинтересовался Бен, не желая сломать возникшее хрупкое доверие. У Джетро словно разом пропали все его колючки. И теперь он сидел, уткнувшись холодным носом в шею Бена, открытый и беспомощный в своей слабости. Сложно было поверить в то, что он хамил и дерзил Бену при любом удобном случае.

- Последние полгода. Ну, не каждый день, конечно. Когда были сны, - поспешно оправдался он и мягко отстранился. – Как правило, они бывают несколько ночей подряд, а потом снова наступает нормальное время. – Джетро покусал обветренные губы и укоризненно заметил, глядя на Бена исподлобья. - И в тот вечер в «Авалоне» я просто хотел напиться! И потом нормально спать! А там ты. Со своими, блядь, правилами.

- Если бы я знал…

- Что, дал бы мне напиться? – съязвил Джетро, и Бен помотал головой.

- Нет. Но отправил бы домой с бутылкой рома.

Джетро удивленно поднял брови. Бен мягко улыбнулся. Комнату снова заполнила плотная тишина, но на этот раз она не висела между ними каменной стеной. Джетро опустил подбородок на скрещенные на коленях руки и стал бездумно рассматривал узоры на стилизованных под японскую тематику обоях. Бен все также сидел рядом, и его пальцы продолжали невесомо поглаживать Джетро по спине. Скользили по согревшейся коже, чуть щекоча между лопаток, и Джетро порой смешно дергал плечом, но не отодвигался.

- Что родители говорят про это? – полюбопытствовал Бен.

- Они не знают, - нахмурился Джетро. – Знали бы – давно по докторам затаскали. Мама уж точно.

- Правильно бы сделала, - подтвердил Бен и, поколебавшись, рискнул продолжить: – Слушай, у меня есть друг. Он хороший психолог и…

Не говоря ни слова, Джетро пересел на край кровати и отвернулся от Бена. Демонстративно включил телевизор и уставился в экран. Девицы в купальниках отплясывали на столах в каком-то жутко дешевом видеоклипе.

- Все, все. Забудь, я этого не предлагал, - примирительно произнес Бен, и Джетро обернулся. Изучающее оглядев Дэвиса, он кивнул и снова отвернулся. – Ложись спать, Джетро.

- Я не хочу, - спокойно ответил тот, и Бен вздохнул.

Не хочет, как же. Глаза вон красные от недосыпа, сами уже закрываются, а он усиленно таращится ими в телевизор.
Боится. Еще одного кошмара. Боится не проснуться вовремя и опять испытать весь этот ужас.
Бен поежился и, зевнув, лег рядом. Перегнувшись через ошеломленного Джетро, забрал пульт и переключил канал. Вместо размалеванных силиконовых кукол на экране возникла строгая леди в очках, читающая биржевые сводки. Бен приподнял подушку и оперся об нее спиной.

- Спи, - сказал он Джетро и добавил, обрывая ненужные возмущения. – Я разбужу тебя, если что.

Если Джетро и хотел что-то сказать, то почему-то этого не сделал. Лишь молча слушал новости про рынок ценных бумаг, временами посматривая на сосредоточенного Бена, и незаметно для себя уснул, когда женщина коснулась темы индексов. Тогда Бен выключил телевизор, убедился, что Джетро не собирается просыпаться, и осторожно, чтобы не потревожить его сон, начал сползать с кровати.
Джетро заворочался, заставив Бена застыть в нелепой позе, и, придвинувшись, прижался к нему. Пальцы прочертили невесомые дорожки по груди, словно ища что-то свое. И, видимо, нашли. Джетро удовлетворенно вздохнул и, оставив руку на животе Бена, затих.

- Отлично, - пробормотал Бен, наблюдая за этими двусмысленными телодвижениями. – И что мне теперь делать?

Ответа, разумеется, не последовало. Бен пожевал нижнюю губу, а затем все-таки залез под одеяло. В полумраке комнаты раздавалось лишь размеренное, умиротворенное дыхание Джетро, и Бен машинально провел ладонью по темным волосам.
В конце концов, он же обещал его разбудить.
Если что.



Голова была тяжелой. Не болела, вовсе нет, но гудела и в то же время казалась абсолютно пустой. Будто из нее выкачали все мысли. Джетро сжал пальцы в кулаки, наблюдая, как мимо проплывают угрюмые люди с разноцветными зонтичными кляксами. Город напоминал собой серое полотно, на которое нечаянно упала палитра. Даже не одна. Яркие пятна смазывались в невообразимо-пеструю линию, раскрашивая мокрые каменные тротуары и кладку домов.
Ладонь неприятно кольнуло, и Джетро лениво опустил взгляд. Ну да, точно. Успокоительное. Пластик от упаковки колюче царапал кожу, и Джетро убрал таблетки в карман.
Бен буквально насильно всунул их ему на кухне, а перед этим заставил принять одну. Вместе с «завтраком». В шесть часов вечера.
А перед завтраком…
Джетро зажмурился, чувствуя, как горят его щеки.
По большому счету, ничего не произошло. Он проснулся сам, никто его не будил. В доме стояла сонная тишина, и только минуты через три, Джетро разобрал звякающие звуки, доносящиеся из кухни. Видимо, Бен готовил обед или ужин, в зависимости от того, во сколько он встал. Джетро нахмурился. Воспоминание о вчерашней ночи неприятно скребло внутри. Он открылся, сам того не желая. Выболтал Дэвису о своих проблемах. И тот теперь наверняка считает его если не психом, то истеричным ребенком.

- Блядские кошмары, - выругался Джетро, откидывая одеяло, и замер, уставившись на мятую простыню. Память услужливо подбросила ему еще пару расплывчатых полувидений-полуощущений, когда он проваливался в дрему, и лежащий с ним Бен отстранился, видимо, переворачиваясь. И он… Джетро тихо застонал, зарывшись лицом в дрожащие ладони. – И еще более блядская реальность, - повторил он, злясь на себя самого.

Какого черта ему надо было удерживать Бена? Пригрелся, называется. Нашел, рядом с кем.

Погруженный в мрачные раздумья, он, не одеваясь, вышел из комнаты. Ванная, по словам Дэвиса, была недалеко от его спальни. Он вымоется и свалит из этого дома как можно быстрее. Желательно не пересекаясь с хозяином.
Не пересечься с хозяином не получилось.
Потянув на себя дверную ручку, Джетро на автомате шагнул внутрь, не обращая внимания на горящий свет, и оторопел. В пропитанную влагой и горячим паром комнату ворвался свежий воздух, и Бен, неторопливо вытирающий волосы, обернулся.
Абсолютно голый. И совершенно не смущающийся своей наготы.
Джетро сглотнул. Почти пропавшая утренняя эрекция вернулась, жаркой волной ухнув в низ живота. На лбу выступила испарина, и Джетро неловко переступил с ноги на ногу.

- Доброе утро, - произнес Бен, ухмыляясь и бросая красноречивый взгляд в район бедер Джетро, и того вынесло из помещения.

Он не осознавал, как несся по лестнице, взбегая на второй этаж. Не могла быть в этом домище только одна ванная! Словно подтверждая его сомнения, следующая же дверь вела в душевую. Джетро щелкнул замком и прислонился пылающим лицом к холодному кафелю.
Это было абсолютно нелепо. Надо же было так влипнуть. Разумеется, Бен, живущий один, не привык запираться. Но и эрекцию можно было объяснить физиологией. Впрочем, что значит «объяснить»? Ничего он объяснять не собирался! По крайней мере, Бену.
Который, сука, не закрывал двери. Джетро ударил кулаком по гладкой стене, но вспыхнувшая тупая боль не сняла возбуждения. Картинка четко стояла перед глазами.
Бен обладал довольно хорошим телосложением. С бицепсами, кубиками пресса и крепкой задницей. Мокрый после ванны. И вдобавок ко всему – низкий, хриплый голос. Не сексуально-соблазнительный, каким герои Антонио Бандераса шепчут комплименты дамам, а просто…грубоватый. От долгого молчания. Не проснувшийся толком, не разговорившийся.

- Да чтоб тебя… - прошептал Джетро, с отчаянной решимостью закрыл за собой створки душевой кабины и повернул кран с холодной водой.


- Мы приехали, молодой человек, - вежливо сообщил водитель, и Джетро открыл глаза.

- Да, точно. Сколько с меня?

- Ваш друг все оплатил, сэр, - улыбнулся мужчина.

- Я знаю. Мне просто интересно, - соврал Джетро. – Сколько?

Таксист ткнул в пару кнопок на счетчике, и тот вывел на экран набежавшую сумму. Джетро поблагодарил и, выйдя из машины, записал в телефонную книжку двузначную цифру.
Подачки Бена ему не нужны. Пусть даже и прикрытые якобы тревогой за его здоровье.

Квартира находилась на одной из самых оживленных улице Ист-Энда. Джетро поднялся на четвертый этаж и всунул ключ в замочную скважину. Тихо скрипнула дверь, впуская парня в полумрак комнат. Джетро прошел на кухню и нагнулся к раковине. Напившись, он рукавом вытер рот и, взяв из корзинки аппетитное красное яблоко, прошлепал в спальню. Упав на кровать, Джетро перевернулся на спину и уставился в потолок. Где-то внизу шумели, снуя туда-сюда, местные жители и туристы, пришедшие полюбоваться картинами или отведать индийской кухни. Машины гудели и бликовали светом фар по обоям, ослепляя порой Джетро. Он словно находился под наркозом. Единственным отличием было то, что он мог двигаться и воспринимать окружающий мир. Хоть и заторможенно.


Когда он спустился на кухню, уже полностью собранный, Бен указал ему на кофейник и чайник. Джетро кивнул и достал из холодильника молоко. Руки почти не тряслись, когда он добавлял его в крепкий черный чай. Помешкавшись, он все же взял сахарницу и положил сразу четыре ложки вместо положенных двух. К черту. Организм требовал возместить затрату нервов после адской ночи, и он ее возместит. Сзади раздалось насмешливое фырканье, и Джетро повел лопатками, стараясь избавиться от изучающего взгляда Бена. Тот, не скрываясь, рассматривал его, с ног до головы, глотая свой любимый кофе.

- Хватит на меня пялиться, - буркнул Джетро. – Я же тебе сказал – я не по этой части.

Бен, на удивление, расхохотался. Заливисто и, как бы Джетро силился этого не признавать, – добродушно.

- Идиот, - произнес он, отдышавшись. – Если бы я хотел с тобой переспать, я бы уже это сделал, - заявил он и улыбнулся, когда мгновенно выведенный из себя такой самоуверенностью Джетро обернулся. – Даже не сомневайся.

- Я все-таки сомневаюсь, - процедил Джетро, помахав ножом, выпачканным в вишневом джеме.

- И зря, - невозмутимо ответил Бен. – Впрочем, это глупый разговор. Я не против обсуждений гипотетических ситуаций, но сегодня я не в настроении. К тому же, я тебе уже сказал – не возбуждаешь, - интонационно скопировав Джетро, сказал Бен и моментально сменил тему. – Ты себя хорошо чувствуешь?

- Лучше некуда, - сообщил он, прожевывая ставший абсолютно безвкусным тост.

- Вот и отлично, - кивнул Бен и кинул Джетро какой-то блестящий прямоугольник. Тот машинально поднял руку, поймав мягкую, из фольги, упаковку таблеток. – Одну ты пьешь сейчас, другую – перед сном дома. Третью – когда встанешь. Завтра все должно быть отлично, - и, не слушая комментариев Джетро о заботливой мамочке-наседке, взял телефон. Джетро заткнулся и, прихватив свою чашку, ушел в гостиную.

Он был прав. Теннисный корт здесь был, да еще какой! Джетро остановился около незашторенного окна, разглядывая сад, размерами похожий скорее на небольшой парк. С ухоженными аллеями, скамейками и клумбами с цветами. Вероятно, летом тут стояли шезлонги, когда Бен устраивал пикник с барбекю для своих богатеньких друзей. И еще они наверняка жгли фейерверки. Джетро читал, что обеспеченные люди любят устраивать шоу на каждый праздник, выпендриваясь друг перед другом, кто потратит больше денег на визуальные эффекты своих вечеринок.

- …да, и закажи мне билет обратно. Ага, примерно так. Я буду паразитом все это время и помешаю вам трахаться, как в порно – со стонами и сломанными ножками кровати. Конечно. Совсем не стыдно, - Бен снова смеялся, разговаривая с кем-то по мобильному. Джетро повернулся. Бен улегся на диван, сжимая в ладони толстую папку. – Погоди, я еще не открыл. Сейчас… Ага, вот. Вижу. Ну да, и сколько нам потребуется вложить, чтобы эта твоя супернавороченная звуковая система себя окупила? Издеваешься?

Бен пожевал нижнюю губу, затем приподнялся на локтях и взял с журнального столика калькулятор. Пальцы быстро зашелестели кнопками, а дальше Бен засыпал своего собеседника цифрами и ближайшими планами, и, соответственно, всеми расходами, связанными с их осуществлением. Джетро молча ходил по комнате, держа обеими руками свой чай, и рассматривал полки с разными фотографиями. Почти на каждой был Бен. В разном возрасте, но чаще всего – лет восемнадцати и старше. Рядом с семьей или с друзьями. И один. Было несколько снимков Софи и Энтони, а также их общие фотографии из колледжа.
Джетро никогда бы не подумал, что Бен так трепетно относится к друзьям. Да и вообще к обстановке. Несмотря на то, что Дэвис жил один, его огромный дом не выглядел пустым. Наоборот, в нем было уютно, гораздо уютнее, чем в квартире Ланса, где сейчас проживал Джетро. Единственный понимающий Джетро человек, лучший друг и свободный художник в придачу. Путешествующий по миру в поисках вдохновения и осевший на Кубе после встречи с «женщиной его мечты и грязных снов», как он написал в последнем электронном письме. Он называл ее «Angel», и Джетро не был уверен: то ли это ее имя, то ли она и вправду божественна. Второй вариант вполне подходил, так как вынести романтично-бунтарскую натуру Ланса могла только девушка с ангельским терпением. Как бы то ни было, вот уже полгода Джетро обитал в жилище друга. Тот не брал с него никаких денег, расходы они делили пополам, и все было более чем прекрасно. В квартире, заваленной мольбертами, красками, полотнами Джетро чувствовал себя спокойно. Как дома. Только без причитаний матери и вечных выговоров отца.

- Ясно, - протянул Бен. – Ладно, тогда решим это, когда я приеду. Передавай привет Софи. Ага. Нет, какое развлекаться. Мне нужно разобраться с объявлениями, плюс завтра собеседование с новыми танцовщицами. Кстати, ты мне подготовь резюме своих, чтобы я встретился с ними в тот же день. Я успею! – Бен раздраженно потеребил диванную обивку. – Я тебя умоляю! У меня самолет в восемь тридцать. В девять я буду у тебя, а в одиннадцать мы сможем начать работу. На том свете выспишься, я сказал…

Джетро тщательно вымыл кружку и нож, смахнул крошки со столешницы, стараясь не размышлять о том, что Бен далеко не всегда отдыхал в своем клубе. Конечно, он постоянно находился на втором этаже, с элитой светского общества, но даже там он словно всегда думал о работе. Что-то планировал, затевал. И всегда сиял, как новенький шиллинг, будто у него не было никаких забот.
И выручка. Судя по тем суммам, которыми оперировал в разговоре с Энтони Бен, львиная доля доходов уходила на продвижение и оборудование клубов. Джетро никогда особо не разбирался в финансовой части и экономике, но сейчас ощущал себя мошкой в огромной денежной машине, шестеренки которой крутились беспрестанно, и нужно было их тщательно смазывать, чтобы ничего нигде не сломалось и не остановилось. Джетро абсолютно не представлял, как можно было не только удержать всю эту махину на плаву, но и выбрать свое собственное течение, приносящее огромную прибыль.

Джетро вздохнул. Взгляд зацепился за брошенные Беном таблетки. Он повертел упаковку в пальцах и, поколебавшись, выдавил пастилку на ладонь. Глотнув воды, он забрал пластиковый прямоугольник и вернулся в гостиную.
Бен продолжал разговаривать. Он уже сидел, что-то расчерчивая в своем блокноте, спорил с другом, а после недовольно заявил: «Я тебе перезвоню», повесил трубку и с головой ушел в расчеты. Джетро кашлянул.

- Уезжаешь? – не отрываясь от дела, спросил Бен.

- Да.

- Подожди где-нибудь, - предложил ему Бен и снова набрал какой-то номер. Как оказалось, такси. Назвав улицу и номер дома, он быстро глянул на Джетро. – Выйдешь из дома, повернешь направо и – по дорожке до ворот. Как открыть, увидишь. Там кнопка.

- Ага, - немного опешив, кивнул Джетро, и Бен внезапно улыбнулся. Нормально. Без всякого высокомерия.

- Вот и хорошо. Встретимся через неделю.

- Что, клуб будет закрыт на этой? – удивился Джетро.

- Почему? Он будет открыт. Я уеду в Париж. Но на твоей работе это никак не должно сказаться, - шутливо заметил Бен, и Джетро закатил глаза.

- Все ясно. Ну, я пошел.

- Ага, вали, - махнул рукой Бен, и Джетро направился к выходу.

Наверное, стоило поблагодарить Бена за помощь. За то, что не бросил его на остановке, просидел с ним, когда его трясло от кошмаров. Но само слово «спасибо» застревало в горле, словно зная, что оно натолкнется на надменное: «Я это вычту из твоей зарплаты» или ехидное: «Берегу своих работников».

- Джетро, - окликнул его Бен, и тот оглянулся. Бен как-то странно смотрел на него, будто в первый раз увидел, а потом продолжил: - Если что-то будет нужно, звони.

- Хорошо.

Если что-то будет нужно. Джетро криво усмехнулся, завязывая шнурки на любимых высоких ботинках. И как он себе это представляет? Позвонить и сказать: приезжай и накорми меня таблетками? Или как?
Натянув капюшон на голову, Джетро потянул ручку. На лицо упали холодные брызги дождя. Замявшись, Джетро запрокинул голову и открыл рот, жадно ловя мелкие капли. Небо было низким, тучи, как всегда, давили своей уходящей за горизонт чернотой, но на душе было легко. Спокойно.

- Спасибо! – крикнул в коридор Джетро и, захлопнув за собой входную дверь, быстрым шагом направился к воротам.
В конце концов, он всегда может сказать Бену, что ему послышалось.



Утро вторника запомнилось противной мелкой дрожью. Джетро еле смог подняться с кровати. В горле, казалось, кто-то нежно провел наждачной бумагой. Судя по всему, он подхватил банальную простуду. Еще бы, столько простоять на пронизывающем ветру. Джетро лениво натянул на себя брюки, свитер, шерстяную жилетку и зимнюю толстовку. Обувшись, он накинул на голову капюшон и побрел до ближайшей аптеки. Все движения были замедленными, глаза резало от яркого света, хотя среди туч едва ли можно было увидеть солнце. Он проконсультировался с фармацевтом и купил себе порошков против гриппа, пастилок для горла, градусник, который ему насильно всучила обеспокоенная женщина, спрей для носа (на всякий случай). И успокоительное, которое дал ему Бен. Выложив за лекарства довольно приличную сумму, он усмехнулся. Никогда раньше он бы не пошел за таблетками. Пережил бы самое неприятное время дома, а потом сам бы выздоровел.
Но работу никто не отменял, а значит, придется лечиться ускоренными темпами.
Напившись разведенного в кипятке парацетамола, он поудобнее устроил подушку за спиной, закутался в одеяло и включил телевизор.

Среда тоже не принесла ничего хорошего. Во-первых, состояние ухудшилось. К общим симптомам прибавилась головная боль и накрывающая волнами слабость. Что странное, температуры не было и в помине. Следовательно, грипп отменялся.
Во-вторых, ему опять снился кошмар. Тот пустой ад, с обволакивающим его туманом, утягивающим за собой в неизвестную пропасть. Как кислота, разъедающая мысли. Из-за успокоительного он долго не мог проснуться, а когда ему, наконец, удалось разлепить глаза, он минут пять соображал, где находится.
Ближе к ночи слабость усилилась, и Джетро разбил кружку, пытаясь налить себе чай. Присев, он принялся собирать осколки, и его тут же замутило.
Это было похоже на отравление. Или даже на отходняк, - подумал Джетро, умываясь, после того, как полчаса простоял на коленях перед унитазом. Уилл, его школьный друг, не понаслышке был знаком с экстази, и у него нередко случались такие приходы. После особо крепкой дозы, когда кайф рассеивался, наступал неизбежный момент расплаты за издевательство над организмом. Если же перед этим Уилл еще какое-то время воздерживался от курения травки, не говоря уже про таблетки, то эффект был улетный. В обоих случаях.
Выпив на ночь глядя двойную дозу порошкового лекарства, Джетро без сил растянулся на матраце в ожидании, когда сон поглотит собой громкие тамтамы в ушах.

Практически весь четверг он провел в перебежках между спальней и туалетом. Тело покрывалось липкой потной пленкой, и душ спасал максимум минут на двадцать. Мир плыл, как если бы у него было зрение минус восемь и он забыл надеть очки. В зеркало смотреть было неприятно. Бледный вид, помятое лицо – будто с тяжелого похмелья. Противный звон в ушах и постоянный гадкий привкус во рту не могли прогнать никакие таблетки. В аптеке ему посоветовали обратиться к врачу, на что Джетро хмыкнул и вызвал такси. До работы на метро он просто бы не доехал.

- Хреново выглядишь, приятель, - бестактно заметил Джош, когда Джетро положил локти на барную стойку. Он попытался сделать это вальяжно, чтобы не выдать свое жалкое состояние. Ноги тряслись, и он украл с той стороны столешницы один табурет, чтобы отдыхать на нем в отсутствие посетителей.

- Джетро, с тобой точно все в порядке? – обеспокоенно поинтересовался Джош в пятницу, когда Джетро обессиленно опустился на пол. Прошло только два часа с начала рабочей ночи. Джетро кивнул, сослался на грипп и вытер мокрый лоб.

Ситуация ухудшалась с каждым днем. Джетро в панике умывался холодной водой, чтобы взбодриться, матерился про себя за непонятно где подхваченную болезнь, практически не ел – зачем, если все мгновенно просилось обратно? И почти не спал. По часу – максимум. Три часа за последние трое суток – не самое утешительное решение, но гораздо лучше, чем провалиться в очередной кошмар, откуда все сложнее и сложнее было выбраться.
Возможно, так считать было глупо, но Джетро верил: оно и вправду затягивает. Верил, что стоит ему расслабиться – и он навсегда растворится в сером тумане. Даже бодрствуя, изо всех сил таращась в телевизор покрасневшими глазами, он ощущал, как холод подступает к нему со всех сторон, и иногда ему казалось, что он видит вокруг себя легкую дымку.
Джетро не был параноиком, но в такие секунды паника накрывала его волной. Он вскакивал, принимался ходить из угла в угол, не обращая внимания на то, как его заносит. Руки были в синяках от постоянных ударов об косяки дверей или стены – координация заметно нарушилась из-за сильного головокружения. Но Джетро упорно пил кофе и энергетические напитки, чтобы только не поддаться соблазну и не лечь спать.
«Авалон» чуть-чуть спасал положение. Нет, состояние Джетро не особо отличалось от того, каким было дома, но дышалось там немного легче. Впрочем, несмотря на это, он по десять раз бегал в уборную и на улицу, на свежий воздух.

Он не выдержит. Еще одну неделю. Джетро мрачно разглядывал этикетки на бутылках с алкоголем, мечтая, чтобы воскресенье быстрее закончилось. Придется все-таки пойти к доктору, а там – будь что будет. Поморщившись от такой перспективы, Джетро забрался на стул и прислонил пальцы к вискам. Последняя ночь. И потом – четыре дня на восстановление.

- Шел бы ты лучше домой, а? – Джош уже чуть ли не умолял. – Или, хочешь, давай позвоним в скорую?

- Я в порядке, - еле слышно пробубнил Джетро.

- Да в каком ты порядке? Ты себя вообще видел? – возмутился Джош. – Я не знаю, что с тобой происходит, но со стороны это выглядит так, будто ты вот-вот умрешь.

- Все настолько хреново? – попытался отшутиться Джетро и слабо простонал от новой вспышки боли.

- Да. Иди. Бен не узнает. Я тебя подменю.

- Он все равно узнает, - невесело улыбнулся Джетро. – Так или иначе. А мне больше не нужны неприятности.

- Это уважительная причина, - настаивал на своем Джош, забирая заказ у официанта. – Не подашь мне ром?

Джетро кивнул и потянулся за бутылкой, оказавшейся вдруг слишком тяжелой. Стекло выскользнуло из влажных ладоней, и литр Бакарди неопрятной лужей растекся по полу.

- Ты все также громишь мое имущество? – раздался сзади насмешливый голос, и Джетро резко обернулся.

Лучше бы он этого не делал. Мир потемнел, и, чтобы не упасть, Джетро до побелевших костяшек вцепился в столешницу. Все перевернулось вверх дном, стены поменялись местами с потолком, а от мельтешащих туда-сюда расплывчатых картинок к горлу подкатила тошнота. Джетро словно попал в испорченный калейдоскоп. И кто-то тряс его, тряс, заставляя все вокруг раскручиваться наподобие волчка, быстрее и быстрее…

Ледяная вода обожгла кожу и теперь щекотно стекала по щекам и шее крупными каплями. Джетро возмущенно зашипел, но чья-то рука твердо удерживала его на месте. Кейн осторожно приоткрыл один глаз.

- Ты как? – нахмурившись, спросил Бен, пристально разглядывая осунувшегося парня.

- Хорошо, - выдавил из себя Джетро и замер. Бен приподнял брови. Джетро отпихнул его руки и осторожно повертел головой. На его лице отразился неприкрытый ужас. – И правда – хорошо.

- Что с тобой было?

- Ниче…

- Он слоняется тут, как привидение, - встрял Джош, невежливо перебивая Джетро. – Я отправлял его лечиться, но без толку. Ему было очень плохо, он еле стоял на ногах! Скорее всего, острая стадия гриппа.

- Понятно, - протянул Бен, и Джетро внутренне поежился. Взгляд из внимательного превратился в жесткий. Как показывал опыт, это не сулило ничего хорошего. – Джетро, в мой кабинет, - Бен галантно приподнял ту часть столешницы, где был выход, и пропустил Джетро перед собой. – Джош, он больше не вернется. Я пришлю к тебе Мэри со второго этажа.

Джетро виновато посмотрел на деловито снующего Джоша и вздохнул.
Он действительно чувствовал себя превосходно. И единственное объяснение этому чудесному исцелению было связано с Беном.
Джетро зарылся пальцами в волосы. Бред, ну бред же! Однако факты выстраивались стройной логической цепочкой. Он не врал Бену насчет «Авалона». Работа в клубе на самом деле уменьшила число кошмаров. Вот только это напрямую зависело от того, виделись ли они с Беном в тот день. Так как зачастую они пересекались – разве Бен упустит очередную возможность посмеяться над Джетро? – то происходило некоего рода общение. Но стоило только провести одну ночь без язвительных замечаний Дэвиса, как сны моментально возвращались. Джетро поначалу не мог поверить в эту теорию, считал такие вещи совпадением, ссылался на изможденность и усталость. Но сегодняшний приезд Бена окончательно расставил все точки над «i».
И это откровенно пугало. Джетро не рассчитывал привязываться к Бену… черт, да он вообще не рассчитывал с ним пересекаться больше, чем того требовали отношения начальника и подчиненного! Им практически это удалось. Но после той ночи в доме Бена все резко изменилось. Его тайна, вырванная почти силой, вскрыла нарыв. Вся ложь, которую Джетро напридумывал себе в оправдание, отрицая свою зависимость от Бена, больше не помогала. Трудно заставить себя поверить в то, что выглядит нелепо на фоне отвратительно правдивой реальности.
И теперь, получив наглядное доказательство, Джетро не знал, что предпринять. Он не собирался работать на Бена всю оставшуюся жизнь. Но и умирать или сходить с ума ему как-то не хотелось.

- Кошмары? – без обиняков спросил Бен, устраиваясь на столе. Джетро немного помялся и, кивнув, опустился на краешек дивана. – Каждую ночь?

- Да. Но больше беспокоило отравление. До сих пор голова кружится, - попытался увести разговор в другое русло Джетро.

И он даже не соврал. Его и правда вело, но не от слабости, а как если бы он выпил – не так много, чтобы быть пьяным, но достаточно для приподнятого настроения.
Еще одна догадка подтвердилась. Отходняк. Словно таблетка экстази после долгой ломки. Сразу и кайф, и мгновенное исцеление, но вместе с ними и возбужденная слабость, когда силы хлещут через край, но тело становится вялым. Ватным.
По крайней мере, Уилл описывал это именно так.

- И что ты такого съел? – поинтересовался Бен.

- Я… ну… не помню, - пробормотал Джетро. Врать не получалось. Язык словно онемел, и все, чего ему хотелось – это лечь в кровать, накрыться одеялом и проспать вплоть до следующего четверга.

- Значит, ни хрена не ел, - постановил Бен. – И не спал. И к доктору, разумеется, не пошел.

- Нет.

- Я вот думаю, ты совсем идиот или как? – вдруг раздраженно повысил голос Бен. – Неужто так сложно было сказать своим родителям? Не корчить из себя Супермэна и не думать, что они не поймут?

- Я не… - попытался возмутиться Джетро, но Бен взмахом руки заставил его замолчать.

- Неужели твоя мама не позвала бы врача? Черт, да неужели она бы просто не посидела с тобой, пока ты спишь?

- Она не…

- Она – твоя мать, придурок! Она бы все сделала ради тебя!

- Она не верит мне! Уже давно! – закричал в ответ Джетро, вскакивая на ноги и тут же плюхаясь обратно. – Они считают, что я наркоман! Я не буду им жаловаться. Тем более, я все равно ушел из… - Он осекся и, сглотнув, отвел глаза. - Живу отдельно.

- Отдельно, говоришь, - прищурился Бен. Джетро никак не прокомментировал его слова. – А с кем ты живешь?

- Один, - нехотя признался Джетро.

- Заебись, - мрачно рассмеялся Бен. – Он лучше с гордостью помрет от недосыпа и физического истощения, чем признается в том, что ему нужна помощь.

- Потому что мне НЕ нужна помощь, - отрезал Джетро.

- Ну, разумеется, нет, - фыркнул Бен и, достав ключи от машины, швырнул их в Джетро. Тот машинально выставил вперед ладони. Металл царапнул указательный палец, когда Джетро неловко поймал связку. – Иди в мою машину и жди меня там. Я скоро спущусь. И, ради всего святого, закрой уже свой рот и выполняй, что я тебе сказал! – рявкнул напоследок Бен, перебивая собирающегося возразить Джетро, и вытолкал его из кабинета.

- И что, ты каждый раз будешь укладывать меня в постель? – тихо пробубнил Джетро, пискнув сигнализацией. Машина приветливо мигнула фарами, и он уселся на пассажирское сиденье. Подумав, завел мотор, направил на себя решетку климат-контроля и пригрелся под теплым воздухом.
Последнее, что он помнил, было аккуратное движение над его макушкой, а потом тихий щелчок замка ремня безопасности.

Конечно, ни в какую кровать Бен его не укладывал. Растолкал, когда они подъехали к воротам, отправил в дом, а сам не спеша загнал машину в гараж. Джетро с наслаждением стянул с себя пропахшую сигаретным дымом одежду и, не умываясь, упал на кровать. Руки на ощупь нашли самую мягкую – третью по счету – подушку, и Джетро с блаженной улыбкой зарылся в нее носом, совершенно точно зная: сегодня не будет никаких кошмаров.

Еще никогда в жизни утро понедельника не вызывало у него такого прилива сил и хорошего настроения. Он проснулся часов в одиннадцать, принял ванну (предварительно убедившись, что Бена там нет), а затем заварил себе крепкий, до черноты, чай. С одной ложкой сахара.

- Налей мне кофе, - душераздирающе зевнул заглянувший на кухню Бен прежде, чем пойти в душ.

Странно, но это пожелание, высказанное совсем не в просительной форме, не вызвало никакого раздражения. Джетро включил кофейный аппарат, нашел нужный режим и нажал кнопку. Добавил молока. И поставил чашку с ароматным напитком на стол в гостиной, рядом со своими тостами.

- Как ты? – поинтересовался Бен, забирая один кусочек поджаренного хлеба с маслом, и аппетитно захрустел.

- Отлично. Лучше не бывает. Это был мой тост.

- Правда? – Бен усмехнулся и облизал жирные пальцы. Вкупе с мокрыми, облепляющими лоб и виски волосами и довольным, хитрым взглядом это смотрелось… Это смотрелось, в общем. Джетро отвернулся и сосредоточился на своем чае. Лучше бы тот был совсем несладким.

- Да. Я всегда ем два тоста.

- Да я не про это, - небрежно отмахнулся Бен. – Точно ничего не снилось?

- Точно, - расслабленно кивнул Джетро. – В следующий раз сам готовь себе завтрак.

- В следующий раз? – удивился Бен, и Джетро покраснел. Слова сорвались с языка быстрее, чем он успел подумать. И плевать, что изумление Бена было насквозь фальшивым – Джетро нутром чуял, – но как можно было самому так оговориться?

- В смысле, если вдруг еще когда-нибудь я переночую у тебя, - сухо ответил он. Бен продолжал цепко вглядываться в него, что очень досаждало.
Молчание затягивалось. В глубине дома зазвонил телефон Бена – за время работы в клубе Джетро наизусть выучил эту мелодию. Бен не пошевелился. Чай попал не в то горло, и Джетро закашлялся. До выступивших слез.

- Интересно, - негромко заявил Бен. – Тебе снятся необычные сны, из-за которых ты не можешь спать и поэтому предпочитаешь пить в клубах, откуда тебя могут выкинуть за несоответствующий возраст. Ты ушел из дома из-за сложных отношений с родителями. Ты умен, талантлив, но по большому счету асоциален, полностью замкнут, и общаешься с узким кругом лиц. Ты не обращаешься за помощью к докторам, потому что знаешь, что тебя вернут в семью. Вместо этого ты предпочитаешь работать за копейки в моем клубе, работать на износ, прекрасно понимая, что ни в какую полицию я тебя не сдам, - Джетро усмехнулся, разглядывая пушистый ковер под ногами. Разумеется, он этого не знал. Впрочем, иногда он позволял себе такие предположения. Мало ли, что могло взбрести в голову Дэвису. – Есть еще что-то, что мне нужно знать?

Джетро прикусил ноготь большого пальца. Бен четко и емко охарактеризовал все его состояние за последние полгода. Довольно хреновые полгода, надо заметить. Вздохнув, он с ногами забрался в кресло, наплевав на все правила приличия, вдалбливаемые ему матерью с детства. Если хозяин дома позволяет гостям заставать его нагишом, то вряд ли он будет против такой мелочи.
Бен сидел напротив, не сводя глаз с притихшего Джетро. Постукивал по краю пустой кружки, привлекая внимание к своим рукам, и дальше – от широких плеч к беззащитно открытой шее с острым кадыком. Чуть выше – по скулам с легкой щетиной к изогнутым в ухмылке губам. С коричневым пятнышком от кофе на нижней.
Джетро, как зачарованный, уставился на это пятнышко. Машинально облизнулся, и Бен повторил этот жест.
Выматерившись про себя, Джетро уверенно вскинул подбородок и встретил выжидающий взгляд Бена.

- Есть еще что-то, что мне нужно знать про тебя, Джетро? – мягко повторил вопрос Бен.

И Джетро улыбнулся.

- Да. Вообще-то я могу нормально спать, - и, выдержав короткую паузу, закончил: - Но только когда ты рядом.



Душераздирающе зевнув, Джетро вышел из автобуса и быстрым шагом направился в сторону Холланд-парка. Идти нужно было минут двадцать – по частной территории общественный транспорт, разумеется, не ходил.
Рабочая неделя закончилась, и Джетро без удовольствия размышлял о том, чем займется в свои законные выходные. Бен сказал, что им следует перевезти вещи Джетро в его дом, но раньше следующей недели вряд ли у него получится помочь. Что касается Джетро, то ему эта помощь вообще была не нужна. Он с радостью бы оставил все, как есть. Тем более, Ланс возвращался через несколько дней, что существенно бы облегчило его проблемы. Но после главной проверки обеспокоенный Бен был неумолим.
Они решили убедиться, что теория Джетро имеет под собой достаточно доказательств. Исходя из нее, после двух ночей, проведенной в доме Дэвиса, Джетро должно было быть очень плохо одному.
Джетро честно тогда слонялся весь день по городу (заодно прикупил себе перчатки и новый свитер), потом плотно поужинал и лег спать. Телефон молчал. Бен не собирался писать первым. Впрочем, в этом не было необходимости – Джетро прекрасно себя чувствовал. Просмотрев перед сном эпизод «Доктора Хауса», он с радостью поблагодарил высшие силы за ошибочные выводы и уснул.
Чтобы проснуться через два часа, перепачканным в слезах и текущей из носа крови. В голове взрывались огромные петарды. Его вырвало прямо на пол спальни. Кое-как, на коленях, он дополз до ванной, и, прохрипев Бену в трубку короткое: «Приезжай», склонился над унитазом.
Бен сразу же поставил ему условие: сходить к врачу. Джетро взбрыкнул, но его быстро осадили. Да и выбора, в принципе, не было. Им следовало найти выход из сложившейся ситуации. Бен, конечно, сказал, что ему абсолютно наплевать, живет с ним Джетро или нет – огромный дом позволял им не пересекаться слишком часто. Но самого Джетро вовсе не радовало текущее положение дел.
А еще же придется объяснять все Лансу.

Достав запасные ключи, выданные ему Беном со строгим указом: «Никого в дом не водить», Джетро на ощупь нашел замок и открыл дверь, стараясь не производить лишнего шума. Бен уехал из клуба раньше, и если Джетро его разбудит, то на завтра ему устроят хорошую жизнь.
Или не устроят.
Джетро запнулся, услышав весьма характерные женские стоны. Опершись рукой о стену, он стянул ботинки и прокрался в свою комнату. Звуки стали громче.
Конечно же. Привычка не запираться проявлялась и в таких моментах тоже.
К тонкому женскому голосу добавился знакомый мужской. Короткий, отрывистый стон отозвался кульбитом где-то внутри, и Джетро, выматерившись, на цыпочках пошел к спальне Бена. В конце концов, ничего страшного не случится, если он просто закроет дверь.
И найдет в аптечке беруши.
Осторожно заглянув в комнату, Джетро застыл.
И примет снотворное. Желательно вместе с огромным количеством водки.

Бен начал переворачиваться на спину, и Джетро, так и не выполнив своей миссии, спрятался в тень. Паула, поцеловав распластанного на кровати Бена, оседлала его бедра, и тот, глухо простонав, положил руки на ее ягодицы. Джетро во все глаза смотрел на разворачивающуюся перед ним картину. На то, как мерно вздымается грудная клетка с легкой порослью светлых волос. Как напрягаются мышцы на руках, задающих нужный Бену темп. Как сжимают и мнут мягкую плоть длинные пальцы, заставляя девушку насаживаться сильней.
Все было как в замедленной съемке. Каждое движение, каждый поворот. Паула громко вскрикивала, Бен дышал через рот, жмурился и запрокидывал голову. Пах нестерпимо ныл, и Джетро аккуратно, чтобы его не заметили, отступил к себе. Щелкнул замком и, сбросив одежду, нырнул под одеяло.
Он не будет мастурбировать. Из принципа.
Стоны возрастали по мере приближения Паулы к оргазму. Возможно, она имитировала, решил Джетро, водя руками по шершавой стене. Чтобы не тянуться вниз, к болезненно возбужденному члену. И не думать, что Бен и правда так хорош в постели, как говорил Франсуа.

Джетро, сглотнув, приложил ладони к пылающим щекам. Ему не было стыдно из-за подглядывания. Смущало другое – в памяти четко отложилось увиденное. Широкая спина, покрытая капельками пота, бедра, опускающиеся и поднимающиеся в размеренном ритме. Властные руки, удерживающие, подчиняющие себе и своим желаниям. И голос. Блядский, довольный голос, хриплый и низкий, от которого все сладко сжимается в животе, скручивается тугой спиралью в преддверии подступающего наслаждения.

- Твою мать, - отчаянно прошептал Джетро, не выдерживая и обхватывая член. Провел подушечками пальцев вверх, до сочащейся смазкой головки, и сжал. Словно угадав его действия, Бен глухо простонал, и Джетро горячо выдохнул в темноту. Рука двигалась в такт звукам из спальни Бена, и Джетро закрыл глаза, не в силах больше сопротивляться снедающему его возбуждению.

Судя по финальному стону, кончили они одновременно.

Его разбудил Бен. Заспанный, в благодушном настроении, он улыбнулся, сдернув с возмущенного Джетро покрывало.

- Проснись и пой! - провозгласил он.

- Отвали, - прорычал Джетро. – Еще только двенадцать, я почти не спал.

- Выспишься завтра. А сегодня мы поедем за твоими вещами.

- Нет, - уверенно произнес Джетро. – Никаких вещей. Сегодня я сплю, а завтра…

- Завтра занимайся чем угодно. У меня много дел, так что вставай давай, - уже более серьезным тоном заявил Бен. – За шесть часов можно было отдохнуть.

- Я заснул в восемь! – недовольно пробурчал Джетро, потягиваясь и легко потираясь бедрами о простыню. – С твоей самочкой хрен выспишься! Хоть звукоизоляцию проводи.

- Я не предполагал, что буду жить не один, - фыркнул Бен и, кинув одеяло в ноги Джетро, отошел от кровати. – И не завидуй, кстати.

- Да было бы чему, - вяло огрызнулся Джетро, приподнявшись на локтях и выразительно уставившись на хозяина дома.

- Я бы на твоем месте не был так уверен, - хмыкнул Бен и, насмешливо глянув в область паха, смилостивился. – Я сделаю тебе кофе.

- Сделай мне лучше минет, - пробубнил Джетро после того, как тот вышел, и осекся. – Да что за на хрен?! – взвыл он, больно дергая себя за волосы. На глазах выступили слезы, зато эрекция чуть-чуть спала. А в ванной, стоя напротив зеркала и рассматривая свое отражение, Джетро прошептал. – Я этого не говорил. Не хочу. И не буду хотеть.

- Тосты с джемом или маслом? – как ни в чем не бывало спросил Бен, появившись на пороге, и Джетро машинально схватился за полотенце, поддерживая разъезжающиеся концы.

- С джемом, - выдохнул он и решительно вытолкал Бена из ванной. – Стучаться надо, придурок.

- У тебя было достаточно времени на себя, - засмеялся с той стороны двери Бен, и Джетро густо покраснел.

- А, может быть, мне мало, - по привычке оставил за собой последнее слово Джетро и закрыл кран, стараясь не смотреть в зеркало.
Он знал, что отражение – испуганно-смущенное, но счастливое и донельзя удовлетворенное – ему не понравится.

В квартире Ланса Бен, к удивлению Джетро, не стал сидеть сложа руки, а принялся помогать ему собирать свои немногочисленные пожитки. Несмотря на то, что Джетро прожил отдельно от семьи всего полгода, он успел обзавестись многими мелкими предметами обихода. Плюс одежда. В общей сложности получалось сумки четыре.

- Что это? – присвистнул Бен, и перебирающий свои вещи Джетро оглянулся. Бен рассматривал его тетрадь. Точнее, один рисунок. Незаконченный.

- Отдай сюда, - Джетро забрал свое главное сокровище из лап Дэвиса. – Это мое.

- Я и не претендую, - усмехнулся Бен. – Мне понравилось. Я не знал, что ты умеешь рисовать.

- Я не умею. Это просто наброски.

- Врет он все. Наброски набросками, но если бы он развивал свои способности, то был бы успешней меня, - раздалось с порога, и Бен с Джетро обернулись. В дверях стоял высокий парень с длинными, по плечи, волосами и обнимал за талию темнокожую симпатичную девушку. – Познакомься, мой ангел, - обратился он к ней, - это Джетро. И, видимо, его друг.

- Бен, - представился Дэвис.

- Ланс, - парень пожал протянутую руку. – Это Энжел. Джетро, ты съезжаешь?

- Да, - Джетро замялся. – Я сменил работу, и мне сейчас лучше пожить у Бена. Ближе, да и удобнее добираться.

- Интересно, - улыбнулся Ланс. – А Бена не смущает такая перспектива?

- Почему она должна меня смущать? – с любопытством спросил Бен.

- Ну, если я еще нахожусь в здравом уме, то ты обитаешь в неплохом особняке в самом дорогом районе Лондона. Делаешь деньги из воздуха, туда же их и спускаешь. По крайней мере, так утверждает журнал People, - заметил Ланс. – И мне крайне сложно представить, при каких обстоятельствах вы с Джетро встретились.

- Я налью нам что-нибудь выпить. Ланс, ты не поможешь? - решительно тряхнула кудряшками Энжел и скрылась на кухне.

- Чай, кофе? Или что-то покрепче? Конечно, мы не держим здесь Дон Периньон или Асти, но Хеннесси, думаю, у нас найдется, - доброжелательно предложил Ланс.

- Я бы с удовольствием выпил и Хеннесси, - улыбнулся в ответ Бен, поддерживая разговор. – Но я за рулем. Поэтому кофе с молоком, пожалуйста.

Джетро напоминал себе куклу в детском театре. О нем говорили, причем порой с явным пренебрежением и шутками, но не трогали. И обрывали всякий раз, когда он пробовал вмешаться. Поэтому, устав от бесполезных попыток влезть в светскую беседу о новых веяниях в художественном искусстве, он забрался с ногами в угол дивана, подальше от вальяжно рассевшегося Бена, и уткнулся в свою чашку.
Энжел присела на ручку кресла, в котором с удобством расположился Ланс. Тот сейчас бурно жестикулировал, вещая об очередном модном направлении в живописи, и Бен соглашался с ним, явно не понаслышке зная тему обсуждения.
«Купился», - с горечью и досадой подумал Джетро, наблюдая, как Ланс хлопает Бена по колену после особо удачной шутки последнего. Бен, кажется, полностью влюбил в себя новоявленную пару. Без особых затруднений. Ланс смеялся, окончательно расслабившись, а Бен сдержанно улыбался и вещал о выставках его друзей.

- Джетро, а ты что молчишь? Где ты сейчас работаешь? Расскажи нам. Энжел было очень интересно узнать о тебе.

- Да что тут узнавать. Спроси мистера Дэвиса, он тебе расскажет.

- Он работает в «Авалоне»? – присвистнул Ланс. – Неплохо, неплохо… И как же ты туда устроился?

- Да очень просто, - ухмыльнулся Бен. – Разбил мою машину, предварительно послав меня весьма далеко и надолго.

- Что? Джетро, ты…

- Ради всего святого, - закатил глаза Джетро. - Будто это подвиг какой-то.

- Это не подвиг. Это статья, - с укором заметил Ланс, и Бен одобрительно хмыкнул. Допив кофе, он отставил чашку и поднялся. – Я был рад с вами познакомиться, но, к сожалению, нам пора.

- Это тебе пора, а я еще могу посидеть! – заупрямился Джетро.

- Отвезешь свои вещи – и сиди, где хочешь, - отрезал Бен и для пущего убеждения дернул Джетро на себя. Тот чуть было не скатился с дивана, если бы Бен не поддержал его, поставив на ноги. – Я вам его скоро верну, - пообещал он хохочущей паре. – И, если будет желание, заходите в «Авалон». Вход и напитки - за счет заведения.

- Какой щедрый, - скептически приподнял брови Джетро. – Что-то я раньше не видел, чтобы у тебя пили бесплатно.

- А ты вообще многого не видишь, - парировал Бен и отвесил Джетро легкий подзатыльник. – Друзьям своих работников я предоставляю скидки. А вам будет вообще подарочный бонус. В честь вашего прибытия с Острова Свободы, мисс, - Бен галантно поцеловал руку смутившейся Энжел, а после взял Джетро за локоть и вывел из квартиры.

- Что это еще за шоу? Решил очаровать моих друзей? – накинулся на него Кейн, как только они сели в машину.

- Больно надо. Правила приличия, вот и все. В отличие от тебя, маленькое исчадие ада, мы – воспитанные люди, - спокойно ответил Бен, выруливая со стоянки. - Хотя Ланс, на самом деле, хороший парень. И у нас есть пара общих знакомых, как выяснилось. Что ты делаешь вечером?

- Хотел прогуляться, - опешив, сказал Джетро и опасливо покосился на задумавшегося Бена.

- Как насчет кино?

- Тебе не с кем сходить, что ли?

- Есть, но я не хочу никого видеть. А раз ты постоянно маячишь передо мной... К тому же, с тобой не так скучно, - усмехнувшись, признался Бен.

- Тебе скучно в кинотеатре? – уточнил Джетро.

- Нет. Мне скучно изображать влюбленную парочку. Джетро, включи мозг, - устало попросил Бен. - Я хочу просто пожевать поп-корн, выпить пива, насладиться фильмом, а не сюсюкаться и устраивать прелюдию перед сексом.

- Ладно, - немного помолчав, согласился Джетро и отвернулся.

За окном проносились деревья, мелкий дождь нудно расчерчивал окна извилистыми ручейками. Бен насвистывал незамысловатую мелодию, и все было так неправдоподобно уютно и хорошо, что Джетро пару раз ущипнул себя за руку.

- Я хотел посмотреть «Джонни Д.», - проговорил он, когда Бен припарковался около кинотеатра, чтобы купить билеты.

- Значит, его и посмотрим. Говорят, хороший фильм, - кивнул Бен. – Тогда идем на вечерний сеанс, а сейчас заедем в супермаркет за продуктами. Или тебе еще куда-нибудь нужно?

- Да вроде нет, - растерянно пожал плечами Джетро, поднимаясь по эскалатору и стараясь не обращать внимания на взгляды, которые бросали на них некоторые посетители. Вернее, на Бена, который либо не замечал, либо хорошо притворялся, что не замечает поднявшуюся шумиху.

- Окей, - улыбнулся Бен и, протянув ладонь, взъерошил волосы Джетро. – Тогда можешь дрыхнуть сколько угодно днем. Фильм идет только в полночь.

- Ага, - хмыкнул Джетро, приглаживая встрепанные вихры. В груди разрастался огромный, горячий огненный шар. Это было странно и, наверное, глупо. Но Джетро давно не чувствовал себя таким счастливым.
И пусть Бен сколько угодно думает об отсутствии прелюдии.
У Джетро на этот счет окончательно сформировалось свое мнение.
И, уверенно шагая к кассам кинотеатра, он старался не брать во внимание тот факт, что его совсем не смущают такие мысли.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 18.9.2010, 0:23
Сообщение #5


Новичок


Группа: Пользователи
Сообщений: 11
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026





Жить с Беном оказалось не так уж и сложно. Вопреки опасениям и стенаниям Джетро, Бен не долбал его тем, что он долго спит или что проводит время, полностью погрузившись в свою тетрадь. Конечно, заядлым домоседом Джетро не был, но он просто терпеть не мог, когда его дергали в такие моменты. Как, например, делала его мать. Она всегда поучала его, выгоняла на улицу, причитая, что он «сидит в четырех стенах», и не желала дать ему право на это уединение. Чтобы собраться с мыслями. Или отойти после кошмаров.
К слову, кошмаров, как они и ожидали, больше не было. Это и радовало, и пугало. Джетро отчетливо понимал, что ему нельзя так долго оставаться в доме Бена. В конце концов, у того была своя, лично-публичная, жизнь. Конечно, Бен особо не стеснялся и все также приводил девушек, и порой Джетро с трудом мог заснуть, слушая стоны и крики из спальни Дэвиса. Нет, его не мучила бессонница – благо, график его работы позволял высыпаться и быть отдохнувшим к десяти вечера. Но снедающее чувства стыда и растерянности не покидало Джетро уже несколько недель.
В те ночи, когда Бен удовлетворял свои физиологические нужды, Джетро лежал, запершись в своей комнате, и тщетно старался представить себя на его месте. И у него ничего не получалось. Не потому, что девушки были непривлекательными – отнюдь, он из бара видел, с какими длинноногими красавицами уходил Дэвис. Не потому, что это был не его тип женщин – Бен клал в свою постель всех подряд, без какого-либо постоянного предпочтения.
А потому, что как только он закрывал глаза, отдаваясь во власть фантазий, то тягучее, горячее желание захлестывало его с головой. Хотелось, чтобы его трогали – мягко или грубо, в зависимости от настроения. Хотелось, чтобы его ласкали – неторопливо, доводя до крайней точки кипения. Хотелось, чтобы подчинили. Взяли.
Потом, после того, как сладкая истома рассеивалась, Джетро часами не мог заснуть, пытаясь вспомнить, когда он в первый раз допустил такую мысль. Это было уму непостижимо. Ни разу в жизни он не испытывал никакого влечения к парням, хотя с его популярностью среди представителей секс-меньшинств он мог выбрать любого. Чтобы удостовериться, он три ночи высматривал в «Авалоне» молодых людей нетрадиционной ориентации, поддерживал разговор и улыбался непослушными губами. И потом выкидывал визитку в мусорное ведро.
Его абсолютно не тянуло на такие приключения.

И в то же время, стоило им оказаться рядом с Беном, он искоса поглядывал на него, так же улыбался, а однажды даже испытал один прием, которым с ним поделился Джош (когда они обсуждали, кого легче завлечь – парня или девушку). Уловка была бесхитростной и основывалась на физическом контакте. Случайно дотронуться до ладони, поймать быстрый взгляд и отступить. Словно все произошло случайно.
Восемьдесят пять процентов геев воспринимали этот знак как зеленый сигнал. Собственно, для чего это все и нужно, как объяснил ему Джош. Ненавязчивое приглашение познакомиться поближе. А при отказе можно сделать вид, что ничего и не было.
Отработав до совершенства этот прием за барной стойкой, Джетро, будто невзначай, коснулся руки Бена на следующее «утро», когда ставил перед ним кофе. Пальцы легко скользнули по тыльной стороне ладони, погладили шершавыми подушечками, задержались чуть дольше положенного. И разочарованно отстранились, когда Бен, в упор не замечая жеста, придвинул к себе эспрессо и начал разговаривать по телефону.
И ведь он даже не притворялся, с горечью подумал Джетро.
А какого черта он так расстраивается?
Кажется, Джетро тогда сильнее, чем нужно, стукнул чашкой об стол, и фарфоровое донышко раскололось, позволяя темной жидкости вылиться на его джинсы.

Может, Франсуа соврал? Джетро попытался вывести Джоша на откровенный разговор – все-таки тот учился вместе с Беном в колледже. Но Джош лишь пожал плечами и ответил, что понятия не имеет, с кем спит Бен. И посмеялся, предположив, что можно сделать отличный реестр всех моделей – как английских, так и других национальностей.

- И не только женщин, - обронил Джетро. – Некоторые впечатлительные молодые люди тоже падки на успешного предпринимателя. Например, Франсуа.

- Вполне вероятно, - хмыкнул Джош. – В колледже он спал со всем, что движется. Впрочем, предпочтение отдавал все-таки женскому полу. А сейчас… никто не знает. Вообще. Скорее всего, чисто теоретически, парни тоже могут быть. Какая разница, кого трахать?

Франсуа, кстати, неоднократно появлялся в клубе. Обитал на втором этаже, о чем-то иногда переговаривался с Беном, словно между ними не было никакого конфликта. И Джетро, щурясь на яркий неоновый свет, пытался разглядеть, понять, что за отношения связывают этих двоих.
«Исключительно ради любопытства», - оправдался он перед заметившим его поведение Джошем. – «А то такая трагичная сцена была!»

Франсуа, который раньше вызывал жалость и сочувствие, раздражал его своей бесцеремонностью и настойчивостью. Он откровенно пялился на Бена, хватал его за руку, присаживался рядом, пил и хохотал над каждой шуткой Дэвиса. Это ужасно раздражало Джетро, и он порой выходил на подземную парковку, чтобы выкурить сигарету и привести мысли в порядок.
Его не должно это волновать.
Ему должно было быть все равно.

Но внутри прочно поселилось вязкое, гнетущее чувство обиды напополам с яростью. Ему отчаянно хотелось обратить на себя внимание. И не по какой-то причине, а просто – из принципа. Потому что это было неправильно – что он, Джетро, попал в ловушку без намека на безопасный выход, а Бен продолжал жить своей роскошной жизнью. Не видя попыток Джетро выделиться.
А большего ему не требовалось.
Распалить, увлечь, показать, как это – быть в западне собственных предубеждений и желаний, не осознавать самой сути происходящего.
И потом – оставить. Как есть.

Джетро и сам не заметил, как погряз в этой суетливой реальности. Он уже даже не задумывался над своими действиями – его тело, казалось, само знало, когда следует оставить Бена одного или сесть рядом. Ненавязчиво прикоснуться, подбодрить, сказать, что все будет хорошо, ведь он – алчное чудовище, пожирающее финансы мирных лондонских жителей. Обычно в такие моменты хмурящийся Бен откладывал папку с рядами цифр и предлагал заказать еды на дом или съездить в ресторан. Или сходить в кино. Он всегда давал Джетро выбор решать, куда они направятся, какой фильм будут смотреть, а когда Джетро терялся, то раскладывал перед ним примерные варианты.
В такие дни с Беном было особенно легко. Он не выглядел зазнавшимся снобом с фальшивой улыбкой. Одевался в обычные футболки и джинсы, швырялся поп-корном и беззаботно смеялся, когда Джетро (Джетро!) делал ему замечание. Впрочем, самого Джетро надолго не хватало, и один раз их даже вежливо попросили выйти из зала. Служащий, конечно, потом сильно удивился, когда Бен покинул темное помещение и встал под яркий свет люминесцентных ламп. Парень залепетал что-то себе под нос, извиняясь и ссылаясь на жалобы посетителей, и Джетро нерешительно тронул Бена за рукав, не желая ввязываться в спор.
К тому же, фильм все равно отказался на редкость неудачным.

Иногда они катались по автостраде, и Джетро курил прямо в салоне автомобиля, подобрав под себя ноги. Бен неодобрительно косился на сигарету в его руках, но молчал, и Джетро выпускал колечки дыма в приоткрытое окно. Они болтали о разных пустяках, споря до посинения. Часто Бен задавал вопросы по поводу дальнейшего обучения Джетро, предлагал помощь с определением университета и записью на курсы. Джетро только хмыкал, но старался не пропустить ни одной рекомендации или совета – Бен знал, о чем говорил. Имея друзей почти по всему свету, он отлично разбирался в учебных заведениях, имеющих высокую квалификацию.

Но самым любимым занятием у Джетро было прошлепать босым в гостиную и разлечься на толстом ковре перед большим камином. Листать тетрадь, перечитывать старые конспекты или возвращаться к своему рисунку. Бен никогда не просил посмотреть, и Джетро ценил это завуалированное нежелание переходить границы дозволенного. Часто он присаживался рядом, показывая свои наброски. И Бен, отрываясь от работы, разглядывал их с полной серьезностью. Словно известные картины. Отмечал особо удачные, хвалил, и у Джетро от удовольствия горели уши. Он возвращался к своему занятию, вновь растягиваясь на полу, и через несколько дней Бен мог получить пару новых рецептов коктейлей. Страсть Джетро к смешиванию алкоголя была просто непреодолимой. Он четко знал, что можно будет пить, а что даже пробовать нельзя, творил за барной стойкой, как древний алхимик, и результат оправдывал все ожидания. Однажды его вообще пытались перекупить. Сумма была заманчивой, проценты казались слаще карамели, но Джетро решительно отказался. Хоть Бен и не подписывал с ним никаких бумаг, не брал с него обязательств, но для Джетро продаться другому клубу было сродни предательству. Ему нравилось вкладывать силы в свои рецепты для «Авалона», он привык к этому месту и не желал предоставлять конкурентам ни одного преимущества.
В глубине души он понимал, что дело не просто в «Авалоне». Это Бен был тем, кого невозможно было предать, несмотря на его характер и поведение.
Хотя бы за то, что он сделал для Джетро.
Кейн не рассказывал о поступившем ему предложении, но Бен, вероятно, как-то узнал сам. Иначе зачем ему было давать Джетро лишний выходной?

- Выспишься зато, - усмехнулся Дэвис.

- Я не хочу.

- Брось, Джетро. Иди, гуляй. Хочешь – танцуй здесь, хочешь – в другом месте. Сегодня и завтра ты свободен, - как-то особенно мягко произнес Бен и, зевнув, откинулся на спинку кресла. – Я бы на твоем месте уже был на полпути к кровати.

- Что тебе мешает это сделать? – полюбопытствовал Джетро, присаживаясь на стол к Бену. Тот цокнул, закатил глаза, бормоча про несусветную наглость маленьких истеричных детей, но даже не пошевельнулся, чтобы спихнуть Джетро.

- У нас скоро Рожество и Новый год. Надо определяться с программой. Звать ди-джеев. Дать задание хореографу, пусть делает сногсшибательный танец девочкам. Работы навалом.

- Да. Точно, - помрачнел Джетро. – А эти выходные можно перенести? – осторожно начал Джетро и поморщился, когда Бен издал короткий смешок.

- Стоп. Я не хочу об этом говорить. Уйди с глаз моих долой, - приказал он и для пущей убедительности несильно ткнул Джетро кулаком в бедро. Тот не двинулся, продолжая сосредоточенно изучать потолок. – Мне все равно, что ты будешь делать с этими выходными. Можешь продолжать работать.

- Слушай, Бен…

- Иди уже! – повысил голос Бен, совершенно не злясь. И, положив ладонь на острую даже сквозь ткань брюк коленку, легко спихнул Джетро со стола.

- Я тебя ненавижу, - хмуро буркнул тот, направляясь к двери.

- Неправда, - усмехнулся Бен, когда дверь за Джетро с тихим щелчком закрылась, и достал из ящика фотографии беседующих Кейна и Эрика Миллигана, директора фешенебельного клуба. Безжизненные кадры хорошо передавали эмоции Кейна. Несмотря на вежливую улыбку, открытую позу и общую размытость снимков (сделанных с камеры наблюдения), Джетро был заметно недоволен. – Неправда, Джетро, - повторил он прежде, чем выкинуть листы в мусорку.

Джетро не сразу, но последовал совету Бена. Сначала он выпил пару стаканов рома с колой, затем попрощался с Джошем и, вызвав такси, уехал спать.
Проснулся он от неприятного ощущения. Что-то острое кололо его в шею. Пошарив ладонью по подушке, он с недоумением нащупал твердый картонный прямоугольник. Поднял голову. Моргнул. Зажмурился. Ущипнул себя, решив, что он еще спит. Осторожно приоткрыл один глаз.
На белой наволочке ярким пятном выделялось черно-синее, стилизованное под эру новых технологий, приглашение на новогоднюю вечеринку. Судя по всему, распространяющееся для завсегдатаев второго этажа. В вытисненной строке в правом нижнем углу значилась фамилия Бена. Уровень доступа возрастал до немыслимых пределов. Джетро повертел в пальцах маленький, но очень дорогой кусочек плотной бумаги и, вскочив, выбежал из спальни.

- Что это? – спросил он, кладя карточку рядом с развалившимся на кровати Беном. Тот лениво покосился на приглашение.

- Ты разучился читать?

- Нет, но… ты же сказал…

- Я передумал, - отмахнулся Бен и натянул одеяло на кончик носа. – Что-то еще? Ты же сам хотел праздновать день рождения, не так ли?

- Да. Но я думал отпраздновать его с Лансом. То есть, я признателен за то, что ты дал мне отгул в эту ночь, я обязательно его отработаю, - затараторил Джетро, и Бен поморщился.

- Отправим твоим друзьям такие же приглашения, в чем проблема?

- Такие же? На Олимп? – Джетро недоуменно уставился на Дэвиса, еле сдерживаясь, чтобы не потрогать его лоб. Может, он заболел?

- Ты думаешь, эта кубинка разнесет мне всю вип-зону? – нарочито обеспокоенно спросил Бен. И даже нахмурился.

- Я ее не знаю, но вряд ли, - с сомнением протянул Джетро.

- А, ну тогда и волноваться не о чем, - зевнул Бен. – Насчет Ланса я уверен. Он адекватный.

- С чего ты вдруг так раздобрился? – прямо задал интересующий его с самого начала вопрос Кейн. – В чем подвох?

- Решил сделать тебе подарок. Теперь ты оставишь меня в покое? – застонав, потянулся Бен, зарываясь головой в подушки. И не видя, как застыло подвижное лицо Джетро. Тот сухо сглотнул и поднялся с постели.

- Лучше б ты мне другой подарок сделал, - тихо пробормотал он.

- Сам его себе сделаешь, - пробурчал Бен. – Отработаешь всю сумму и можешь больше не напрягаться.

Ну конечно. Джетро именно свой долг и имел в виду. Глубоко вдохнув, Джетро с горечью посмотрел на засыпающего Бена и отправился в свою комнату.



От приглашения Ланс, к огромному удивлению Джетро, отказался. Пояснив, что Энжел хочет праздновать Рождество только у себя на Кубе. Он выглядел виноватым, растерянным, пространственно извинялся за то, что ему придется оставить Джетро одного в день его совершеннолетия. А потом доверительно произнес:

- Я не хочу потерять ее, Джетро.

Джетро вряд ли мог представить, как можно потерять любимого человека, отложив поездку на его родину, но он оставил эти мысли при себе.
К тому же, навалилась куча работы. В предпраздничные ночи «Авалон» был закрыт, но все работники исправно приезжали в клуб, чтобы помочь в подготовке к программе. Было закуплено немыслимое количество спиртных напитков и закусок. Бармены разрабатывали праздничное коктейльное меню, и вот здесь Джетро пришлось и легче, и сложнее всех. Он был избавлен от лишней суеты, и это – по своей инициативе. За неделю до двадцать пятого декабря он подошел к Бену и предложил придумать специальные коктейли именно к этой ночи. Поэтому теперь все свое рабочее время он проводил за барной стойкой. Его никто не дергал, не отвлекал мелкими поручениями, предоставляя Джетро полный комфорт для изобретения очередного шедевра. Благодаря его коктейльным картам «Авалон» провернул неплохую рекламную кампанию, и в последние полтора месяца прибыль возросла на тридцать процентов и имела тенденцию к увеличению.
Всем было ясно: Бен с любого шкуру спустит, если Джетро пожалуется хоть на малейшее неудобство. И бармены, проявлявшие повышенный интерес к умениям Джетро, не решались нарушать его деятельность. Разве что только Джош мог спокойно ввалиться за стойку, сесть на табурет и разговаривать с Джетро, пока тот чертил на салфетках какие-то схемы.

Рождественская ночь для Джетро казалось карусельной круговертью. Бокалы-бутылки-лед-фужеры-шейкер-… Пожалуй, впервые с начала его работы в «Авалоне» он ни разу не вышел покурить. От дежурной улыбки болели губы, глаза не замечали ничего, кроме рук, забирающих заказы и протягивающих деньги. Одного взгляда на взмыленного, но такого же вежливого Джоша хватило, чтобы понять – будет жарко до закрытия клуба, без обычного спада в четыре-пять часов утра. Мышцы ныли, словно он провел в тренажерном зале полдня после долгого отсутствия. А люди все наступали и наступали, к барам было просто не протолкнуться.
Неудивительно, что всему «Авалону» дали выходной после безумного празднования. Им требовалось набраться сил, чтобы пережить последнюю ночь уходящего года.

Тридцать первого числа Бен укатил в клуб чуть ли не в обед. Сказал, что еще заскочит, чтобы переодеться, но Джетро его больше не видел. Ему вообще было странно не участвовать во всей суматохе, а просто слоняться по большому дому, кажется, насквозь пропитанному запахом Бена. Джетро не спеша поел, неторопливо принял душ. Достал из шкафа любимую черную футболку, джинсы и браслеты. Тщательно уложил гелем влажные волосы. Определенно, это был самый нестандартный из всех его дней рождений. Обычно они с Лансом либо уезжали на ночной пикник, либо заваливались к нему домой. Разумеется, после того, как Джетро ужинал с семьей и выслушивал все надежды матери, которые он должен был оправдать в ближайшем будущем.
А теперь он стоял один, посреди чужого жилища, в полном внутреннем раздрае. Металл непривычно холодил кожу – с его работой было не до колец. Джетро хмыкнул и, нацепив на запястье кожаный напульсник, вышел из дома.
Гулять так гулять.

Все удивительно точно напоминало ту ночь, когда он впервые пришел в «Авалон». Та же очередь около входа, те же размалеванные девушки и предвкушающие хорошее развлечение парни. Тот же Джон, проверяющий удостоверение личности и пропускающий внутрь. Только в этот раз он даже не спросил документов. Улыбнулся, дружески хлопнул по плечу и запустил в клуб.
Можно было пройти сразу на второй этаж или вообще расположиться в одной из вип-комнат… Черт, да у него по приглашению можно было даже заказать стриптизершу, не говоря уже о бесплатном алкоголе! Но Джетро с мрачным видом уселся за барную стойку Джоша.

- Тебе как всегда, именинник? – предложил Джош, уже доставая бутылку Бакарди. – Чего такой хмурый?

- Настроения нет.

- Ну ты даешь! – осуждающе цокнул Джош, ставя перед Джетро заказ. – Ты вообще понимаешь, под какой счастливой звездой родился? Получить отгул в ночь на первое января – это дорогого стоит!

- Ага. Уже осознаю в полной мере, - поморщился Джетро, когда его толкнули в бок подошедшие молодые люди. – А Бен где?

- Без понятия. Поищи на Олимпе.

- Потом, - отмахнулся Джетро и, развернувшись на стуле, стал пристально рассматривать разношерстную толпу.

Билет стоил в два раза дороже, но это не отбило у народа желание веселиться. Клуб стремительно заполнялся, словно открыли лишние шлюзы, через которые хлынул человеческий поток. Вряд ли он высидит здесь всю ночь. Как в подтверждение этой мысли расположившаяся рядом девушка опасно покачнулась на высоких шпильках, и шампанское едва не попало на Джетро. Тот угрюмо кивнул на извинения и, помахав Джошу, направился наверх. Охранники даже не взяли его приглашение, а сразу же пропустили, как только он приблизился к ним. Видимо, Бен предупредил всех, что сегодня Джетро можно делать все, что ему заблагорассудится.
Бена, к слову, на втором этаже не было. Джетро повертел головой, оглядываясь, а после уселся за самый крайний столик.
Возможно, Бен находился в своем кабинете, решал какие-то вопросы. Поразмыслив, Джетро решил туда не соваться. Мало ли, в каком расположении духа тот пребывал. Мог ведь сгоряча и пожалеть о своем подарке.
Сидеть одному было скучно, хотя в чем-то он понимал собравшихся здесь богачей. С их места открывался замечательный обзор на танцующих внизу людей. И сцену. Покопавшись в телефоне и ответив Лансу на поздравление, он уже хотел было спуститься к Джошу, как свет подозрительно замигал и полностью погас. Остались только бенгальские огни в зонтиках коктейлей да красные огоньки тлеющих сигарет. Раздался шум, затем люди начали аплодировать, свистеть и скандировать название клуба. Тут и там слышалось имя Бена, и Джетро, усмехнувшись, облокотился о перила, ожидая выхода владельца «Авалона».
На противоположной стене вспыхнул огромный экран с изображением Биг Бена и здания Парламента, и под ярким лучом прожектора на сцене появился Бен.
Руки в карманах черных шерстяных брюк с идеально отглаженными стрелками. Расстегнутые верхние пуговицы белой рубашки с закатанными на три четверти рукавами открывали ложбинку ключиц и темный кожаный шнурок. Волосы, отливающие золотыми бликами в искусственном свете, были небрежно взлохмачены, словно он только что взъерошивал их.

- Доброй ночи, - улыбнувшись, спокойно произнес он, и зал взорвался криками.

Джетро поморщился – эти громкие звуки создавали резкий диссонанс с тем, что он наблюдал. Смотрел неотрывно. Упивался представшим зрелищем, в тайне радуясь, что его никто не замечает.
Потому что стыдно было вот так пялиться на притягательного, непозволительно красивого Бена, мать его, Дэвиса.

- Прошлый год был не самым легким, - не повышая голоса, продолжил Бен. – Были взлеты и падения, были потери и радости. Но всех нас объединяло одно, - он замолчал, обводя свой клуб серьезным, будто ему известно что-то, недоступное другим, взглядом. – Надежда. Надежда, возможность сделать свою жизнь, какой бы она не была, яркой. И ожидание чего-то нового. Поэтому сегодня я хочу пожелать всем свершения перемен и исполнения задуманного. Чтобы в следующем году мы продолжали встречаться здесь, хвастались друг другу своими успехами, жаждали новых открытий и никогда не отчаивались. С Новым годом!

Толпа хором поддержала Бена, и Джетро усмехнулся. Бен напоминал предводителя, благословляющего свой народ на всяческие свершения. Сверху полилась музыка, и сквозь ритмично-позитивное «I gotta feeling... That tonight's gonna be a good night» от Black Eyed Peas слышался перезвон колоколов знаменитой часовой башни Вестминстерского дворца. Люди ликовали. Они чокались напитками, пили, поздравляли друг друга, а Джетро все смотрел и смотрел на подсвеченный Биг Бен, чувствуя себя неожиданно умиротворенно.

Горячая ладонь легла на его талию, и пока Джетро изумленно вглядывался в неясное очертание Бена, тот сунул ему в руки бокал шампанского. Часы пробили последний, двенадцатый удар, и Бен отсалютовал Джетро.

- С Новым годом, - прокричал Джетро сквозь ревущую толпу, и Бен, засмеявшись, сделал глоток.

- С днем рождения, - негромко сказал он, придвинувшись еще ближе к Джетро. Теплое дыхание пощекотало ухо, и Джетро, вздрогнув, склонил голову к плечу, пытаясь избежать предательских мурашек. – Пойдем.

- Куда? – растерянно пробормотал Джетро, но Бен уже тащил его в самый центр.

- Праздновать! – рассмеялся он и плюхнулся на огромный диван. Джетро, помявшись, сел напротив. Лучше не рисковать.

Праздновать было трудно, глядя на то, как Бена обхаживают все, кому не лень. Джетро в первый раз имел возможность лицезреть, как все активно борются за внимание Бена. Тут была и Паула, занявшее место по правую руку от Дэвиса и по-хозяйски положившая ему ладонь на колено. Тут ошивался и Франсуа, рассказывающий забавные истории (Джетро и сам от души похохотал над ними). Тут присутствовали разнообразные модели, которые, хоть и не высовывались на передний план, но четко обозначали, кто их сегодняшняя добыча.
И ведь так каждый раз.
Бен по-королевски восседал на софе и, казалось, не замечал никого вокруг. Ничьих попыток и уловок. Джетро искоса поглядывал на весь этот балаган, задумчиво водил пальцем по ободку бокала, улыбаясь краешком рта. Бен заинтересованно наблюдал за его действиями. Джетро сглотнул и, нащупав свой коктейль, сделал пару жадных глотков. Бен, прищурившись, усмехнулся и тоже потянулся к фужеру. Джетро смотрел во все глаза, как дергается кадык, как красные и желтые пятна от световых приборов скользят по четкой линии скул. Весь мир сузился до маленькой блестящей капли на нижней губе. Джетро зачарованно подался вперед, с силой ставя свой стакан на столик, и Бен, мягко улыбаясь, слизал влагу.

- …сделаешь? – донеслось до Джетро сквозь громкий гул в ушах.

- Что? – переспросил он, не понимая ни слова.

- Ты дома говорил про супер-коктейль. Сделаешь? – повторил Бен, нагибаясь к нему. – Если тебе не сложно.

- А. Да. Сделаю, - кивнул Джетро и, поднявшись, неловко перебрался через ноги сидящих.

- Бен, а это, случаем, не бармен с первого этажа? – сморщила носик Хлои. – Что он тут делает?

Бен мило улыбнулся выхоленной девушке и повернулся в сторону бара. Джетро быстро орудовал бутылками, и Бен предпочел не вглядываться в этикетки. Себе дороже.

- У него день рождения. И потом, он заслужил свое право быть здесь.

- Чем это? – поддержала подругу Холли.

- Тем, что он придумал ту самую «вкусняшку», которую ты уже месяц как заказываешь тут, - фыркнула Эмили. – Да и вообще: не была бы я замужем…

- Эмили, твой муж сейчас находится в уборной! – притворно возмутился Бен.

- Вот потому я это и говорю. И потом, неужто ты собрался читать мне нотации? – захлопала ресницами девушка, и все за столом рассмеялись.

Джетро быстро пересчитал количество народа за столиком и водрузил бокалы на поднос. Осторожно лавируя между лениво бродящих туда-сюда богатеньких девочек и мальчиков, он вернулся назад. Бен и Софи тут же встали, чтобы помочь ему сгрузить всю выпивку. А когда Джетро сказал, что коктейль называется «Амброзия», Бен покачал головой и обменялся понимающими взглядами с Энтони.

«Амброзия» оказалась воистину божественной. Сладковатый, но не приторный напиток приятным теплом прокатывался по горлу, оставляя после себя слабый мятный привкус.

- Я хочу еще, - заявила Хлои и только собралась обратиться к Джетро, как Бен перебил ее:

- Нет. Джетро сегодня не работает. Это был его подарок нам.

- Да мне несложно…

- Я сказал «нет», Джетро, - негромко, но и не совсем терпеливо заявил Бен, и Джетро, разведя руками, уткнулся в свой стакан.

Он был не прочь постоять за стойкой. Все равно он скучал среди этой компании. Разговор постоянно скатывался в обсуждение прошлых лет, и Джетро порой терял нить повествования. Сложно улавливать все нюансы, когда люди вспоминают что-то свое, родное, и одно простое слово может породить ряд восклицаний и хохот. Поэтому, допив свой коктейль, он извинился и под прицелом множества взглядов спустился вниз, к Джошу, где был моментально облеплен кучей пьяных и не очень тел. Его увлекли в танец, и поначалу отбрыкивающийся Джетро вдруг странно улыбнулся и расслабился.

- Хороший мальчик, - протянула Эмили, прикусывая трубочку.

Бен дернул плечом. Он и сам видел, что хороший. Джетро, казалось, полностью ушел в себя. Двигался – плавно, почти вальяжно, прикрыв глаза и отдавшись музыке. Подставлял бледное лицо под разноцветные вспышки осветительных приборов, жмурился от особо ярких, гладил себя по шее, когда становилось совсем жарко. На узких бедра постоянно оказывались чужие руки, но Джетро, не прекращая танцевать, уворачивался или отстранялся. Было похоже, что он вообще не замечает, как на него смотрят окружающие его люди.

- Я сейчас, - извинился Бен, нехотя отрывая взгляд от худощавой фигуры.

Пробиться сквозь толпу было не так легко. Народ стоял вплотную друг к другу, и каждый норовил поздороваться, заискивающе улыбнуться или просто ослепить вспышкой от фотокамеры.
Пробравшись, наконец, к Джетро, Бен мягко отодвинул намеревающуюся повиснуть на нем девочку и, положив ладонь ему на затылок, предупредил:

- Будь осторожен.

Зрачки у Джетро были темно-синие, глубокие. Он рассматривал Бена так, словно видел его впервые. Оценивающе. Приглашающе.

- Если не хочешь, чтобы тебя тут кто-нибудь изнасиловал, то следи за собой, - пояснил Бен.

Джетро кивнул, чуть нахмурившись, и Бен, раздвигая танцующих людей, отошел к стене. Нырнув за тяжелую портьеру, он оказался в коридоре. Глубоко вдохнув, Бен вытер влажный от пота лоб и направился к себе.
Ему срочно была необходима передышка от этого гвалта.

У Джетро горели щеки, пока он, следуя за Беном, шел по толстому, заглушающему шаги ковру.
Как можно было быть таким идиотом?!
Джетро чуть не взвыл, когда Бен оставил его. Это больше походило на сюрреализм, на несмешную комедию, которые так обожала его мама со своими подружками. Или на дешевую мелодраму.
Бен не видел ни-че-го. Наверное, он просто счастливчик, раз в клубе каждая первая хочет побывать в его постели. А он в итоге берет любую попавшуюся и исполняет ее желание.

- Болван! Нет, ну какой же болван, - рассерженно прошептал Джетро и решительно дернул отполированную ручку хорошо знакомой двери.

Бен стоял посреди комнаты и задумчиво смотрел в незашторенное окно. Теперь его поза вместо нарочитой простоты и небрежности выражала скорее усталость. И напряженность. Джетро, помявшись, шагнул к Дэвису и встал рядом, созерцая огромное, движущееся в одном ритме море людей. Хитросплетения эмоций и бизнеса. Огромные деньги и зашкаливающая радость вперемешку с удовольствием. Это завораживало и смущало одновременно, особенно своими глобальными размерами. Джетро не был уверен, но Бен, вроде, собирался открывать клубы в Риме и Мадриде. Потихоньку, планомерно завоевывать всю Европу. И уже намекнул Джетро, что не отказался бы от его помощи в составлении отдельного меню, согласно культуре и обычаям стран.

- Все в порядке? – неуверенно спросил он.

- Более чем, - усмехнулся Бен. – Что, уже навеселился?

- Ага, - Джетро придвинулся еще ближе, пока не почувствовал тепло руки Бена на своей руке. – Там стало неинтересно. Скучно.

- И что же тебе надо? – неестественно спокойным тоном уточнил Бен, продолжая созерцать свое царство.

- Не знаю. Я же говорю – там скучно…

- Что тебе от меня надо, Джетро? – перебил его Бен. Джетро повернулся и недоуменно глянул на внезапно разозлившегося Дэвиса. – Ну?

- Ну, я не совсем четко понимаю, что ты хочешь услышать… - издалека начал он и ойкнул, когда Бен грубо толкнул его к холодному стеклу.

- Все ты понимаешь, - протянул он, и Джетро автоматически выставил ладонь, намереваясь сдержать наступавшего на него Бена. – Все твои фишки и уловки – ты думаешь, я вчера родился? Думаешь, они незаметны? – Джетро приоткрыл рот, и Бен, фыркнув, подался вперед. – Чего ты добиваешься?

- Тебе какая разница? Я же все равно тебя не возбуждаю, - по привычке огрызнулся Джетро, вспомнив обидную фразу. Резкая перемена настроения Бена не пугала, но настораживала. Он еще никогда не видел такого Дэвиса – разъяренного, напористого, с хищным блеском в глазах.

- Не возбуждаешь? – пальцы сильно сжали запястье, и Джетро поморщился. А потом вскрикнул, когда Бен одним движением выкрутил ему руку и, впечатав его в окно, прижался сзади. В ясной, оглушающей тишине было отчетливо слышно, как Джетро сглотнул, почувствовав возбужденный член, упирающийся ему в бедро. – Мы же оба взрослые люди, Джетро, - почти нараспев проговорил Бен, недвусмысленно потершись об него пахом. – Мне казалось, ты отдаешь отчет, к чему приводят такие ходы.

Мышцы в заломленной руке ныли, но гораздо сильнее этого ощущалась горячая ладонь, медленно ползущая по груди. Указательный палец с его, Джетро, кольцом задел сосок, пригладил его и спустился ниже. Бесцеремонно поддел влажную от пота футболку, царапнул плоский живот, а после… Джетро захлебнулся воздухом, издав не то протестующий стон, не то всхлип. Бен невозмутимо хмыкнул и, проигнорировав возмущение Джетро, проехался ладонью по топорщащейся ширинке. Вверх-вниз. С легким нажимом. Джетро выругался и вильнул бедрами, стараясь уйти от прикосновения. Куда там. Бен тихо рассмеялся и неожиданно укусил его в шею. Сразу же втянул в себя засаднившую кожу, провел языком.

- Блядь, - беспомощно выдохнул Джетро и весь как-то обмяк, откинувшись на Бена.

Ладонь продолжала двигаться в неспешном, ленивом темпе. Джетро закусил губу. Голову вело от возбуждения, а от того, что Бен вытворял ртом, волоски на всем теле вставали дыбом. Джетро прекрасно понимал, с чего Бена так сорвало, и ему хотелось – сильнее, быстрее. Хотелось разрядки. Джетро подался бедрами навстречу, и еще раз. Ладонь замерла, и Джетро, грязно выматерившись, толкнулся вперед.

- Хотя ты знаешь, - вдруг произнес Бен и под негодующий стон Джетро убрал руку. – Я тут подумал – ты же не по этой части.

Колени предательски дрожали, когда Бен отпустил его. Джетро развернулся и, тяжело дыша, уставился на отстранившегося Бена.

- О, ну мы же достаточно взрослые, чтобы не останавливаться на полпути, - передразнил он Бена. Тот пожал плечами.

- Может быть, Джетро. Развлекайся.

- Что за твою мать?! – воскликнул Джетро, когда Бен вышел из кабинета.

Кровь стучала в ушах, член болезненно упирался в «молнию» на джинсах, и Джетро прикрыл глаза, стараясь успокоиться. Это было проблематично – его до сих пор трясло. Щеки горели, и он машинально провел пальцами по шее в том месте, куда его целовал Бен.
Ублюдок.
Джетро щелкнул пультом, переключая камеры наблюдения. Вполне вовремя, чтобы увидеть, как черная Бентли с номерным знаком, который он запомнит, наверное, на всю оставшуюся жизнь, плавно выкатилась с парковки. Мигнув «поворотником», автомобиль выехал на пустую дорогу и скрылся из поля зрения объектива.

- Скотина, - прошипел Джетро. Экран ответил молчанием и серой картинкой мокрой трассы.

Ему же самому хотелось! Он сам был возбужден! Он…
Он вполне мог уехать и не один.
Джетро застыл, рассматривая такую возможность. Она казалась вполне реальной. Почему нет? Ему ведь и правда хотелось.
Пообещав себе придушить Бена, если тот решил трахнуть какую-то девицу, Джетро выскочил из кабинета.

Через пару минут на жидкокристаллическом экране показалась маленькая фигурка с поднятой рукой.
Через пятнадцать минут к клубу подъехало такси.
И уже через мгновение улица снова стала безлюдной.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 18.9.2010, 0:29
Сообщение #6


Новичок


Группа: Пользователи
Сообщений: 11
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026





Таксист, казалось, выбрал самый долгий путь и собрал все светофоры. Джетро ерзал по сиденью и раздраженно теребил кнопку открытия окна. Мужчина неодобрительно косился в его сторону, но, слава Богу, ничего не говорил. Джетро не был уверен, что сможет адекватно среагировать на поучительное наставление или критику.

- А вам точно туда? Насколько мне известно, это частный дом, - недоверчиво заметил водитель, сворачивая в западный район Кенсингтона.

- Это дом мистера Дэвиса, - подтвердил Джетро. – И да, мне точно туда.

Таксист всем своим видом показывал, насколько он сомневается, что Бен общается с такими молодыми людьми. Джетро силился не нахамить. В напряженной тишине они доехали до ворот на территорию Бена. Джетро сунул мятые банкноты мужчине и, не дожидаясь сдачи, хлопнул дверцей.
Свет нигде не горел. По крайней мере, при обзоре фасада. Джетро прищурился. Спальня Бена выходила на другую сторону, и отсюда было невозможно разглядеть, включен ли торшер или телевизор. Впрочем, туда он мало кого водил. Ограничивался запасной, которая располагалась недалеко от комнаты Кейна.
Бегом поднявшись по длинной лестнице и чуть не навернувшись, Джетро остановился у порога. Опершись о косяк, отдышался. Судя по тишине, Бен просто спал, а не занимался сексом с какой-нибудь девушкой, мечтающей в ближайшем будущем стать «миссис Дэвис». Поймав себя на этой мысли, Джетро усмехнулся.
Похоже на ревность.
Это и была ревность. Джетро с трудом мог объяснить смутные эмоции, бушующие внутри него. Они чем-то смахивали на чувство собственности. Но только это было гораздо большим. Скорее, речь шла об уверенности, поселившейся с того самого раза, как он впервые остался в этом доме.
Бен был его. Со всеми своими гулянками, девочками, паршивым характером и огромной ответственностью – он был для Джетро. С каждым днем, несмотря на все их ссоры, несмотря на ненависть Джетро к «высокомерному идиоту», эта уверенность крепла, прорастала в нем, текла с кровью по венам и артериям. И, видать, заполнила его окончательно.

Бен действительно спал. Джетро, словно загипнотизированный, наблюдал, как от глубокого дыхания поднимается и опадает широкая грудная клетка. В комнате было жарко (слава тому человеку, кто придумал обогреватели), но Бен все равно укрывался. Подойдя к кровати, Джетро медленно провел ладонью по границе бежевой ткани, сползшей на живот. И прячущей под собой дорожку светлых волос, бегущую от дразнящей взор ямочки пупка.
Джетро шумно сглотнул и подрагивающими руками стянул с себя футболку. Повозившись с неожиданно заевшей пряжкой ремня, он избавился и от джинсов. Переступив упавшую с тихим шорохом на пол одежду, он замер на секунду, оценивающе оглядел Бена и, выдохнув, забрался сверху.
Бен что-то пробурчал и, проведя руками по лицу, попытался приподняться. Джетро, поражаясь в душе зашкаливающей наглости, сжал его плечи и уложил обратно. Склонился – близко-близко, соприкасаясь носами. Провел пальцами по вискам, очертил надбровные дуги, и дальше вниз, по скулам. И поцеловал.
Вероятно, фора в пару минут была продиктована сонливостью Бена. Который, к глубокому сожалению Джетро, довольно быстро проснулся.

- Ты опять за свое? – фыркнув, спросил он.

- И ты тоже? – не смутившись, парировал Джетро и снова поцеловал. Еще и еще. Коснулся губами сомкнутых губ, будто уговаривая сдаться. И нахмурился, когда попытка не увенчалась успехом.

Бен улыбнулся – широко и опасно, и через мгновение Джетро уже лежал на спине, придавленный к матрацу сильным телом. Руки Бена уверенно сжали его ягодицы, и Джетро вздрогнул от окатившего его волной предвкушения.

- Я так полагаю, что, придя ко мне, ты понимаешь, чем все закончится, - уточнил Бен, поглаживая пальцами горячую кожу под резинкой черных боксеров. - Что легким петтингом здесь все не обойдется.

- Тебе показать мой стояк, чтобы ты уже решился? – нетерпеливо заявил Джетро.

- Твой стояк мне давно очевиден, - отмахнулся Бен.

Джетро хотел возмутиться – исключительно ради справедливости, но Бен вдруг странно взглянул на него и мягко провел ладонью по щеке. Словно спрашивая. В последний раз.
Джетро кивнул, будучи не совсем уверенным, заметит ли это Бен в сумеречной темноте комнаты, но тот, видимо, заметил.
И, наконец, поцеловал.

Джетро, как умирающий от жажды, ласкал этот рот, зарывшись пальцами в растрепанные волосы. Отвечал так, будто от этих поцелуев зависела его жизнь. Целовал сам, чуть покусывая, желая показать, насколько сильно он хотел Бена. Все это время.
Все это бесконечно долгое время.

- Погоди, - шепнул Бен, - дай мне…

Джетро протестующе воскликнул и снова принялся целовать. Бен тихо рассмеялся и, приподнявшись на локтях, одной рукой стянул с Джетро ненужный предмет гардероба. Успокаивающими круговыми движениями стал массировать живот, почти дотрагиваясь до напряженного члена, но в последнюю секунду избегая прикосновения. Джетро недовольно промычал что-то, и Бен, лизнув припухшую нижнюю губу, спустился ниже. Провел языком под кадыком, вдыхая резкую, горьковатую смесь парфюма, сигаретного дыма и желания. Пощекотал солнечное сплетение, отчего Джетро поежился и коротко рассмеялся. Прихватил зубами сосок, ощущая, как Джетро опять вздрогнул. И отстранился.

- Куда? – хрипло пробормотал Джетро, вставая вместе с Беном, но тот легким толчком уложил его обратно. Перегнувшись через него, Бен полез в тумбочку, по пути шлепнув вконец распоясавшегося Джетро по ягодицам. Тот, как ни в чем не бывало, продолжал шарить ладонями по ставшему внезапно доступным телу, и Бен со свистом втянул воздух, когда Джетро, осмелев, царапнул ямочку на пояснице.
Бросив рядом с собой презервативы и смазку, он рывком впечатал Джетро в кровать. Пружины жалобно скрипнули, но Бену было абсолютно все равно, пусть даже они сломают всю мебель в этом доме. Его внимание было полностью приковано к гибкому, стройному телу, возбуждающему в своем невинном бесстыдстве. Джетро улыбнулся ему, и от этой шальной, капельку смущенной улыбки в низу живота скрутился тугой узел.
Господи, он так хотел. Так давно хотел…

- Красивый, - пробормотал он, утыкаясь носом в темные волоски, ведущие к члену. – Постоянно. Такой красивый, - пьяно выдохнул он, не замечая, как Джетро часто-часто заморгал. – Я чуть не убил их всех сегодня…

- Бен!.. – громким шепотом произнес Джетро, перебивая.

- Но это правда, - подтвердил Бен и, еще раз окинув взглядом распластанного под ним, покорного Джетро, мягко развел в стороны его ноги. – Никто, кроме меня, не должен тебя трогать.

Никому не позволено касаться тебя.

- Мне кажется, ты забыл спросить меня, - попытался пошутить Джетро и замолчал, натолкнувшись на серьезное, слишком серьезное выражение лица Бена. Обычно с таким видом тот говорил: «Без вариантов» и клал трубку. Или молча указывал на дверь нерадивому служащему.

- Ты мой, Джетро, - просто ответил Бен. – И с этим все должны считаться.

И впервые, за все время их знакомства, у Джетро не нашлось никаких возражений.
Они были и ни к чему, учитывая, что здесь их точки зрения абсолютно совпадали.

Язык Бена неторопливо прочертил дорожку от основания члена вверх, и Джетро инстинктивно вскинул бедра. Бен, сжалившись, взял в рот влажную головку. Джетро что-то забормотал, нетерпеливо заерзал и застонал, когда Бен, продолжая ласкать его, погладил пальцами чувствительное местечко за яичками. И еще раз. И снова. Пока Джетро не заметался на кровати, вздрагивая всем телом от стремительно подступающего удовольствия. Бен довольно ухмыльнулся и, поцеловав нежную плоть, спустился ниже.

- Бен, что ты… - ошарашенно выдохнул Джетро и осекся в беззвучном вскрике, когда губы Бена коснулись его там.

Это было потрясающе. Джетро балансировал на грани, готовый вот-вот сорваться, но Бен предусмотрительно сжимал основание его члена, не давая выплеснуться, утонуть в этом наслаждении. Перед глазами все плыло, подергивалось туманной дымкой, но это не имело ничего общего с тем кошмарным смогом. Джетро, казалось, растворялся в ощущениях, выгибался, постоянно повторял имя Бена, который дразнил его языком, заставляя бесстыдно раскрываться. Требовать большего. Умолять.

- Пожалуйста! – всхлипнул он, и Бен осторожно ввел в него один палец.

Ощущения были странными, непривычными, но Джетро не удалось сконцентрироваться на них – Бен снова накрыл ртом его член, и Джетро лишь краем сознания уловил, что к первому пальцу осторожно добавился еще один. Бен что-то пробормотал и перебрался наверх, практически ложась на Джетро. Просунул свободную руку ему под шею и склонился к закушенным губам, позволяя поцеловать себя так, как Джетро хотелось.
Собственнически, глубоко, в такт движущимся внутри него пальцам.

- Больше не могу… - отрывисто произнес он, и Бен, поколебавшись, кивнул.

- Перевернись, - попросил он, приподнимаясь, и Джетро без возражений подчинился.

Подсунуть под бедра подушку, надеть презерватив и смазать себя не заняло много времени. Бен напоминал себе наркомана со стажем, получившего после продолжительной адской ломки свою дозу. Хотелось взять – сразу, целиком, провалиться в сладкий кайф и забыть об окружающем мире.
Наклонившись, он успокаивающе поцеловал Джетро в затылок и, потершись о растянутое колечко мускулов, чуть надавил. Джетро сдавленно застонал и сильнее раздвинул ноги, облегчая Бену доступ.
Медленно войдя почти до конца, Бен остановился, давая им обоим привыкнуть. Трудно, просто невероятно трудно было не кончить прямо так. Опершись на локоть, он нежно, как только мог, провел ладонью по влажным скулам. Зашептал что-то ласковое, глупое, на что Джетро попытался возмутиться. Это смотрелось настолько забавно, что Бен рассмеялся. Плавно выскользнув из него, толкнулся снова, застонав в кусачий поцелуй. Горячая теснота вокруг него сводила с ума, бурлила внутри, заставляя двигаться сильнее, и Бен уткнулся лбом в плечо Джетро, стараясь сдержаться. А Джетро, словно издеваясь, прогнулся в пояснице и недовольно повел тазом.

- Твою мать, - выругался Бен и, крепко сжав худые бедра, вошел в Джетро полностью. Тот глухо простонал, инстинктивно подался назад, и Бен улыбнулся.

Несмотря на томительное вожделение и пронизывающее желание, Бен старался не делать резких движений. Голову вело, в ушах стучали тамтамы, а перед глазами были влажные темные завитки или покрасневшие, припухшие губы.
Это было идеально.
Тугой, невыносимо жаркий Джетро, упирающийся локтями в матрац. Его короткие хриплые стоны вперемешку с невнятным шепотом. Поцелуи, напоминающие собой схватку, в которой никто не хотел уступать. Светлые, молочно-белые острые плечи с редкими крапинками родинок. Бен зацеловывал эти родинки и выступающие позвонки, наслаждаясь солоноватым привкусом кожи.
Идеально.

Чувствуя подступающий оргазм, Бен провел рукой по спине Джетро, и тот послушно приподнялся, позволяя подтянуть себя поближе и коснуться паха. Пальцы сжали горячий член, легко погладили у основания, заскользили в неспешном темпе.
Это было необходимо. И в то же время так мало. Джетро всхлипнул и накрыл ладонью сводящие его с ума пальцы, задавая свой ритм. Бен выдохнул и сильнее двинул бедрами, подчиняясь, разрешая увлечь за собой. Джетро уже беспрерывно стонал, безвольно раскинувшись на сбитой простыне, подавался навстречу, вздрагивал и звал Бена – благодарно, просяще, нетерпеливо. Бен сжал кулак, чувствуя, как Джетро сотрясает крупная дрожь, резко провел по стволу – вверх-вниз, и Джетро кончил, выплескиваясь ему на пальцы.
Это стало последней каплей. От сжавшей его тесноты Бена накрыло оглушительной волной наслаждения. Припечатав Джетро к кровати, он, не выходя, толкнулся еще пару раз, изливаясь в расслабленное тело, и замер.
Бешено стучащее сердце могло дать фору любой звуковой системе в его клубе. Хватая ртом жаркий воздух, Бен нехотя скатился с Джетро и сразу же привлек его к себе. Обнял крепко, насколько это было возможно ослабевшими после оргазма руками. Зарылся носом в изгиб шеи, чувствуя бешено бьющуюся жилку.

- Знаешь, я планировал поехать в отпуск, - сообщил он немного спустя. – Мальдивы или Тенерифе, например. Доминиканская республика. Как ты на это смотришь?

- Отпуск? – недоверчиво переспросил Джетро после непродолжительного молчания.

- Да, отпуск. Солнце, море, пляж и ни одной рожи вокруг. Только ты и я, - подтвердил Бен, заразительно зевая. – Можно вообще выбрать какой-нибудь малонаселенный остров в океане.

Джетро скосил глаза, но ничего, кроме светлого вихра, не увидел.
Если он правильно понял Джоша, Бен обычно предпочитал проводить отпуск вместе с Энтони и Софи. Ехал в одиночку, не желая связывать себя отношениями на отдыхе.
В принципе не желая связывать себя отношениями.

- Ну, так что ты думаешь? – поинтересовался Бен и погладил впалый живот Джетро. Тот мгновенно перехватил запястье, смеясь от невесомых прикосновений.

- А как же «никаких обязательств»? – спросил он как можно непринужденнее, замирая в ожидании. Даже забыл отпустить пойманную на нечестном приеме руку Бена.

- Я разве тебе такое говорил? – вопросом на вопрос ответил Бен.

- Нет, но…

- Вот и не болтай глупостей, - посоветовал ему Дэвис и для пущей убедительности дотронулся пальцами до рта Джетро. Который, как ни силился, не мог сдержать глупой, абсолютно дурацкой улыбки. В груди разрасталось огромное яркое солнце, так, что было почти больно дышать. Сглотнув, Джетро заставил себя успокоиться.
Хоть немного. Чтобы не лопнуть прямо сейчас от распирающего его счастья.
Хорошо еще, что в комнате совсем нет света. Даже оранжевых бликов от уличных фонарей.

- Ну, так что? – уже более нетерпеливо повторил Бен.

- Я подумаю, - фыркнул Джетро, уворачиваясь от шлепка.

- Отлично. Тогда я завтра закажу билеты.

Вместо ответа Джетро молча обнял Бена и, легко поцеловав его в щеку, устроился поудобнее. «Поудобнее» включало в себя закинутую на Бена ногу, острый локоть под ребра и щекочущее шею дыхание.

Чуть позже, через минут двадцать или час – Бен не знал точно – Джетро заворочался и выполз из-под его тяжелого тела. Потянувшись, он сонно улыбнулся наблюдающему за ним одним глазом Бену, схватил одеяло и, укрыв их обоих, пристроился под боком.
Не удержавшись, Бен коснулся губами мокрого виска и, умиротворенный посапыванием уже спящего Джетро, провалился в сон.



Это были не кошмары. Но сменяющие друг друга картины представали в зыбком, неясном ореоле. Он видел замки, воинов, развевающееся красное знамя. Щурился на яркий свет, пытаясь разглядеть герб, но ветер, играющий с тканью, прятал в складках искомое. Еще ему снилась высокая трава и высокое, бездонно-голубое небо, каким оно по определению быть не могло. Такого не печатали даже на картинках. Чистое, прозрачно-хрустальное, как горная река, оно затягивало в себя, кружило голову, и тогда он падал на нескошенную зелень, вдыхая теплый аромат земли, растений и журчащей воды из протекающего рядом ручья. Он мог чувствовать каждый листик, предсказать, когда пойдет дождь, а когда настанет иссушающий зной. Он знал все вокруг. Был частью природы. Наслаждался ею и берег – по мере возможностей. Хрупкое равновесие мира хранилось в нем, давая ему силы на то, чтобы…

Он недовольно застонал, когда красивые, красочные видения исчезли. Реальность возвращалась ноющей болью в мышцах, першением в горле и беспощадным солнцем, бьющим в незашторенное окно. Прямо на них.
Как в подтверждении этих мыслей, придавливающее его тело перевернулось, натянуло покрывало на лицо и что-то пробурчало.
Ерунда, - решил он. Было бы что-то серьезное, вместо невнятного бормотания он бы услышал недовольный крик.
Гораздо более важными ему показались ощущения, наполнявшие его тело. Кожа пылала, вместо крови по венам, казалось, бежал огонь, а ладони… было больно даже коснуться ими одеяла.

Бурчание повторилось. Он раздраженно глянул на возвышающийся кокон из покрывала и поднес руки к лицу. Из-за ослепляющего солнца или из-за того, что он еще не до конца проснулся, ему казалось, что кожа светится, сверкая микроскопическими золотыми песчинками. Они оседали на нем, словно воздушная пыль, покрывая его тело легкой блестящей паутиной, нити которой тянулись вправо, к спрятавшемуся в темноте…

- Блядь, Мерлин, задвинь полог! – …Артуру.

Артуру.
Расплывчатое видение, которое он принял за сон, накрыло его подобно торнадо. В памяти всплывали сотни, миллионы ситуаций, хаотично сменяющих друг друга, и каждую он помнил до мельчайших подробностей.
Приход в Камелот. Ссора с Артуром. Казни колдунов. Грифоны и проклятия, сыпавшиеся на принца как из рога изобилия. Дракон, освобожденный им же самим. Две стороны одной монеты. Гаюс, в который раз ругающий за оставленной на кровати книгу. Тренирующийся Артур. Перешедшая на темную сторону Моргана. Коронация Артура. Гвен в белых одеждах, излучающая радость. Жадные поцелуи Артура на его шее в первую брачную ночь. Злость, ревность и вместе с тем – желание защитить.
Он резко сел на кровати, сжимая виски. Стоп. Ему немедленно нужен кофе, а еще – холодный душ, а также…

- Полог! – рявкнул вконец разъяренный Артур, и он рвано дернул рукой, толком не понимая, чего от него хотят.

Тонкая, не в пример тяжелому камелотскому пологу, ткань с резким свистом проехалась по карнизу и порвалась с неприятным звуком. Секундой позже упал и сам карниз.

- Мерлин, - обреченно простонал Артур, выбираясь из своего убежища.

И замер. Осторожно, словно остерегаясь, осмотрел комнату, будто видел ее впервые. Недоверие пополам с изумлением настолько отчетливо читались в его глазах, что Мерлин бы обязательно поддразнил его, если бы сам не был настолько ошарашен.

- Мерлин, - хрипло выдохнул Артур, останавливая на нем свой взгляд. И при виде потемневших, почти иссиня-черных зрачков Мерлин всхлипнул и потянулся к подавшемуся к нему Артуру.

Огонь, бурлящий внутри, успокоился, превращаясь в тягучую карамельно-теплую лаву, согревающую обоих. Казалось, можно вечность, не двигаясь, всматриваться в родное, до боли родное лицо. Дотрагиваться до обветренных губ, щекотно царапаться о легкую щетину в попытке провести носом по скуле, дышать в унисон одним воздухом, не задымленным нынешней жизнью.

- Ты как девчонка, - с невыносимой нежностью прошептал…повторил свою любимую дразнилку Артур, вытирая большими пальцами влагу с черных ресниц.

- Заткнись, ради всего святого, - пробурчал Мерлин, цепляясь за руки Артура, сжимая запястья изо всех сил. Боясь отпустить. Словно с разжатым захватом исчезнет и сам Артур.

- Я еще даже не начал, - улыбнулся Артур и, наклонившись, прижался губами к им же зацелованному рту.

Мерлин задыхался. Эмоции выплескивались из него, расплетались невидимыми клубками. Даже не открывая глаз, он знал, что сейчас в комнате происходит маленький катаклизм. Вещи плавали по спальне, впрочем, не сталкиваясь и не создавая разрушений. За окном, вместо досаждавшего им солнца, поднялась вьюга, и он знал, что уже через сорок минут снег ровными шапками укроет дома и автомобили, а сдержанная, обученная женщина будет вещать по телевизору о неожиданной смене погоды.
Он знал все. Будущее, прошлое, настоящее завязывались узлами в этой реальности, стирая все границы. Воспоминания калейдоскопом мелькали в мыслях, и с каждым поцелуем их становилось все больше. И, выгибаясь в знакомых, крепких объятиях, он проваливался в новое забытье – на этот раз их собственное.

Чуть позже, после того, как они общим волевым усилием выползли из разворошенной постели и сходили в душ, Мерлин виновато разглядывал сломанный электрический чайник. Стоящий под теплыми струями воды Артур попросил его вскипятить воду, и Мерлин щелчком пальцев исполнил приказ.
Как раньше.

- Кажется, мне стоит пересмотреть некоторые заклинания, - вздохнул он. – В Камелоте все получалось намного лучше, - пожаловался он, выкидывая бесполезный прибор в мусорку.

- Ты привыкнешь, - подбодрил Артур, обнимая его за плечи и утыкаясь носом в макушку. Найти друг друга было огромным испытанием. Не менее трудным теперь было расцепить руки, не дотрагиваться, не целоваться, не смотреть. – Достань с полки кастрюлю, - повелел Артур, сплетая их пальцы. – Так, хорошо. Набери в нее воды. Теперь согрей ее, чтобы мы могли выпить ко…

Вода буквально взорвалась в маленькой, слишком маленькой емкости, и если бы не волшебство Мерлина, замедлившего время, их ногам пришлось бы несладко. Осторожно вернув всю жидкость в кастрюлю, Мерлин смущенно развернулся и еще раз вздохнул.

- Это кошмар.

- Абсолютный, - подтвердил Артур и сам зажег плиту. В конце концов, можно было и подождать. Они же никуда не торопились. – Зато я теперь точно знаю, что отдыхать мы поедем на какой-нибудь всеми забытый остров. И ты сможешь практиковаться в магии, сколько душа пожелает.

Мерлин вздохнул третий – и последний – раз и, мягко сняв ладони Артура со своих бедер, направился к столешнице. Достал хлеб, масло и джем. Покосившись на внимательно наблюдающего за ним Артура, отрезал на два куска больше.

- Что ты помнишь из последнего? – спросил он, засовывая хлеб в тостер.

- Авалон, - без промедления откликнулся Артур. – Мы легли спать. Ты еще тогда засиделся со своими заклинаниями.

- Ага. Я тоже это хорошо помню. Как сейчас.

- Ты сказал, - задумчиво произнес Артур, разливая кофе по чашкам, - что нашел способ видеть будущее Мира там, на Авалоне.

- Да, это было довольно интересное заклинание. Сильная магия. Я немножко поколдовал, но решил, что попробую потом, - кивнул Мерлин, щедро намазывая вишневый джем на хрустящий поджаренный тост.

- Что? – опешив, застыл Артур. – Ты немножко поколдовал?

- Ну да. Мне же надо было проверить, будет ли действовать заклинание. Я миллион раз тебе говорил, что не могу объяснить, как это работает. Но я просто чувствую – получится у меня или нет. Тогда я понял, что все смогу. Поэтому лег спать и…

- И отправил нас сюда, - перебил его Артур.

- Что? – Мерлин недоуменно нахмурился. – Этого не может быть. Я совершенно точно этого не делал.

- Ты сам мне рассказывал о том, как сильна твоя магия на Авалоне. Поэтому, скорее всего, твоя попытка проверить была ничем иным, как прямым пинком, приславшим нас сюда.

Если Мерлин и хотел возразить, то не нашел контраргументов. Он нахохлился, вжал голову в плечи и уткнулся в свою чашку. Маленькая морщинка между бровями свидетельствовала, что в его голове происходили немыслимые вычисления, просчитывание возможностей и раскладка реальностей.
Судя по испуганному виду, Мерлин пришел к неутешительным выводам: Артур был прав.

- Мерлин, - Артур потрепал его по волосам. – Успокойся. Я не злюсь. Мы нашлись, все хорошо.

- Но мы могли и не встретиться! – воскликнул расстроившийся Мерлин. – Боги, каким идиотом я был…

- Мы бы встретились. Я с самого начала это знал, - спокойно заявил Артур. – С детства.

- Ты сейчас врешь.

- Нет. Разве ты сам не ощущал это? Потребность в ком-то, смутное желание, нужда… - Артур развел руками, и ненадолго в столовой воцарилась тишина. Каждый думал о чем-то своем, и если бы кто-нибудь зашел в помещение, то более идиллической картины он бы нигде не увидел. Теплое, пропитанной кофейным ароматом помещение, уютное молчание и соединенные вместе под столом голые ступни.

- Мерлин, что было бы, если бы мы не встретились? – внезапно спросил Артур, и Мерлин выронил нож. Нагнувшись, он на секунду зажмурился, пытаясь прогнать охватившую его панику. Ему даже представить было страшно, как это – не найти Артура. Позволить ему быть тут одному, в этом мире.

- Мы бы просто прожили эти жизни, - буркнул он, старательно пряча взгляд. – А потом вернулись бы на Авалон.

- Мерлин! – повысил голос Артур, и маг насупился. – Давай правду.

- Но это и есть правда! – упрямо стоял на своем Мерлин.

- Нет, - не согласился Артур и отодвинулся на стуле. Ножки прочертили глубокие борозды на кремового цвета ковре. – Все было бы по-другому. Мы бы умерли. Ты бы умер.

- Я предпочитаю эвфемизм «вернуться домой», - съязвил Мерлин и весь как-то осунулся. – Да. Я бы ушел. Мне и так оставалось от силы полгода.

- Кошмары, – понимающе кивнул Артур.

- Да. Я бы не выдержал.

- Мерлин, - позвал Артур и похлопал рукой по сиденью дивана рядом с собой. – Иди сюда.

Все стало проще, когда Мерлин с видимым облегчением уселся рядом с Артуром и уткнулся носом в его шею. Появилась ясность. Артур ерошил короткие волосы, гладил Мерлина по худой спине, думал об их новых жизнях, не связанных друг с другом. До этого момента.

- Огонь я могу понять, - пробормотал он, целуя Мерлина за ухом. – Твой детский страх… быть казненным. Но туман? Это откуда? Я такого не помню.

- Ты и не можешь помнить, - рвано выдохнул Мерлин. – Ты тогда умер, - выдавил из себя он, помолчав. В ответ Артур лишь крепче обнял его.

Они сидели так довольно долго. Минуты текли неспешно, да и ни к чему было смотреть на время, когда оно само ластилось, послушно сворачивалось под магией Мерлина, оставляя им все секунды – до последней. Можно было смеяться, вспоминая веселые случаи из жизни в Камелоте. Можно было поднимать в воздух предметы (не забывая иногда уворачиваться). Но невозможно было отвести взгляд, хоть на секунду потерять друг друга из виду, боясь не найтись потом вновь.
Вздрогнув от холодного прикосновения к пояснице, Мерлин недовольно нащупал ладонь Артура. Потянув ее на себя, он с удивлением уставился на широкое кольцо.

- Не рассчитывай забрать его обратно, - ухмыляясь, предупредил Артур.

- Не собираюсь, - эхом отозвался Мерлин, дотронувшись пальцем до светлого металла. – Знаешь, о чем я думаю? – поколебавшись, начал он.

- Знаю, - хмыкнул Артур. – Ланс и Энжел, а вернее, Ланселот и Гвиневера тоже все помнят.

- Он сказал мне: «Я не хочу ее потерять», - глухо пробормотал Мерлин, отворачиваясь, скрывая съедающее его смятение. – Значит, они вспомнили все раньше нас. И он боится, что она… что ты…

- Мерлин, - терпеливо вздохнул Артур. – Не будь как Джетро.

- В смысле? – опешил Мерлин.

- В прямом. Разумеется, они все вспомнили. Но с чего ты взял, - Артур подтянул сгорбившегося Мерлина поближе, - что мне нужно быть с ней? И пока ты еще не свихнулся, то смею напомнить: сейчас я вовсе не обязан жениться и делать наследников.

- Да, но…

- Никаких «но», - решительно отмел все возражения Артур и отмахнулся от назойливо жужжащей над ухом зубной щетки. – Даже не думай. И сделай что-нибудь с этой хренью!

Зубная щетка, выключившись, упала на пол. Мерлин, улыбаясь, смотрел то на Артура, то на свои ладони, то на разыгравшуюся бурю за окном.
Лондон, Британия, эта реальность казались настолько несуществующими, далекими, что он ущипнул себя. Чтобы удостовериться.

- Хочу колдовать, - признался он, устраиваясь между разведенных ног Артура.

- Хочу тебя, - невозмутимо ответил тот, запуская руки под полы теплого халата. – Я двадцать четыре гребанных года не прикасался к тебе. – Мерлин не успел ничего ответить – через мгновение он уже лежал припечатанный к дивану, и Артур с предвкушением развязывал длинный пояс. – Боги, Мерлин, каким же редкостным идиотом ты был все эти месяцы, - пробормотал он в ложбинку между ключицами, и Мерлин расхохотался.

- Разбитая Бентли – не такая уж высокая цена за встречу, ты так не считаешь?

- Я теперь нескончаемо рад, что в Камелоте ты не убил моих лошадей.

- Ты совсем не изменился, - рассеянно заметил Мерлин, запуская пальцы в светлые волосы. – Все такой же высокомерный, заносчивый, самовлюбленный…

- Мерлин.

- Уже заткнулся.

Артур одобрительно хмыкнул, и Мерлин закрыл глаза.

Завтра диктор объявит о том, что природные катаклизмы затронули не только Британию. Энтони подтвердит, что во Франции ветки деревьев покрылись почками. И недалеко от Парижа, в небольшом замке Пьерфон, тщательно вырисованном Джетро в тетради, ярким пламенем вспыхнет камин в огромном зале и прогорит несколько недель. Пока они туда не приедут.
Северную Европу накроют тропические ливни с грозами, затмевающими собой скучную правильность перпендикулярно-параллельных улиц.
И где-то на другом полушарии жители Кубы будут с удивлением взирать на падающие белые хлопья снега, который растает, не долетев до земли и темных кудрявых прядей.

- Мерлин проснулся, - улыбаясь, скажет Ланс.

И Мир вернется на привычную орбиту.



Прим.автора: Кенсингтон - один из наиболее престижных районов Лондона, в то время как Хэкни, относящийся к Ист-Энду, - один из наибеднейших.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 18.9.2010, 0:34
Сообщение #7


Новичок


Группа: Пользователи
Сообщений: 11
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026



"More than life" fanmix
(IMG:http://s47.radikal.ru/i115/1009/a2/abff347f1b73.jpg)
fanmix.rar

“every you every me” – placebo
[Jethro theme (1st meeting)]

sucker love, a box I choose.
no other box I choose to use.
another love I would abuse,
no circumstances could excuse.
in the shape of things to come.
too much poison come undone.
cuz there's nothing else to do,
every me and every you.
every me and every you,
every me...he


x

“disco heaven” – lady gaga/“give it to me” – nelly furtado, timbaland, Justin Timberlake
[Avalon Club]

a line up for the dance
yeah bring those fancy pants
y’know there’s disco in the air
and hairspray everywhere
a disco heaven
a disco heaven
disco heaven
disco heaven
oh the lights still on, we’re dancing
yeah the floor is shaking
in this disco heaven…


x

if you see us in the club, we’ll be acting real nice
if you see us on the floor, you’ll be watching all night
we ain’t here to hurt nobody
so give it to me, give it to me, give it to me
wanna see you work your body
so give it to me, give it to me, give it to me


“prelude 12/21” – AFI
[Nightmares]

this is what I brought you.
this you can keep.
this is what I brought.
iou may forget me.
I promise to depart
just promise one thing.
kiss my eyes and lay me to sleep.


x

“broken” – lifehouse
[Jethro confessions]

the broken locks were a warning
you got inside my head
I tried my best to be guarded
I'm an open book instead
I still see your reflection
inside of my eyes
that are looking for purpose
they're still looking for life

I'm falling apart, I'm barely breathing
with a broken heart that's still beating
in the pain there is healing
in your name I find meaning
so I'm holdin' on
I'm holdin' on, I'm holdin' on
I'm barely holdin' on to you


x

“winter: lux aeterna” – ost “requiem for a dream”
[Without Ben]

x

“undisclosed desires” – muse
[Jethro’s living in Bens house]

you trick your lovers that you're wicked and divine
you may be a sinner but your innocence is mine
please me, show me how it's done
tease me, you are the one
I want to reconcile the violence in your heart
I want to recognize your beauty's not just a mask
I want to exorcise the demons from your past
I want to satisfy the undisclosed desires in your heart


x

“I gotta feeling” – black eyes peas

[new year night]

I gotta feeling...
that tonight's gonna be a good night
that tonight's gonna be a good night
that tonight's gonna be a good good night


x

“something inside” – jonathan rhys meyers (ost “august rush”)

[Ben theme]

when the one thing you're looking for
is nowhere to be found
and you back stepping all of your moves
trying to figure it out
you wanna reach out
you wanna give in
your head's wrapped around what's around the next bend
you wish you could find something warm
'cause you're shivering cold
it's the first thing you see as you open your eyes
the last thing you say as your saying goodbye
something inside you is crying and driving you on

'cause if you hadn't found me
I would have found you
I would have found you


x

“more than life” – whitley
[reincarnation theme]

to touch something real
will help your wounds heal,
like the sun on your face,
the dreams of starry nights.
and we are homeward bound,
and I,
I want this more than life,
I want this more than life…


***

Оставить комментарий к работе - авторскому тексту и фанарту - на дайри - сообществе Merlin Big Bang


Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Севилль Стене
сообщение 18.9.2010, 15:22
Сообщение #8


Новичок


Группа: Пользователи
Сообщений: 12
Регистрация: 24.4.2009
Пользователь №: 29 664



ааааааааа автооор это до умопомрачения шикааааааарно!!!!
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 18.9.2010, 18:19
Сообщение #9


Новичок


Группа: Пользователи
Сообщений: 11
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026



Севилль Стене
спасибо вам большое =))
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Сеш
сообщение 19.9.2010, 15:15
Сообщение #10


Проходил мимо


Группа: Пользователи
Сообщений: 5
Регистрация: 8.9.2010
Пользователь №: 56 214



Кайф! Сначало думала, что очень запутанно с именами и героями, но всё оказалось просто замечательно))
Спасибо)
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Madam T.
сообщение 20.9.2010, 0:54
Сообщение #11


Новичок


Группа: Пользователи
Сообщений: 14
Регистрация: 10.9.2010
Пользователь №: 56 424



Оно прекрасно!
Целиком и полностью.
Каждая буква, каждый штрих - все!
Всей команде огромное человеческое спасибо!
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
la novocaina
сообщение 21.9.2010, 14:26
Сообщение #12


Новичок


Группа: Пользователи
Сообщений: 11
Регистрация: 6.9.2010
Пользователь №: 56 026



Сеш
очень рада, что в итоге получилось распутаться с именами героев и с самим героями!)
спасибо!

Madam T.
зая, ну тебя я вообще обожаю, ты же знаешь, как!
спасибо тебе за поддержку, за тапки, за наши общие писки-визги)
(IMG:style_emoticons/smile/53.gif)
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

Ответить в эту темуОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 26.9.2010, 3:43
Palantir